Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Последствие действия можно заживить лишь действием. Никакие словесные утверждения, никакие клятвы не имеют значения.

Знаки Агни Йоги, 52
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

О ЛИТЕРАТУРНОМ НАСЛЕДСТВЕ Н.К. РЕРИХА

Автор: Беликов Павел Фёдорович

Журнал:

* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ РЕРИХ. Наггар, Индия. 1930-е гг.

Фото 2

Фото 3

Н.К. Рерих. ЗАМОРСКИЕ ГОСТИ. 1901


Теги статьи:  Николай Рерих

Замечательный русский художник Николай Константинович Рерих прошёл долгий и сложный жизненный путь. Он родился в 1874 г. в Петербурге и окончил Петербургскую Академию художеств и юридический факультет Петербургского университета, прослушав в последнем также и курс лекций на историческом факультете.

Строгий научный подход и большой талант художника, схватывающего жизненные явления в едином обобщённом художественном образе, определили неповторимое своеобразие искусства Рериха. Начав с исторического жанра, который на заре XX века насчитывал немало имён прославленных русских художников, Рерих сумел внести в него нечто принципиально новое.

Таким новым, чисто рериховским, было осмысление истории как бесконечного процесса развития творческого духа народа. Поэтому, в отличие от многих современников, в том числе и от близких ему «мирискусников», ретроспективизм Рериха выражался не в уходе в прошлое, не в любовании им, а в извлечении из прошлого того прекрасного и героического, что, переходя из поколения в поколение, двигает жизнь вперёд.

В 1910-х годах Рерих был уже широко признанным художником, учёным и деятелем художественного просвещения. В печати часто появлялись его статьи по вопросам искусства, археологии, охраны культурных ценностей. Писал Рерих и стихи (белые), аллегорические сказки и повести, сценарии и пьесы (балет «Весна Священная», «Милосердие»).

В 1909 г. художнику было присвоено звание академика Петербургской Академии художеств. Он состоял членом Югославской Академии наук и искусств, членом Академии международного института науки и литературы в Болонье, вице-президентом общества Марка Твена (США), почётным протектором Исторического общества в Париже, почётным членом института имени Джагадис Босе в Калькутте, членом Бенгальского Королевского азиатского общества, почётным президентом и доктором литературы Международного буддийского института в Сан-Франциско, членом-корреспондентом многих других научных и художественных учреждений в Азии, Европе и Америке.

До 1916 г. Николай Константинович постоянно проживал в Петрограде, откуда из-за хронической лёгочной болезни по предписанию врачей переселился в лесистую Карелию. Государственная граница, пролёгшая после Октябрьской революции между Финляндией и Советским Союзом, отрезала Рериха от Родины. В 1919 г. он уезжает из Финляндии в Лондон, чтобы попасть оттуда в Индию. Намерение посетить эту страну созрело у Рериха ещё до Первой мировой войны, которая и помешала его осуществлению. Однако он не смог добиться у английских властей поддержки в проведении научно-исследовательской экспедиции в Индию — экспедиции, к которой готовился многие годы.

Воспользовавшись предложением посетить с выставками США, Рерих выезжает осенью 1920 г. в Америку. Выставки картин, лекторская, литературная и общественно-просветительская деятельность создали Рериху в США большую популярность. Он прожил там два с половиной года и после основательной подготовки, завершённой уже в Европе, в сентябре 1923 г. отбыл наконец с семьёй в Индию.

Первые научно-художественные экспедиции Рерих провёл в районах Сиккима и Бутана, но они были лишь своего рода «пробой сил». Научные интересы Рериха преследовали более обширные цели, связанные с изучением взаимопроникновения культур народов Азии и России. В 1925 г. художник предпринимает грандиозную экспедицию по странам Центральной Азии. Экспедиция Рериха дважды — с юга на север и с севера на юг — пересекла Центральную Азию, обогатила науку новыми открытиями и вписала славную страницу в историю русских исследований Азии. Получив разрешение пройти с экспедицией по территории Советского Союза, Рерих побывал на Алтае и в Бурятии, а в июне 1926 г. посетил Москву, где подробно изложил свои планы дальнейшей исследовательской работы на Востоке наркомам А.В. Луначарскому и Г.В. Чичерину. Оснащение экспедиции на обратный путь в Индию осуществлялось при содействии советских учреждений, в тесном контакте с которыми Николай Константинович и предполагал в дальнейшем продолжать свою деятельность. Здесь же, в Москве, он наметил для себя десятилетний срок пребывания в странах Востока и возвращение в Советский Союз после завершения обширной программы научных и художественных изысканий.

Преодолев труднейший путь через Тибетское нагорье и Трансгималаи, осложнённый провокационным вмешательством английских властей, не пожелавших допустить Рериха в свои колонии после посещения им Советского Союза, он весной 1928 г. сумел всё-таки пробиться в Индию, где и поселился в долине Кулу (Западные Гималаи). Оттуда было проведено ещё несколько экспедиций, крупнейшая из которых посетила в 1934 – 1935 гг. Внутреннюю Монголию и пограничные с пустыней Гоби северо-западные области Китая.

После этой экспедиции Рерих, побывавший в общей сложности более чем в двух десятках стран, начал собираться обратно в СССР. Отмечая это в дневниковых записях, он писал: «...для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений. Ни на миг мы не отклонялись от русских путей. Именно русские могут идти по нашим азийским тропам» («Листы дневника». Очерк «Четверть века»).

Вторая мировая война задержала Рериха в Индии, но в тяжёлые военные годы он показал себя верным сыном своей Родины. В печати часто появлялись патриотические статьи художника, суммы от продажи картин жертвовались им на нужды Советской Армии. В США друзья Рериха организовали Американо-русскую культурную ассоциацию, тесно сотрудничавшую с ВОКСом1. Рерих был избран её почётным председателем.

Сразу же после окончания Второй мировой войны Рерих стал готовиться к возвращению в Советский Союз. Однако его здоровье, пошатнувшееся уже в 1939 г., стало резко сдавать, и 13 декабря 1947 г. он ушёл из жизни.

Хотя Рерих и известен больше как художник, его разнообразную творческую деятельность правильнее рассматривать как многосложный научно-философский и эстетический поиск. В изучении национальной и мировой культуры складывались взгляды Рериха на тесную историческую связь народов России с народами Востока, что оказало решающее влияние на идеи и тематику его искусства, да и на весь пройденный им жизненный путь.

Рерих с ранних лет внимательно следил за исследовательской работой отечественных востоковедов и был со многими из них близко знаком. Его симпатии неизменно склонялись к тем новым для Запада научным концепциям, которые утверждали наличие высокой культуры народов Востока и шли вразрез с европоцентрическими теориями прогресса. Придавая огромное значение массовым народным миграциям в древности, Рерих серьезно занялся изучением проблем, связанных с «переселением народов». Не изолированно, а в общем процессе развития общечеловеческой культуры искал Николай Константинович ответ и на исторические условия становления русской национальной культуры. Он указывал на высокоорганизованную общественную жизнь древних славян. Западные влияния Рерих считал более поздними и воспринятыми не слепо, а преобразованными народом, уже имевшим свои традиции и веками сложенный уклад жизни. При этом Рерих не только ратовал за пересмотр некоторых взглядов на допетровскую Русь, но и энергично боролся за то, чтобы в настоящем была признана необходимость бережного отношения к самобытным ценностям национальной культуры.

Исторические и философские концепции Рериха достаточно чётко сформулированы уже в его ранних литературных произведениях, вошедших в сытинское издание 1914 г.: «Н.К. Рерих. Книга первая». Собранные в этой книге статьи, очерки, аллегорические сказки и стихотворения свидетельствуют об устойчивых, не лишённых воздействия восточной философской мысли, идеологических позициях художника.

Некоторое влияние Дж. Рёскина и Л.Н. Толстого, проскальзывающее в этих работах Рериха, лишено достаточных для развития предпосылок. Художник не противопоставляет, подобно Толстому, «естественное» нравственное начало народного сознания «умственно-философскому» сознанию образованных слоёв общества и не считает «опрощенчество» панацеей от бедствий, привнесённых урбанизацией жизни и научно-техническим прогрессом. Характерно, что и через много лет, в Индии, называя Ганди «совестью» страны, Рерих не становится приверженцем его «непротивленческих» идей.

Живопись и литературные труды Рериха тесно спаяны между собой единством стиля и мировосприятия, характернейшей чертой которых является многоплановый поиск связи частного с общим. Не затерять малое в большом и отразить беспредельное в малом — одна из важнейших творческих задач Рериха. Её успешному решению способствовали энциклопедический, склонный к синтезу ум Рериха и его непоколебимая вера в силу человеческого ра­зума. Считая интуицию непременным качеством подлинного художника, Рерих не подменял свои художественные замыслы колеблющимися интуитивными догадками или произвольным вымыслом. Появлению той или иной темы на полотне у него всегда предшествовала серьёзная исследовательская работа.

Вечная тема искусства — природа и человек — одна из основных тем Рериха. Трактуя её не без влияния взглядов, утверждающих тождественность человека и природы, художник, однако, чётко разделяет два разных понятия — единство и слияние. Человек един с природой, но у него нет никакой необходимости растворить в ней свою индивидуальность, погрузиться в небытие «нирваны». Природа для Рериха не «море забвения», а «неотпитая чаша» творческих возможностей. В этой проблеме, как и во многих аналогичных, Рерих ищет синтез в гармоничном согласовании, а не в поглощении частного общим. В очерке «Мозаика» он говорит: «Лучшие литературные произведения носят на себе признаки мозаики, и сила их в монументальном запечатлении и сведении воедино всех деталей. Обобщить и в то же время сохранить все огненные краски камня будет задачею мозаичиста. Но ведь и в жизни каждое обобщение состоит из сочетания отдельных ударов, красок, теней и светов. Иногда скажут: "Вы мыслите слишком мозаично", — а разве всё, чем мы живём, не мозаично? Каждый день состоит из бесчисленного ряда разнообразных фрагментов. Они будут на всех уровнях и физического и мысленного напряжения. И чем их будет больше, тем лучше».

Такое бескрайнее многообразие бытия и человеческой жизни, сложенной из фрагментов «незапамятного» прошлого и ещё не состоявшегося в своей целостности будущего, Рерих воплощал в своих всемирно известных картинах. Тщательная подготовка к их созданию, как и последующие усилия углубить и расширить тему, наиболее полно выражены в литературных трудах художника. Однако они имеют и самостоятельное значение. Рерих-писатель не был «пересказчиком» своих картин, так же как Рерих-художник иллюстратором своих литературных произведений.

Думается, что только в литературной форме Рерих мог детально и последовательно раскрыть сложный процесс становления своих идей единства культурных, философских, этических, исторических и художественных задач, решение которых в его живописи подчинялось той «несказуемой» формуле «прекрасного», расчленение которой грозит гибелью самому произведению искусства. Картины Рериха — это монолитные синтетические «мыслеобразы», обязательно «увиденные» через призму духа. Их можно принимать или не принимать только в нерушимой законченности, к которой нечего прибавить или убавить. Его литературные произведения позволяют нам более чётко проанализировать эстетику Рериха и судить о том, что именно из его наследия способно участвовать в решении наших сегодняшних задач.

До недавнего времени издание 1914 года («Н.К. Рерих. Книга первая») было основным собранием литературных произведений художника, по которым делались подчас весьма далеко идущие выводы о Рерихе — литераторе и мыслителе. Однако такой роли эта книга, собранная из произведений 1898 – 1913 гг., играть не может — Рерих оставил после себя очень обширное литературное наследство. За рубежом на русском языке увидели свет 9 его книг; 6 книг были подготовлены к изданию, но в силу различных обстоятельств остались в рукописях. Кроме того, на иностранных языках вышло 15 книг художника. Сложная политическая обстановка, с которой приходилось считаться Рериху, жившему в колониальной Индии, вынуждала его складывать в ящик письменного стола большую часть написанного. Так, из созданных в 1934 – 1947 гг. 973 очерков, сгруппированных самим автором в три серии «Листов дневника», было обнародовано им не более четверти. Между тем именно эти серии эссе содержат много интересного материала для археологов и востоковедов, для исследователей древних этических учений, для всех интересующихся историей русской культуры, русского искусства, литературы и художественного просвещения, рассматриваемых в их единстве.

Рерих одним из первых обратил внимание широкой общественности на художественную ценность древнерусской иконописи и поднял голос в защиту памятников старины. Рерих имел большие заслуги в деле народного художественного просвещения. Научные экспедиции Рериха могут быть приравнены к подвигам славнейших отечественных землепроходцев. Рерих стоял во главе крупнейшего объединения русских художников «Мир искусства» после его возрождения в 1910 г. По идее Рериха возникло движение за охрану культурного достояния народов при военных столкновениях, завершившееся принятием соответствующей международной конвенции, в первую очередь ратифицированной СССР и странами социализма. Рерих встречался, сотрудничал или переписывался с виднейшими художниками, писателями, композиторами, учёными, общественными деятелями своего времени. Среди них были: В. Стасов, А. Куинджи, М. Нестеров, М. Тенишева, И. Бродский, А. Бенуа, И. Грабарь, А. Щусев, С. Прокофьев, С. Дягилев, И. Стравинский, К. Станиславский, Ф. Шаляпин, Б. Тураев, В. Бехтерев, Л. Андреев, А. Блок, А. Ремизов, М. Горький, А. Луначарский, Г. Чичерин, Г. Плеханов, П. Кропоткин, А. Игнатьев, Г. Уэллс, Свен Гедин, Д. Босе, Р. Милликен, А. Эйнштейн, Рокуэлл Кент, Рабиндранат Тагор, Джавахарлал Неру, С. Радхакришнан, Г. Малаласекера. Этот список можно продолжить на нескольких страницах, но важна, конечно, не его протяжённость, а то, что в своих очерках Николай Константинович приводит много связанных с этими лицами эпизодов, высказывает ряд глубоких суждений об искусстве, о методологических основах понимания искусства и литературы, отношения к ним в каждодневной человеческой жизни.

Всё это вместе взятое и определяет значение литературных трудов Рериха, которые были сравнительно мало известны нашим историкам культуры. Это положение изменилось к лучшему после возвращения в СССР в 1957 г. старшего сына художника, Ю.Н. Рериха. Он подготовил первую у нас публикацию неизданных «Листов дневника». Двадцать шесть очерков этой серии появилось в журнале «Октябрь» (1958, № 10). Из них советский читатель узнал много нового о жизни художника, об его сотрудничестве с некоторыми знаменитыми современниками, о прогрессивных гуманистических взглядах Рериха. После этой публикации очерки из серий «Листы дневника» появлялись в журналах «Наш современник» (1967, № 7), «Аврора» (1970, № 5), в альманахе «Прометей» (1971, т. 8) и некоторых других периодических изданиях.

За исключением книг «Алтай – Гималаи» (издана на английском языке) и «Сердце Азии», где изложены путевые впечатления и результаты «азиатских» экспедиций Рериха 1924 – 1928 гг., в своих литературных трудах он прибегал к форме очерка и пользовался русским языком. Белые стихи Рериха, вначале близкие манере А. Ремизова, а с конца 1910-х гг. — Рабиндраната Тагора, собраны в сборнике «Цветы Мории», изданном в 1921 г. в Берлине. В авторизованные переводы с русского на другие языки Рерих, считаясь с назначением издания, зачастую вносил изменения, что указывает на особую важность обнародования русских оригинальных текстов.

Очерки «Листов дневника» не являются систематическими дневниковыми записями в их обычном понимании.

Рерих вёл громадную переписку. Затрагиваемые в ней вопросы также часто становились темами его очерков. Подчас ответы своим корреспондентам он вносил в эти очерки почти без изменений. Так, в подборках «Листов дневника» значится 46 писем к американским корреспондентам под одним названием «Америка», 20 писем последних лет к И. Грабарю, 5 писем к В.Ф. Булгакову и т.д. Нередко, перерабатывая свой ответ в форму очерка, Рерих опускал имя корреспондента, и лишь эпистолярная манера изложения выдаёт его первоначальное назначение и происхождение.

Полный комплект «Листов дневника» художника и другие его рукописи находятся у его сына, Святослава Николаевича Рериха, в Индии. Часть их осталась после смерти Ю.Н. Рериха в распоряжении И.М. Богдановой (Москва). Имеются они и в других частных архивах, так как художник имел обыкновение посылать своим корреспондентам вместе с письмами и только что законченные «Листы дневников», уведомляя иногда при этом, что их обнародование до времени нежелательно.

Публикуется по изданию: Контекст-1973.

Литературно-теоретические исследования

1 ВОКС — советская общественная организация «Всесоюзное общество культурной связи с заграницей» (1925 – 1958). (Прим. ред.)

К КАРТИНЕ Н.К. РЕРИХА "ЗАМОРСКИЕ ГОСТИ"

Плывут полунощные гости. Светлой полосой тянется берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного, весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек спустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями — всполошило их мирную жизнь что-то малознакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдёт через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские — увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на строй бое­вой, на их заморский обычай. Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким стройным носом-драконом...

Н.К. Рерих

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Н.К. Рерих


Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список