Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Знание, знание, знание! Если бы люди больше задумывались над тем, что знание есть спасение, то не было бы и доли того страдания.

Беспредельность, 828
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ. Ответы Н.Д. Спириной на вопросы присутствующих на «круглых» и «квадратных» столах СибРО

Автор: Спирина Наталия Дмитриевна



Теги статьи:  ответы Н.Д. Спириной

Н.Д. Спирина

ТАК БУДЕТ

Мы прячемся от ветра и дождя,
Но от людей мы ничего не прячем,
Не замыкаемся. Как может быть иначе,
Когда везде свои, кругом друзья?!

И сердце наше больше не в броне —
Его не ранят и не потревожат.
Как жить легко, как это не похоже
На то, что было в мрачной старине.

И радость нашу друг не омрачит,
И в горе нас утешит и согреет,
И ношу непомерную разделит,
И завистью удачу не затмит.

Так будет в мире
               в светлый век Общины,
Когда не врозь мы будем,
                       но едины!

Наталия Дмитриевна, скажите, пожалуйста, что самое главное в сотрудничестве?

Тут должна быть сплошная Живая Этика. Сотрудничество — само уже слово подсказывает — это общий труд. И когда для людей их общий труд — это самое главное, тогда какие-то личностные недостатки сотрудников или мелкие несогласованности не имеют значения. Мы все очень разные индивидуальности, и, конечно, у нас могут быть в чём-то несозвучия, но в самом главном мы абсолютно созвучны — это в цели. «Объединяет только цель, не верь другому единенью». И тогда мы можем преодолеть всякие разногласия. И преодолеваем их, потому что мы занимаемся делом, которое нам поручено и за которое мы ответственны.

И конечно, терпимость и терпение. Елена Ивановна по этому поводу писала, что «надо распинать себя, себя и только себя». Если мы себя начнём распинать и видеть свои недостатки, мы легче перенесём сучок в глазу брата нашего, как в Евангелии сказано: «И что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, когда в твоём глазу бревно». Тогда, смотря на это бревно, мы сможем относиться терпимо, с пониманием и помогать сотрудникам. А у тех, кто проявляет нетерпимость, большую требовательность к другим,  — у них, конечно, сотрудничества не получается. Сотрудничество — это ступень к общине. Мы замахиваемся на общину, но сначала надо подготовить сотрудников, только потом можно думать об общинниках. Потому что в общине уже действительно всё общее. Вот так мы стараемся преодолевать возникающие везде и всюду сложности и другим помочь в случае чего.

Главное — терпение и любовь. Надо любить сотрудников, какие бы они ни были. И когда их любишь, всё можно преодолеть, когда это свои, родные люди. Ведь сказано, что надо уметь заменить родство кровное родством духовным (см.: Агни Йога, 171). Если мы умеем своих кровных любить, которые часто нам очень досаждают, то как же нам надо научиться любить, заменив родство кровное родством духовным, ведь люди духовные гораздо ближе нам. Если кровное родство может быть на одно воплощение — кармическое, то духовное родство продлевается и далее — и на Тонкие Миры, и на следующее воплощение. То есть общий труд объединяет уже вневременно, и помимо воплощений, и сверх воплощений.

Как построить общину?

Начать надо с подножия. Для этого сначала надо подготовить сотрудников. А следующая стадия — это общинники. Если мы не умеем сотрудничать, мы никогда общинниками не сможем быть. То есть всё начинается с взаимоотношений, как показано в книге Р.Я. Рудзитиса «Искусство творить взаимоотношения». Если мы сумели это сделать, значит, мы уже сотрудники. А сотрудники потом уже в общинников превращаются. Но первая стадия — это сотрудничество.

Может ли непонимание происходить от неразвитости людей, от недостаточно глубокого осознания?

Конечно. Давно ли мы стали этим заниматься? Ещё не выработали навыков. Вот говорится, что сотрудничество, основанное на личных чувствах, непрочно. Можно лично сотрудника любить, обожать, восхищаться им, но это не будет прочно. Сотрудничество прочно только на деле. И тогда уже неважно, нравится ли тебе лично этот человек или что-то в нём тебе может быть неприятно. На это внимание совершенно не обращается. Только во имя дела и можно объединиться, но не на личных чувствах. Хорошо, когда кто-то вам очень приятен, но это не значит, что ваше единение крепко. Это лично ваше единение, но не для дела, ему оно может и не послужить. Сначала надо понять, в чём будет польза делу. И когда мы очень точно осознаем, что это для дела, о котором мы так много говорим, тогда будет легче и объединяться, и работать.

А если не все это понимают, но работать надо?

Значит, не созрели, это не сразу происходит. Надо им это разъяснять и делать особый упор на ту часть актива, которая это понимает. И постепенно тех, кто понимает и во имя дела объединяется, станет больше. А другим надо объяснять, их нельзя скидывать со счетов только потому, что они «на эмоциях».

В сотрудничестве всё построено на сердце и любви...

И знании Учения. Если его не знать, объединиться просто невозможно. В Учении настолько чёткие формулы даны по поводу и единения, и сотрудничества, и жертвы, и власти, что тут ошибиться очень трудно, если кто-то действительно искренне хочет следовать Учению, а не вылавливает оттуда какие­то места, выгодные ему. Это можно иногда сделать, сейчас церковники вылавливают какие-то отдельные фразы и на этом основании обвиняют нас во всяких прегрешениях.

Если при обсуждении какого-либо мероприятия у сотрудников разные мнения, как быть?

Если возникают разногласия, надо обратиться к Живой Этике, посмотреть, что она говорит, и на этой основе действовать, потому что не может быть в Живой Этике каких-то двух разных мнений. Есть разные понимания, или неприятия, или мы этого не читали, можем просто и не знать, — мы хотим применять, но многого ещё и не знаем. Для этого очень полезно делать выборки на разные темы. И помимо этого надо очень пристально изучать. Возникает проблема. Что об этом говорит Учение? И когда вспоминаешь, тогда можно поставить точку: вот именно так, а не иначе. Если кто-то не согласен, значит, он с Учением не согласен.

У меня горячее желание собрать всё, что сказано в Учении о том, как строить общину.

Это нужно, тогда многие вопросы просто отпадут. Если вы это сделаете — это и будет устав. Зачем свой устав придумывать, когда он дан в Учении.

Когда мы говорим правильные слова, а сами ведём себя не так, можем не поздороваться с человеком, пройти мимо, о чём это говорит?

Люди прислушиваются к тону голоса, ведь можно то же самое сказать совершенно другим тоном, и эффект будет другой. И об Учении судят, глядя на нас. Это очень большую ответственность накладывает. На нас смотрят и хотят учиться, поэтому ответственность очень велика.

Иногда люди именно на таких вещах спотыкаются, которые совершенно чётко объясняются в Учении.

Просто потому, что они его ещё мало читали и не знают. Мы ещё учимся сотрудничеству, это совсем непросто. Нас этому не учили, а учили совсем другому, поэтому сейчас мы проходим школу сотрудничества, и тогда можно будет очень большие дела совершать при полной гармонии. А диссонанс может только раздроблять и раздражать. И конечно, начинать надо только с себя. Если мы требуем качеств сотрудника от других — ничего из этого не получится. Можно только с себя их требовать, и тогда будет и нам самим великая польза, и делу. И тогда очень многие разногласия будут сняты. Как говорит Елена Ивановна, «распинать надо себя, себя и только себя!». К кому относиться наиболее сурово? Только к самому себе. А в других видеть хорошее. Нужна установка на то, чтобы в других увидеть лучшее. Мы же все очень пёстрые, мы не ангелы, и в нас есть и то и другое. С одной стороны, можно увеличивать всё хорошее, а с другой — всё плохое. Это тоже главная установка: если, видя недостатки сотрудника, думать о его положительных качествах, его положительной стороне, о том, как он много делает, как он полезен, тогда к нему как-то невольно расположение появляется. Это даже не искусственно вызвано, а просто начинаешь его ценить и любить. Мы всегда видим недостатки, но когда мы на них концентрируемся, тогда и получаются разногласия, критика, нетерпимость — «я с ним не могу, он не такой» и т.д. Точка зрения очень много значит. Об этом так чётко сказано в Учении. И когда возникают проблемы с сотрудником, надо начинать думать: «Он так много хорошего делает, у него такие способности, он на такую перспективу работает» и т.д. И тогда легче с ним и примириться, и простить ему какие-то его особенности, в надежде, что он сам обратит на это внимание. Это не значит, что не надо указывать. «Осмотри кольчугу брата», «укажи на скорпиона», «предупреди о ехидне» — это тоже надо, если брат воспринимает предупреждение не как оскорбление, а как дружескую помощь. Но смотря как он отнесётся. Не всегда можно сказать.

Где граница между такими понятиями, как осуждение и несогласие? Что делать, если ты не согласен с мнением сотрудника? Такое сотрудничество очень сложно.

Тут надо очень точно помнить и знать, что говорит о той или иной ситуации Учение. Тогда можно базироваться на этом и быть уверенными, что вы поступаете правильно. Не может быть, чтобы все шли по Учению и в то же время разъединялись. Правда, в Учении говорится, что нужно подбирать сотрудников по аурам, но мы аур пока не видим, и их ещё не снимают. Иногда препятствием может быть просто несогласование аур, их цвета, которых мы пока не видим, значит, в данном случае мы на это опираться не можем. Значит, может быть, что-то не так в трактовке Учения, в понимании некоторых положений Учения.

Нам указано не осуждение, а обсуждение. Обсуждение именно с точки зрения положений, данных в книгах Живой Этики, почему их и надо изучать и изучать. Тогда легче на них ссылаться и ориентироваться.

А если расхождение на Учении и искажение Основ?

А вот это очень серьёзно. Если Основы искажаются, не принимаются, то какое же может быть снисхождение? Во имя чего мы объединяемся? Во имя Основ. А если их в угоду себе искажают, то как же можно снисходить к этому? И тогда не осуждение, а обсуждение и вынесение определённого мнения о том, что это идёт вразрез с Учением. Для этого надо знать и помнить, что и как в Учении говорится. И чтобы снисхождение не перешло в попустительство. Надо чётко, объективно, без всяких личных чувств сказать: «А вот Учение не согласуется с вашей линией потому-то и потому-то», аргументировать. И тогда не будет ничего личностного. Осуждение — это личностное, когда один человек осуждает другого, а обсуждение — это поиски истины, поиски и находки, чтобы утвердить истину. Только поиски объективные, во имя Учения, во имя защиты его чистоты. А если что-то искажается — это его личное дело, но проповедовать это в Обществе недопустимо.

В Письмах Елены Ивановны Рерих говорится, что если мы в жизни не претворяем Учение, а делаем противоположное, то это направлено против сотрудничества и приводит к предательству.

Если противоположное — значит, против Учения, значит, это предательство Учения. Помните, в Учении говорится, что надо делить людей на понимающих и соглашающихся. Понимающих мало, но они претворяют то, что они понимают. А соглашающихся много, но результатов от этих соглашающихся очень мало, очень мало полезного. То есть можно соглашаться, но не принимать. А тут идёт даже искажение, это уже другое, и тут надо быть очень осмотрительными; невзирая на лица, не допускать этого, отстаивая чистоту Учения. Принципиальность полная.

Если есть принципиальное расхождение с основами Живой Этики, то, может быть, лучше отделиться тем, кто придерживается основ Учения, и проводить свою линию?

Не надо бояться оставаться в меньшинстве, но зато твёрдо придерживаться Учения. «...Не многие, но твёрдые стволы образуют будущий лес, но мелкий кустарник поедает друг друга и является зарождением вредных существ» (Агни Йога, 231). И пусть людей будет немного, но они будут стоять крепко на Основах, без всяких личных чувств, объединяться только ради дела, совершенно не думая, нравится тебе кто-то или не нравится. Ради дела можно сотрудничать, если сотрудник идёт тоже по Основам. А с теми, кто по-разному трактует, нам не по пути. У нас тоже люди отсеялись и как-то сами по себе свою линию ведут. Мы с ними не ссорились, но разошлись и продолжаем своё дело. Помните, у Христа было всего двенадцать учеников и один из них был Иуда, а христианство завоевало полмира, если не больше. Так что ничего в этом страшного нет. Главное — чтобы всё это было чисто, точно, правильно, без искажений, тогда и Помощь приходит. И на этом только и можно объединиться. Когда кто-то самовозвеличивается, старается унизить других, чтобы самому подняться, — это не ведёт к объединению.

У Будды, у ранних христиан были крепкие общины?

Да, вначале, особенно при жизни Учителя. Его авторитет, его необыкновенное духовное влияние скрепляли людей. А потом они начинали снижать свой духовный уровень и распадаться.

Надо сначала научиться хотя бы сотрудничать. Сотрудничество — это этап к общине, который миновать никаким образом нельзя, потому что община — это высшая форма сотрудничества. Если мы хотим взойти на вершину, мы же не прыгаем на неё сразу. Мы начинаем с подножия и постепенно-постепенно восходим. Точно так же и здесь: начинаем с маленького сотрудничества, содружества, совместной работы, и если получается — это развивается, идёт дальше. Если же не получается — значит, ни о какой общине ещё и речи быть не может.

И нельзя сдаваться. Всё равно будем подниматься. Вот мы и нарабатываем это сейчас с трудом, со всякими, может быть, и ошибками, и неприятностями, но всё-таки мы к этому идём. Важно ведь направление, куда идти.

Учение Живой Этики даёт нам неограниченные возможности для того, чтобы стать для начала хотя бы сотрудниками, если будем в той или иной мере применять Учение. В какой мере применяем, в той мере мы и преуспеваем как сотрудники. Если мы не применяем, ничего из этого не получится. А там столько указаний даётся! В Евангелии тоже об этом говорится, но очень лаконично. В Учении же это развивается по­дробно, тщательно рассматривается каждое свойство, каждое качество, так что пожаловаться на отсутствие инструкции в этом отношении мы никак не можем, лишь бы только этим заниматься.

В книге «Напутствие Вождю» (127) есть такие слова: «Человек нуждается в равновесии ума и сердца. Сотрудничество есть подтверждение равновесия». Последняя фраза вытекает из первой или имеет более глубокий смысл?

Я думаю, что вытекает, потому что без равновесия ума и сердца не может быть сотрудничества полноценного. Если только ум перевешивает, то сотрудничество будет частичным, если только сердце, без приложения ума аналитического, разума, размышления, — то это может быть слишком эмоциональным и не привести к полноценным результатам.

 

Публикуется по: Н.Д. Спирина. Полное собрание
трудов. Т. 5 – 7 (Новосибирск, 2014 – 2016)


Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Собеседования. Ответы Н.Д.Спириной на вопросы