Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Знание будет плодоносно там, где оно может быть воспринято.

Надземное, 245
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«Нужно спешить с печатанием писем»

Автор: Цыганкова Ю.В.


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

«Письма Елены Рерих», принадлежавшие Б.Н. Абрамову

Фото 2

Сотрудники Латви йского общества Рериха. Рига, 1936 Сидят: О. Крауклис, Ф. Буцен, А. Клизовский, Е. Драудзинь, Л. Слетова. Стоят: Р. Рудзитис, М. Лицис, К. Валковский, Зальцман, К. Вайчулёнис, О. Мисинь, Е. Фрицберг, Э. Рудзите

Фото 3

Рабочий кабинет Е.И. Рерих. Калимпонг, Индия. 1955

Фото 4

Е.И. Рерих. Дарджилинг, Индия. 6 марта 1924 г.


Теги статьи:  Елена Рерих, книги

В издательском центре Сибирского Рериховского Общества «Россазия» к 140-летию со дня рождения Е.И. Рерих был запланирован выпуск нескольких книг. Первой вышла книга «Основы Буддизма».

Данную статью мы посвятили следующему изданию — «Письмам Елены Рерих» в двух томах, которые в 1940 году были подготовлены к печати самой Еленой Ивановной и изданы Латвийским обществом Рериха. В 1990-е годы они часто переиздавались, сейчас же издательства их не выпускают. Международным Центром Рерихов издано практически полное эпистолярное наследие Елены Ивановны Рерих в 9 томах, и каждый желающий может с ним познакомиться. Но двухтомник Писем, собранных ею, что уже само по себе является большой ценностью, — совершенно особенный, ведь он представляет собой квинтэссенцию мудрости и глубочайших знаний, и для людей, только приступающих к изучению Живой Этики, просто незаменим — мы убедились в этом, работая с посетителями в Музеях Н.К. Рериха в Новосибирске и на Алтае.

Благодаря тому, что в фондах новосибирского Музея Н.К. Рериха хранится двухтомник Писем, изданный в Риге в 1940 году, наше издательство имело возможность работать с оригиналом. Эти книги принадлежали Б.Н. Абрамову и были переданы в музей Б.А. Даниловым 4 мая 2004 года. Тогда Борис Андреевич рассказал собравшимся в Каминном зале сотрудникам СибРО, что этих книг касались руки не только Бориса Николаевича, но и их автора — Елены Ивановны Рерих, потому что она готовила для него посылки с книгами, а в одном из томов была записка, где её рукой написано — «для Б.Н.».

К юбилею Е.И. Рерих, который мы отмечаем сегодня, наше издательство выпустило первый том Писем, на очереди — второй.

Н.Д. Спирина в 1990 году на торжественном собрании, посвящённом 111-й годовщине со дня рождения Е.И. Рерих, прочитала доклад «Письма Елены Рерих». Приведём из него цитату: «Стремящимся идти по пути Света к жизни вечной приходит в помощь Учение Живой Этики, данное через Елену Ивановну Рерих, и её Письма. Последние являются бесценным пособием к пониманию книг Учения. Они более доступны для тех, кто только начинает знакомиться с положениями Учения, так как в них находятся многочисленные ответы на вопросы, возникающие у читающих впервые Живую Этику, и написаны они по уровню нашего сознания. После ознакомления с Письмами легче приступить к изучению основного материала. Но и для знакомых со всей серией книг Письма являются кладезем бесценной информации. (...)

Необыкновенно трогательное впечатление производят забота и любовь Елены Ивановны к своим корреспондентам, проявленные в её Письмах. Она беспокоится об их здоровье, даёт медицинские и житейские советы, справляется об их делах, о членах их семей. И наряду с этим даёт на вопросы по Агни Йоге широкие обобщающие ответы. По её Письмам видно, что она вмещает буквально всю жизнь во всём её объёме — от земных проявлений до надземных высот»1.

Когда и как шла работа над первым изданием Писем Е.И. Рерих? Впервые о планах подготовить письма к публикации Елена Ивановна упоминает в феврале 1935 года: «...нет у меня ни малейшего желания выявлять своего имени публично, хотя по Указанию Владыки и должна начать собирать некоторые из моих писем для издания их отдельной книгой. Сам Владыка даст к ней Предисловие»2.

Но работа по отбору материала для книги началась только в 1937 году. Елена Ивановна пишет: «Сейчас мне Указано собирать первый том моих писем. Не думаю, чтобы в этот том вошли письма в Америку. Вероятно, ограничусь ответами корреспондентам, ставившим мне вопросы по Учению. Ведь бывали такие, которые в одном письме умудрялись поставить 34 вопроса. Но я люблю отвечать на вопросы, ибо это помогает и мне кристаллизовать свою мысль»3.

Как мы видим из письма, Елена Ивановна не планировала давать что-то из писем в Америку, но в дальнейшем эти планы изменились, и в 1938 году она пишет Рихарду Яковлевичу Рудзитису: «На днях начну высылать согласно Указанию и том моих писем... Можно будет прочесть их членам Общества, особенно письма первых годов. Письма эти представляют собою сплошной вопль о единении. Прочтя их, Вам станет ясно, что предательство в Америке слагалось уже давно. Великий Владыка Указывает читать их, ибо нужно неустанно твердить об основе всего существования — единении»4.

Об этом краеугольном качестве очень много говорится в Учении Живой Этики. Приведём слова Учителя из книги «Надземное»: «Урусвати знает, насколько Мы настаиваем на единении. Люди думают, что это наставление имеет лишь нравственное значение, но они не понимают, что единение есть умножение энергии. Можно представить, насколько Нам легче помогать, когда имеется дружное единение, ведь происходит сбережение энергии. Она направляется в одно место, и такая концентрация даёт яркое усиление энергии»5.

На протяжении всего 1937 года Елена Ивановна занимается подбором писем. Работа эта была сопряжена с разными трудностями, о которых она пишет своим корреспондентам: «Думала иметь малую передышку после окончания двух томов "Тайной Доктрины", но не тут-то было. Указано собрать книгу моих писем, и вот этот труд оказался для меня самым трудным. Ибо всё это уже в прошлом, во-вторых, многое нужно исключать, и часто письмо остаётся обесцвеченным»6. «...Собирание тома моих писем задержалось, ибо их такая уйма, что я совсем потонула в них и не знаю, которым отдать преимущество. Материала на несколько томов. Также на три недели с первого ноября я вышла из строя, две недели пролежала в постели. Напряжённая атмосфера и тяжкие пространственные токи отразились на здоровье. Но сейчас мне много лучше»7.

И только в конце 1938 года начинается интенсивная переписка по подготовке издания к печати. Елена Ивановна очень беспокоится, как бы не перегрузить латвийских друзей. «Радуемся, что первая часть Монографии близится к концу, — пишет она Фёдору Антоновичу Буцену. — Просили Гаральда Феликсовича отложить мысли о второй части, пока не будет распродана первая. Выслала мои письма в трёх пакетах, но также прошу печатать их, только если денежные обстоятельства позволят это. Больше всего опасаемся перегрузить возможности и средства членов Общества»8. Следует сказать, что с 1937 по 1938 год Латвийским обществом Рериха было издано несколько книг Учения Живой Этики на русском и латышском языках, книга «Напутствие Вождю», два тома переведённой Еленой Ивановной на русский язык «Тайной Доктрины» Е.П. Блаватской, каталог Музея Рериха в Риге на латышском языке, несколько изданий сотрудников Общества, готовилась монография о Н.К. Рерихе в трёх частях на русском и английском языках (первая часть вышла в 1939 г.) — и все эти издания осуществлялись на средства членов Общества.

В ноябре 1938 года Рихард Яковлевич пишет Н.К. Рериху: «Получил в сохранности первую посылку писем Е.И. — эту величайшую радость для нас всех. Избранные письма будем читать по нашим четвергам, когда у нас общая группа членов. Когда прибудут все три тома, тогда пошлём Вам наши соображения о печатании. Войдут ли все три посылки в одну книгу и не придётся ли издать в двух томах? Оставить ли как заглавие просто Письма или подыскать специальное название... Средства на издание писем имеются (обещали Вайчулёнис и Мисинь), если Вы согласны, мы начнём печатать уже в конце декабря»9. Рихард Яковлевич, работая над книгой, постоянно советовался с Еленой Ивановной: стоит ли оставлять повторы, встречающиеся в письмах, нужна ли чёткая хронология или оставить как в манускрипте, сколько страниц сделать в каждом томе и каким письмом завершить и т.д. Елена Ивановна полностью ему доверяла.

«Что же касается до сборника писем, то, конечно, предоставляю Рихарду Яковлевичу сделать все пропуски, замены и исправления, какие только он найдёт нужным. (...) Если хотите заменить какое-то письмо, то посылаю Вам копию письма, которое может пригодиться по сведениям, в нём заключающимся. Но и в нём встречается повторение, например о Космическом Магните, потому, если найдёте нужным, исключите эти строки. (...) Что же касается до заглавия, то можно оставить просто "Письма Е.Р." Конечно, я не хотела бы, чтобы сборник сдан был в продажу в 39-м году. И лучше, если на обоих томах будет стоять один год. Сказано, если первый том выйдет раньше, то он может быть выдан членам Общества, но в продажу книга не должна поступить раньше 40-го. Относительно обложки предоставляю Вам решить, как дешевле. Синий цвет мне так же близок, как и пурпуровый. Ещё раз прошу Вас передать мою сердечную признательность всем друзьям, участвующим в издании сборника»10.

«Не могу выразить, как я горюю, что мне пришлось обременить Вас ещё корректурой и редактированием моих писем, — писала Елена Ивановна Рихарду Яковлевичу. — Но беда в том, что всегда и всюду истинных и умелых работников так мало, и я не знаю никого, кому я могла бы доверить эту работу»11.

Сигнальный экземпляр первого тома Писем был послан в Индию ко дню рождения Е.И. Рерих — 12 февраля 1939 года, когда Елена Ивановна отмечала своё 60-летие. В ответ она пишет: «Родные наши Рихард Яковлевич и Гаральд Феликсович, прошу Вас ещё раз передать милым сердцу друзьям мою самую горячую признательность за память и внимание. Глубоко тронута была превосходным изданием писем, и переплёт так красив»12.

Но время было очень неспокойное, в Европе зрела мировая война. Елена Ивановна пишет в Ригу в апреле 1939 года: «Вчера было Сказано: "Нужно спешить с печатанием писем". Я немного взволновалась этим, ибо не знаю, имеется ли возможность печатать сейчас второй том. Кроме того, мне так не хотелось Вас обременять спешными корректурами. Вероятно, в связи с ускорением событий много с чем приходится спешить. Местные газеты полны интереса к Швеции (так Елена Ивановна в письмах называла Россию из-за цензуры. — Ю. Ц.), и как раньше ею пренебрегали и унижали, так теперь начинают всячески ухаживать. Но Швеция не глупа и понимает, куда направлен главный удар»13.

В ответ Рихард Яковлевич торопится сообщить: «Очень, очень нас обрадовало Указание, что можно поспешить с печатанием Писем. Я уже писал Николаю Константиновичу, что и средства найдутся»14.

В августе 1939 года Елена Ивановна извещает рижан о получении нескольких экземпляров первого тома. Друзья сразу же начинают готовить второй том, но события в мире сгущаются, в сентябре начинается Вторая мировая война. Елена Ивановна пишет Гаральду Феликсовичу Лукину в декабре 1939 года: «Спешить нужно со всеми добрыми связями и делами, ибо очень уж много разрушения происходит по всему миру. (...) Надеюсь, что удастся получить хотя бы один экземпляр второго тома "Писем". Пока что мы получаем посылаемые нам книги из разных стран, но сами ничего печатного отсюда посылать не можем, так значится в полученных нами почтовых правилах. (...) Не верится, чтобы всякая культурная работа была безжалостно пресечена, чтобы обмен книгами не мог бы происходить. ...Невозможно прекратить всякое культурное общение между невоюющими странами! (...) Сколько всяких переустройств! Очень думаем о всех Вас и посылаем Вам, родные наши, самые бод­рые, самые устремлённые и строительные мысли»15.

5 марта 1940 года Елена Ивановна написала о получении одного экземпляра второго тома Писем, а 4 апреля благодарит за присылку ещё одного. Так Елена Ивановна смогла получить только два экземпляра второго тома. Судьба книг, изданных Латвийским обществом Рериха, сложилась трагично. В письме от 1 марта 1947 года Николай Константинович пишет: «Опять печаль о Риге, о всех добрых там начинаниях. Опять зверский вандализм! Опять дикари. (...) На складе было множество изданий. Кроме всей серии Этики были "Письма Е. Р.", была "Доктрина" Блаватской, было "Знамя Преподобного Сергия", была "Zelta Gramata", были монографии — русская и английская, был Всев. Иванов, были мои "Пути Благословения", "Врата в Будущее" и "Нерушимое", были книги Рудзитиса, книги Клизовского, Зильберсдорфа, сборник "Мысль", сборник имени Феликса Лукина, Ориген, многие книги из Америки, воспроизведения, все клише, книги о Знамени Мира — весь богатейший культурный материал! Какой зловещий вандальский костёр! Горюем, когда читаем о варварских уничтожениях книгохранилищ в далёких веках. Но ведь случившееся несчастье произошло теперь, на глазах "цивилизованного" мира на позор человечества»16.

Завершая рассказ об издании Писем в Риге, приведём слова Рихарда Яковлевича Рудзитиса из его очерка «Матерь Живой Этики», посвящённого Елене Ивановне Рерих: «Те, кто имел самое большое счастье, какое только может быть дано человеку, счастье прикасаться к замечательному Учению Огня, те, кто имел возможность следовать ему, — в этой жизни действительно являются теми, кого древние индусы называли двиджа — рождённые дважды.

Настоящее духовное рождение их началось с того момента, когда сердца воспламенились и преобразились, зажжённые от луча духа — Духовной Матери.

Матерь Агни Йоги, Тара, Урусвати — многие несравненные эпитеты посвящены тебе на страницах Живой Этики. Но для нас существует единственное, простое, сердечное звучание, которое сообщает так много дорогого для сердца человека:

— Елена Ивановна.

Воистину ты — "Улыбка солнца среди туч, что даёт сияние радуге".

Те, кому была дана возможность прикасаться к этому имени и личности, его носившей, и быть в продолжительном контакте с нею, те, кто имел счастье действовать с нею в тесном духовном сотрудничестве, кто получал бесценные советы и чувствовал всю нежность её материнского сердца, — с этим священным именем они связывают всё, что есть в мире Первозданно Прекрасного, Героически Возвышенного, Одухотворённого Мудростью и, кроме того, пронизанного обаянием высокой женственности.

Елена Ивановна — это имя звучит для нас как призыв к духовному подвигу жизни, как указ быть бдительным за качество и скорость совершенствования своей жизни, за горение и преданность своего сердца; за чистоту и бескорыстие каждого действия и мысли; за непрестанное улучшение всего нашего существа для нового в высшем понимании, когда всё личное постепенно исчезает в огнях Великого Служения. (...)

Воистину каждое мгновение её жизни, каждый удар сердца были посвящены человечеству. Такой режим жизни был возможен лишь высоко в горах, в чистой пране Гималаев, и благодаря мощи сердечной энергии. О колоссальной трудоспособности свидетельствует то, что все свои рукописи она перепечатывала на машинке, исправляла и только после этого отдавала секретарю-машинистке. Ни болезни, ни давление высоких токов не могли помешать её работе. Как много ей было суждено познать нападений тёмных и предательств. Но всегда и везде она сохраняла героизм, гармонию, дисциплину духа и оптимизм. И других постоянно устремляла к светлой мелодии подвижничества. Недаром о ней сказано, что она дарит радость. Это большая благодать и искусство — быть светочем для других, воспринимая тепло и свет которого, даже думая о нём, человек забывает своё горе, становится лучше... (...)

Она — Матерь небывалого, всеохватного, преобразующего всю жизнь Учения, благовещающего новую Эпоху Света в сознании человечества. Она наставница и духовная Мать для многих последователей Живой Этики и ищущих, ни одного вопроса которых она не оставила без ответа, каждому она дарила приветливое слово помощи, окружала сердечной нежностью и лучами дружбы. И в дальнейшем, истинно, она будет путеводной звездой и маяком для жаждущих сердец многих поколений.

Её научная эрудиция необъятна, удивительна. Ей были присущи огненная острота мысли и одухотворённость тончайших чувств. Воистину за ней стоял сам Источник Света. И письма свои она писала как вдохновенный Иерархией поэт, с мастерством высокого стиля. С каким чутким пониманием она подходила к своим корреспондентам, стараясь в каждом разбудить всё, что есть в нём положительного, делясь сердечной щедростью. Недаром о ней сказано: "Нужно помнить, насколько каждое указание Урусвати правильно и каждое чувство имеет основание. (...) Нет ошибок в определении людей". (...)

В уважении и бесконечной благодарности, в детской любви к матери мы преклоняемся перед твоей священной памятью.

Каждая строка Учения, рождённая с великой болью сердца и радостью за судьбу эволюции человечества, утверждённая огненным подвигом твоей жизни, будет для нас лучом путеводного факела в этом сумрачном рассвете Сатья Юги»17.

 



1 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 148.

2 Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М., 2001. С. 64 (9.02.1935).

3 Там же. Т. 5. М., 2003. С. 132 – 133 (май 1937 г.).

4 Там же. Т. 6. М., 2006. С. 252 (13.10.1938).

5 Надземное. 385.

6 Рерих Е.И. Письма. Т. 5. С. 189 (19.07.1937).

7 Там же. С. 335 (10.12.1937).

8 Там же. Т. 6. С. 284 (26.11.1938).

9 Письма с Гор. Переписка Елены и Николая Рерих с Рихардом Рудзитисом. Т. 2. Минск, 2000. С. 212 (18.11.1938).

10 Рерих Е.И. Письма. Т. 6. С. 300 – 301 (31.12.1938).

11 Там же. С. 340 (4.02.1939).

12 Там же. С. 340 (18.02.1939).

13 Там же. С. 366 (15.04.1939).

14 Письма с Гор. Т. 2. С. 359 (23.05.1939).

15 Рерих Е.И. Письма. Т. 6. С. 506 – 507 (12.12.1939).

16 Рерих Н.К. Письма в Америку. М., 1998. С. 686 (1.03.1947).

17 Рудзитис Р. Матерь Живой Этики // Восход. 2010. № 2. С. 2 – 5.

 

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Книжная полка

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список