Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Так найдем в себе мужество, терпение и великодушие и каждую минуту будем помнить о необходимости единения.

Рерих Е.И. Письмо от 08.10.1937
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«Пусть письма несут великую весть эволюции человечества»

Автор: Стройнова Юлия


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Е.И. Рерих. Наггар, Индия. 1930-е гг.

Фото 2

Б.Н. Абрамов. Харбин

Фото 3

В.Л. Дутко. Прага. 1947

Фото 4

К. Кэмпбелл, Д. Фосдик, З.Г. Фосдик

Фото 5


Теги статьи:  Елена Рерих

В статье «Нужно спешить с печатанием Писем»1 мы рассказывали о судьбе двухтомника «Писем Елены Рерих», изданного на русском языке в Риге в 1940 году. Практически весь тираж этой книги пропал во время Второй мировой войны.

Ещё ничего не зная о судьбе русского двухтомника, Елена Ивановна Рерих в июле 1941 года в письме к Зинаиде Григорьевне Фосдик пишет о том, что «письма могли бы быть постепенно переводимы, в них имеются нужные пояснения трудных мест в книгах Живой Этики»2. Напомним, что книги Учения Живой Этики издавались на английском языке с 1930-х годов.

Работа по переводу Писем растянулась почти на четверть века, прежде чем оба тома увидели свет в Америке и смогли дойти до своего читателя.

Подробности работы по переводу и изданию «Писем Елены Рерих» мы узнаём из переписки Елены Ивановны с разными корреспондентами, на основе которой и подготовлена данная публикация.

Итак, высказав пожелание о переводе Писем в 1941 году, в марте 1944 года Елена Ивановна сообщает в Америку, что попросила Валентину Леонидовну Дутко3 заняться переводом первого тома. Валентина Леонидовна приступила к переводу в 1943 году, но продолжить его не смогла и вновь вернулась к этой работе только через 9 лет, в 1952 году.

24 мая 1952 года Елена Ивановна пишет Валентине Дутко: «Очень, очень радовалась, что Ваша работа так продвинулась. (...) Ваша эта работа — большая помощь в общем деле. Перевод этих писем был очень нужен, и я сожалею, что не писала сильнее о нужде в этом переводе»4.

Из письма Зинаиде Григорьевне Фосдик: «В[ели­кий] Вл[адыка] торопил меня с переводом их (Писем. — Ю.С.), но я не могла насиловать мою милую сотрудницу, выразившую желание перевести их, у неё были свои трудности. Она начала переводить, когда мы жили ещё в Наггаре. Пожалуй, лет семь тому назад, а может быть, и больше»5.

Радуясь, что работа по первому тому возобновилась, Елена Ивановна в то же время ищет переводчика для второго тома и с разницей в один день, 25 мая 1952 года, посылает письмо Борису Николаевичу Абрамову: «...В. Вл. выразил предположение, что Вы сможете перевести второй том моих "Писем"... Перевод этих писем на англ. язык очень, очень нужен В. Вл., но трудно было найти переводчика»6.

Так с мая 1952 года началась работа по переводу обоих томов Писем.

Перевод Валентины Дутко был одобрен Великим Учителем, и Елена Ивановна не раз передавала Его Слова: «Мне Сказано передать Вам — "Ояви Валентине Моё лучшее одобрение её труда над нужными Мне письмами"»7. «Начала читать переведённые письма. Я в восторге от перевода! Понимаю, что Вл. так одобрял Ваш труд. И мне, родная, хочется высказать Вам всю мою признательность и благодарность за прекрасное выполнение такого самоотверженного труда»8.

Б.Н. Абрамов сразу после получения письма от Елены Ивановны приступает к выполнению Указания, в его ответном письме читаем: «Относительно 2 т. писем Матери всё будет сделано по мысли В. Вл., и уже делается со дня получения Вашего письма. Смущает меня только то, что вряд ли смогу сделать это так красиво, как хотелось бы, вследствие недостаточного навыка. А хотелось бы!»9 Из следующего письма Бориса Николаевича мы узнаём точную дату начала перевода — 7 июня. К концу ноября Борис Николаевич уже закончил перевод писем за 1937 год, что составляет бо'льшую часть второго тома, а именно из 500 страниц книги переведено 400: «Относительно писем Матери могу сказать, — пишет Борис Николаевич, — что закончил тридцать седьмой год, но очень огорчаюсь тем, что так медленно радую Вас. Но встаю в 5 ч. утра, целый день и дома вечером занят работой на пропитание... и Матери могу посвятить так мало минут, а хотелось бы всецело»10.

В ответ Елена Ивановна пишет: «...не торопитесь, родной, с переводом моих "Писем". Они понадобятся не раньше двух, трёх лет. Не утомляйте себя. Здоровье нужно хранить. Не следует переутомляться без нужды. Нужно сердцем чуять, насколько Борис, сын мой, будет мне нужен в моей работе. Так храните здоровье и ничего не опасайтесь»11.

Здесь мы сделаем небольшое отступление, чтобы понять, в каких условиях жили в Харбине русские эмигранты в 1950-е годы. Подробности об этом есть в письме Милы Страва к Елене Ивановне от 25 октября 1953 года: «...за последние 2 года стало очень трудно найти работу или службу. В больших учреждениях происходят сокращения русских, которых заменяют китайцами. Частные фирмы и магазины стали закрываться. Для советских местных граждан остался один выход, имея при этом среднее образование, устроиться преподавателем русского языка для китайцев (Б.Н. Абрамов работал в Политехническом институте. — Ю.С.). Но и здесь китайская администрация чинит всякие препятствия для учителей и взваливает на них большие нагрузки, помимо учебной программы, — политическую и общественную работу. Наравне с этим китайская администрация готовит аспирантуру, исключительно из китайцев, дабы сразу же, как только аспирант сможет усвоить язык, сразу заменить им русского учителя. Жалованье русским учителям платят маленькое, еле хватает на жизнь»12.

Далее Мила пишет о том, что начавшееся установление коммунистического строя в Китае породило резко отрицательное отношение местного населения ко всем русским: «Местные китайцы возненавидели всех русских, без исключения, обвиняя их в обрушившемся на них несчастье. При каждом удобном случае китайцы стараются сорвать свою злобу на местных русских, не смея показать свою ненависть "союзным". В свою очередь, "союзные" также не признают местных русских... высказывая им явное пренебрежение и презрение, как к людям, покинувшим свою родину в трудные для неё годы. Таким образом местные русские оказались как бы между двумя враждующими лагерями. Ниоткуда не могут ждать помощи»13.

Мы не можем указать точную дату, когда Елена Ивановна получила это письмо Милы, но уже 17 ноября 1953 года она пишет Борису Николаевичу: «Я прошу Вас, родной мой, не напрягайтесь сейчас неспешными работами. Письма мои могут смело подождать несколько годов. Будущей осенью надеемся выпустить первый том»14. И 21 ноября Елена Ивановна передаёт Валентине Дутко указание начать перевод второго тома: «Родная моя, В. Вл. настолько одобряет Ваш перевод, что желает, чтобы именно Вы продолжили перевод и второго тома. И мне очень хотелось бы, чтобы весь труд был бы закончен Вами. Мне приятно Ваше сотрудничество, ибо чувствую Вашу близость и любовь ко мне»15.

Пока шла активная работа над первым томом, Елена Ивановна очень часто касалась вопроса соблюдения сроков: «Мы должны усвоить, что, когда нечто указывается В. Вл., мы должны принимать это к немедленному выполнению и не являть свои малые и ложные соображения. Мы не должны затруднять действия Вл...»16 «Письма необходимо закончить к январю, чтобы издать их до ярого развития событий. Соблюдение сроков совершенно необходимо. Письма должны были быть закончены осенью, но мы вступаем уже в зиму»17.

В.Л. Дутко закончила перевод первого тома в декабре 1953 года и сразу приступила к переводу второго. Елена Ивановна в июле 1954 года пишет: «Первая посылка из второго тома получена мною. Родная, спасибо за Вашу заботу. (...)

Сейчас мне Сказано передать Вам желание В. Вл., чтобы Вы продолжали перевод "Писем", и Его Благодарность за прекрасную работу. "Яро оявитесь напряжённо на переводе, ибо перевод понадобится скорее, нежели думаете". Яро я не ожидала такого Вам Указания. Но передаю его Вам и надеюсь, что Вы не слишком утомитесь! Яро понимаю, какой это жертвенный труд! Но Вл. ценит Ваш перевод, и он Ему нужен. События настолько складываются необыкновенно, что можно ожидать самых неожиданных перемещений»18.

Валентина Леонидовна посылала перевод частями. Последнее письмо Елены Ивановны к ней было написано 19 мая 1955 года, за 4,5 месяца до ухода из жизни: «Имею последнюю посылку №№ 6,7,8. (...) Конечно, хотелось бы иметь письма переведёнными до моего отъезда, это тоже Ваша миссия, и Вл. очень подчёркивает это»19.

Миссия же Бориса Николаевича Абрамова была совсем другая — ведение Записей из Высокого Источника. В издательстве «Россазия» отдельной книгой изданы письма Е.И. Рерих к Б.Н. Абрамову, книга называется «Радуюсь огню Вашего сердца». В этих письмах чётко прослеживается, как Елена Ивановна готовила своего духовного сына к предстоящему подвигу. Сын выполнил свою миссию — до конца земной жизни велись Записи, посылаемые Иерархией Света; сейчас они изданы под названием «Грани Агни Йоги», за 22 года — с 1951 по 1972-й. Также шло напитывание пространства великой страны идеями Света, Добра и Красоты на протяжении 13 лет жизни на родине в неимоверно тяжёлых условиях.

Что касается Валентины Леонидовны Дутко, то в середине 1960-х годов она избирает себе земного учителя, индийского йога Свами Шивананду, и вступает в монашеский орден, посвящая себя всецело йогической практике.

Теперь расскажем о следующем этапе работы над двухтомником Писем на английском языке — подготовке к печати и изданию.

Работа по первому тому строилась так: Елена Ивановна просматривала присланный ей перевод, затем посылала в Америку Зинаиде Григорьевне Фосдик или Кэтрин Кэмпбелл — они также просматривали перевод и вносили необходимые поправки, параллельно обсуждалось оформление книги, качество переплётного материала и многие другие подробности, также решался и вопрос поиска средств на издание.

«В. Вл. хочет, чтобы "Письма" были изданы как можно скорее. (...) Опасаюсь, чтобы издание не вышло дорогим. Книга довольно объёмистая, и Вл. хочет, чтобы бумага была хорошая и шрифт ясным и не слишком мелким, не мельче, чем в книгах Учения. (...) Цвет обложки такой же, как на "Аум". (...) Переплёт "Аум" в синей бумаге с серебром был [очень красив]. В. Вл. очень доволен переводом и торопит меня с изданием её. Она нужна к сроку, а срок уже, как говорится, на носу. (...)

Как только кончу просматривать, начну пересылать манускрипт частично воздушной почтой»20.

В ряде следующих писем американским сотрудникам Елена Ивановна уточняет самые разные детали готовящегося издания: «Относительно моего портрета — я не слишком стремлюсь, чтобы его помещали в книге. Лучше печатать без него»21. «...Было бы неплохо выразить в предисловии нашу благодарность г-же Дутко...»22 «Я буду очень рада, если Гизелочка (Гизела Фричи. — Ю.С.) приступит к составлению индекса, но он должен быть простым и кратким. (...) Мы должны спешить, иначе нужный срок будет упущен»23. «...Я должна сознаться, что обеспокоена сейчас затратами на издание "Писем", справимся ли мы? (...) Я написала письмо нашему другу Боллингу с просьбой внести свою лепту на это издание. (...) Сейчас он, должно быть, уже получил моё письмо»24.

Вот что ответил Елене Ивановне Балтазар Боллинг, меценат и собиратель картин Николая Рериха: «Будьте уверены, всё будет сделано для того, чтобы Ваши Письма были изданы так, как Вы того хотите, и, я уверен, у меня всегда найдутся средства для финансирования того, что нужно Вел. Учителям. Я считаю Вашу просьбу свидетельством нашей близости, и я счастлив, что Вы сами обратились ко мне, хотя я бы предложил помощь в любом случае»25.

В труде на Общее Благо особенно важно сердечное единение, Елена Ивановна подчёркивает это почти в каждом письме и даже утверждает, что в противном случае «книга "Писем" не уявится под лучшим знаком»26. А как её радует малейший намёк на утверждение этого качества между сотрудниками: «Родные, несказанно счастлива тем чувством радости и гармонии, которое, видимо, царит во время Вашей совместной работы над "Письмами". (...) ...Ваша дружба — залог будущего преуспеяния. Вы должны строить оплот верности, преданности, любви и радости вокруг Учения. Потому, родные, полюбите друг друга сознательно и по-настоящему, без всяких обид, но лишь думая о лучшем усовершенствовании вокруг себя и, главное, внутри себя. Совершенствуясь сами, Вы совершенствуете и вокруг себя многие элементы. Обнимаю Вас сердцем и думаю о Вас любовно и со всею нежностью. Берегите себя...»27

Почти год ушёл на подготовку к изданию первого тома Писем, сроки постоянно сдвигались. «Вл. хочет, чтобы книга увидела свет до ожидаемого переустройства и оказалась бы в безопасном месте»28. «...Книга эта будет нужна в недалёком будущем. Узор складывается замечательно, и многое будет понято по мере разворачивающихся кармических событий»29.

И вот в середине сентября 1954 года книга вышла в свет. Елене Ивановне Рерих отовсюду приходят письма с благодарностью за прекрасное издание, но сама она его ещё не видела. «Зина писала мне про "Письма", но пока что я не получала никаких экземпляров, зато имею несколько благодарностей от членов Общества Агни Йоги и Дэвида. Меня тронула его добрая оценка, данная мне»30.

Елена Ивановна получила книгу только в декабре 1954 года, через два месяца после её выхода из типографии.

«Да, я очень, очень ждала книгу и должна сказать, что была рада увидеть превосходно изданную книгу, она выглядит чудесно. Содержание также умело сделано, я счастлива её иметь»31. И только в письме к сыну Святославу Елена Ивановна сокрушается, что «никто не подумал прислать хотя бы один экземпляр воздушною почтою!»32.

В 1952 году Елена Ивановна пророчески написала Зинаиде Григорьевне: «Можно напечатать сначала первый том, ибо второй том выйдет уже после моего ухода»33. Так всё и случилось: первый том вышел в 1954 году, при жизни Елены Ивановны, а второй — через 12 лет после её ухода, в 1967 году. Подготовку второго тома взяла на себя Зинаида Григорьевна Фосдик.

Из переписки Зинаиды Григорьевны с Павлом Фёдоровичем Беликовым34:

1962 год. «...Собираюсь на лето в горы, на отдых — буду там работать над вторым томом писем Е.И.» (21.05.1962).

1963 год. «...Музей будет закрыт на 1½ месяца (летом вся жизнь замирает), и я уеду в горы на маленькую ферму, где пробуду 6 недель. Там, вдали от города и всей напряжённой работы по нашим учреждениям, я смогу и подышать свежим воздухом, и продолжить работу над 2-м томом писем Елены Ивановны...» (31.05.1963).

1965 год. «Работая с утра до 12-ти часов ночи последние 3 недели, я, к сожалению, заболела. Пришлось по указанию врача заняться здоровьем. Должна уехать на отдых в ближайшем времени. В деревне должна продолжать работу перевода 2-го тома Писем Е.И. на англ. язык...» (26.06.1965).

1966 год. «Не удивляйтесь моему долгому молчанию — нагружена неотложной работой — выставки, концерты, лекции, помимо самого насущного — редактирования 2-го тома "Писем" Е.И. для печатания в ближайшем времени. Конечно, не обходится без всяких затруднений и препятствий. (...) ...Моя работа строго распределена и занимает всё моё время, а остальное время (вернее, вечерами) всецело идёт на редактирование 2-го тома "Писем" Е.И., ибо эта книга должна выйти в скором времени» (8.03.1966).

Мы не знаем, сколько писем второго тома было переведено Валентиной Дутко и сколько Зинаида Григорьевна перевела сама, ясно одно — ею была проделана огромная работа. В 1967 году книга увидела свет благодаря героическим усилиям Зинаиды Григорьевны Фосдик.

Закончим эту статью параграфом из книги «Надземное»: «Возьмём пример лица, пишущего много писем. (...) Послание содержательное, наполненное высокими мыслями, пишется не для себя и не для определённого лица, но для человечества. Не будем утруждать себя размышлением, кому будут полезны наши мысли. Помимо самих начертаний, письмо посылается и пространственно. Не наша забота, где посланная мысль найдёт пристанище. Единственная задача, чтобы мысль послужила во благо. Может быть, мысль будет воспринята на совсем неожиданном наречии? Она может запасть в сознание ребёнка и претвориться значительно позднее. Может быть, мыслью овладеет человек, уже уходящий от Земли, и применит её в Тонком Мире. Эта мысль может облегчить ему переход. Может быть, труженики будут восхищены полезными мыслями, которые одухотворят их однообразную работу. Мысль поможет больному и вложит ему веру во врача. Мысль вознесёт женщину высоко за пределы домашнего очага. Мысль подскажет воину, в чём его подвиг. Мысль укажет земледельцу планетарное значение его труда. Земледелец отвечает за кору планеты. И письмо к нему будет насущным. Нужно написать и зодчему, и судье, и художнику. Ничего, если некоторые письма дойдут в ночное время. Так пусть пишущий письма помнит, что у него много читателей. (...)

Каждое внесённое благо Нас радует. Пусть письма несут великую весть эволюции человечества»39.

Том 1: https://knigisibro.ru/books/detail/21192
Том 2: https://knigisibro.ru/books/detail/47354


1 Восход. 2019, № 2.

2 Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М., 2007. С. 108 (5.07.1941).

3 В.Л. Дутко — балерина, с начала 1940-х годов переписывалась с Е.И. Рерих.

4 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М., 2009. С. 166 (24.05.1952).

5 Там же. С. 236 (12.12.1952).

6 Там же. С. 168 (25.05.1952).

7 Там же. С. 262 (26.03.1953).

8 Там же. С. 346 (7.12.1953).

9 Письмо Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих от 14 июня 1952 г. // Музей Рерихов. Филиал Государственного музея Востока. Архив Рерихов. http://roerichsmuseum.ru/index.php/museum/arkhiv

10 Письмо Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих от 30 ноября 1952 г. // Там же.

11 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. С. 243 (21.12.1952).

12 Письмо М. Страва к Е.И. Рерих от 25 октября 1953 г. // Музей Рерихов. Филиал Государственного музея Востока. Архив Рерихов. http://roerichsmuseum.ru/index.php/museum/arkhiv

13 Там же.

14 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. С. 332 (17.11.1953).

15 Там же. С. 335 (21.11.1953).

16 Там же. С. 166 (24.05.1952).

17 Там же. С. 335 (21.11.1953).

18 Там же. C. 426 (13.07.1954).

19 Там же. С. 533 (19.05.1955).

20 Рерих Е.И. Письма. Т. 9.
С. 347 – 348 (14.12.1953).

21 Там же. С. 359 (8.01.1954).

22 Там же. С. 384 (23.02.1954).

23 Там же. С. 364 (22.01.1954).

24 Там же. С. 357 (3.01.1954).

25 Там же. С. 369 (21.01.1954).

26 Там же. С. 355 (30.12.1953).

27 Там же. С. 375 (5.02.1954).

28 Там же. С. 248 (25.02.1953).

29 Там же. С. 499 (24.12.1954).

30 Там же. С. 465 (7.10.1954).

31 Там же. С. 485 – 486 (2 – 4.12.1954).

32 Там же. С. 474 (18.10.1954).

33 Там же. С. 236 (12.12.1952).

34 Письма З.Г. Фосдик П.Ф. Беликову // Диалог через океан: Переписка З.Г. Фосдик и П.Ф. Беликова:

http://www.facets.ru/index.htm?issue=67&article=6720

https://facets.ru/index.htm?issue=71&article=7105)

35 Надземное. 246.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список