Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Сострадание не плачет, но помогает.

Община, 134
"Мочь помочь - счастье"



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«ТИБЕТ — ОБИТЕЛЬ ВЕЧНЫХ СНЕГОВ»

Автор: Валл Маргарита



Теги статьи:  выставки, картины Рериха, буддизм, Тибет, Центральноазиатская экспедиция

В Музее Н.К. Рериха открылась выставка «Тибет — обитель вечных снегов», представленная репродукциями картин Н.К. Рериха, предметами буддийского искусства из коллекции заслуженного деятеля искусств Калмыкии И.Г. Ковалёва и фотографиями М.Ю. Должных и Р.Л. Ильиных.

Кандидат филологических наук Маргарита Николаевна Валл (г. Вольфсбург, Германия) провела экскурсию по выставке. Публикуем краткое изложение экскурсии.



Н.К. Рерих. ПРИДАНОЕ КИТАЙСКОЙ ПРИНЦЕССЫ ВЭН-ЧИН. 1928


Н.К. Рерих. ДВЕ ЧАШИ (БУДДА ДАЮЩИЙ). 1932


Н.К. Рерих. МОЛОДОЙ ЛАМА. 1945


Н.К. Рерих. ДЗОН-КАПА. Серия «Знамёна Востока». 1924


Н.К. Рерих. ШЁПОТЫ ПУСТЫНЬ (СКАЗ О НОВОЙ ЭРЕ). Серия «Майтрейя». 1925


Н.К. Рерих. Будда и его последователи. 1931


Н.К. Рерих. ШЕКАР-ДЗОНГ. 1928


Н.К. Рерих. ТВЕРДЫНЯ ТИБЕТА (ПОТАЛА). 1932

В исследовательских планах Рерихов Тибет занимал очень значительное место. Их встреча с этой древней страной произошла во время знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции 1925 – 1928 годов.

Тибет, в течение веков сохранявший свою закрытость и недоступность и оказавшийся для многих исследователей либо недосягаемой мечтой, либо трагической реальностью, открыл свою сокровищницу только тем, кто сумел завоевать доверие учёных лам и свободным владением языком, и знанием Учения Будды. Поэтому Рерихи получили максимальный доступ к сокровищницам Тибета, и немаловажную роль в этом сыграл сын Николая Константиновича Рериха — Юрий Николаевич, опытный востоковед, который владел не только западными, но и многими восточными языками, в том числе и древними (санскрит, пракрит и др.). Владение тибетским и его наречиями, знание духовных ценностей тибетской культуры, умение вести беседы с учёными ламами очень помогло Рерихам при знакомстве с Тибетом и дало возможность непосредственно участвовать в жизни многих его регионов.

Очень большую роль сыграла также исключительная благожелательность Рерихов по отношению к Востоку — к его учениям и культуре. Им было интересно всё: они собирали легенды, уделяли внимание ритуалам и культурным традициям Востока.

После экспедиции Ю.Н. Рерих создаёт поистине бесценные труды по этнографии, истории, мифологии, религии, языкознанию. В последующие годы он возрождает тибетологию в России.

Благодаря картинам Н.К. Рериха мир познакомился с притягательной духовностью Гималаев. Этот искренний интерес к Тибету и стремление постичь его культуру и красоту отражены на полотнах Николая Рериха. Сюжеты его картин помогают понять, что такое Азия и что такое Тибет как неотъемлемая её часть; по ним можно изучать жизнь тибетского народа того периода.

Рассмотрим картину «Приданое китайской принцессы Вэн-Чин» (1928). Её сюжет связан с проникновением в Тибет буддизма в конце VI – начале VII века. Распространяясь в стране в течение двухсот лет, буддизм кардинально поменял сознание тибетцев, и в результате Тибет испытал необыкновенный эмоциональный и культурный подъём. Кроме того, буддизм сыграл прогрессивную роль, способствовав объединению 12 разрозненных тибетских княжеств в единое государство.

Один из первых царей Тибета Сонг-цен Гампо (VII в.), ярый сторонник буддизма, для укрепления своего политического авторитета взял в жёны двух принцесс — непальскую и китайскую. Они были ревностными буддистками и способствовали распространению и укреплению буддизма в Тибете, а китайская принцесса явилась родоначальницей китайского варианта буддизма «чань» — так называемого созерцательного буддизма.

На картине Н.К. Рериха мы видим торжественный приезд в Лхасу китайской принцессы Вэн-Чин. На фоне изумительного горного пейзажа движется караван принцессы, которая везёт с собой предметы не только буддийской культуры и искусства, но и традиционной китайской культуры, как сельскохозяйственной, так и ремесленной (известно, например, что она владела тайной производства шёлка).

Непальская принцесса через четыре года после ухода из жизни Сонг-цен Гампо явилась основательницей знаменитого монастыря Джокханга, который в настоящее время пользуется большой популярностью у паломников в Лхасе.

Китайская и непальская принцессы на многие века утвердили непальско-китайскую культуру при дворе тибетских царей. Принцессы стали очень популярны в народе и впоследствии были возведены в ранг «Тар» — женских богинь; одна из них почиталась как зелёная Тара, а другая — как белая Тара.

На картине «Будда и его последователи» (1931) мы видим высеченные на скалах фигуры Бодхисаттв или других буддийских святых. Наскальное искусство очень распространено по всей Азии. В течение тысячелетий народы и племена вытесняли друг друга, приходили и уходили, оставляя на скалах в виде высеченных фигур, или петроглифов, различные символы своих религий, своей культуры — словом, всего, что было для них свято. Это искусство, конечно, не обошло и буддийский мир, буддисты впоследствии тоже оставляли на скалах память о себе. Наскальное искусство Центральной Азии — это удивительно богатая по содержанию книга, которую до сих пор читают и разгадывают, потому что там отражены и отдельные культуры, и смешение культур.

На картине Рериха изображены последователи Готамы Будды — царевича Сиддхартхи из рода Шакьев, жившего в VI веке до нашей эры. В Индии есть четыре места, которые до сих пор очень популярны среди паломников и являются местами поклонения буддистов: город Капилавасту, где родился Будда; Бодхи-Гайя, где под деревом бодхи он получил просветление; Сарнатх, где прозвучала его первая проповедь, и Кушинагар, где после 45 лет проповеднической деятельности Будда ушёл в Паранирвану.

Сарнатх — это особо знаменитый город, ибо там Будда прочитал свою первую проповедь о причинах человеческих страданий, указав восьмеричный путь спасения. Как говорят буддисты, в Сарнатхе Будда пустил в ход Колесо Благого Закона. Колесо — очень важный символ в буддизме, олицетворяющий собой практически всё учение, все основные положения буддизма, в том числе закон перевоплощения, который является одной из важнейших доктрин во многих восточных учениях.

Колесо с 12 спицами — это 12 причин (12 нидан), которые проявляются из рождения в рождение. Человек рождается, живёт, умирает и, согласно буддийским понятиям, опять рождается, и эти 12 причин сворачиваются в колесо, которое начинает вращаться, как только человек появляется на плане бытия. Управляемое Кармой, «Колесо Благого Закона в неизменном вращении неустанно дробит неценные отбросы, отделяя их от золотого зерна» (Н. Рокотова. Основы Буддизма).

Колесо часто изображают на предметах искусства, и не только в Тибете, но и в других странах Азии. Этот символ используется на танках, знамёнах, а также в архитектуре — на дацанах, в храмах. Рядом можно видеть изображение лани и оленя, которые были свидетелями просветления Будды в Бодхи-Гайя.

На колесе имеются три сферы, означающие три драгоценности, которые символизируют формулу вступления в общину: «Прибегаю к Будде, прибегаю к Учению, прибегаю к Общине». Для вступления в буддийскую общину достаточно было произнести эту формулу, и человек становился монахом, или её членом.

Буддизм не утвердился в Индии и был постепенно вытеснен его сильными врагами — брахманизмом и индуизмом, поскольку Будда боролся против кастовой системы, а также против права брахманов на высшее знание по рождению. Но буддизм получил необыкновенно мощный расцвет за пределами Индии — в Монголии, Китае, Непале, Кашмире, вплоть до Сибири. Все эти страны с восторгом приняли буддизм, и их культура приобрела совершенно иной характер. Так, Ю.Н. Рерих в качестве примера приводит монголов, которые из воинственного народа превратились в миролюбивых монахов; также стал постепенно превращаться в мирную страну милитаристский Тибет, который когда-то был очень могущественным и держал под контролем Центральную Азию, в том числе Китай.

В этих странах буддизм укреплялся, и, наряду со школой Хинаяны — Малой Колесницы, появилась школа Махаяны — Большой Колесницы. Начальный общий путь школ Хинаяны и Махаяны раздваивается. В Хинаяне человек уделяет внимание только своему личному совершенствованию, личному достижению Нирваны. Махаяна — это школа, воспитывающая Бодхисаттв. Исходя из значения слова, Бодхисаттва — это сущность, достигшая высшего состояния сознания, Нирваны, но отказавшаяся от неё на долгие века. Именно Бодхисаттвы поняли всю глубину мысли Будды о сострадании и любви и явились самыми преданными Его последователями. Из чувства сострадания к человечеству они отказываются от блаженства Нирваны и отправляются в долгий путь для помощи человечеству. Воплощаясь на земле в разных обликах, они ведут человечество по пути пробуждения духа, помогая людям достичь такого же уровня сознания. Понимая, что человек должен сам выполнить свою карму, Бодхисаттвы оказывают помощь людям в течение нескончаемых веков. В этом и заключаются их любовь и сострадание — в бесконечной помощи друг другу и человечеству, потому что основной закон космоса — сотрудничество.

Две прекрасные картины — «Лама» (1941) и «Молодой лама» (1945). Слово «лама» означает не только «монах», а в первую очередь «учитель». Как писал Н.К. Рерих, именно в Азии живо такое возвышенное понятие, как Учитель, Гуру, которое практически полностью исчезло на Западе. На Востоке дети с самых ранних лет мечтают встретить учителя, потому что, как сказано, «без учителя не пройти». Существует легенда о маленьком индусе, познавшем Учителя. Его спросили: «Неужели солнце потемнеет для тебя, если увидишь его без Учителя?» Мальчик улыбнулся: «Солнце останется солнцем, но при Учителе мне будут светить двенадцать солнц».

Учёные ламы — это интеллектуальное и духовное богатство Тибета, потому что они владеют очень многими знаниями — от законов жизни до космических тайн. В книге Н.К. Рериха «Шамбала» прекрасно рассказано, как велики знания мудрых лам по сравнению с обычными людьми. На двух картинах Рериха мы видим удивительно выразительные лица — испещрённое морщинами лицо старого ламы, который понимает, что в каждое мгновение жизни всё изменяется, как говорил Будда, поэтому в мире нет ничего постоянного, кроме причинно-следственных отношений. Молодой лама находится на пути постижения мудрости, и черты его лица поражают необыкновенной одухотворённостью.

Оба ламы — представители секты желтошапочников, принадлежащей к школе Гелугпа, что означает «школа добродетели». Её основателем был известный реформатор буддизма Дзон-Капа (в Монголии его называют Цзонхава), живший в XIV – XV вв. Он был очень влиятельной личностью и высоко почитается во многих монастырях.

Буддизм, как это бывало практически со всеми учениями, со временем стал искажаться. Уже в XIV веке в него стали проникать тантризм, магия, его первоначальные основы постепенно затемнялись, и учение стало носить смешанный характер. Дзон-Капа, как настоящий Бодхисаттва, вместо того чтобы изучать древние санскритские тексты в Индии, остался в Тибете и занялся очищением буддизма.

Поскольку Дзон-Капа очень высоко ставил понятие учителя и многие его труды посвящены этой теме, его учение называют ламаизмом. Он практически возродил значение духовного наставника. Школа Гелугпа до настоящего времени занимает ведущее положение, и все Далай-ламы принадлежат к этой школе.

«Шёпоты пустынь» («Сказ о Новой Эре») (1925). Мы видим палаточный лагерь караванщиков. Наступила ночь, везде горят костры. После трудного перехода караванщики остановились на отдых, но на их лицах нет усталости, напротив — мы видим радость, какое-то особое настроение. Ведутся разговоры о чём-то необычном, но это необычное понятно всем. О чём же шепчутся, о чём говорят караванщики? Рерих в своей книге «Сердце Азии» задаёт вопрос: «Бьётся ли сердце Азии? Не заглушено ли оно песками? Живо ли оно?» И отвечает: «Живо» — потому что живы самые сокровенные, краеугольные понятия Азии — Шамбала и Майтрейя. Но в Западном мире они очень трудны для понимания. Рерих восклицает: «Если бы Запад знал, какое значение для Азии имеют эти два слова — Шамбала и Майтрейя».

В своём путешествии по Азии Николай Рерих собирал древние пророчества и легенды о Шамбале. Эта страна, которая имеет и другие названия — Беловодье, Обитель Пресвитера Иоанна, Калапа, известна всему миру. Но больше всего о ней знают и говорят народы Азии.

Где-то далеко в Гималаях, за снежными горами, есть место, которое объединяет мир земной с миром иным — миром высшего сознания. Там обитает Братство мудрых Учителей — наших Старших Братьев, которые достигли Высшего Сознания и ведут человечество по эволюционному пути.

Реальным воплощением Шамбалы на земле является приход Майтрейи — грядущего Будды. Как говорит легенда, Будда в разговоре со своим любимым учеником Анандой сказал, что он не первый Будда и не последний, — его преемником является Будда-Майтрейя, чьё имя означает «любовь и сострадание». Он очень могуществен и очень мудр. И если за Буддой шли сотни людей, то за Майтрейей пойдут тысячи последователей. Это будет водитель народов, который поведёт воинов Шамбалы на последнюю войну между Светом и тьмой.

Понятие Шамбалы имеет великую мощь — ведь она ассоциируется с будущим веком, с Новой Эрой мира и справедливости. Изображения знаков Новой Эры можно встретить по всей Азии — это стрелы и мечи, это белый конь, который спешит через все пропасти, через все трудности, — Рерих изображает его на своих картинах; это также Знак триединства — начертание трёх сфер. Как пишет Николай Константинович, в Тибете его можно встретить и на скалах, и на колоннах, и на глинобитных стенах, и на многих предметах искусства — знамёнах и танках.

«Майтрейя Победитель» (1925). В Азии очень крепка вера в грядущего Будду, который поведёт народы на последнюю священную войну, после которой на земле настанет мир и благополучие. В Маульбеке, недалеко от монастыря Ламаюр, находится самое большое изображение Будды-Майтрейи. Две его руки подняты вверх — как обращение к Небу, и две руки опущены вниз — как благословение земле. Тибетец, который молится ему, вдруг увидел на небе знак — стремительно мчащегося всадника. На многих азийских путях можно встретить скульптурные или высеченные на скалах изображения грядущего Будды как знак нового будущего. Будда-Майтрейя изображается, как правило, стоящим, потому что Он идёт.

Монастыри — самая колоритная достопримечательность Тибета. Они расположены на таких кручах и вершинах, от которых захватывает дух. Одним из старейших монастырей является Шекар-дзонг*. Н.К. Рерих говорил: «Когда тибетцы были смелыми орлами, они не боялись взлетать на отвесные скалы и лепить на кручах свои защищённые святыни». «Нужно было иметь чувство красоты и мужественную самоотверженность, чтобы укрепляться на таких высотах».

Монастыри — это и университеты, и подлинные музеи произведений древнего искусства, включая шедевры не только Тибета, но и Непала, Индии, Китая и других центрально-азиатских стран. Монастырские сокровищницы, или санги, хранят много предметов религиозного культа, танки, скульптуры и фрески, сохранившиеся благодаря неприступности Тибета. Здесь находится несметное интеллектуальное богатство: санскритские подлинники буддийского канона, давно исчезнувшие в Индии, переводы санскритских текстов на язык кочевников — тибетский язык.
В богатейших библиотеках имеются также древние манускрипты, содержащие исторические данные, касающиеся не только Тибета, но и государств, граничащих с ним, — там они давно уже исчезли, а Тибет в силу своей заповедности сумел их сохранить.

С XI века монастыри стали укрепляться, превращаясь в центры экономической и политической власти в стране. Началась борьба за влияние между школами буддизма, между настоятелями монастырей. Так, в XIII веке Пагпа-лама (школа Сакья) стал наставником монгольского императора, а также светским и духовным главой Тибета. В XVI веке появился титул «Далай» («Великий»), полученный от Алтан-Хана настоятелем монастыря Дрепунг. При Пятом Далай-ламе, оставившем яркий след в духовной и светской жизни Тибета, в монастыре Таши-Лумпо появился первый Панчен-лама**, ставший духовным наставником Далай-ламы.

Монастыри строили не только буддисты, но и поклоняющиеся силам природы приверженцы примитивной религии бон — «чёрной» религии скотоводов и кочевников, которая буквально хлынула в Тибет из верховьев реки Хуанхэ. Их обряды во многом противоположны буддизму. Так, у буддистов хождение в храме и обход субургана производится по солнцу, а в религии бон — против солнца; то же касается свастики, которая в бон-по вращается против солнца, в отличие от буддизма. При этом биография покровителя бон-по во многом совпадает с жизне­описанием Будды.

В хранилищах монастырей бон-по содержатся обширные сведения о религии добуддийского периода. Кочевые племена, передвигаясь, вбирали всё встреченное в свои ритуалы и традиции, поэтому там можно найти ответы на многие загадки. Рерихам удалось очень кратко познакомиться с этой литературой.  В одном из монастырей бон-по их приняли очень дружелюбно, допустили в свой храм и показали священные книги. Но потом, как пишет Николай Константинович, «бон-по прослышали о нашем отношении к буддизму и сочли нас за врагов».

Монастыри бон-по существуют и в настоящее время, но теперь они стали более открытыми.

«Тибетская ступа» («Горные орлы. Орлиное гнездо») (1931). На этой картине мы видим ступу — древнейший памятник буддийского искусства, пришедшего из Индии. Ступы удивительно украшают ландшафты Тибета. По архитектуре ступы несколько отличаются друг от друга. Обычно они окрашены в белый цвет и очень символичны. В те времена, когда было запрещено антропоморфное изображение Будды, ступа символизировала просветление, то есть самого Будду. В настоящее время они символизируют весь космос.

Как правило, ступы располагаются не только перед монастырями, но и на караванных путях и в других местах. Созидаются они обычно на местах кремаций знаменитых духовных деятелей, высоких лам и святых. Туда вкладываются пророчества, молитвы, пожелания, реликвии буддийского мира, в прежние времена там хранились мощи святых.

На картине «Стан в Коксаре» (1932) мы видим типичный этнографический пейзаж. Стан тибетцев-кочевников, рядом течёт живописная река. На севере и северо-западе Тибета кочевники-скотоводы по-прежнему живут такой же тяжёлой жизнью, как и много веков назад. Их стан украшают знамёна, на которых изображён Майтрейя, а также различные атрибуты, связанные с понятиями Шамбалы и Майтрейи.

Картины «Лхаса» (1947) и «Твердыня Тибета» («Потала») (1939). Слово «Лхаса» переводится как «святое место» или «место богов». В древности она называлась Гота, а жившее здесь племя — готл, что дало основание для возникновения гипотезы о происхождении германского племени готов.

Лхаса расположена в очень благоприятных климатических условиях. Здесь много источников и подземных озёр, богатая растительность, очень тёплый климат даёт возможность заниматься сельским хозяйством.

Этот древнейший город, являющийся столицей Тибета, очень значим для тибетцев.

Возле Лхасы находятся пять важнейших монастырей Тибета. Здесь и монастырь Ганден, где жил и трудился Дзон-Капа, и место паломничества пилигримов — Потала, изумительный шедевр тибетского зодчества. В нём сосредоточены и искусство, и история, и дух Тибета. В одном его крыле протекает светская жизнь, в другом — духовная, так как здесь находится резиденция Далай-ламы. Название «Потала» произошло от названия горы в Индии, где любил пребывать очень почитаемый тибетцами Бодхисаттва Авалокитешвара — покровитель Тибета, с его именем связывается происхождение тибетского народа.  В Китае очень почитается женская ипостась Авалокитешвары — Гуань-Инь.

Первоначально дворец Потала был построен в VII веке из дерева, но во время пожара полностью сгорел. Каменный дворец возведён в XVII веке Пятым Далай-ламой. По легенде, когда он должен был уйти в иной мир, здание оказалось недостроенным. И тогда Далай-лама, чтобы создать впечатление, что он жив, попросил найти человека, похожего на него, и после смерти Далай-ламы ещё в течение 13 лет здание достраивалось.

На картине «Путь на Кайлас» (1932) изображены паломники, идущие на священную гору Кайлас. Здесь мы также видим типичные для Тибета надписи на скалах — «Агни» и «Майтрейя». Кайлас является самым популярным местом паломничества, это священная гора не только для тибетцев, но и для индусов, так как считается троном Шивы. Гора Кайлас связана со многими святыми, например с Миларепой (XI – XII вв.) — философом и поэтом, жившим в одной из пещер, и с другими созерцателями и подвижниками. Существует предание, что великие мудрецы, такие как Лао-Цзы и Конфуций, на склоне своих лет, перед тем как уйти из жизни, отправлялись на Кайлас.

Картина «Озеро Нагов» (1932). Недалеко от Кайласа есть священное озеро Манасаровар, или озеро Нагов, с которым связаны очень интересные легенды. Считается, что там возникли древние Риг-веды.

На Кайлас пилигримы совершают паломничества, в надежде, что они освободятся хотя бы от одного рождения. Чем больше обходов вокруг горы, тем больше освобождений от страданий. Для буддистов жизнь — это страдание, и в то же время они спокойно относятся ко всем тяготам, потому что знают: если в этой жизни человек родился, к примеру, не царём, а сапожником или шудрой, то в следующей жизни положение может измениться. На Западе существует противоположное убеждение — жизнь даётся один раз, и потому следует взять от неё всё, что возможно, в плане материальных благ. Ответственность за поступки, и особенно за мысли — это величайшее достижение буддизма.

Экспедиция Рерихов в Тибет, знакомство с его культурой и отражение увиденного и изученного на картинах и в многочисленных трудах получили большой резонанс в буддийском мире и способствовали возрождению и укреплению буддизма как на Востоке, так и на Западе.


* «Дзонг» по-тибетски означает «крепость».

** Панчен-лама — духовный правитель Тибета.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов