Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Жажда утоляется влагою. Жажда познания утоляется путем приближения к высшему миру.

Братство, 459
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

Ангелогласное пение

Автор: Овчинников Роман



Теги статьи:  ангелы

«В начале было Слово...»* — говорится в Евангелии от Иоанна. Всё сущее Бог создал Словом... В Нём был и есть источник жизни...

Слово — звучание. Ведь какой бы возвышенный и сокровенный смысл ни несло это понятие, оно не лишено и чисто звукового значения. Итак, начало Вселенной, непостижимая причина её была связана со звуком.

Всё мироздание проникнуто звучанием. Наиболее гармоничное, идеальное его проявление восточное христианство видело в пении Ангелов — Существ Мира Высшего, Обитателей Божественных Сфер.

Ангельское пение, насколько оно могло быть интуитивно, сердечно постигнуто, служило прообразом пения христианского культа. Не случайно, что мелодиям последнего придавалось особое значение. Они — созданные по определённым законам и слитые с текстами литургии — выступали средством связи и единения Мира Высшего и мира земного. Подобие культового пения Ангельскому рассматривалось как высший критерий музыки: она тогда совершенна, когда человеку «cопоют Ангелы».

В текстах некоторых песнопений нашла отражение тема совместного служения-пения на Небе и на земле. «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат», — говорится в литургии Преосвященных Даров. «Ангелы витают с пением вокруг наших хоров», — пишет Иоанн Златоуст.

Напевы, сопричастные Миру Божественному, были наделены очистительной и воспитательной силой. Считалось, что музыка имеет облагораживающее нравственное воздействие, побуждает человека к добрым поступкам; она ведёт человека к Богу, помогает «небесному восхождению».

Иоанн Златоуст в толкованиях на псалмы говорит: «Ничто так не возвышает душу, ничто так не окрыляет её, не удаляет от земли, не освобождает от телесных уз, не наставляет в философии и не помогает достигать полного презрения к житейским предметам, как согласная мелодия и управляемое ритмом божественное песнопение».

«Давид, обращаясь к нам с духовной и небесной мелодией, делает нас самих посредством этого напева духовными...»

Василий Кесарийский отмечает, что мелодии псалмов — дар Духа Святого и созданы они для того, «чтобы и дети, и люди, юные духом, увлекшись пением, воспитывали свою душу». «И как часто человек, совсем озверевший от гнева, лишь только услышит чарующие звуки псалма, отходит от этого места, уже укро­тив в один миг свою свирепую душу мелодией.

Псалом — тишина души, посредник мира, успокаивающий мятеж и бурю рассуждений. Ибо он смягчает гневливую часть души и вразумляет невоздержанную. Псалом — союз дружбы, единение разобщённых, примирение враждующих. О мудрый замысел учителя, через пение заставившего нас учиться полезному! Наставления оставляют таким путём ещё больший след в душе. Ведь прочно не насильно заученное, но то, что впитывается с наслаждением и отрадой, не изглаждается из наших душ».

Пение псалмов в литературе эпохи Киевской Руси упоминается неоднократно. С его помощью святые, подвижники укрепляют свой дух, утверждаются в мужестве во время испытаний, в трудных жизненных ситуациях. В летописной повести «Об убиении Бориса» и в «Сказании о Борисе и Глебе» святой князь Борис, узнав о приходе убийц, «нача пети Псалтырю». Повествуя о духовной брани преподобного Феодосия Печерского со злыми духами, преподобный Не­стор-летописец несколько раз вспоминает главное оружие подвижника — «распевание псалмов Давидовых».

Считалось, что музыка раскрывает человеку красоту окружающего мира; но она также и сама является преисполненной ею.

Иоанникий Коренев (русский музыкальный деятель, XVII в. — Ред.) определил музыку как «стройное искусство»; она «радующая слух» есть. Показательно также, что древнерусские певцы называли музыку особых — сложных и зашифрованных — мелодических оборотов «совершенной красотой».

Священный, сакральный и этический аспекты певческого искусства были почти всегда связаны с эстетическими. Так Божественное и Прекрасное оказывались слитыми воедино, незаметно переходящими друг в друга.

Древняя Русь восприняла византийскую идею о том, что знак Божественного — Абсолютная Красота — есть причина и источник красоты видимой, красоты материального мира. В природе, в совершенных творениях рук человеческих — в искусстве — находим ответ той вечной, непреходящей Красоты. Также и жизнь человека может явиться утверждением божественной Красоты и Гармонии. Это произойдёт, когда каждое действие, слово, каждое чувство и каждый помысел будут соотнесены и приведены в соответствие с Образом Божиим, сокрытым в глубине души каждого человека, и настроены, подобно музыкальному инструменту, по закону высшей соразмерности и красоты.

К этому призывает Иоанн Златоуст: «Станем же флейтой, станем кифарой Святого Духа... подготовим себя для него, как настраивают музыкальные инструменты. Пусть он коснётся... наших душ! Звучите согласным напевом, на радость не только людям, но и Силам Небесным»!


* Евангелие от Иоанна. 1: 1-4.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Доклады