Мысли на каждый день

Нужно сеять добро каждым взглядом, каждым прикосновением. И сердце будет расти в этом упражнении добра.

Сердце, 410

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

«Один из знаков наступления Новой эпохи»

Автор: Ганина Людмила  



Теги статьи:  Елена Блаватская

Н.К. Рерих. ВЕСТНИК. 1924

«Я горжусь, как и мадам Блаватская, что мы принадлежим Азии — континенту чудес и великого героизма».
Е.И. Рерих1

Елена Петровна Блаватская родилась в России, здесь прошли её детство и юность. Всю остальную жизнь она провела за границей, лишь изредка приезжая к своим родным. Но это не помешало Елене Петровне остаться истинной патриоткой.

О её любви к Родине Елена Ивановна Рерих писала Валентине Дутко, решившей написать очерк о Блаватской: «Как видите, нужно много прочесть, но такая гениальная душа заслуживает самого бережного к ней отношения, и тем более для уявления её русскому народу, почти ничего не знающему о ней. Она была большой патриоткой и страдала, что ей придётся жить и умереть на чужбине. Подвиг её был велик: одинокая, всеми преследуемая, всеми и во всём подозреваемая, без средств, без знания языка прибыла она в Америку, чтобы явить миру прекраснейшее Сокровенное Учение, дать впервые религиозно-философский синтез всех веков и народов, создать международный Братский Союз, дать величайшее счастье знания о существовании Великих Хранителей и Водителей нашего человечества и пути к Ним»2.

Находясь за границей, Е.П. Блаватская всей душой была с Россией. Она не прерывала своих связей с Родиной, переписывалась с родными и знакомыми, издателями, учёными; писала статьи для русской прессы, которые, к сожалению, не всегда публиковались.

В письмах Е.П. Блаватская упоминает о многих русских деятелях: философах, писателях, военачальниках. Всех этих людей, в том числе и саму Е.П. Блаватскую, объединяло одно — любовь к Родине и желание ей послужить. Нелёгок этот путь служения России, её прекрасному будущему, ибо наполнен борьбой и самопожертвованием.

Несмотря на явно настороженное отношение к ней со стороны отечественной прессы, Е.П. Блаватская всегда выписывала русские газеты и журналы. Если она не имела возможности читать их днём, то ей приходилось выкраивать время за счёт сокращения своего и без того короткого (пяти-шестичасового) ночного отдыха, — так сильно хотелось ей знать, что происходило на Родине.

Вера Желиховская писала о сестре: «...всю жизнь она какой была горячей патриоткой, такой и осталась. Приняв [американское] гражданство, она ещё долго продолжала, как и во всё время [русско-турецкой] войны, присылать деньги на русских раненых, и даже первые выручки, полученные за "[Разоблачённую] Изиду", пошли на ту же цель. Всё, что получила она в то время за статьи в русских газетах, всё шло целиком на Красный Крест и на бараки кавказских раненых»3.

Незадолго до ухода из жизни Елена Петровна успела проститься с Россией, по которой тихо и сильно тосковала. Её сестра, гостившая у неё в Лондоне с дочерьми, описала последнюю встречу с ней: «Любимейшим удовольствием её было в эти последние вечера слушать русские простые песни... То и дело обращалась она то к одной, то к другой из дочерей моих с заискивающей просьбой в голосе:

— Ну, попой что-нибудь, душа!.. Ну хоть "Ноченьку"!.. Или "Травушку"... Что-нибудь наше родное спойте...

Последний вечер перед отъездом нашим до полуночи дочери мои, как умели, тешили её; пели ей "Среди долины ровныя" и "Вниз по матушке по Волге", и русский гимн наш, и русские великопостные молитвы. Она слушала с таким умилением, с такою радостью, будто знала, что больше русских песен не услышит»4.

Всё это свидетельствует о большой любви Е.П. Блаватской к России. За свой патриотизм ей приходилось много страдать. Любовь к Родине оставалась сокровенным чувством Елены Петровны. Она, конечно же, знала о предстоящем расцвете России, о грядущей Новой Эпохе, но открыто об этом никогда не говорила и не писала. На это обстоятельство обращает наше внимание Е.И. Рерих: «Между прочим, ко мне обращались с вопросами и о судьбе всего Славянства, чтобы опубликовать это мнение. Но я всегда уклонялась. Скажу Вам доверительно почему — именно, чтобы раньше времени не бросить в пространство суждённое и тем хотя бы мало-малейше не нарушить уже слагающееся. Так всё сокровенное должно быть сохраняемо в первую очередь. Обратите внимание, как Е.П. Бл[аватская] почти нигде не упоминает о нашей родине, как будто она не существует в будущей схеме развития народов. Причина всё та же.

Возрождение Р[оссии] есть возрождение всего мира. Гибель Р[оссии] есть гибель всего мира. Кто-то уже начинает это осознавать»5.

Творчество Е.П. Блаватской оказало огромное влияние на деятелей мировой и русской культуры. Так, интерес к работе Калужского Теософского Общества проявлял К.Э. Циолковский. Целый ряд естественнонаучных и философских идей учёного берут начало в основных принципах Теософии.

Теософскими идеями и образами проникнута музыка А.Н. Скрябина. «Тайная Доктрина» всегда лежала раскрытой на его рабочем столе; единственным журналом, который он неизменно выписывал, был «Вестник Теософии», а Е.П. Блаватская являлась для него непререкаемым авторитетом.

К числу убеждённых теософов принадлежал и один из наиболее выдающихся русских поэтов начала ХХ века Максимилиан Волошин. Фотопортрет Блаватской всегда стоял перед ним на рабочем столе в его кабинете в Коктебеле.

Но всё же в России Теософия и сама Е.П. Блаватская оставались неизвестными широкой публике и в XIX, и в XX веке.

«Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём...»6 Эти слова можно отнести и к Елене Петровне Блаватской. Известно, например, что в 1889 году в царской России существовал цензурный запрет на продажу «Тайной Доктрины». Но в целом её книги не запрещались, хотя ложь Вс. Соловьёва о якобы антихристианском характере её учения разошлась широко и по сегодняшний день продолжает приносить свои отравленные плоды.

Елена Петровна Блаватская — наша великая соотечественница. Но как сложен и труден был её путь на Родину! В XIX веке клевета закрыла доступ идей Теософии в Россию. В XX веке в Советском Союзе это имя было под негласным запретом. Люди или ничего не знали о Блаватской, или её образ подавался в извращённом виде. В архиве Н.Д. Спириной хранятся статьи о Е.П. Блаватской советского времени, напечатанные в газете «Неделя» за 1978 год и «Литературной газете» за 1985 год. Авторы не скупились на очерняющие эпитеты.

И только с конца 1980-х годов информация, связанная с Е.П. Блаватской, начинает очищаться от однозначно отрицательных оценок. Возвращение имени Елены Петровны Блаватской в Новосибирске начинается благодаря усилиям Наталии Дмитриевны Спириной, которая в то время была Почётным председателем секции Новосибирского отделения Общества советско-индийской дружбы (НООСИД) по изучению творческого наследия семьи Рерихов.

12 августа 1989 года проходит первая конференция, посвящённая Е.П. Блаватской. Накануне этого события в газете «Молодость Сибири» появляется статья о будущем мероприятии, которая начинается словами: «Широкий круг людей уже знаком с философским наследием семьи Рерихов, но мало кто знает, что предшественницей этого наследия в прошлом веке являлась Елена Петровна Блаватская».

В программе однодневной конференции — доклады о жизни и деятельности Блаватской и литературно-музыкальная композиция «Е.П. Блаватская в воспоминаниях учеников и близких сотрудников». Началось же мероприятие с приветственного слова академика М.М. Лаврентьева, председателя правления НООСИД.

С приветствием к участникам форума обратилась Н.Д. Спирина. Она начала его такими словами:

«Дорогие друзья! Сегодня у нас радостное событие. Сегодня впервые в Советском Союзе проводится конференция, посвящённая Елене Петровне Блаватской.

Кто она, эта непостижимая и своему и нашему времени женщина-подвижница, открывшая дверь Вестнику и принявшая на себя великий подвиг несения Света во тьму человеческого сознания?

Мы не претендуем на то, что дадим сегодня исчерпывающую информацию о Е.П. Блаватской и её трудах. Сегодняшняя встреча — это только первая ступень к изучению и постижению этого явления»7.

Наталия Дмитриевна подчеркнула, что с Еленой Петровной Блаватской «поступали немилосердно при её жизни и продолжали преследовать её имя градом непонимания и поношений после её ухода, но теперь наступило время, предсказанное Еленой Ивановной Рерих, когда "в будущей России имя её будет поставлено на должную высоту почитания"»8.

Организаторы конференции не ожидали, что зал Новосибирской картинной галереи не вместит всех желающих новосибирцев и иногородних гостей. Значение этой первой конференции, посвящённой Е.П. Блаватской, трудно переоценить. Именно это событие положило начало традиции отмечать памятные даты, связанные с именем Елены Петровны.

С большим размахом прошли юбилейные мероприятия, посвящённые Е.П. Блаватской в 1991 году. Сибирское Рериховское Общество провело Всесоюзную общественно-научную конференцию, посвящённую 160-летию со дня рождения и 100-летию со дня ухода Е.П. Блаватской. Она состоялась 9 – 11 августа в Доме учёных Сибирского отделения Академии наук СССР. 9 августа в Большом зале Дома учёных Н.Д. Спирина открыла конференцию вступительным словом. Она сказала: «Елена Петровна Блаватская возвращается на Родину. Это — один из знаков наступления Новой эпохи»9. Участники конференции посетили выставку «Сфинкс XIX столетия», рассказывающую о жизни и творчестве Блаватской, которая проходила в Картинной галерее Дома учёных.

Эти первые конференции положили начало возвращению и утверждению имени Е.П. Блаватской не только в Новосибирске, но и в стране в целом.

Сегодня, 12 августа, состоялось ещё одно мероприятие в Новосибирске, посвящённое Елене Петровне Блаватской, –– открытие Памятного камня на территории Музея Н.К. Рериха. На камне закреплена табличка с надписью: «Нет религии выше Истины». Именно в этих словах, которые являются девизом Теософского Общества, выражена идея братства человечества.

Поясняя суть этого девиза, Елена Петровна писала: «Моей главной и единственной целью было донести значимость идеи о том, что основные и фундаментальные принципы каждой... религии и философии, древней или новой, все — от первой до последней, были ничем иным, как эхом первоначальной "Мудрость-Религии". Я стремилась показать, что Древо Знания как сама Истина — единое... Эту задачу, я верю, я выполнила, насколько это было возможно, в первых двух томах "Тайной Доктрины"»10.

«Теософия — это не религия, подчёркивала Блаватская, а сама её сущность, ибо она утверждает единение — всеобъемлющую божественную связь всего сущего. Исходя из этой всепроникающей связи, из идеи о божественном начале, присущем каждому человеку, Т[еософское] О[бщество] объявило о равенстве всех людей без различия пола, расовых признаков, классов, каст, сословной, национальной и религиозной принадлежности. (...)

...Как организация Т[еософское] О[бщество] не считало себя принадлежащим к какой-либо из существующих религий. Оно исходило из идентичности основополагающих идей всех мировых религий... и заявляло о своей готовности "приветствовать Истину везде, где она могла быть найдена, без пристрастия к какому-либо одному вероучению против другого". Участвуя в осуществлении одной или более целей общества, его члены были свободны следовать любому верованию или философии. Оно открывало свои двери равно "христианам, мусульманам, евреям или парсам, буддистам или браминам, спиритуалистам или материалистам"»11.

Е.П. Блаватская утверждала: «...мы считаем, что если идея такого родства всего человечества завоюет всеобщее признание, то с наибольшей уверенностью можно утверждать, что возросшее чувство моральной ответственности, с нею связанное, будет способствовать исчезновению большинства зол в социальных и межнациональных отношениях; ибо тогда миром бы правил истинный альтруизм вместо нынешнего эгоизма»12.

«...Единственная миссия [Теософского Общества] — вновь зажечь факел истины, столь надолго погасший для всех, кроме очень немногих, и сохранять сию истину живою посредством создания братского союза человечества — единственной почвы, на которой может вырасти доброе семя»13.

Елена Петровна Блаватская воплотила в своей жизни этот идеал истинного теософа. Она самоотверженно трудилась на благо всего человечества и так писала о себе: «Когда я умру и меня уже не будет, люди, возможно, воздадут должное моим бескорыстным стремлениям. Я дала клятву помогать людям на пути к Истине, пока я живу, — и я сдержу свою клятву. Пусть они поносят меня и оскорбляют меня. (...) Придёт тот день, когда будущие поколения научатся лучше понимать меня»14.

Об этом же пишет Елена Ивановна Рерих: «...не за горами то время, когда русские поймут всё величие того Учения, которое принесла миру Е.П. Блаватская...»15.


1 Рерих Е.И. Письма. Т. 6. М., 2006. С. 130 (21.05.1938).

2 Там же. Т. 7. М., 2007. С. 233 (14.05.1945).                              

3 Желиховская В.П. Радда-Бай. Правда о Блаватской. Новосибирск, 1993. С. 18.

4 Цит. по: Крэнстон С. Е.П. Блаватская. Рига, 1996. С. 482.

5 Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М., 2016. С. 762 (17.12.1935).

6 Матф. 13: 57.

7 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 131.

8 Там же. С. 133.

9 Там же. С. 280.

10 Цит. по: Егорова М.Н. Меж столетьями прошедшим и грядущим // Дельфис. № 10 (2/1997) (http://www.delphis.ru/journal/article/mezh-stoletyami-proshedshim-i-gryadushchim).

11 Там же.

12 Там же.

13 Блаватская Е.П. Напутствие бессмертным. М., 2004. С. 33.

14 Оккультный мир Е.П. Блаватской. М., 1996. С. 465.

15 Рерих Е.И. Письма. Т. 2. М., 2013. С. 141 (2.06.1934).



Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Е.П. Блаватская