Мысли на каждый день

Чем же достичь удачи? Запомните – радостью.

Мир Огненный, ч. 1, 663

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ И СВЯТАЯ ТРОИЦА

Автор: Деменко Татьяна  



Теги статьи:  Преподобный Сергий

СВЯТОЙ СЕРГИЙ И СВЯТОЙ НИКОН. Троице-Сергиева Лавра

Почитание Святой Троицы на Руси было заложено Святой равноапостольной княгиней Ольгой. Первый храм во имя Св. Троицы возвели при ней в Пскове, позднее подобные храмы появились в Великом Новгороде и других городах.

В народном сознании Преподобный Сергий Радонежский, как и княгиня Ольга, неразрывно соединён с почитанием Святой Троицы. Это отражено в первом же житии святого, автором которого стал ученик Сергия Епифаний Премудрый. В житии повествуется о событии, открывшем череду свидетельств, указующих на избранность Преподобного. Епифаний рассказывает, что во время службы в церкви, на которой присутствовала мать будущего святого, уже носившая его под сердцем, младенец из утробы матери троекратным криком приветствовал Пресвятую Троицу. Позднее юный Варфоломей — будущий Сергий — встретит чудного старца, наградившего его «разумом книжным» и открывшего родителям отрока его предназначение — быть «служителем Святой Троицы».

Весь последующий жизненный подвиг Преподобного предстаёт как служение Святой Троице. Этот подвиг приобретает общенародное значение благодаря деяниям и самого святого, и его многочисленных учеников, основавших несколько Троицких общинножительных обителей в разных уделах великого Московского княжества. В житийном повествовании не раз Преподобный Сергий именуется «троичным учеником», «учеником Святой Троицы».

Нить времён, голоса летописных и народных свидетельств сохранили для нас живую память о Деле всей земной жизни Преподобного Сергия Радонежского. Его можно определить так: построение Святой Руси как обители Пресвятой Троицы, Руси, пронизанной духовной энергией Преподобного Сергия. Это же дело продолжили и его последователи, возводя вслед за учителем Троичные обители.

Преподобный Сергий не первым начал строить Святую Русь как обитель Пресвятой Троицы. Однако именно благодаря объединительной силе Его духа это строительство осуществлялось всем народом. Павел Флоренский в своём труде «Троице-­Сергиева Лавра и Россия» отмечает: «Чтитель Пресвятой Троицы, Преподобный Сергий строит Троичный храм, видя в нём призыв к единству земли Русской, во имя высшей реальности. Строит храм Пресвятой Троицы, "чтобы постоянным взиранием на него, — по выражению жизнеописателя Преподобного Сергия, — побеждать страх перед ненавистною раздельностью мира". (...) По творческому замыслу основателя, Троичный храм... есть прототип собирания Руси в духовном единстве, в братской любви. Он должен быть центром культурного объединения Руси, в котором находят себе точку опоры и высшее оправдание все стороны русской жизни»1.

После тяжкого упадка, охватившего весь XIII век, Русь с небывалой мощью начала возрождаться именно под духовным солнцем Святого Сергия. Ведь в те тяжкие времена страна, раздираемая братоубийственной рознью, не имея сил противостоять внешнему врагу, надолго оставалась под ордынским игом. Междоусобная рознь, то есть разруха внешняя, стала следствием и проявлением разрухи духовной, а именно следствием нарушения заповеди любви, согласия и единения, явленной людям в образе Пресвятой Троицы. И Преподобный Сергий в XIV веке всей своей жизнью утверждал это единение. В годы татаро-монгольского ига, «размирия», когда ненависть царила между людьми, князья предавали и убивали друг друга, — именно в эти страшные дни Преподобный Сергий мощью своей любви утверждает Святую Троицу как образ любви, которой только и можно победить вражду этого мира.

Летопись и житие Преподобного донесли до нас главный завет Его: «Воззрением на Святую Троицу побеждай ненавистную рознь мира сего».

Посвятив свой храм Троице, Сергий, образно говоря, облёк идею Святой Живоначальной Троицы в плоть и сделал её символом единения, братства, а через это — внутреннего укрепления страны. И сама особенность русского монашества Сергиева времени состояла в том, что, посвящая духовные устремления и подвиги Богу, иноки свои земные труды проводили в любви, сострадании и милосердии к ближним, к простому люду. Это стало возможным при общинножительной организации монастырского уклада.

Павел Флоренский пишет: «Идея Пресвятой Троицы для Преподобного Сергия была, в порядке общественного строительства, заповедью общежития. "Там не говорят: это моё, это — твоё; оттуда изгнаны слова сии, служащие причиною бесчисленного множества распрей", — писал в своё время св. Иоанн Златоуст о современных ему общежительных монастырях. Общежительство знаменует всегда духовный подъём: таковым было начало христианства. Начало Киевской Руси также было ознаменовано введением общежития, центр какового возникает в Киево-Печерской Лавре вскоре после крещения Руси; и начало Руси Московской, опять-таки приобщившейся новому духовному созерцанию, отмечено введением в центре Руси Московской общежития... Идея общежития, как совместного жития в полной любви, единомыслии и экономическом единстве, — назовётся ли она по-гречески киновией, или по-латыни — communia, — всегда столь близкая русской душе и сияющая в ней, как вожделеннейшая заповедь жизни, — была водружена и воплощена в Троице-Сергиевой Лавре Преподобным Сергием и распространялась отсюда, от Дома Троицы, как центра колонизации и территориальной, и хозяйственной, и художественной, и просветительной, и, наконец, моральной»2.

Преподобный Никон Радонежский стал игуменом Троицкого монастыря после кончины своего учителя. Он увековечил имя и жизненный подвиг его через образ Святой Троицы, воплощённый в Храме. Никон построил белокаменный Троицкий собор, куда были перенесены мощи Преподобного Сергия.

 «Троица» Андрея Рублёва — молитва Святого Сергия, воплощённая в красках

Непосредственно в живописной форме образ Живоначальной Троицы воплотил ученик Святого Сергия — преподобный Андрей Рублёв. По его стопам шёл бесчисленный поток иконописцев всех последующих веков.

Летопись свидетельствует, что в «память и похвалу Преподобного Сергия» игумен Никон Радонежский просит иконописца Андрея Рублева написать образ Троицы. То неизреченное, чему своей жизнью учил Сергий Радонежский, к чему обращался и по образу чего он и основал монастырь, должно было найти воплощение в иконе.

В 1551 году на Стоглавом соборе икона Рублёва утверждена была как эталон для всей дальнейшей православной иконографии Троицы.

Новизна иконы состоит, прежде всего, в том, что Андрей Рублёв сосредоточил внимание именно на трёх Ангелах. До него изображали в основном «гостеприимство Авраама» — сюжет 18-й главы книги Бытия, о том, как к Аврааму в дом пришли три Ангела. «Он возвёл очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатёр и поклонился до земли...» (Книга Бытия, 18:2). Иконописцы до Андрея Рублёва изображали трёх Ангелов в одинаковых одеждах, указывая на их единство и равенство друг другу. Другие исследователи говорили о явлении Бога в сопровождении двух Ангелов, и тогда Его писали облачённым в одежды Христа.

Андрей Рублёв не изображает сюжет встречи — Сарру и Авраама, слугу, который закалывает тельца, то есть всё то, что писали иконописцы до него. В его «Троице» мы видим лишь трёх Ангелов. Пространство иконы не сужается, по законам прямой перспективы, а, наоборот, расширяется от зрителя, стоящего перед образом. Это происходит благодаря использованному иконописцем приёму обратной перспективы. Так показано, что открывающееся в иконе пространство мира горнего неизмеримо больше мира дольнего. Иконописец как бы даёт нам возможность созерцания тайны самой Троицы, мы словно оказываемся непосредственно в поле иконы — у подножия Высшего мира.

Приведём слова Павла Флоренского о глубинной сути создания «Троицы»: «Андрей Рублёв воплотил столь же непостижимое, сколь и кристально твёрдое и непоколебимо верное видение мира. Но чтобы увидеть этот мир... нужно было иметь художнику пред собой Небесный Первообраз, а вокруг себя — земное отображение, — быть в среде духовной, в среде умирённой. Андрей Рублёв питался, как художник, тем, что дано ему было. И потому не Преподобный Андрей Рублёв, духовный внук Преподобного Сергия, а сам родоначальник земли Русской — Сергий Радонежский — должен быть почитаем за истинного творца величайшего из произведений не только русской, но и, конечно, всемирной кисти. В иконе Троицы Андрей Рублёв был не самостоятельным творцом, а лишь гениальным осуществителем творческого замысла и основной композиции, данных Преподобным Сергием»3.

«Троица» Рублёва — это учение о любви, о глубине единства духа и гармонии, запечатлённое красками. У «Троицы» есть и другое наименование — «Предвечный Совет». Это непостижимое общение внутри Святой Троицы о спасении человечества: Бог Отец, осенённый Святым Духом, с добровольного согласия Бога Сына отправляет Его в мир ради спасения людей. Так нам явлена жертва Высшего мира ради спасения и пробуждения человечества.

 

«ПРЕДВЕЧНЫЙ СОВЕТ»

 По иконе Андрея Рублёва
«Святая Живоначальная Троица»

Там, по «Предвечному Совету»,
В мир отправляются Они —
Посланцы неземного Света
На эту скорбную планету
Несут небесные Огни.
 
С иконописных ликов древних
Взирает Триединства Суть.
Святой Руси Ей сердце внемлет,
И Сергия благословенье
Рублёву на его творенье —
Нам пролагает духа путь,

Чтобы, как в Сергиево время,
В земных сердцах утихла рознь,
Ушло разъединенья бремя.
И «Троица», как откровенье
Нам сквозь века несёт Веленье —
Быть всем в единстве, а не врозь!

1 Флоренский П.А. У водоразделов мысли. Новосибирск, 1991. С. 156 – 157.

2 Там же. С. 162.

3 Флоренский П.А. У водоразделов мысли. С. 159.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Преподобный Сергий