Мысли на каждый день

Язык понимания и сочувствия откроет первые Врата Беспредельности.

Беспредельность, Предисловие

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

Наследие. Статьи семьи Рерихов и Е.П.Блаватской
СЕРИЯ КАРТИН Н.К. РЕРИХА «САНКТА»: ГАРМОНИЯ ЗЕМНОГО И НЕБЕСНОГО. К столетию создания (1922 – 2022)

Автор: Башкова Наталья  



Теги статьи:  картины Рериха

Картины серии «Санкта»1 («Sancta» — лат. «Святые») принадлежат к зрелому периоду творчества великого художника и мыслителя Н.К. Рериха (1874 – 1947). Когда мастер создавал эти полотна в 1922 году, ему было 48 лет. Они были написаны в Америке, уже за пределами России, которую Николай Константинович покинул в мае 1917 года. В этом цикле ярко проявилась его любовь к Родине, её богатой культуре и истории.

Шесть красивейших полотен серии «Санкта» глубоко символичны. В них во всей полноте выразился синтез композиционного мастерства, новаторского колорита, насыщенной философской мысли и утончённых чувств художника. Эта серия занимает особое место в его наследии. Знаменательно, что она, как подчёркивала супруга мастера Елена Ивановна Рерих, является любимой серией Духовного Учителя2, которого всю жизнь искренне почитали Рерихи. Под Его непосредственным влиянием и в близком сотрудничестве с Ним создавались Учение Живой Этики, литературные, публицистические, живописные и другие творческие труды членов этой выдающейся семьи. Всегда следует помнить о том, что искусство Николая Константиновича Рериха пронизано гуманистическими идеями Живой Этики.

Герои серии «Санкта» — русские монахи. Сам художник предпочитал другое определение — подвижники духа, подчёркивая как высочайшую ценность их самоотверженное искание Высшего Мира и внесение Его света в земную жизнь (а не уход от неё). Именно в образах подвижников Николай Константинович нашёл наиболее яркое, синтетичное воплощение тех лучших сущностных черт, которые он любил и всегда выделял в русской культуре, в стремлениях её творцов. Он утверждает духовно-нравственный идеал русского человека и священное предназначение России как духовного оплота человечества.

Об этом цикле рериховеды П.Ф. Беликов и В.П. Князева писали: «В этих полотнах Рерих мастерски воссоздаёт близкие его сердцу родную природу и древнерусскую архитектуру. На их фоне разворачиваются сцены из жизни русских подвижников. Их бесхитростный труд, их духовная чистота переданы так захватывающе, так искренне, что картины эти и теперь, через десятки лет, не перестают волновать зрителя. Тогда же для американцев они явились откровением. Тоскуя по Родине, Рерих прославлял нравственную силу народа, ту гармонию бытия, которая достигается в слиянии с природой, в мирном труде и человечности»3.

Постараемся дать целостную интерпретацию всех полотен этой серии, исходя из мировоззрения семьи Рерихов и Учения Живой Этики. Вероятно, у художника была своя концепция этого цикла, однако никаких описаний или пояснений он не оставил. Нами избрана последовательность картин, немного отличная от указанной в авторском списке4, но, поскольку наш анализ построен в русле его мировоззрения, мы считаем её вполне допустимой и творчески обоснованной. Предложенная последовательность раскрывает дополнительные смыслы и взаимосвязь полотен.                                                                                                                                                                                  

«И мы открываем врата». Художник погружает зрителя в дорогой его сердцу мир Древней Руси, её природных и архитектурных пейзажей. На картине мы видим, как ранним утром монах открывает ворота монастыря. Неожиданно в арочном проёме за высокими тёмными стенами разворачивается красивейшая панорама: бесконечно далёкий горизонт, залитые первыми лучами солнца пологие русские холмы, и на одном из них — небольшая часовня. Это буквальное прочтение образов картины, однако перед нами произведение глубокого мыслителя, поэтому необходимо обратиться к его внутреннему содержанию.

Духовную идею этого полотна можно выразить следующим образом. Ни человек, ни группа людей, ни какой-либо народ или даже страна не могут развиваться, отгородившись толстыми стенами и обособившись от остального мира. Люди не должны закрываться от жизни и прятаться от её быстро­текущего потока за высокими оградами. Общество и порождаемая им культура могут существовать только как открытая система, органично взаимодействующая со всем миром. Так и каждый человек призван не отрешаться от общей жизни, но активно соучаствовать в ней. «И мы открываем врата» — то есть мы открыты миру, видим и принимаем его разнообразие, готовы к сотрудничеству и дружественному объединению с другими людьми. Мы готовы поделиться с ними тем лучшим, что накопили в уединении познания и творчества: своими знаниями, умениями и опытом. Мы собирали эти духовные богатства для того, чтобы отдать их во благо миру и людям. Иначе, не применённые, они окажутся бесполезны. Открытие врат духа означает начало нового этапа бесконечного развития и свободного устремления человека «туда, где живёт вечная красота и где мысль творит будущую счастливую жизнь»5.

На картине мы видим изображение Богоматери «Знамение» над вратами монастыря, по обеим сторонам от них — предстоящих ей святых (слева с книгой в руке — св. Николай Чудотворец). Они благословляют и вдохновляют каждого путника жизни.

На фоне бескрайних русских холмов, образующих горизонтальную ось пространства, образ часовни задаёт ещё одно, «вертикальное» — духовное направление для понимания замысла картины. Не случайно в очерке Н.К. Рериха «Неотпитая чаша» (которая выступает символом самой Руси) храмы вдоль проезжих дорог предстают «путевыми знаками»6. Прекрасное будущее, открывающееся перед нами зовущими далями, где найдут воплощение все наши чаяния и надежды, неразрывно соединяет земной мир и Высший — и светлое строительство в одном немыслимо без обращённости к другому. Так созидание Новой Эпохи в истории человечества неизбежно предполагает духовно-нравственное преображение самого человека, её творца, для того чтобы он смог возвысить сознание и стать достойным звеном связи двух миров.

В символе часовни, образца древнерусского зодчества, сливаются прошлое и будущее России. Языком прошлого Н.К. Рерих устремляет нас к грядущей жизни, построенной на основах высокой нравственности, мира, справедливости, Общего Блага, единения народов в Красоте и Свете, гармонии с природой, любви к Высшему. Часовня как символ будущей Новой Страны — Россазии7 встречается на многих полотнах художника-мыслителя8.

В Живой Этике отмечается: «Сущие храмы создать надо на счастливой, чистой почве в России, в жизни вашей. Настойчиво откройте Врата ищущим сердцам»9; «Указать нужно, что миллионы людей ждут открытия врат»10; «Свет пронижет тьму —
Свидетельствую. У Духовного Мира открыты Врата»11. В книге «Сердце» звучит наставление и призыв: «Не мысля о Высших Мирах, разве возможно выглянуть в окно тесного дома? И сердце поведёт путём Христовым, как к ступени Преображения. Так откроем двери дома тесного. Каждое единение сознания уже есть открытие двери»12.

Мотив открытия врат сердца и духа характерен и для публицистики Николая Константиновича. Так, в очерке «Открытые врата», вошедшем в сборник «Врата в Будущее», он отмечал: «Конечно, будущее в своей беспредельности окрыляет и вдохновляет. И вообще, разве можно не любить будущее? Разве прошлое не является чудесными вратами к тому же будущему достижению? (...) Никто и ничто не может лишить человека в устремлении к светлому будущему, к открытым вратам Света»13.

Образы картины Н.К. Рериха вдохновляют его последователей на создание прекрасных поэтических произведений.

«И Мы открываем врата»
Туда, где царит Красота
Грядущего нового века;
Завещанный Храм там стоит,
Дом Духа,
                    и благовестит
О новой судьбе человека.

(Н.Д. Спирина)14

На следующей картине «И мы несём свет» («И мы приносим свет») изображён церковный ритуал, когда монахи выходят из храма и, молясь, идут крестным ходом с зажжёнными свечами вокруг стен монастыря.

Постараемся понять более глубокий смысл этой картины. Она идейно продолжает предыдущую: врата (двери) уже открыты, и монахи выходят, «неся свет».

Первый шаг человека (и общества в целом) на пути духовного совершенствования — различение Света и тьмы, созидания и разрушения, заключённых в каждой мысли, слове и действии. Не заразиться тьмой злобы, жестокости, мести и других низших проявлений, но удержать в себе самообладание, великодушие и не замедлить своего устремлённого движения к Свету и добру — такой нравственный выбор является важнейшим внутренним механизмом духовного преображения человека. «Только Светом мы приближаемся к Свету»15, — ёмко утверждает Живая Этика. Там же отмечается: «"Беспросветная тьма!" — так восклицает человек, впавший в отчаяние. "Свет погас", — говорит человек, потерявший надежду. Решительно всё, относящееся к светлому будущему, соединяется со Светом»16. Так трепетное пламя свечей на картине является символом духовного света, который вносят в жизнь выходящие из храма подвижники — победители тьмы.

В мировой культуре, как и в философии Живой Этики, Свет — это синтетическая, всеобъемлющая категория, охватывающая собой, подобно небесному куполу, высшие ценности духа. Свет — это просвещение, то есть победа над тьмой невежества и страданий, это Знание, Мудрость, Красота, Добро, Любовь. Все эти важнейшие понятия для Н.К. Рериха — ближайшие синонимы. Красота светоносна, ибо во тьме всё теряет форму и обезличивается. Красота — это добро, ибо добро — прекрасно, а зло и разложение безобразно. Добро несёт в себе свет жизни и единения и этим противостоит тьме вражды и смерти. Мудрость всегда содержит благо и красоту, тогда как невежество разделяет, лжёт и вредит. Таким образом, все эти благие понятия взаимно переплетены.

В понимании художника почитание Света лежит в основании Культуры. Он видел в этом слове два корня: культ — почитание и Ур — Свет, «Свет Огня»17. Духовную Культуру, уходящую в вечность, Николай Константинович чётко противопоставлял сменяющимся цивилизационным формам внешнего обустройства жизни18.

В рассматриваемой серии картин Н.К. Рериха, как мы уже отмечали, монахи предстают как собирательный образ русского народа, точнее, являют собой его высший, духовный облик и идеал. И значимо то, что они идут, пронзая тьму светом.

Свет — вот что содержат в себе, в своём потенциале русский народ и лучшие образцы созданной им культуры. Именно его проявления мы должны нести в мир — каждый из нас и народ в целом. Если какие-то государства пытаются установить своё господство интригами, обманом, подавлением свобод других стран, экономическим угнетением, силой оружия, то у России совершенно другой путь.

Николай Константинович глубоко чувствовал созидательный, добротворческий потенциал русского народа. Он понимал внесение в мир Света духовной Культуры и творческого созидания как его высокую миссию. Художник был уверен, что продвижение по этому пути сделает Россию мощной державой, ведущей все созвучные народы в Новую Эпоху Света и сотрудничества. Свечи каждого из нас, объединившись в общее пламя, создадут прекрасный рассвет.

В нашем обществе не прекращаются поиски национальной идеи и её ёмкой формулировки. Найти представление достойнее, масштабнее и прекраснее, чем это, вряд ли возможно.

Таким образом, картину можно осмыслить как замечательный художественный образ национальной идеи России.

Следующая картина «И мы видим» также глубоко символична. Прежде всего обратим внимание на то, кто́ видит, кто́ смог узреть Божье знамение на небесах. Слева на картине запечатлена часть храма, откуда после службы выходит монах. После молитвы, очищающей и возвышающей сознание, он неожиданно видит духовным взором вместо голубых небес образ Христа — Спаса Нерукотворного. Этот образ, согласно преданию, отпечатался на плате, которым Христос вытер Своё лицо.

Чуть правее от храма, на башне высокой городской стены, изображена древнерусская дружина с воинским знаменем — хоругвью с образом Богородицы. Очевидно, по мысли художника, воины, самоотверженно отдающие свои жизни в битвах за Родину, также могут в устремлении преданности и самопожертвования удостоиться лицезрения Высшего Облика.

Н.К. Рерих утверждает здесь идею единства и многомерности мира. Высший мир не оторван от земного, не отделён от него непроходимыми стенами. Его светоносные, огненные энергии пронизывают земную жизнь и наполняют её. Увидеть Высшие Силы, эту духовную реальность, конечно, очень непросто, но всё же возможно, считает художник. Утончённым сердцем, чутким и чистым сознанием человек может приобщиться к этой тончайшей реальности и узреть прекрасные Лики. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят», — говорится в Евангелии от Матфея (5: 8).

О целительной и вдохновляющей силе образа Спаса художник писал: «Спас — Милостивый, Спас — Кроткий, Спас — Всеведущий, Спас — Всемогущий, Спас — Грозный, Спас — Всеисцеляющий, всё тот же Великий Лик, полный бездонной мощи, к которому извечно приходят люди со всеми радостями, горями, болестями и причитаниями. (...) Лик Христа не покинул дома сего, и Лики всего Священного Христова Воинства и освещают, и укрепляют, и бодрят народное сознание»19.

Так Свет, который человек возжёг в своём сердце и с которым вышел на путь жизни, стал реальной силой, открывающей небывалые духовные измерения сущего. По глубокому замечанию Е.П. Маточкина, в серии «Санкта» к категории святого относятся не только персонажи картин, «но и символическое истолкование пространства, сама беспредельность, как бы насыщенная Святым Духом»20. Земной мир наполняется сакральным смыслом, так как содержит глубинную многомерность. Интересно, что именно эта картина, где так зримо и конкретно представлен один из Ликов Высшего Мира, имеет плоскостную композицию, характерную для иконописи. «...Эта абсолютная плоскостность компенсируется духовным видением, — подчёркивает Е.П. Маточкин, — кажется, что взгляд иконописного Спаса Нерукотворного пронзает все далёкие дали и все тайники человеческой души. Физической освещённости в картине нет; как в иконах, здесь присутствует вечный неземной божественный свет»21. Полотно Н.К. Рериха показывает, насколько этот приём старых мастеров до сих пор прекрасно служит для воплощения труднейших живописных задач.

Образ монаха, стоящего на ступенях храма в восхищении перед Высшим Ликом, близок ещё одному персонажу Н.К. Рериха — духовному подвижнику Гайятри из драмы «Милосердие». Одним из кульминационных моментов пьесы является последнее молитвенное обращение Гайятри к Высшему, посвящённое спасению Родины, только что пережившей войну и разорение. В Учении Живой Этики проницательно подчёркивается, что «подвижники молятся не о себе»22. «Дикарь в молении своём прежде всего просит милость для себя, но мудрые отшельники молят благодать для мира; в том различие дикаря от мудрых. Нужно это положить в основание всех мыслей. (...) ...Много мудрее просить о мире, в котором и сами найдёте каплю Блага»23. Гайятри произносит слова, созвучные тайным молитвам подвижников духа:

Где мудрость страха не знает.
Где мир не размельчён ничтожными домашними стенами.
Где знание свободно.
Где слова исходят из правды.
Где вечно стремление к совершенству.
Где Ты приводишь разум к священному единству.
В тех небесах свободы, Могущий,
Там дай проснуться моей Родине24 

Так путь восхождения, проходимый человеком в уединении своего сердца, предстаёт во всей мощи и красоте именно в акте самоотречения от любых, даже заслуженных, личных благ и устремления к действенной помощи людям.

Достижение Высшего Света ведёт к дальнейшему утверждению его в каждом земном дне.

«И мы трудимся». Как показательно название картины! Действительно, жизнь духовных подвижников проходит в постоянных трудах, в простых, ежедневных заботах. На полотне мы видим, как они идут к озеру за водой. Сюжет очень прост. Однако необычный, сияющий колорит картины подсказывает нам, что художником заложена в неё высокая идея.

Вспомним, как монахи совершают любую повседневную работу. Они исполняют её с молитвой, вдохновенно устремляясь и посвящая её Высшему. Так земные действия, творимые «руками и ногами человеческими», наполняются глубоким духовным содержанием, чистотой, благожелательством. В одной из статей Н.К. Рерих писал о том, что «даже полы могут быть вымыты прекрасно»25. Когда человек подходит к труду с достойными мотивами, добрыми мыслями и светлыми чувствами, то и плоды его будут полезны, человеколюбивы и уже этим прекрасны.

И Николай Константинович, и Елена Ивановна, как и их Духовный Учитель, неоднократно отмечали черты, которые они особенно ценили в характере русского народа. Это его незлобивость, трудолюбие, скромность, самоотверженность, доброжелательность, добротворчество, то есть созидательная направленность ко Благу, и, конечно, искание Высшего.

Так погружённость в земные дела и желание исполнить их как можно лучше вовсе не противоречат высоким духовным стремлениям. Напротив, необходимо их соединение. Качество деятельности человека, как в итоге и всей его жизни, напрямую зависит от мыслей и мотивов, которые он вкладывает в них. В Живой Этике звучит призыв: «...устремляйтесь к работе возможно лучше. И каждую работу оберните лучшей эманацией. Сделавший наиболее радостно наиболее скучную работу будет твёрдым победителем...»26 «Труд и огонь [духа] — причина и следствие энергии»27, накапливаемой в человеке. «...Радость работы есть лучшее пламя духа»28. Таким образом, и в повседневной жизни Свет, зажжённый в сердце, не меркнет, но горит, изнутри преобразуя саму природу человека и тем самым общество.

Важнейшая идея, которую хочет донести до нас художник, — это необходимость соединения земного и Небесного, материального и Духовного, временного и вечного, конечного и беспредельного, преходящего и бессмертного. Сверхцелью человека, стоящей как бы над всеми другими его жизненными задачами, является, как считает Н.К. Рерих и как учит Живая Этика, поиск гармоничного баланса между этими двумя началами. Нельзя ограничиться только земными заботами и материальной стороной жизни, иначе человек будет мало отличаться от животного, а в аффекте низших чувств может пасть и ниже. Но также неразумно оторваться от земли, уйти в отвлечённые, пустые рассуждения и мечтания, так как они не приведут к реальным достижениям и разобьются о первые же препятствия. Равновесие, которое уже в древности называли Золотым или Царственным путём, составляет величайшее искусство жизни, а потому требует больших усилий и неустанного напряжения.

Сияющий Свет, заполнивший на картине всё пространство вокруг монастыря, свидетельствует о победном вхождении в земной мир Высшего начала. В одной из первых книг Учения Живой Этики подчёркивается: «Спросят: "Какое ваше небо?" — Скажите: "Небо труда и борьбы". Из труда рождается непобедимость, из борьбы — красота»29.

Николай Константинович писал в замечательной статье «Держава Света»: «В великом огне прозревались незримые истины. Возвышенное сознание озарилось пламенными языками. Во время молитвы Св. Франциска так сиял монастырь, что путники вставали, думая, не заря ли.

Сияние возгоралось над монастырём, когда молилась Св. Клара. Однажды свет сделался так блистателен, что окрестные крестьяне сбежались, подумав: не пожар ли.

Много преданий, а вот и нехитрый рассказ о Псково-Печорском монастыре: "Наш монастырь особенный. Отойдите в тёмную ночь подальше от монастыря да оглянитесь вокруг. Кругом — мрак беспросветный, зги не видать, а над монастырём светло. Сам сколько раз видел. (...) Какие в монастыре огни? Два фонаря керосиновых, да две лампады перед иконами. Вот и всё освещение. (...) Нет, это свет особенный"»30.

На всех рассматриваемых полотнах серии «Санкта» окружающая физическая реальность активно преображается одухотворённым человеком. Видимый глазами свет растворяется в неизмеримо более мощном Высшем Свете.

Следующая картина «И мы не боимся» привлекает наше внимание необыкновенно спокойными, нежными розово-сиреневыми красками. Мы видим двух монахов, мирно беседующих друг с другом по пути к храму. Вероятно, их остановило появление медведя. Проснувшиеся зимой, эти животные, как правило, агрессивны. Но на картине медведь стоит, смиренно опустив голову. Мы знаем о дружбе с этим большим зверем таких подвижников, как Сергий Радонежский и Серафим Саровский. В житиях обоих святых рассказывается, что они сумели приручить даже медведя, участливо поделившись с ним последним хлебом. Сознательный поиск доброго начала в жизни одарил подвижников духа способностью видеть и пробуждать эту светлую искру в самых разных существах.

Так и мы, стремится убедить нас художник, должны не бояться окружающего мира и его разнообразия, а человечно и милосердно искать общий язык понимания, который будет заключаться, конечно, не в словах, но в тончайших чувствованиях сердца. Зажжённый Свет духа способен коснуться самых глубин сущего, которые едины и родственны для всех его форм. Этот Свет умиротворяет и объединяет.

Картина содержит в себе образ прекрасного будущего, где господствует мир и согласие как между людьми, так и между человеком и природой. Не страх и нажива, ответно вызывающие озлобление и агрессию, но желание Общего Блага, помощь и искреннее даяние лучшего являют подлинные мотивы человека-творца.

Созерцание этого полотна рождает чувства спокойствия, одухотворённого равновесия и живительной гармонии.

Так путь служения Высшему, избранный людьми и воплощённый ими в каждодневном труде и любовном отношении к миру, приводит их к постижению смысла своей жизни и достижению спасительного идеала.

Н.К. Рерих убеждён, что высшие ценности и духовная основа русской культуры содержат в себе мощный преобразовательный потенциал, способный превратить тяжесть земной жизни в радость мирного существования общества и его бесконечного развития.

Последняя картина серии «Санкта» «И мы продолжаем лов» написана на евангельский сюжет. Среди учеников Христа было несколько рыбаков. В Евангелии от Матфея описывается призвание Учителем будущих апостолов Петра и его брата Андрея в тот момент, когда они были заняты ловлей рыбы на озере: «И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4: 19).

Искусствовед Е.П. Маточкин нашёл истоки образа картины и проницательно отмечал: «...Рерих здесь выстраивает свою композицию так, как это делал Рафаэль в своём знаменитом эскизе к ватиканскому ковру [имеется в виду эскиз к шпалере «Чудесный улов»]. Единственное отличие состоит в том, что у Рериха на полотне нет фигуры Христа. Его золотой нимб превратился в диск солнца, розовый хитон — в закатное небо. Более того, в цветовом отношении у Рериха акцентируется образ солнца как идейно-смысловой центр произведения. Око Вселенной здесь замещает око Христа»31. Идейным источником этого превращения, расширяющим масштаб земных событий до космических, могли послужить для художника строки из первой книги Живой Этики, в которых звучит призыв устремить дух «к Всемогущему Чудесному Оку Вселенной»32.

Полотно Н.К. Рериха построено на метафоре бурного житейского моря. Апостолы, сумевшие зажечь в себе сердечный свет любви к Христу и его Учению, призваны к служению людям. Их сеть — это духовное поучение и наставление. В Живой Этике отмечается: «Каждый, с людьми говоря, уподобляется рыбаку, закидывающему сеть»33. «Ловя сердца пылающие, принесёте дар Нам»34. Через приобщение к высоким истинам подвижники духа помогают людям подняться над материальной жизнью, земными заботами и суетой. Чутко отозвавшаяся на зов душа человека мощно напрягает в себе силы и стремление к важному шагу — открытию врат сердца и духа. Это внутреннее изменение служит началом того пути, который Рерих выразил для нас в художественных образах серии как шести этапов развития — от озарения, постижения Высшего, подвига труда до борьбы за спасение ближнего. Таков путь каждого восходящего духа.

 «И Мы продолжаем лов» —
Сердце наше ведёт любовь
Спасти из пучин морских
Род гибнущих душ людских;
Не дать утонуть навек
Всему, чем жив человек.

(Н.Д. Спирина)35

Исходя из наших размышлений, идею серии картин «Санкта» можно кратко сформулировать следующим образом:
1) открытие врат духа и сердца;
2) зажжение света духовности;
3) ответ Высших Сил и приближение к Ним;
4) подвижнический каждодневный труд и преобразование окружающего мира;
5) личный пример воплощения гармонии на земле;
6) продолжение самоотверженной борьбы за одухотворение сознания людей и совершенствование жизни.
Если первые три картины делают акцент на индивидуальном пути духовного постижения мира Духа, то другие три показывают его дальнейшее социальное воплощение на земле. В первых трёх общая направленность героев — вширь и ввысь, кульминирующая в небесном видении образа Христа. А в трёх других присутствует бо́льшая обращённость вниз, к земной жизни, ярко выраженная в образе ловли рыбы — человеческих сердец.

Так стремление постичь идейный пласт живописной серии «Санкта» привело нас к интерпретации полотен как шести взаимосвязанных этапов духовного пути человека. Знаменательно, что многие образы этой серии органично переплетаются в мудром стихотворении Б.Н. Абрамова «Наш жизненный путь — тернистый...» (образ Учителя, земной труд, лесные звери, духовная битва, врата новой жизни и др.), где также обобщается жизненный опыт человека.

Учение Живой Этики, принесённое в мир семьёй Рерихов в 1920 – 1940 годы, дано было на русском языке как дар российскому народу, поэтому должно быть воспринято прежде всего им. Изучение этой философской системы и углубление в её идейную многомерность, будем верить, вдохновят наши сердца на новые свершения в деле совершенствования земной жизни. Большой труд преображения себя, помощь окружающим людям и миру, предстоящие всем нам, увенчаются будущим взлётом культуры России — новой Культуры, построенной на основах духовности и высших ценностей.

Высокое Поручение есть великая ответственность и особая честь.
Откроем врата и возжжём Свет!

 * * *

Наш жизненный путь — тернистый.
Бегут чередой года,
Но мудрый, простой и чистый
Твой Образ храним всегда.

Когда от труда, заботы
Почувствуем боль в плечах,
Мы вспомним, как Сам работал
И храм воздвигал в лесах.

Когда ужаснёмся дикой
И злобной душе людей —
Мы вспомним, как Сам Великий
Был другом лесных зверей.

Когда устаём от битвы,
Сомненьем полны, тоской,
Мы вспомним, как Сам с молитвой
Людей посылал на бой.

Как луч, как маяк ведущий
Нам Имя Твоё в пути,
И встретим Тебя, Зовущий,
У врат, что должны найти.

(Б.Н. Абрамов)36


1 «Sancta». В статье используется транслитерированное название серии.

2 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М., 2009. С. 33 (21.04.1951).

3 Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. Новосибирск, 2009. С. 226.

4 Мы не знаем всех мотивов, которыми руководствовался художник при составлении большого авторского списка своих картин, созданных за многие годы. Возможно, он зафиксировал картины в соответствии с их живописным воплощением или разработкой начального замысла серии.

5 Рерих Н.К. Друг человечества // Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 189.

6 Рерих Н.К. Неотпитая чаша // Избранное. Новосибирск, 2021. С. 96.

7 Россазия — «это имя державы, данное России от Сергия [Радонежского]» (Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М., 2011. С. 130 (7.07.1930)).

8 Часовня, как правило, стоит на холме или изображена на фоне русской холмистой долины. На ряде картин она вместе с другими строениями окружена городской стеной. Образ древнерусского города мог возникнуть в творчестве художника под влиянием русских летописей и иконописи, изучавшихся им. Одни из первых древнерусских «городков» появились в живописи Н.К. Рериха в 1901 – 1902 годах («Город. Утро» (1901), «Городок» (1902), «Городок зимой» (1902)) и кульминировали уже как символ будущей России в таких полотнах, как «Святой Сергий Радонежский» (1932), «Странник Светлого Града» (1933), «Terra Slavonica. Земля Славянская» (1943).

9 Листы Сада Мории. Зов. 31.03.1921.

10 Листы Сада Мории. Озарение. 3 – IV – 6.

11 Листы Сада Мории. Зов. 26.06.1921.

12 Сердце. 333.

13 Рерих Н.К. Открытые врата // Врата в Будущее. Рига, 1991. С. 189 – 190, 192.

14 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. Новосибирск, 2009. С. 249.

15 Иерархия. 273.

16 Аум. 144. См. также параграфы в Записях Б.Н. Абрамова, где развиваются эти глубокие мысли, например: Грани Агни Йоги. 1968. 395 – 397 (Новосибирск, 1996); 1952 (II). 673 (Новосибирск, 2014).

17 Мир Огненный. I. Предисловие.

18 См., например: Рерих Н.К. Латвийскому Обществу имени Рериха // Держава Света. Священный Дозор. Рига, 1992. С. 107 – 108.

19 Рерих Н.К. Спас // Держава Света. Священный Дозор. С. 203 – 204.

20 Маточкин Е.П. Древнерусские традиции и идеи синтеза в творчестве Н.К. Рериха // Духовный образ России в философско-художественном наследии Н.К. и Е.И. Рерихов: Материалы Междунар. обществ.-науч. конф. 1996. М.: МЦР, 1998. С. 112.

21 Маточкин Е.П. Идея Света в творчестве Н.К. Рериха // Новая эпоха — новый человек: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. 2000. М.: МЦР, 2001. С. 85.

22 Аум. 25.

23 Сердце. 554.

24 Рерих Н.К. Милосердие. Новосибирск, 2015. С. 37.

25 Рерих Н.К. Творящая Мысль // О Вечном... М., 1991. С. 44.

26 Листы Сада Мории. Озарение. 3 – VI – 21.

27 Община. 236.

28 Агни Йога. 459. Замечательный анализ этих мыслей мы находим в Записях Б.Н. Абрамова: «Дисциплина светоносного труда — очередная задача человечества. Слишком много тьмы порождалось трудом подневольным... (...) Надо научиться трудиться радостно, какую бы работу ни приходилось исполнять. Ведь дело не в самой работе, видимые плоды которой сметёт рука времени, но в самом процессе напряжения, усиления и накопления внутренних огней [духа]. Через труд огни возжигаются правильно, бодрое состояние трудящегося играет при этом решающую роль. (...) В труде возносимся. Человек, окрылённый напряжённым и вдохновенным трудом, преображается» (Грани Агни Йоги. 1956. 30 (Новосибирск, 2009)). «Труд радостный светоносен. Унылый и подневольный, труд рабский, лишённый энтузиазма, убийственен для духа. Творческий труд эволюционен. (...) ...Труд в смысле и значении духовного развития полезнее всех и всяких упражнений. Труд дан человеку для того, чтобы мог он творить и выражать в нём энергии духа» (Грани Агни Йоги. 1963. 118 (Новосибирск, 2019)).

29 Листы Сада Мории. Озарение. 3 – II – 2.

30 Рерих Н.К. Держава Света. С. 10.

31 Маточкин Е.П. Древнерусские традиции и идеи синтеза в творчестве Н.К. Рериха // Духовный образ России в философско-художественном наследии Н.К. и Е.И. Рерихов: Материалы Междунар. обществ.-науч. конф. С. 111 – 112.

32 Листы Сада Мории. Зов. 1.08.1921.

33 Аум. 480. См. также: Сердце. 334.

34 Листы Сада Мории. Зов. 22.06.1921.

35 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. С. 250.

36 Абрамов Б.Н. Устремлённое сердце. Новосибирск, 2012. С. 390.

 



 


Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Наследие. Статьи семьи Рерихов и Е.П.Блаватской