Издательский центр РОССАЗИЯ    контакты    написать нам   8 (383) 223-27-55

Мысли на каждый день

Язык понимания и сочувствия откроет первые Врата Беспредельности.

Беспредельность, Предисловие

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

«МУЗЕИ — В НИХ ВСЯ МОЯ ЖИЗНЬ». Посвящается Н.Д. Спириной

Автор: Василькова Нина  

Журнал: № 1 (333), Январь, 2022


Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней)

«Музеи — в них вся моя жизнь» — эту фразу, известную сегодня многим, Наталия Дмитриевна Спирина произнесла, глядя на фотографии двух строящихся музеев Рериха — в Новосибирске и на Алтае. Каким же долгим и невероятно сложным был путь к созданию этих культурных центров в самый тяжёлый для нашей страны период. В архиве Сибирского Рериховского Общества хранятся документальные свидетельства всех этапов этого грандиозного строительства, включая официальные документы, переписку Наталии Дмит­риевны, видео- и аудиозаписи «круглых» и «квадратных столов» и встреч, воспоминания участников этих незабываемых событий. Обо всём этом будет подробно рассказано в «Истории становления Сибирского Рериховского Общества», в которой значительную часть составит раздел, посвящённый созданию музеев Рериха в Сибири.

Ещё в самом начале этого строительства, в сентябре 1998 года, когда сотрудники Рериховских обществ рассказывали на «квадратном столе» о том, как они добывают средства и строительные материалы и каким образом доставляют грузы из разных регионов страны, Наталия Дмитриевна сказала: «Об этом надо книгу написать! ...Будет написана изумительная, увлекательная книга о создании музея, о том, как он рождался, строился, творился и созидался. Это будет так же увлекательно, как самый увлекательный роман. И фотографии там будут помещены, и портреты деятелей, и все будут зачитываться этой книгой»; нужно «описать каждую поездку и что приходилось преодолевать. И ещё важно описать, как нам помогали Свыше, это нужно обязательно отметить»1. И как утверждала Наталия Дмитриевна, в будущем по этой книге смогут изучать становление Нового Мира.

Кратко коснёмся истории создания Музея Н.К. Рериха в Новосибирске.

Ещё находясь в Харбине, когда Б.Н. Абрамов готовил своих учениц для работы на Родине, он получал сообщения о продвижении Плана, намеченного Великим Учителем. В Записи Абрамова от 6 июня 1958 года говорится: «Большие дела. Понадобитесь скоро. Неожиданностями не поражайтесь. Прогрессия ускорения. Вот уже праздник на улице нашей. (...) Но пока очень трудно на плане земном. Как пропустить в плотный [мир] заряды сгущённого Света? Выставка — шаг первый. Пакт Мира — второй»2.

Первая выставка картин Н.К. Рериха в Советском Союзе открылась в Москве 12 апреля 1958 года благодаря усилиям Юрия Николаевича Рериха. 3 июня того же года Борис Николаевич записал: «В сердце страны новые элементы свето-энергетического порядка. Отныне пульсация станет иной. Картины скажут то, что не могут сказать слова. Воздействие идёт прямо на сердце. Процесс трансмутации будет усилен космопространственными условиями. Новая фаза»3.

И ещё приведём несколько Записей Б.Н. Абрамова из книги «Искры Света». Июнь 1958 года: «Дела хороши. Помощников не хватает. Знающих очень мало. Вас уже ждут»4. «Воле Владык предайтесь. План вашей жизни намечен и степень трудов»5. 2 октября 1958 года: «Поручение дано выполнить сыну [Юрию Рериху]. На знающих и могущих лежит задача — помочь. Нужно желание разделить труд поручения, напрячь волю к осуществлению помощи. Самоприходящие ценны. Он [Юрий] многое знает. Является фокусом средоточия. Надо связаться в духе. Сейчас идёт наполнение Именем Гуру пространств Родины. Много готовых сознаний, ждущих лишь искры. Дух народа воспрянет, когда материальная основа
освободит его от мелочных забот, и тогда он устремится к звёздам. Вторая революция будет в духе»6.

2 июля 1958 года получено сообщение от Матери Агни Йоги о предстоящем переезде на Родину: «Вас скоро позовут. Будете очень нужны. И заменить некем. Замену подготовите сами. Сколько трудов впереди на ниве любимой. Лучше лучшего сложится всё для тех, кто устоял. (...) Всех надо вместе собрать»7.

В тот же день сделана ещё одна Запись: «Успех превосходит все ожидания и предположения. Электричеством насыщено всё и даёт яркие вспышки. Расширяются возможности. Теперь уже и не знаешь, что будет завтра. Очень нужны мне уже»8. На следующий день — продолжение: «На очереди вопрос о Музее. Нужны сотрудники»9.

Таким образом, круг задач для отъезжающих на Родину был очерчен. Цель всех заданий была одна — «к Приходу людей подготовить»10. Наступал срок переустройства планеты. И невозможное становилось возможным.

В Новосибирск, куда в 1959 году прибыли Б.Н. Абрамов и Н.Д. Спирина, Юрием Николаевичем Рерихом была передана часть картин Н.К. Рериха. 27 сентября 1960 года в Картинной галерее Новосибирска (НКГ) открылась постоянная выставка, в развеске которой принимал участие и Борис Николаевич.

«Сперва картины, потом труды прочие — всё будет освещено, — было сказано Великим Учителем. — Как снежный ком будет расти явление утверждения посланников Наших»11.

В 1974-м, юбилейном году, когда мировая общественность широко и торжественно отмечала 100-летие со дня рождения Н.К. Рериха, новосибирцами обсуждался вопрос и о создании Музея Рериха. Так, в статье кандидата архитектуры В. Пивкина «И кистью, и пером, и словом...», посвящённой Рериху, говорилось: «Городу нужен музей его [Рериха] имени, нужно учреждение, которое приумножало и изучало бы его наследие... В этой связи представляется свое­временной и уместной инициатива кафедры архитектуры промышленных зданий и сельскохозяйственных сооружений НИСИ [Новосибирского инженерно-строительного института] им. В.В. Куйбышева, предложившей своим питомцам в качестве темы дипломного проекта "Научно-исследовательский институт востоковедения имени Н.К. Рериха в г. Новосибирске"»12.

В статье рассказывалось об одном из таких проектов, разработанном Еленой Лосевой. Институт востоковедения имени Рериха предполагалось построить на самой высокой точке города, у реки Ини на Ключ-Камышенском плато. (На этом месте в 2011 году построили планетарий.) Кроме помещения института и экспозиционных залов в здании были предусмотрены конференц-зал, библиотека со специальным хранилищем для коллекции книг Н.К. Рериха и многое другое.

Был сделан и официальный запрос в Министерство культуры о создании Музея Рериха, но безрезультатно. Об этом известно из переписки Наталии Дмитриевны с П.Ф. Беликовым. 24 сентября 1974 года Павел Фёдорович пишет: «Относительно письма о Музее в Новосибирске, которое не прошло, дело вполне понятное. (...) Это слишком сложное дело, "народных строек" и соответствующих "фондов" — у нас наперечёт. Попасть в такой разряд — почти безнадёжное дело. Нужно обосновать необходимость Музея наличием экспонатов, т.е. картин Н.К., а их у вас сейчас мало. Поэтому необходимо хотя бы на время получить их из разных запасников, временно где-то выставить (возможно, с помощью А.П. Окладникова в помещениях Сибирского отделения АН), заполучить согласие дальнейшего поступления картин (может быть, от С.Н.) и, опираясь именно на такие факторы, хлопотать о специальном музее»13.

Но мысль о Музее Рериха в Новосибирске не оставляет Наталию Дмитриевну. Спустя годы, уже в 1986-м, один из её московских корреспондентов, Дмитрий Попов, сообщает ей о том, что создаётся Советский фонд культуры, средства которого планируется направлять в том числе и на «финансирование строительства и реставрации объектов культуры». Он предлагает через этот фонд поднять вопрос о строительстве Музея Рериха, а также об учреждении Дня Культуры — инициативе Наталии Дмитриевны, прозвучавшей на Рериховских чтениях 1984 года.

Н.Д. Спирина пишет в ответ: «Мы думаем обратиться в Сов[етский] фонд культуры с предложением о проведении дня культуры, когда фонд будет основан. И о музее Н.К., наверно, имеет смысл тоже обратиться туда. Хорошо было бы, если бы и комиссия по [культурно-художественному] наследию [Н.К. Рериха] присоединилась к этим предложениям» (25.09.1986 г.). 12 ноября 1986 года Советский фонд культуры был основан, но просуществовал он недолго — до 1991 года, и нам пока неизвестно, было ли обращение в этот фонд о создании Музея Рериха.

К тому времени около Наталии Дмитриевны уже образовался круг единомышленников. По-другому и быть не могло, хотя начинала она свою культурную деятельность одна. Как сказано в Записях Б.Н. Абрамова, «один в поле — воин. Он хорошо виден, и суждённым друзьям легко подойти, но дайте время»14. И это время наступило.

30 января 1989 года Наталия Дмитриевна пишет своему другу и единомышленнице Валерии Леонидовне Кнорре: «У нас тут происходят события. Наконец-то, после почти годовой борьбы, у нас образовалось Общество дружбы "СССР — Индия". 26 января было открытие, которое прошло на большом подъёме». Официально Новосибирское отделение Общества советско-индийской дружбы (НООСИД) было зарегистрировано 31 января 1989 года, Председателем его избрали академика М.М. Лаврентьева. При Обществе была образована Рериховская секция.

Через полтора года, путём реорганизации Рериховской секции при НООСИД, было создано Сибирское Рериховское Общество. 30 сентября 1990 года состоялось учредительное собрание СибРО, а 5 апреля 1991 года оно было зарегистрировано в отделе юстиции Новосибирского облисполкома. Как отмечалось в первом печатном издании СибРО «Рерихи и "Живая Этика"», вышедшем в свет 30 августа 1991 года, культурно-просветительская деятельность сотрудниками Общества проводилась к тому времени уже более 18 лет, начавшись задолго до его образования.

Своего помещения СибРО не имело. Его предоставило руководство Новосибирского монтажного техникума: это была небольшая комната на втором этаже студенческого общежития. Рядом находился актовый зал, где проходили «круглые столы» СибРО. В этом здании Общество работало с 1991 по 1993 год.

Создание Музея Рериха в столице Сибири было одной из важных задач СибРО, и в 1991 году оно обращается к руководству Новосибирской области и Ю.М. Соломину, министру культуры РСФСР, с предложением создать в Новосибирске Музей им. Н.К. Рериха. В 1992 году СибРО, ряд учёных, деятелей культуры и общественность Сибирского региона обращаются к администрации области и города с предложением создать в Новосибирске Центр культуры «Сибирь — Индия», который будет включать в себя Музей имени Рерихов и индийское культурное представительство. Организация, руководимая Н.Д. Спириной, стучалась во все двери, не прекращая поисков путей для создания очага Культуры, носящего имя Рериха, но вопрос не решался. И всё это время СибРО оставалось без своего помещения, по-прежнему располагаясь в общежитии Монтажного техникума.

19 марта 1992 года СибРО обращается к руководству Картинной галереи с просьбой выделить одну комнату на первом этаже. В помещении было отказано; оговаривалась только возможность проведения выставок произведений Рерихов и краткосрочной аренды актового зала для отдельных мероприятий СибРО.

И лишь 21 августа 1992 года был подписан договор аренды с Картинной галереей в лице её директора Е.П. Маточкина, только что назначенного на эту должность. Обществу выделили вначале одну, а затем две комнаты на первом этаже здания галереи со стороны Красного проспекта. В одной из комнат расположилась библиотека СибРО; также было отведено место под книжный склад. Позже, в соответствии с дополнением к Договору от 22 октября, были выделены две комнаты в полуподвальном помещении со стороны ул. Свердлова, в которых СибРО за свой счёт произвело капитальный ремонт и куда впоследствии переехало.

В сентябре того же года в Новосибирске побывала вице-президент Международного Центра Рерихов Л.В. Шапошникова. На квартире Н.Д. Спириной состоялась её встреча с членами Правления СибРО, во время которой Л.В. Шапошникова высказала идею о создании в Новосибирске филиала Московского Центра-музея Н.К. Рериха с участием СибРО и Сибирского отделения Академии наук. Предложение было поддержано. По её просьбе сотрудники СибРО организовали встречу с новосибирскими учёными во главе с председателем президиума СО РАН академиком Валентином Афанасьевичем Коптюгом, на которой обсуждался вопрос о создании будущего филиала на базе СибРО в Академгородке. Начались переговоры о подготовке соответствующего трёхстороннего договора между МЦР, Сибирским отделением Академии наук и СибРО.

Академик В.А. Коптюг, который встречался с С.Н. Рерихом и вёл с ним переписку, известил Святослава Николаевича о планах по созданию музея в Новосибирске. 22 октября 1992 года Святослав Рерих ответил: «...ценю Ваши идеи и заинтересованность в восстановлении и совместном использовании Института гималайских исследований "Урусвати" в Кулу и ожидаю, что совет в Кулу также будет сотрудничать с отделением музея Рериха в Новосибирске и с Сибирским отделением Академии наук».

Валентин Афанасьевич поблагодарил Святослава Николаевича за оказанное доверие и сообщил ему (5.11.1992 г.), что для создания музея в Академгородке предоставляются необходимые площади, одновременно будет прорабатываться вопрос формирования культурного центра, связанного с расширением работы над наследием Рерихов.

К решению этого вопроса были подключены власти города, уже было выделено здание, о чём В.А. Коптюг сообщил в своём письме С.Н. Рериху. Но «неожиданно на его имя приходит письмо из МЦР (№ 624-МЦР от 7.12.1992 г.), в котором Правление Международного Центра Рерихов просит документально "ускорить оформление отношений между МЦР и СО РАН". Так неожиданно для двух остальных участников соглашения Международный Центр Рерихов вычеркнул Сибирское Рериховское Общество из трёхстороннего договора, что было неприемлемо для академика В.А. Коптюга»15. Письмо было передано в СибРО, и после ознакомления с ним двое членов Правления вылетели в Москву. «При личной встрече Л.В. Шапошникова не смогла ответить на заданные ей по этому поводу вопросы»16.

15 декабря 1992 года выходит постановление о создании Центра-музея Н.К. Рериха на базе СибРО за подписью главы администрации г. Новосибирска И.И. Индинка. Разместить музей предполагалось на территории Краеведческого музея, но из-за отсутствия необходимых площадей это оказалось нереальным.

30 августа 1993 года появляется постановление мэрии о создании музея Рериха на базе коллекции картин Н.К. и С.Н. Рерихов, Мемориального кабинета Н.К. Рериха при НКГ и архивных материалов СибРО. Директору Е.П. Маточкину поручалось разместить Центр-музей в Картинной галерее до завершения строительства отдельного здания. Комитет по культуре мэрии должен был решить вопрос с финансированием.

Казалось бы, всё решено, осталось только исполнить указанное. Но дело получает неожиданный поворот: 11 ноября приказом Управления культуры Новосибирской области Е.П. Маточкина смещают с должности директора НКГ. Этот пост занял С.М. Дубровин. И для СибРО наступили непростые времена.

12 января 1994 года мэрия, в ответ на обращение Комитета по культуре области, вынуждена была отменить Постановление от 30 августа 1993 года «о создании Центра-музея им. Н.К. Рериха» и порекомендовала Рериховскому Обществу обратиться с этим вопросом в администрацию области.

И какое же здание предложили власти нашей области для такого значимого культурного центра?

9 февраля 1994 года областной Комитет по культуре предложил СибРО освободить занимаемые в Картинной галерее помещения и переселиться в одно из трёх предложенных зданий — спецбиблиотеку на ул. Крылова, 15, учебно-методический центр на ул. Каинской, 5 или кинотеатр «Заря».

Что из себя представляли предложенные помещения? Спецбиблиотека оказалась подвалом, полностью разрушенным. «Погреб без окон, без дверей», —
прокомментировала Наталия Дмитриевна на «квад­рат­ном столе» (13.02.1994 г.). Учебно-методический центр был меньшим по площади, за два месяца до этого там случился пожар. В кинотеатре «Заря» отсутствовало центральное отопление, автономное отопление от местной котельной в январе оказалось разморожено, не было и канализации. В этих зданиях не имелось и помещений для экспозиций.

Последовала новая череда писем. СибРО просит городские власти выделить более приспособленное для музея здание: Дом Ленина, здание по ул. Сибирской, 54, где находилась Школа высшего спортивного мастерства, или «Башню» на ул. Ватутина, 29/1. Убедительно просили также рассмотреть возможность размещения Общества в Картинной галерее до получения отдельного здания. Но Комитет по культуре Новосибирской области вновь предложил ряд строений, не пригодных для музея.

А в это время руководство Картинной галереи подаёт в Арбитражный суд иск о признании договора аренды с СибРО недействительным, хотя юридических оснований для его расторжения не было.

С письмами в защиту СибРО выступили многие организации и частные лица. На имя мэра пришло письмо (от 13.01.1994 г.) столичных деятелей культуры, среди которых были И. Григорьев, Б. Мессерер, Л. Дуров, И. Смоктуновский, Н. Дурова, Л. Касаткина, В. Зельдин, Б. Ахмадуллина и многие другие. Вот фрагмент из этого письма: «Неужели мы, россияне, дожили до такого дня, когда в городе Новосибирске, в Картинной галерее, где висят картины Н.К. Рериха, подаренные его сыном Ю.Н. Рерихом, и где был организован кабинет Н.К. Рериха, вдруг по чьей-то воле этот кабинет закрывается; увольняется директор галереи и, мало того, общественной организации, которая носит имя Н.К. Рериха и которая нашла себе приют в подвалах галереи (!), отказывают в помещении... Как расценить этот факт? Мы, работники искусства, обеспокоены положением дел в Вашем городе. Призываем Вас... во имя России, во имя Будущего, сохранить престиж города как носителя и хранителя культурных ценностей и постараться убедить Ваше управление культуры, а также и администрацию картинной галереи не совершать подобных актов вандализма».

Так начиналась многолетняя битва за культуру.

А ведь 1994 год был юбилейным для семьи Рерихов. Мировая общественность отмечала 120-летие со дня рождения Н.К. Рериха, 115-летие со дня рождения Е.И. Рерих, 90-летие со дня рождения С.Н. Рериха. И СибРО в течение года активно проводит юбилейные мероприятия, посвящённые этим датам: это и передвижная выставка репродукций картин Рерихов в городах Сибири, вторая Школа-семинар по педагогике «Дети и Живая Этика», первый научный семинар «Наука Грядущего Века» при поддержке СО РАН, собравший учёных из многих городов, и традиционные Дни Культуры в октябре. Несмотря на чинимые препятствия со стороны руководства областного Комитета по культуре и НКГ, СибРО продолжает вести свою просветительскую работу, теряя драгоценное время на тяжбы и разбирательства с руководством НКГ.

В вышестоящие инстанции поступала искажённая информация, дискредитирующая деятельность СибРО. Так, 22 января 1996 года в письме на имя главы области и председателя президиума СО РАН академика В.А. Коптюга председатель Комитета по культуре области Юрий Иннокентьевич Дубровин, однофамилец или родственник директора НКГ, сообщает, что СибРО сразу же после подписания с галереей договора о сотрудничестве стало его нарушать; якобы в мемориальный кабинет люди стали приходить молиться, что мешает галерее выполнять свои задачи. «Так как Рериховское общество является официально зарегистрированной Минюстом религиозной организацией, то цели и задачи картинной галереи и Рериховского общества не позволяют осуществлять сотрудничество. Нормативный материал, регламентирующий деятельность музеев, категорически запрещает размещение в зданиях музеев посторонних организаций. (...) С учётом этих обстоятельств, продление договорных отношений с Сибирским Рериховским обществом нецелесо­образно», — утверждалось в письме.

Разносторонняя деятельность СибРО уже была широко известна не только в Новосибирске и области, но и в других регионах России, а также странах СНГ. И письмо Ю.И. Дубровина ставило в сложное положение и Комитет по культуре, и лично главу администрации области, по поручению которого Дубровин должен был разобраться в происходящем.

Сибирскому Рериховскому Обществу пришлось взять справку в Управлении юстиции, свидетельствующую, что оно является не религиозной, а культурно-просветительной организацией.

Комитет по культуре области продолжил подбор здания для музея и в очередной раз предложил ещё несколько помещений, не просто требующих капитального ремонта, но и совершенно не подходящих по техническим нормам для выполнения задач будущего центра культуры.

Здание НКГ, как памятник архитектуры, находилось на балансе Центра по сохранению историко-культурного наследия администрации области, а Картинная галерея арендовала его, поэтому про­длить договор аренды могла лишь администрация области. Комитет по управлению государственным имуществом не возражал против размещения Общества в галерее, как и Центр по сохранению историко-культурного наследия.

22 июля 1996 года известный учёный, академик Андрей Алексеевич Трофимук обращается к губернатору Виталию Петровичу Мухе с просьбой о содействии в продлении договора Общества с НКГ и просит оставить Общество в полуподвальных помещениях до получения соответствующего здания. К этой просьбе присоединились группа учёных из Академгородка и более 50 предприятий и организаций города и области. Андрея Алексеевича заверили, что всё будет в порядке, что все указания даны и условия для сосуществования двух учреждений уже определены. На деле же 8 августа 1996 года в СибРО явился чиновник Комитета культуры области и заявил, что при помощи ОМОНА выставит СибРО из занимаемых помещений.

Сохранилась видеозапись встречи сотрудников СибРО с А.А. Трофимуком (24.08.1996 г.). Приведём его слова: «Я высказал своё мнение В.П. Мухе в присутствии В.А. Коптюга о проблеме Сибирского Рериховского Общества. Я сказал, что есть простой способ — послать нынешнего директора НКГ на сцену [по профессии он артист], пусть там выступает, и всё будет решаться просто, и никаких вопросов не будет. Я сказал и о руководителях культуры области, об их низкой квалификации. Сказал, что люблю культуру. Место Сибирского Рериховского Общества — сам Бог велел быть им в НКГ. Там картины Н.К. и С.Н. Рерихов, СибРО и база для изучения творчества семьи Рерихов. Это неотделимо, надо гордиться этим. А дошли до ОМОНа. Я сказал: "Что, Вы хотите скандал? Он будет и в России, и за рубежом, если вы что-либо предпримете против Общества. Н.К. Рерих — это сверхпатриот, ему надо как Богу молиться, знать его творчество необходимо, чтобы не превратиться в дикарей. Решите этот вопрос. Лучший подарок к моему 85-летию — сохраните это сверхпатриотическое Общество"». (3 августа 1996 года был юбилей Андрея Алексеевича Трофимука.)

6 сентября 1996 года Совет СибРО обращается с письмом к мэру города Виктору Александровичу Толоконскому с просьбой выделить под музей здание по ул. Коммунистической, 38 (бывший детский сад), как соответствующее на настоящий момент для этих целей территориально и по архитектуре, и получает одобрение. Следующей инстанцией был губернатор, на имя которого 27 сентября было направлено соответствующее письмо. И наконец 6 декабря 1996 года распоряжением мэрии Новосибирска Сибирскому Рериховскому Обществу было выделено в аренду это здание с прилегающей к нему территорией для реконструкции и строительства Музея Н.К. Рериха.

Сразу же выходит постановление мэра от 4 сентября 1997 года, предписывающее главам районов города, руководителям управлений и комитетов мэрии, предприятий и организаций Новосибирска оказывать всемерную помощь и содействие в ускорении создания Музея Н.К. Рериха и парковой зоны вокруг него.

Было одобрено и создание Международного попечительского совета для содействия и помощи в создании Музея Н.К. Рериха. В него вошли заместитель мэра г. Новосибирска В.Д. Набивич, заместитель председателя президиума СО РАН академик В.И. Молодин, генеральный директор «Сибакадемстроя» Я.И. Денисов, министр культуры Республики Алтай В.Е. Кончев, чрезвычайный и полномочный посол РФ в Индии А.М. Кадакин, исследователь творческого наследия семьи Рерихов из Австралии Майкл Брин, директор Музея Н. Рериха в Нью-Йорке Дэниел Энтин, академик Монгольской академии наук Шагдарын Бира, генеральный секретарь Центра искусств Бангалора Нанжунда Рао, Президент Общества международного развития, бывший Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали и многие другие.

В мартовском номере журнала «Перед Восходом» за 1997 год появилось сообщение о выделении здания под музей. После тщательного технического обследования было решено часть здания разобрать, поскольку стены были в трещинах, и возводить его заново. При этом проектом предусматривалось строительство уже трёхэтажного здания с нетиповым фасадом.

«Строительные организации, к которым обращалось СибРО за помощью, не решались браться за столь сложный объект. Откликнулся генеральный директор ООО "Реконструкция" [одно из подразделений «Сибакадемстроя»] Яков Ионович Денисов — человек большой души, смелый и талантливый, — взявший на себя основной груз строительных работ»17. Знаменательная стройка стартовала 1 сентября 1997 года. Объект не имел постоянного финансирования, и работы по реконструкции и строительству музея велись в долг.

Переехать в строящееся здание СибРО ещё не могло. Шла подготовка к V Рериховским чтениям, которые с большим успехом прошли в начале ноября 1997 года. Но затем последовали события далеко не радостные: началась новая акция администрации НКГ по выселению СибРО. В 1997 году состоялось несколько судебных разбирательств.

В течение многих месяцев в помещениях, занимаемых СибРО, по выходным и в праздники, а в будние дни после пяти вечера по приказу директора Картинной галереи отключали не только свет, но и воду. Именно в то время, когда в СибРО приходили люди, была открыта библиотека и шли занятия в секциях и семинарах, все вынуждены были работать при свечах!

И вновь в адрес администрации города и области и на имя министра культуры РФ Н.Л. Дементьевой пошёл поток писем в поддержку СибРО буквально со всего света. О чём же шла в них речь?

В письме вице-президента Этической ассоциации из Австрии г-жи Гунди Лиер говорилось: «Объединения наших ассоциаций в Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Англии, США и других странах информированы о действиях, направленных против Сибирского Рериховского Общества, и мы убедительно просим Вас найти правильное решение, которое дало бы возможность предотвратить это недоразумение уже сегодня»18.

Председатель Рериховского Общества Литвы Ирена Залецкене писала: «Ввиду того, что Сибирское Рериховское Общество приобрело международную известность, всякие действия, направленные против него, ударят по престижу России как государства, в котором не поддерживается культура и общественно-просветительское движение. Просим Вас употребить все Ваши полномочия для помощи СибРО»19.

Среди авторов писем были депутаты законодательных органов, профессора-искусствоведы, изоб­ретатели, администрации городов, Рериховские общества, Межрегиональное общественное движение «Единение женщин», Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий и многие другие. Как отмечалось в статье В. Алёшина «Громкое эхо тихого конфликта» в газете «Ведомости» (30.01.1998 г.), «это уровень большой политики». И далее из этой же статьи: «Но от политических руководителей области и города мы вправе требовать более широкого взгляда. Срок договора об аренде истёк. Так продлите же его как владельцы здания, которое арендует у вас картинная галерея! Ибо нигде не оговорены сроки поддержки очагов высокой культуры. Они зависят исключительно от духовной зрелости властей»20.

Отправил письмо на имя губернатора и академик А.Л. Яншин, о чём он уведомляет Наталию Дмитриевну Спирину (19.05.1998 г.) и задаёт вопрос: «Почему Сибирское Рериховское Общество так держится за эти две полуподвальные комнаты, из которых его так упорно гонят? Ведь ему в Академгородке предлагали приличное помещение. Об этом мне рассказывал В.А. Коптюг».

Из ответа Наталии Дмитриевны (8.06.1998 г.): «Мы держимся за эти комнаты потому, что они находятся в самом центре города и многочисленным приезжающим удобно встречаться с нами, получать литературу и информацию. Кроме того, строящийся Музей находится на соседней улице, что чрезвычайно удобно для ведения всех дел, связанных с ним. Мы пытались найти равноценное помещение в этом районе, но нам это не удалось».

А работы по реконструкции здания музея шли полным ходом. Форма строительства была необычна для того времени, по существу это была народная стройка. В ней уже летом 1998 года участвовало около сотни предприятий из Новосибирска и других реги­онов страны, несмотря на тяжёлую экономическую ситуацию в стране в тот период. Помощь собиралась по крохам. «Юрга, например, выделила бетонные плиты и кирпич, — писала Жанна Евгеньевна Шмидт из Мысковского клуба «Живой Этики» в статье для местной газеты «Вариант». — Наши Мысковская автобаза, Томусинская ГРЭС, АП "МЭМЗ" [Мысковский экспериментальный механический завод], АО "МЗЭИ" [Мысковский завод электромонтажных изделий] тоже внесли свой вклад в возведение единственного за Уралом Музея Н.К. Рериха»21.

Приведём выдержку из репортажа Р. Нотмана «Музеи без энтузиастов не появляются»: «...если смотреть по адресам, географии, то помощь музею оказывается отовсюду. Но какая?! Обратилась, положим, за помощью к "Птицепрому" Л.А. Калиниченко. Не отказали. Помогли. Но не деньгами, а... коробками яиц. (...) Яйца обменяли на лестничный марш. Исключительный энтузиазм проявляет Екатерина Павловна Ананьина из города Кемерово. Она то два поддона кирпича организует, то "выбьет"... три вагона угля. Правда, ещё никак их к нам перегнать не может. Но женщина полна решимости довести дело до конца. Спрашивается: зачем строителям музея Рериха в центре Новосибирска три вагона угля? А для бартера. За них могут дать оконные блоки или тот же кирпич. Примерно сто предприятий Новосибирска хоть что-то, но выделили народной стройке.

Под Томском есть посёлочек Тимирязево. Он известен своим музеем леса. Ну а музей музею всегда поможет. Так вот, для рериховцев выделили десять кубометров кедра, который пойдёт на строительство мансарды. В Екатеринбурге договорились о трубах. Музею преподнесли в подарок десять кубометров... живого леса. Теперь у Бачурина [гл. инженера музея] голова болит: как его спилить, разделать и привезти.

Музею помогают и многие институты СО РАН. Или обещают помощь. Например, Институт горного дела берётся сделать пневмопробойником "прокол" под улицей Коммунистической, для водовода.
Строителей консультируют специалисты Центрального ботанического сада — перед музеем предполагается парковая зона. Просто "парк" сказать как-то не решаюсь — сегодня территория в строительном мусоре и пока не кажется большой»22.

Из кемеровской газеты «Кузбасс»: «С особой теплотой и горячим желанием помочь строительству встретили нас люди в Яшкинском лесничестве, — пишет Виктор Вальков. — Они отобрали для строительства музея самый лучший лес, много сил положили, чтобы помочь в его погрузке. Запомнилось мне и топкинское предприятие "Железобетон-4" своей доброжелательной атмосферой. Его руководитель Василий Васильевич Новиков воистину энтузиаст культурного строительства. Без таких отзывчивых людей невозможно никакое народное строительство»23.

Общими силами за лето 1998 года была выполнена кладка второго этажа и внутренняя перепланировка, началось возведение мансарды. Кузнецы из Ярославля выковали бóльшую часть чугунного ограждения. За два месяца до наступления холодов необходимо было успеть подготовить контур к зиме, то есть подвести наружные коммуникации и соорудить кровлю, чтобы вести внутренние отделочные работы.

Из письма Василия Ефимовича Житяева, часто приезжавшего на стройку из города Лесного Свердловской области: «Вернувшись из командировки, я рассказал друзьям о прекрасных встречах в Новосибирске, но счёл необходимым рассказать о том, как живут сотрудники, помощники, работая до поздней ночи, имея краткое время для сна, или как спят в Обществе на стульях или на полу... при температуре +8 градусов. Это всё мы должны знать.

А работа на строительстве музея до полуночи в отдельные дни, когда до наступления холодов надо было проложить трубы и засыпать глубокие траншеи! Это настоящие окопы настоящей передовой фронта, только за спиной небольшой группы ребят — не только Россия, а на этот раз и судьба Земли и человечества!

И скромные посылки с тёплыми вещами, продуктами, небольшими суммами денег — всё это вновь как в 1941 – 1945 годы, знак искреннего желания простых людей приблизить Победу Сил Света!»24

О высоком значении строившегося Музея Н.К. Рериха Наталия Дмитриевна Спирина говорила много раз. «Наш музей — как зерно, как посев Нового Мира, который потом может дать обновление миру — Общину Мира. В будущем, подобно нашему музею, будут строиться и другие музеи, большие или малые. Главное в том, чтобы там был дух общины. Но для этого, как всегда, требуется какой-то образец, какой-то пример, потому что без примера люди не знают, чему подражать, как действовать, как быть. Это не мечта, это действительность, причём практическая действительность. Сейчас ведь всё происходит на практике» (9.01.1999 г.)25.

А на практике на каждом шагу было много трудностей и препятствий. По этому поводу Наталия Дмит­риевна сказала: «Надо и врагов тоже со счетов не скидывать, потому что наш музей очень их не устраивает. Но к этому надо быть готовыми. (...) "На войне как на войне", как говорится. А мы на войне» (18.07.2001 г.)26. «...Наш музей — это эволюция. Это для будущего. Он же очень-очень надолго. И сколько он породит новых сотрудников!» (1.04.1999 г.)27

В 2001 году уже велись отделочные работы, и к юбилею Наталии Дмитриевны Спириной были готовы её кабинет, Каминный зал и комната под фондохранилище. Музей, продолжая строиться, практически сразу начал работать. Поэтому днём его неофициального открытия сотрудники СибРО считают 4 мая 2001 года — день 90-летия Наталии Дмитриевны, когда она посетила музей. Но до официального открытия музея пройдёт ещё шесть лет.

Только она — создатель и руководитель СибРО — понимала всю значимость этой великой стройки. Она говорила: «Сейчас все, кто принимают участие в строительстве музея, участвуют в жизни духа, и всё это спасает планету. Это оплот духовной жизни планеты» (26.05.2002 г.)28. Она знала многое. Знала, какую весть понесут картины великого Мастера, что будет дано через них. В Записях Б.Н. Абрамова так сказано «о значении и воздействии картин на трёх планах»: «После земного выступают следствия огненные. (...) ...Лицезрение полотен даёт результат при соответствии, без которого нет созвучия. При элементах, дающих созвучие, появляется взаимопонимание. Искра попадает в сознание. Просыпается сознание к явлению непосредственного познавания.

Близко время, когда искусство объединит народы земли, ибо его язык универсален.

Через искусство подойдут к пониманию того, что иначе ещё недоступно.

В будущем вся жизнь будет прекрасна, весь обиход. Красота ляжет в основание строительства Нового Мира»29.


1 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 6. Новосибирск, 2015. С. 255 – 256.

2 Грани Агни Йоги. 1958 (II). 504 (Новосибирск, 2013).

3 Искры Света: Из Бесед Б.Н. Абрамова с Н.Д. Спириной. 1946 – 1971. Новосибирск, 2021. С. 170.

4 Там же. С. 176.

5 Там же. С. 177.

6 Там же. С. 197.

7 Грани Агни Йоги. 1958 (II). 633.

8 Там же. 635.

9 Там же. 640.

10 Там же. 631.

11 Там же.

12 Молодость Сибири. 1974. 10 октября.

13 Здесь и далее цитируются материалы из архива СибРО.

14 Искры Света... С. 189.

15 Цит. по: Спецвыпуск «Светлые маяки культуры: прошлое, настоящее, будущее. О наследии семьи Рерихов» // Восход. 2017. № 4. С. 30.

16 На Восходе. Спецвыпуск СибРО «Скажем правду!» от 25 нояб. 2002 г. С. 8.

17 Восход. 2007. № 9 – 10. С. 16.

18 Цит. по: Алёшин В. Громкое эхо тихого конфликта. Ведомости. 1998. 30 января. С. 16.

19 Там же.

20 Там же.

21 Встречи, выставки // Газета «Вариант». 1998. № 58 (19 мая).

22 Советская Сибирь. 1998. 11 июля.

23 Строим музей всем миром // Кузбасс. 1998. № 189 (9 октября).

24 Народная стройка // Перед Восходом. 1999. № 2.

25 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 6. С. 286.

26 Там же. Т. 7. Новосибирск, 2016. С. 218.

27 Там же. Т. 6. С. 324.

28 Там же. Т. 7. С. 274.

29 Искры Света... С. 280 – 281.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список