Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Желание не есть подвиг. Подвиг есть осознание необходимости.

Озарение, ч. 2, гл. 7, п. 16
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

Библия теософов. Великие афоризмы. К 190-летию со дня рождения и 130-летию со дня ухода Е.П. Блаватской

Автор: Ганина Людмила


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

ЕЛЕНА ПЕТРОВНА БЛАВАТСКАЯ

Фото 2


Теги статьи:  Елена Блаватская

«Живут твои и исчезают тени», —
Но каждая оставит опыт свой;
И этот дар построит те ступени,
Которыми взойдёшь ты в Храм Свершений,
Бессмертный дух,
                                          извечно молодой!1

Это стихотворение было написано Н.Д. Спириной в 1952 году, а эпиграфом к нему она взяла строки из книги Е.П. Блаватской «Голос Безмолвия»: «Личность, или физическое тело, называется тенью, ибо оно преходяще».

В 1991 году Н.Д. Спирина выступает на Всесоюзной общественно-научной конференции, посвящённой 160-летию со дня рождения и 100-летию со дня ухода Елены Петровны Блаватской с докладом «Два Пути». Именно в этом году Сибирское Рериховское Общество впервые издаёт книгу Е.П. Блаватской «Голос Безмолвия». А в 2007, 2009 и 2016 годах Издательский центр СибРО публикует эти жемчужины восточной мудрости в сборнике избранных трудов Е.П. Блаватской.

Расскажем немного об истории создания и о значении этой небольшой, но великой книги.

В конце весны 1889 года Е.П. Блаватская писала друзьям: «Мой врач настаивает на том, чтобы я отдохнула, хотя бы две недели. Мне нужно сменить обстановку»2. В это время она получила приглашение приехать в Фонтенбло, что рядом с Парижем, где провела три недели. Из Франции Е.П. Блаватская отправляет своей тёте Н.А. Фадеевой два радостных письма, где сообщает, что перемена обстановки пошла ей на пользу.

Она пишет: «Восхитительный воздух, весь пропитанный смолистым духом соснового леса и прогретый солнцем, — коим я дышу целые дни, катаясь по прекрасному парку, — просто воскресил меня, вернул давно утраченные силы. Представь, несколько теософов приехали вчера из Лондона навестить меня, и посему мы все отправились осматривать замок. Из пятидесяти восьми дворцовых покоев сорок пять я прошла на своих ногах!! Я уже больше пяти лет столько не ходила! Я поднялась по парадной лестнице, откуда Наполеон I прощался со своими гвардейцами; осмотрела апартаменты бедной Марии-Антуанетты... Гобелены, севрский фарфор и некоторые картины — настоящее чудо!.. Мои пальцы касались того самого стола, за которым великий Наполеон подписывал своё отречение. Но больше всего мне понравились картины, вышитые шёлком... Я ужасно горжусь собой, потому что сама обошла весь дворец. Подумать только, при вас в Вюрцбурге я чуть было не распрощалась с обеими ногами, а теперь, как видите, преспокойно разгуливаю... Ах, что за деревья... Я никогда не забуду этого живого леса. Гигантские дубы и шотландские ели, и у всех — исторические имена. Здесь есть дуб Мольера, Ришельё, Монтескьё, Мазарини, Беранже. Есть дуб Генриха III и два огромных семисотлетних дерева... Я попросту жила в этом лесу целыми днями, меня возили по нему либо в кресле-каталке, либо в ландо. Здесь так замечательно...»3

«Однако поездка в Фонтенбло интересна для истории Теософского движения не только тем, что дала Е.П. Б[лаватской] возможность переменить обстановку и посетить знаменитый дворец, но скорее потому, что именно здесь был в основном написан Голос Молчания4. Быть может, бегство из Лондона, с его загрязнённой атмосферой и вечными туманами, способствовало тому, что Е.П.Б. смогла приняться за эту важную книгу»5.

Анни Безант в «Автобиографии» рассказывает о поездке в Фонтенбло и о том, как Елена Петровна писала «Голос Безмолвия»: «Меня пригласили в Париж вместе с Гербертом Барроузом для участия в большом Конгрессе труда, который проходил с 15 по 20 июля. Пару дней я провела у г-жи Блаватской в Фонтенбло, куда она выбралась на несколько недель отдохнуть. Я застала её за переводом чудесных отрывков из "Книги золотых правил", широко известных теперь как Голос Молчания. Она писала быстро, не имея перед собой никакого материального источника, а вечером я должна была читать вслух сделанное за день, чтобы убедиться, "приличен ли её английский". При этом присутствовали Герберт Барроуз и м-с Кэндлер, преданный американский теософ. Мы усаживались вокруг Е.П.Б., и я начинала читать. Перевод был на чистейшем и красивом английском, плавном и музыкальном; лишь изредка попадались одно-два слова, которые можно было бы заменить. Выслушивая похвалы, она смотрела на нас как изумлённый ребёнок — хотя любой, кто обладает литературным вкусом, не меньше нашего восторгался бы этой изысканной поэмой»6.

Также Е.П. Блаватская поручила просмотреть рукопись «Голоса Безмолвия» Джорджу Миду. Он пишет: «Я сказал ей, что это самая великая вещь во всей нашей теософской литературе, и даже попытался, против своего обыкновения, выразить словами тот восторг, который испытывал... Е.П.Б. не была удовлетворена своим переводом и высказывала опасение, что ей не удалось должным образом передать оригинал... Это так характерно для неё! Она никогда не бывала уверена в своих литературных трудах и охотно выслушивала все критические замечания, даже от тех, кому следовало бы промолчать. Странно, что больше всего она тревожилась как раз за свои лучшие статьи и книги, а в отношении своих полемических сочинений чувствовала себя вполне уверенно... Свежая атмосфера жизни и  подлинности, которой она окружала свои великие произведения, — всё это, на мой взгляд, послужит к её неувядающей славе. Она была титаном среди смертных... Наш титан был стихийным, какими и бывают в действительности все титаны; но чтобы закладывать основы, нужны гиганты, а когда гиганты передвигаются, они поневоле опрокидывают идолов в кумирнях карликов»7.

А вот что сама Е.П. Блаватская писала о «Голосе Безмолвия» в феврале 1890 года своей сестре Вере Желиховской: «Как видишь, я в Брайтоне, на морском побережье, куда меня направили врачи вдыхать океанические испарения Гольфстрима, дабы излечиться от полного нервного истощения. Меня беспокоит не боль, а учащённое сердцебиение да звон в ушах — я почти оглохла; и ещё слабость, такая слабость, что я едва способна руку поднять. Мне запрещено читать, писать и даже думать; я обязана лишь дни напролёт проводить на свежем воздухе — "ждать у моря погоды". Мой доктор и сам перепугался, и перепугал весь персонал. (...)

Время от времени из Лондона наезжают по два-три теософа и дежурят посменно возле меня, следя за каждым моим движением, аки церберы. Вот и сейчас один из них просунул голову в окошко и слёзно просит перестать писать. Но должна же я сообщить тебе, что я пока ещё жива. Ты же бывала в Брайтоне, правда? У нас тут очаровательная весенняя погода, солнце просто итальянское, воздух густой, насыщенный, море блестит, словно зеркало, и меня целыми днями катают туда-сюда по эспланаде в инвалидной коляске. Это прелестно.

Думаю, я уже достаточно окрепла. Мой врач сказал: "Вы перетрудились, — говорит, — вы обязаны дать себе отдохнуть". Вот это да! И это при том, что у меня на руках столько работы! "Вы уже написали всё, что можно, — говорит, — пора и честь знать".

Ему легко говорить, а между тем я всё равно должна привести в порядок третий том "Тайной Доктрины", а четвёртый вообще едва начат. Хотя и вправду при моей нынешней слабости у меня всё ещё трясётся голова и в сон клонит. Но всё равно не бойся. Опасность миновала. Черпай утешение в газетных вырезках, приложенных к письму. Видишь, как славят народы твою сестру! Мой "Ключ к теософии" завоюет множество новых прозелитов [горячих приверженцев], а "Голос Безмолвия", при том, что это крошечная книжка, становится Библией теософов.

Это великие афоризмы. Я могу так говорить, ибо ты знаешь, что это не я их сочинила! Я лишь перевела их с телугу, старейшего южноиндийского наречия. Там три трактата, посвящённых нравственности: этические принципы монгольских и дравидских мистиков. Некоторые из афоризмов просто удивительно глубоки и прекрасны. Здесь они произвели настоящий фурор; думаю, и в России они привлекли бы внимание публики. Не хочешь ли заняться их переводом? Это было бы прекрасное занятие»8.

«Голос Безмолвия» — это не только великие афоризмы, это программа продвижения ученика по Пути. Некоторым теософам этот Путь показался слишком сложным, и они подали заявления о выходе из Эзотерической секции Теософского общества.

Словами из «Голоса Безмолвия» Елена Петровна убеждает их вернуться обратно. 29 ноября 1889 года она направила следующее послание членам секции: «Возьмите же назад свои заявления, вы, ученики прилежные, кои, ослеплённые идеалом, явленным в письме Учителя, и уязвлённые своим собственным несовершенством, избрали ложный путь — выхода из Секции. Он — антипод смелости. Постарайтесь понять, что продвижение возможно лишь шаг за шагом, и каждый шаг даётся героическим усилием. Выход из Секции означает отчаяние или робость. "Ни один Архат, о Лану, не становится таковым в том воплощении, когда Душа впервые взалкала конечного освобождения" ("Голос Безмолвия", часть II). Прочтите эти слова и запомните их. "И коли падёт он, даже тогда не падёт он напрасно; враги, умерщвлённые им в последней битве, не вернутся к жизни в его последующем воплощении" ("Голос Безмолвия", часть II). Обузданные страсти, как убитые тигры, никогда уже не смогут обернуться и растерзать вас. Так надейтесь, а не отчаивайтесь. Пробуждаясь каждое утро, старайтесь прожить день в гармонии с высшим Я. "Дерзай" — есть боевой клич, которому Учителя учат каждого ученика. Большего от вас и не требуется. Кто делает всё возможное, тот делает всё, о чём можно просить. Наступает момент, когда даже какой-либо Будда перестаёт быть смертным грешником и делает свой первый шаг к состоянию Будды. (...) Опять-таки, мысль о том, что грешники и святые могут равно вступить на Путь, ярко выражена в "Голосе Безмолвия", часть II, где сказано, что "ни одному новобранцу никогда нельзя отказывать в праве вступить на путь, что ведёт к полю брани".

Прочтите "Голос [Безмолвия]", я говорю. Он для вас был написан и вам посвящён, по особому указанию Учителей. В нём предугаданы все ваши вопросы и даны на них ответы. Братски Ваша Е.П.Б.»9.

«Одним из немногих» Елена Петровна считала русского писателя Льва Толстого. Сразу после выхода в свет «Голоса Безмолвия» в 1889 году она подарила ему эту книгу с дарственной надписью: «Графу Льву Николаевичу Толстому. "Одному из немногих" от автора Е. Блаватской». Эта книга до настоящего времени хранится в Доме-музее Л.Н. Толстого в Ясной Поляне.

Теософские сочинения Лев Толстой читал. Так, он пишет в своём дневнике 12 февраля 1903 года: «Читаю прекрасный теософич[еский] журнал; много общего с моим пониманием»10.

«Голос Безмолвия» высоко оценивали не только теософы, но и буддийские лидеры. В 1927 году известный деятель буддизма Дайсэцу Т. Судзуки опубликовал первый том своих «Очерков по дзэн-буддизму», в которых был широко представлен буддизм Махаяны. Но ещё в 1910 году он написал своей невесте о «Голосе Безмолвия»: «Вот настоящий буддизм Махаяны»11. Приведём ещё слова Судзуки: «Несомненно, мадам Блаватская каким-то образом была посвящена в более глубокую сторону учения Махаяны, а затем передала то, что она считала мудрым, западному миру...»12

В 1989 году Далай-лама XIV в предисловии к юбилейному изданию «Голоса Безмолвия» пишет: «Я думаю, что эта книга оказала сильное влияние на многих людей, которые искренне ищут и стремятся приобщиться к мудрости и состраданию Пути бодхисаттвы. Я от всей души приветствую это юбилейное издание и выражаю надежду, что оно поможет ещё очень и очень многим»13.

Хорошо знали и любили эту книгу Рерихи. «Книга "Голос Безмолвия" была прекрасно переведена Е. Писаревой, и я имела эту книжечку ещё в России, до первой войны»14, — писала Елена Ивановна Рерих в 1946 году Валентине Дудко. В 1952 году она пишет Екатерине Инге: «Сегодня утром перечитывала чудесную книжечку Е.П. Блаватской — "Голос Безмолвия". Знакомы ли Вы с нею? Хорошо иметь эту книжечку при себе. По мере продвижения на Пути всё сказанное там становится при перечитывании таким выпуклым, бесконечно близким и таким устремляющим в Лучезарное Будущее. И всё сказанное не является метафорами, но становится Истиной, переживаемой сердцем и сознанием озарённым»15. Примечательно, что в том же 1952 году Наталия Дмитриевна Спирина написала стихотворение, вдохновлённое строками из «Голоса Безмолвия».

«Голос Безмолвия» — это откровение, дающее нам понимание об огромном духовном труде и напряжении, через которые проходит ученик, полностью преобразовывая свою внутреннюю жизнь.

Скажем же о Елене Петровне Блаватской и «Голосе Безмолвия» словами Елены Писаревой: «Пусть же эта маленькая книга научит вдумчивого читателя понять и полюбить ту большую душу, которая была способна подниматься на такие горние высоты, где нет места ничему временному, личному и условному, где уже чувствуется дуновение Божественного и Вечного»16.

Закончим ещё одним стихотворением Н.Д. Спириной, в котором она затрагивает тему Голоса Безмолвия:

ТАМ, ГДЕ ТЫ

Там, где Ты, нет ни света, ни тьмы,
Ни печали, ни радости нет;
И пришедший к Тебе
Ни смеяться, ни плакать не будет.

Там, где Ты, нет ни зла, ни добра,
Нет ни ненависти, ни любви;
И пришедший к Тебе
Станет выше того и другого.

Там, где Ты, — равновесия центр,
Колеса неподвижная ось;
И того, кто с Тобой,
В мире действий ничто не коснётся.

Потому до Тебя не дойти
В кандалах двухконечных причин;
И пришедший к Тебе
Никогда их рабом не пребудет.

Потому в эту Тайну из тайн
Единения двух полюсов
Никогда не проникнуть тому,
Кто запутался в крайностях жизни.

Потому устремленье к Тебе —
Это поиски Тайны без слов;
И безмолвия голос ведёт
В сокровенный, неназванный Мир Твой 17.


1 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. Новосибирск, 2009. С. 29.

2 Крэнстон С. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига; Москва, 1999. С. 467.

3 Там же. С. 467 – 468.

4 Имеется в виду «Голос Безмолвия».

5 Крэнстон С. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. С. 468.

6 Там же. С. 468 – 469.

7 Там же. С. 472 – 473.

8 Блаватская Е.П. Письма друзьям и сотрудникам. М., 2002. С. 670 – 672.

9 Блаватская Е.П. Инструкции для учеников Внутренней Группы. М., 2000. С. 508 – 509.

10 https://ru.wikipedia.org/wiki/Блаватская,_Елена_Петровна

11 Крэнстон С. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. С. 590.

12 https://theosophy.wiki/en/The_Voice_of_the_Silence_(book)

13 Голос Безмолвия. М., 2001. С. 9.

14 Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М., 2007. С. 297 (12.03.1946).

15 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М., 2009. С. 170 (26.05.1952).

16 Голос Безмолвия. С. 17.

17 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. С. 338.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Е.П. Блаватская


Статьи по теме, смотреть список