Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

…Cила духа всё побеждает, всё малое боится силы, всё большое уважает силу. Идите львами!

Рерих Е.И. Письмо от 20.07.1931
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

СВЕТОЧ НАУКИ. Камилл Фламмарион

Автор: Малышева Наталья


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Камилл Фламмарион. Около 1900 г.

Фото 2

К. Фламмарион

Фото 3

Гравюра К. Фламмариона к книге «Атмосфера. Популярная метеорология». 1888

Фото 4

К. Фламмарион. 1890

Фото 5

Фото 6

Фото 7

Фото 8

Спиральная Галактика

Фото 9

Обсерватория К. Фламмариона в Жювизи

Фото 10

К. Фламмарион, граф Плювинель, Бослер, Р. Бонапарт, генерал Ферри. 1921

Фото 11

К. Фламмарион с небесным глобусом. 1921


Теги статьи:  наука

Звёздных пространств Беспредельность — духу бескрайняя область для исследования.

Из Записей Б.Н. Абрамова1

Учение Живой Этики говорит, что одна из основных задач эволюции — устремление к Дальним Мирам. В выполнении этой задачи невозможно переоценить роль науки. Ведь «тайны мироздания не чудо, но нечто, подлежащее изучению и раскрытию»2.

«Что мы знаем о Дальних Мирах? Но они есть»3. «Дальние Миры существуют на плане физическом. Они находятся на расстояниях огромных»4. «И мысль, лишь она одна, может привести к ним. Мысль и устремление»5. «Для мысли нет расстояний»6.

В книге «Беспредельность» сказано, что «широкое распространение знаний может переродить мир»7.

Камилл Фламмарион — французский учёный-астроном — внёс огромный вклад в распространение знаний, в популяризацию астрономии. Среди современных астрономов, профессионалов и любителей, вряд ли найдётся человек, не слыхавший этого имени. Об этом удивительном учёном упоминается в трудах Е.П. Блаватской, «Письмах Махатм», книгах Учения Живой Этики, в Письмах Е.И. Рерих и трудах Н.К. Рериха, в «Гранях Агни Йоги».

Чтобы понять феномен Фламмариона, загадку его всемирной славы и популярности, его роль не только в формировании нескольких поколений астрономов-специалистов, но и в жизни людей, которых влечёт необъятность звёздного неба, обратимся к основным вехам жизни и деятельности этого действительно необыкновенного человека.

Камилл Фламмарион родился 26 февраля 1842 го­да во Франции в маленьком городке Монтиньи-ле-Руа в семье небогатого земледельца Этьенна-Жюля Фламмариона. В четыре года Камилл уже бегло читал, в четыре с половиной писал, в пять познакомился с грамматикой и арифметикой, в шесть был лучшим учеником начальной школы и почти наизусть знал Новый Завет.

Первые шаги в астрономии он сделал с помощью матери. Ему было пять лет, когда в октябре 1847 го­да он наблюдал солнечное затмение с помощью остроумного приспособления — ведра с водой, отражавшего всю картину. Второй раз он наблюдал солнечное затмение в июле 1851 года с помощью той же «установки» и через закопчённое стёклышко. Поражённый необыкновенным явлением ещё более, чем в первый раз, Камилл на следующий день бросился за объяснениями к учителю и получил от него первую в своей жизни астрономическую книгу — по космографии. Чтобы хоть как-то понять трудный для него текст, он старательно, страницу за страницей, переписал всю книгу. Больше всего его поразило то, что уже в древности люди умели предсказывать затмения и движение светил на небе. Здесь впервые проявились характерные черты будущего астронома и просветителя: любознательность и стремление приобщить других к тому, что удивило его самого. Не только звёздное небо привлекало Камилла. Он мог часами рассматривать цветы, следил за развитием и поведением куколок и бабочек, собирал загадочные окаменелости.

После окончания начальной школы (в 9 лет) Камилл изучает латынь у местного кюре, а в 1853 году по желанию матери поступает в духовную школу при соборе в старинном городке Лангр. Но и здесь он больше увлекается метеорологическими и небесными явлениями: следит с крепостных стен, как изменяется видимость вершины Монблана, наблюдает зарождение и исчезновение тумана, зарисовывает появление новой кометы.

В 1854 году семья переезжает в Париж, оставив Камилла доучиваться в Лангре. Однако вскоре материальное положение семьи настолько ухудшилось, что Камиллу пришлось прервать учёбу, переехать в столицу и в 14 лет начать трудовую жизнь, чтобы помогать близким. Он становится учеником гравёра-чеканщика, но не оставляет мысли продолжить обучение. Камилл получает среднетехническое образование в Политехнической ассоциации, одновременно обучается в частной школе живописи, самостоятельно изучает английский, алгебру, геометрию. Он снимает маленькую мансарду и все сэкономленные на питании деньги тратит на книги. В его библиотеке уже к 1858 году насчитывалось 230 томов.

О библиотеке Фламмариона нужно сказать особо: число книг в ней через шесть лет увеличилось до тысячи, а к концу жизни учёного достигло 12 тысяч томов. Библиотека была уникальна. На полках, занимавших стены от пола до потолка в его доме-обсерватории в Жювизи, можно было найти сочинения Аристотеля, Архимеда, Сенеки, Плиния, Птолемея, Коперника, Кеплера, Галилея, Ньютона, Лейбница, Лапласа, Араго и других авторов. Здесь были книги эпохи начала книгопечатания в Европе XV в., немало книг XVI в., полные собрания трудов Лондонского астрономического общества, труды различных академий и обществ.

Для Фламмариона-исследователя были характерны те же черты, что и для Фламмариона-популяризатора: стремление к документированности и широкому обобщению результатов, вплоть до их философского осмысления. С молодых лет он отличался начитанностью, знанием сочинений древних и средневековых авторов. Его эрудиция в области истории науки росла с годами вместе с обогащением его уникальной библиотеки. Следует также отметить удивительный факт — Фламмарион не получил высшего образования, он занимался самостоятельно. Жилось ему нелегко, но огромная работоспособность, целеустремлённость, общительный характер и упорство помогали в достижении задуманного. Так, в школе живописи Камилл создаёт своё первое объединение по интересам — «Академию молодёжи», через которую он к тому же организует и оказание бесплатной помощи нуждающимся студентам. С этой целью он сумел привлечь к участию в деятельности «Академии» учёных, художников, литераторов. Его сообщение «Чудеса природы» на первом заседании Общества имело большой успех и показало немалые познания юного президента «Академии». В эти же годы Фламмарион впервые пробует себя и как писатель.

В мае 1858 года едва не прервался жизненный путь Камилла: крайнее переутомление, нервное и физическое истощение вызвали тяжёлую болезнь (Камилл потерял сознание в церкви). Но неожиданно именно этот случай стал переломным в его жизни. Навестивший Камилла молодой врач г-н Фурнье заинтересовался огромной, в 500 страниц, рукописью, лежавшей возле больного, и, побеседовав с ним, убедился в незаурядности ума и образованности своего 16-летнего пациента. Это был первый труд Фламмариона — «Всеобщая космогония»; в нём рассматривались вопросы формирования планет, физическая история мира со времён задолго до появления человеческого рода, революционные теории изменения земного шара и научное объяснение происхождения Земли. Много позже, в 1886 году, книга в переработанном виде увидела свет под другим названием — «Мир до появления человека». Врач, имевший знакомства в учёных кругах, нашёл тогда единственно верное лекарство: он объявил больному, что после выздоровления его готов принять в свой штат в качестве ученика-астронома сам знаменитый Жан Жозеф Леверье, директор Парижской астрономической обсерватории. Дело быстро пошло на поправку, и 24 июня 1858 года после краткого экзамена-собеседования Камилл был принят на должность астронома-вычислителя с весьма значительным для него ежемесячным содержанием в 50 франков.

Работа в штате всемирно известного научного учреждения окрылила Фламмариона. Казалось, начинают осуществляться его мечты об исследованиях неба! Служба в обсерватории не составляла труда, вычисления координат звёзд с помощью таблиц давались легко. И уже в том же 1858 году он наблюдал в телескоп обсерватории прекрасную комету Донати. В астрономии Камиллу виделись не одни только цифры. Загадочный, прекрасный мир небесных тел, бесконечность Вселенной — вот к чему устремлялся он всей душой. Звёздное небо рождает новые планы, будит фантазию. Он хотел узнать устройство звёзд, их размеры, температуру, свечение. Служба его обычно заканчивалась в 4 часа пополудни, и он имел достаточно свободного времени для размышлений о тайнах Вселенной, о жизни в иных мирах, о далёких космических путешествиях.

В 1861 году, в 19 лет, Фламмарион написал сочинение «Множественность обитаемых миров». Но как осуществить публикацию? Одну из глав своего творения Фламмарион подложил в корректуру издания обсерватории и таким образом привлёк к ней внимание издателя г-на Башельe. Ознакомившись со всей работой Камилла, тот выразил желание напечатать её. Это первое опубликованное сочинение Фламмариона вышло через несколько месяцев, в 1862 году, тиражом 500 экземпляров. Книга имела огромный успех во Франции, а затем и во всём мире. Она поражала не только глубиной содержания, но и литературными достоинствами — живостью, образностью языка. Виктор Гюго написал Камиллу личное письмо. В дальнейшем судьба косвенно связала эти два имени — Фламмариона и Гюго.

В обсерватории публикация молодого астронома была встречена иначе. Известный не только в Париже, но и более широко в научном мире своим диктаторским характером Леверье вызвал к себе юного писателя-философа, нарушившего субординацию и отклонившегося от строгой стези астронома-вычислителя, и холодно предложил ему удалиться. Это был неожиданный поворот в судьбе Фламмариона.

Сразу нужно сказать, что со временем Леверье изменил своё отношение к Фламмариону, сожалея о своём суровом решении, и через 14 лет, в 1876 году, Фламмарион по приглашению Леверье вновь стал сотрудником Парижской обсерватории.

Ну а пока, в 1862 году, он обрёл полную свободу для творчества. Работой он также был обеспечен: принявший участие в его судьбе академик Делоне добился для него места в парижском Бюро долгот8 с окладом в 200 франков в месяц! Успех первой книги Фламмариона вызвал поток предложений о сотрудничестве в различных журналах и газетах. Он становится научным редактором и одним из авторов ежегодника «Космос», сотрудничает с другими изданиями, а в 1882 году основывает научно-популярный журнал «Астрономия».

Перед Камиллом Фламмарионом распахнулось необъятное поле деятельности: он мог теперь не только излагать свои мысли и знания о Вселенной, но и приобщать к новым захватывающим открытиям в любимой им астрономии всё новых и новых читателей. О широте научных интересов Фламмариона можно судить по темам его первых статей: «О судьбах астрономии», «Звёздная астрономия, или далёкая Вселенная», «Единство силы и единство материи», «Химический состав звёзд, раскрытый благодаря анализу их света» и др. Даже такие далёкие от естественнонаучной тематики издания, как журнал «Политические и литературные анналы», охотно печатали статьи молодого астронома-философа.

Фламмарион пробует себя и в преподавании: читает курс лекций по астрономии в Политехнической ассоциации и даже получает там в октябре 1868 года звание профессора.

Наряду с этой разнообразной литературной деятельностью, преподаванием и службой в Бюро долгот не прерывалась работа Фламмариона над новыми книгами. Все его сочинения пользовались неизменным успехом.

В 1860 – 1870-е годы раскрылся необыкновенный талант Фламмариона как популяризатора науки, начавшего новую эпоху в этой особой области взаимоотношений науки и общества. Именно Камилла Фламмариона можно назвать подлинным родоначальником популяризации астрономии в особом смысле: не как упрощенчества науки, низведения её до уровня «широких масс», но как способ приобщения этих масс к великим тайнам природы и великим именам, эти тайны познающим. Популяризацию науки он возвёл в ранг высокой просветительской и воспитательной миссии, ставшей для него главным делом жизни. Он стремился возвысить своих читателей до понимания глобальных, космических проблем бытия, до осознания подлинного места и роли человека в жизни — одновременно конечной, как конечен отдельный человек, и бесконечной, как бесконечна Вселенная, которую Фламмарион считал наполненной жизнью и в этом смысле «живой Вселенной». Ведь «если земные глаза и физические аппараты не обнаружили признаков жизни на той или иной планете, то это совсем ещё не значит, что жизни там нет», — сказано в Записях Б.Н. Абрамова9.

Е.П. Блаватская писала: полагают, «что каждая звезда или планета населена; имеются учёные, Фламмарион среди них, которые горячо верят в это на основании как логических, так и астрономических данных»10.

Захваченный ещё в детстве величием Космоса и силой человеческого ума, Фламмарион рано стал задумываться о месте человека во Вселенной. Считая Человека венцом творения, главным элементом Мировой Гармонии, а потому и ответственным за её поддержание, он не побоялся в своих космофилософских сочинениях объединить астрономические проблемы с проблемами физиологическими и психическими. Среди них — «Бог в природе, или материализм и спиритуализм перед современной наукой», «Миры воображаемые и миры реальные», «Неизвестные естественные силы», «Неизвестное и проблемы психики», «Смерть и её загадка». Эти труды отвратили от него многих астрономов-профессионалов и шокировали «правоверных естественников». Н.К. Рерих в очерке «Жизнь вечная» писал: «Апостол сказал ясно и кратко: "Мы не умрём, но изменимся". ...В четырёх словах заключено свидетельство о жизни вечной. (...) Мы помним, как за эти утверждения Фламмарион был угрожаем лишением научности и переводом в разряд любителей»11.

Фламмариона обвиняли в том, что подобными сочинениями он сбивал читателя с правильного пути, уводил его от науки. Но именно в таком всеохватном и живом общении с Вселенной таился секрет вдохновляющего воздействия его книг на читателей. Видимо, не затронув струн души, не пробудить и ум человека. Увлекая яркими поэтическими мечтами, книги Фламмариона приводили его почитателей всё же в астрономию, а не в церковь. За неуважение к религиозным догмам некоторые его сочинения даже запрещались цензурой, особенно в России, как, например, «Множественность обитаемых миров».

Фламмарион принимается за создание пособий для самостоятельных наблюдений неба любителями науки. В течение почти 60 лет, начиная с 1864 года, он ежемесячно составлял и регулярно публиковал карты неба с указанием расположения планет. Эти карты вошли в «Астрономо-метеорологические ежегодники» Фламмариона. Работа была продолжена коллегами учёного и после его ухода из жизни.

Таланту и энергии Камилла Фламмариона обязано своим существованием и громадным успехом Французское астрономическое общество, основанное им в 1887 году. Общество насчитывало при его жизни сотни членов во всех частях света. Преследовало оно исключительно популяризаторские цели.

Осуществить другую свою мечту — создание народной обсерватории для всех — учёному удалось много позже, лишь спустя более четверти века.

Растущая известность Фламмариона способствовала множеству приглашений. С 1866 по 1914 год он объездил со своими лекциями многие страны Европы, проводил астрономические публичные конференции в различных городах Франции. Эти поездки были связаны с немалыми материальными затратами: печатание афиш и приглашений на лекции, их рассылка — всё делалось за свой счёт. Поэтому нередко он сам рисовал, раскрашивал и расклеивал афиши. Последнее выступление Камилла Фламмариона на подобной публичной конференции, уже для несравненно более обширной аудитории — по радио — состоялось за несколько месяцев до кончины учёного, 26 ноября 1924 года. Фламмарион, столько сил и энергии потративший на свои поездки, оценил сполна такой новый способ общения со всем миром. Заметим также, что он один из первых (ещё в 1860-е годы) оценил и новый метод в астрономии — фотографический.

Всемирная слава Камилла Фламмариона как популяризатора и просветителя в значительной степени затмила другую сторону его деятельности — научно-исследовательскую. Между тем его научная деятельность отличалась необыкновенной широтой; в данной статье можно коснуться лишь основных устремлений его мысли.

Фламмарион оставался астрономом-исследователем: его отличали глобальный подход к изучению Земли, исследованию Солнца и планет Солнечной системы, широкие наблюдения за планетами, кометами, звёздными системами и туманностями. Главным же для него был вопрос жизни во Вселенной.

Е.П. Блаватская отмечала, что наука мало знает о людях с других планет: «За исключением Фламмариона и немногих мистиков среди астрономов, в большинстве случаев отрицается даже возможность обитаемости других планет»12.

Наиболее важные научные достижения Фламмариона связаны с наблюдением двойных и кратных звёзд: так, он открыл собственное движение ряда двойных звёзд, доказав гравитационную связь между ними.

Он изучал системы звёзд в созвездиях Большая Медведица, Геркулес, Северная Корона, Дева, Лев, Змееносец, Лебедь и др. Занимался исследованием Луны — образованиями на её поверхности. Много времени посвятил изучению Марса: описал изменения тёмных областей планеты в зависимости от сезона, установил скорость таяния и разрушения полярных шапок, предполагал возможное существование жизни именно на Марсе. Фламмарион написал большой научный труд — двухтомную монографию «Планета Марс и условия обитания на ней», а также работы о Меркурии, Венере, Сатурне, Юпитере. Он предполагал существование планеты за Нептуном. Эта планета, названная Плутон, была открыта через пять лет после ухода астронома из жизни.

Е.П. Блаватская писала в «Тайной Доктрине»: «...люди жили до конца Третьей Расы, когда вечная весна царствовала над всей планетой, подобная той, которой наслаждаются сейчас обитатели Юпитера, мир, который, как утверждает Камилл Фламмарион: "В противоположение нашему не подвержен ни превратностям времён года, ни резким переменам температуры, но пользуется всеми сокровищами вечной весны"»13.

Учёного интересовала метеорология, он занимался важными проблемами атмосферы Земли и изменения климата, а также вулканологией. С 1867 по 1880 год он совершил 12 полётов на воздушном шаре, чтобы непосредственно наблюдать и изучать процессы в атмосфере: формирование облаков, изменение температуры в зоне тумана, атмосферное электричество и другие явления. Для измерения освещённости в атмосфере Фламмарион использовал изобретённый им в 1867 году фотометр. Свои метеорологические наблюдения он описал в сочинении «Атмосфера. Популярная метеорология», изданном в 1871 году. В дальнейшем, уже в обсерватории Жювизи, с целью изучения солнечно-земных связей, то есть трансформации солнечного излучения при прохождении земной атмосферы, Фламмарион устроил в парке рядом с обсерваторией метеорологическую станцию и станцию сельскохозяйственной климатологии, где проводились опыты по выращиванию растений в условиях селективного (избирательного) облучения солнечным светом — радиацией. Его работы, посвящённые этому способу культивирования растений, были отмечены высшей наградой на международной выставке в Париже в 1900 году.

Вот что сказано о Фламмарионе в «Письмах Махатм»: «Вы имеете среди учёных членов вашего Общества одного, который, не будучи ознакомленным с нашей оккультной доктриной, всё же интуитивно понял, с точки зрения науки, идею солнечной Pralaya и его Manvantar’ы в их началах. Я имею в виду известного французского астронома Фламмариона "La Resurrection et la Fin des Mondes" ["Воскресение и конец мира"]. Он говорит как истинный ясновидец. Факты таковы, как он их предполагает, с лёгкими изменениями»14.

Назовём главные труды Фламмариона. Как уже упоминалось, в 1862 году были изданы «Множественность обитаемых миров», «Миры воображаемые и миры реальные», «Чудеса небес», «История неба». В 1877 году вышла монография «Земли неба, с полным описанием условий на других планетах Солнечной системы». В 1880 году издана «Популярная астрономия», получившая премию Французской академии, в 1881 году — «Звёздное небо и его чудеса», в 1893-м — «Планета Марс». Вышли книги «Неведомое», «Смерть и её тайна», «Неизвестные природные силы». Отдельно стоит отметить его «астрономические» романы «Люмен», «Урания», «Стелла». Кроме того, Фламмарионом написано 9 томов «Исследований и лекций по астрономии» и огромное количество небольших по объёму книг, брошюр, журнальных статей. Из научных работ нужно упомянуть «Каталог двойных и кратных звёзд при относительно определённом движении», а также «Атлас небес», включающий свыше 100 тысяч звёзд.

Кратко расскажем о некоторых трудах Камилла Фламмариона.

Роман «Люмен», вышедший в 1872 году, повествует об удивительных странствиях души в Тонком Мире, о межпланетных путешествиях на скоростях, близких к скорости света, о чём скажет Эйнштейн в специальной теории относительности лишь 30 лет спустя.

В предисловии к книге «Небесные светила» Фламмарион пишет: «В самом деле, прочитав эту во всех отношениях общедоступную книжку, можно уже начать видеть, ценить, понимать общее устройство Вселенной, среди которой Земля является лишь ничтожной пылинкой. А сколько людей живёт и умирает, даже не подозревая этой истины!»

«История неба», выходившая также под названием «Общедоступная история Астрономии», написана в форме занимательных бесед нескольких просвещённых друзей. Фламмарион пишет: «Когда-то мы себя считали центром Мира и совершенством творения. Начало Земли было, мы полагали, и началом Мира; гибель человеческого рода — и гибелью всей Вселенной. ...Мы теперь знаем, что планеты — это обитаемые земли, подобные нашей, что наше Солнце не более как звезда, что существуют миллионы планетных систем в пространстве и что наш мирок есть только бесконечно малая частичка Вселенной. Жизнь Вселенной вечна, и пока одни миры стареют и разрушаются, другие миры нарождаются и растут. В эпоху разрушения Земли мы уже давно прервём всякие сношения с этою планетою и, вероятно, будем находиться в другом, более обширном мире».

Всемирную славу Фламмариону принесла его «Популярная астрономия», первое издание вышло в 1880 году объёмом свыше 700 страниц. Один из современников Фламмариона писал, что это величайший труд, который затмил все другие труды учёного: он заставляет любить астрономию, возвышает душу, ориентирует в выборе судьбы. Только во Франции общий тираж всех изданий «Популярной астрономии» составил 130 тыс. экземпляров — небывалый случай для того времени. Многие сочинения Фламмариона переиздавались десятки раз, но это выдержало сто изданий. Книга была переведена почти на все языки мира.

Несколько подробнее скажем о книге «Неведомое». Е.И. Рерих писала о ней: «Существует прекрасная книжечка знаменитого французского астронома К. Фламмариона, в которой он собрал более тысячи зарекордированных появлений из Тонкого Мира и всевозможных проявлений психической энергии. Она была в своё время переведена и на русский язык»15. «...Я имела эту книгу в России»16. Книга «Неведомое» была издана в России в 1901 году.

Сам Фламмарион говорил об этой книге: «Предлагаемый труд есть опыт научного исследования вещей, обыкновенно считающихся чуждыми науке. Разум человеческий может принимать за несомненное лишь то, что доказано. Но, с другой стороны, мы не имеем права ничего отрицать заранее, потому что свидетельство наших чувств несовершенно и обманчиво. (...) Рамка этого труда, несомненно, будет научная. Я оставляю в стороне всё то, что покажется мне недостаточно проверенным опытом и наблюдением».

Более четверти века автор изучал явления, относящиеся к разряду потусторонних. «Я долго колебался... — пишет Фламмарион. — Как бы то ни было, а начать всё-таки не мешает. Зародыш разовьётся впоследствии, с течением веков. (...) К чему приведёт такое изучение психических загадок? К доказательству того, что душа существует и что надежда на бессмертие не пустая химера». Завершается труд такими словами: «Действительно, меньше всего мы знаем собственную свою природу. Правило Сократа "Познай самого себя!" всегда должно внушать самые благородные помыслы. Всякий писатель несёт тяжёлую ответственность. Следует говорить только то, что знаешь».

«Кто может сказать, где лежит граница познания и что находится за пределами её? За пределами познанного и познания лежит беспредельность познавания. К ней устремимся», — сказано в «Гранях Агни Йоги»17.

Своеобразным завещанием Фламмариона стали его уникальные «Мемуары» — воспоминания-размышления, захватывающие читателя глубиной мысли этого чистого сердцем и незаурядного умом человека. Выхода новых частей «Мемуаров» ожидали с нетерпением, интересны они и в наши дни, поскольку затрагивают вечные общечеловеческие проблемы и содержат пророческие высказывания.

Политические конфликты, войны, революции были чужды учёному, нелепость поведения вроде бы разумных существ вызывала лишь чувство горечи и недоумения. Ещё в детстве, наблюдая однажды прохождение войск через родной городок, он задумался над вопросом: почему один народ должен враждовать с другим? В «Мемуарах» Фламмарион писал, что так и не мог понять этого в течение всей своей жизни. Но особенно тяжёлое впечатление произвела на него Первая мировая война. Понятен героизм человека, когда он жертвует собой, спасая другого в минуту опасности. Но можно ли признать естественным, когда люди истребляют друг друга?! А вокруг расстилается безбрежный звёздный мир, бесконечная Вселенная с её тайнами, куда более достойными внимания и усилий для их раскрытия, чем все войны на Земле.

«Современным народам, — писал Фламмарион, — вместо того, чтобы соперничать между собой в изготовлении пушек, не лучше ли было хотя бы сотую часть этих средств посвятить на опыты, имеющие целью открыть нам дивные тайны природы».

В 1924 году в предисловии к очередному выпуску журнала «Астрономия» Фламмарион с горечью отмечал разраставшийся в мире меркантилизм — торгашеское отношение ко всему в жизни — и противодействие этому видел в расширении астрономического образования. Он говорил, что человечество в массе своей не осознаёт того, где оно обитает, какое место занимает во Вселенной, поскольку ни в одной школе, ни в одном лицее не давались астрономические знания, воспитывающие космическое миропонимание и осознание высокого назначения человека. К великому сожалению, до сих пор, по прошествии сотни лет, эти проблемы не потеряли своей актуальности.

В течение всей жизни Камилл Фламмарион оставался астрономом, страстно влюблённым в звёздное небо, и это только способствовало огромному успеху его популярных сочинений и лекций, которые зажигали в людях ответный энтузиазм и стремление к самостоятельным наблюдениям. А между тем сам Фламмарион в течение многих лет не имел возможности вести регулярные астрономические наблюдения, и мечта о собственной настоящей обсерватории казалась ему неосуществимой.

Но в 1882 году совершенно неожиданно судьба улыбнулась Фламмариону. Один из его восторженных поклонников, любитель астрономии из Бордо, некий г-н Мере написал ему, что он состоятельный домовладелец и садовод, всю жизнь разводивший розы, но его сделали истовым поклонником науки о небе философско-астрономические сочинения Фламмариона, а именно «Множественность обитаемых ми­ров», и что теперь он мечтает об одном: передать в дар любимому писателю своё имение под Парижем в городке Жювизи.

Сначала Фламмарион не поверил, а затем, глубоко потрясённый и растроганный, поспешил к г-ну Мере с благодарностью за столь великодушное предложение и уже в декабре 1882 года вступил во владение уникальным подарком. Интересна история этой усадьбы. Имение представляло собой старинный двухэтажный особняк XVIII столетия с вековым роскошным парком при нём. Примечательно, что на этом месте уже в XV веке существовал замок, место отдыха французских королей, а 30 марта 1814 года здесь же, в гостиной особняка, Наполеон Бонапарт встретил весть о капитуляции Парижа и падении своей империи.

В результате проведённых капитальных работ имение превратилось в прекрасную астрономическую обсерваторию, «Небесную виллу» Фламмариона, как её называли. Поместье, как и сам городок Жювизи, находилось на холме и было окружено полями в долинах рек Орж и Сена и лесами до самого горизонта. В городке не было промышленности, так что «Обсерватория Фламмариона», как она была официально зарегистрирована, превосходила Парижскую по исключительной чистоте окружающего воздуха и несравненно большей открытости горизонта. Обсерватория в Жювизи действует до сих пор, многие астрономы прошли в её стенах долгий путь от любителей до профессионалов.

Следует сказать несколько слов о спутницах жизни Камилла Фламмариона. В 1874 году произошло важное событие в его личной жизни: он женился на Сильвии Петьё-Гюго, дальней родственнице знаменитого писателя. В течение 45 лет она была не только женой, но и преданной сотрудницей и единомышленницей Фламмариона. И когда в феврале 1919 го­да в результате тяжёлого гриппа-испанки Сильвии не стало, Фламмарион сказал на её похоронах: «Это первый раз за все 45 лет, когда она доставила мне горе». Потеряв жену и верного друга, Камилл Фламмарион, не имевший детей, остался в 77 лет один. Он был удручён мыслями о судьбе своей обсерватории и огромной библиотеки — этого единственного накопленного им богатства. К счастью, рядом с ним оказался человек чрезвычайно близкий ему духовно и беззаветно преданный как ему лично, так и делу просвещения. Это была его давняя сотрудница по обсерватории, его секретарь Габриэль Ренодо (1877 – 1962). Она с детства страстно полюбила астрономию и преклонялась перед «мэтром». В конце 1919 года Фламмарион назвал её своей женой. Она была столь же преданной его помощницей и единомышленницей. Это о ней было сказано на панихиде учёного в 1925 году: «спутница на Земле и сотрудница на Небе».

Преодолевая все препятствия на жизненном пути, Фламмарион с 14 лет зарабатывал на хлеб себе и помогал близким — родителям, младшим сёстрам и брату. Все отмечали необыкновенную мягкость, доброту этого человека. Известен случай, когда он длительное время писал в своём кабинете на единственном освещённом дневным светом уголке стола, но не позволял открыть ставень окна, так как между рамами какая-то птичка свила гнездо. Он ждал, когда птенцы подрастут и разлетятся.

Имя Фламмариона присвоено объектам на Луне и Марсе. В честь него назван астероид. Многие открытые им астероиды носят имена близких ему людей и героев его произведений.

Фламмарион работал до последнего дня своей жизни. Он ушёл внезапно от сердечного приступа 3 июня 1925 года. Местом его последнего упокоения стал прекрасный парк, окружавший его дом-обсерваторию в Жювизи. Ему было 83 года. Со всех концов света потоком шли телеграммы и письма с соболезнованиями. Их были тысячи — от правительства Франции, от редакций крупнейших газет и журналов, от обсерваторий и астрономических обществ разных стран, в том числе из России, от безвестных благодарных любителей науки.

В последний путь Фламмариона провожали известные учёные, литераторы, журналисты, представители городской администрации и правительства Франции, военные, но главное — в числе собравшихся было много видных астрономов.

Многие рукописи учёного остались незаконченными. И всё же о Камилле Фламмарионе можно сказать, что он относится к тем редким деятелям, которым удалось полностью осуществить намеченный жизненный план. Он достиг поставленной ещё в юности главной цели — раскрыл по-новому связь человека и Космоса. Фламмарион положил начало новой эпохе во взаимоотношениях науки и общества. Подобно яркому факелу, его книги указывают и освещают путь к высокой цели познания Вселенной, места и роли в ней человечества. Недаром один из современников нашёл в его имени многозначительный смысл: «Flamme d’Orion» — Пламя Ориона.

В «Гранях Агни Йоги» сказано: «Лёгок был его отрыв от Земли. Смерть для него была воистину освободительницей для жизни в звёздных пространствах Космоса»18.

О Камилле Фламмарионе и таких же подвижниках науки Учении Живой Этики говорит: «И на Земле они умели трудиться и понимали Служение»19.

Е.И. Рерих писала: «Самое прекрасное пребывание в Тонком Мире имеют души великих тружеников мысли и творчества, полагавшие свой труд во благо человечества. Они найдут там безграничные возможности применения всех своих способностей и устремлений. Можно позавидовать существованию... Фламмариона в тонких сферах»20.

О деятельности его в Тонком Мире говорится в книге «Мир Огненный»: «Фламмарион напрягает мысль к созиданию тонкого тела планеты. (...) Пусть мысль Фламмариона не может дать полноту следствия, но мысль обширна, благородна и заслуживает радости о ней»21.

Завершим словами из Записей Б.Н. Абрамова: «Фламмарион жил в мирах. Его сознание было устремлено к космическим просторам. Огромный прекрасный мир носил он в микрокосме своём, познавая и исследуя его и приобщая к красотам его души землян. Это был истинный учёный и истинный светоч науки»22.


Литература

Еремеева А.И. Камилл Фламмарион с точки зрения ХХI века. http://www.astronet.ru/db/msg/1191605

Фламмарион К. История неба. М.: Изд-во Ассоциации Духовного Единения «Золотой Век», 1994.

Фламмарион К. Неведомое. Хабаровск, 1991.

1 Грани Агни Йоги. 1958. 188. Новосибирск, 2007.

2 Там же. 1964. 457. Новосибирск, 1994.

3 Там же. 1951. 208. Новосибирск, 2014.

4 Там же. 1955. 406. Новосибирск, 2010.

5 Там же. 1951. 208.

6 Там же. 1955. 406.

7 Беспредельность. II. 493.

8 Бюро долгот (фр. Bureau des Longitudes) — французская научная организация астрономического направления, основанная в 1795 г.

9 Грани Агни Йоги. 1969. Новосибирск, 1996. 375.

10 Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т. 2. Новосибирск, 1991. C. 60.

11 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1999. С. 571.

12 Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т. 2. С. 880.

13 Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т. 2. С. 172 – 173.

14 Чаша Востока. Новосибирск, 2009. С. 127.

15 Письма Елены Рерих. Т. 2. Новосибирск, 2019. С. 462. (5.04.1938).

16 Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М., 2007. С. 396 (30.03.1947).

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества