Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности.

Мир Огненный, ч.1, § 75
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

О СУРОВОСТИ. Часть 2

Автор: Шумеева Татьяна

Журнал: № 6 (218), Июнь, 2012
Другие части статьи:О СУРОВОСТИ. Часть1


Теги статьи:  Преподобный Сергий, качества, суровость

СЕРГИЙ НАСТАВЛЯЕТ БРАТИЮ. Фрагмент иконы «Сергий Радонежский в житии». XVII в.

В первой части статьи мы говорили о необходимости обновления нашего сознания, расширения и утончения его, для того чтобы оно соответствовало сознанию нового человека, ведь только так мы сможем стать участниками строительства Нового Мира.

Мы приступили к рассмотрению понятия «суровость» и, коснувшись двух аспектов этой темы, пришли к выводу, что, с одной стороны, это понятие проявляется в суровой самодисциплине, которая заключается в обуздании беспорядочных чувств и мыслей. Это достигается через послушание и смирение и ведёт к пониманию и принятию Космической воли.

С другой стороны, это суровая борьба с самим собой, которая неизбежна, если осознана необходимость личной ответственности за своё сознание. Она заключается в суровом самоанализе, в готовности беспристрастно освещать все тёмные углы собственной души и твёрдой решимости во что бы то ни стало освобождаться от всего ветхого. Это в конечном итоге приведёт к трансмутации всех внутренних огней.

Рассмотрим следующие два аспекта этого качества: постараемся понять, как согласуются между собой суровость и мягкость, и коснёмся суровой красоты подвига.

Суровость и мягкость

В книге «Агни Йога» есть такие строки: «У древних было знание о добывании психической энергии в момент размягчения зерна. Вот пример, как размягчение даёт начало движения. Каждый, знающий Учение, будет размягчителем... Суровость есть стройность. Мягкость есть создание...»1

Окаменелые сердца человеческие нуждаются в размягчении. Размягчителем становится каждый, знающий Учение. Конечно, здесь говорится не о тех, кто уже всё прочитал и думает, что всё знает. Знающим в Учении называется вместивший, проявивший знание в жизни.

В жизнеописаниях многих подвижников можно найти соединение, казалось бы, несовместимых качеств — мягкости и суровости.

Н.Д. Спирина приводит строки о великой по­движнице XVI века, святой покровительнице Испании Терезе Авильской: «Как человек Тереза была "...терпеливой и мягкой даже тогда, когда она жестоко страдала..." Вокруг неё сформировался круг друзей, очарованных её мужественной мягкостью и мягкой суровостью"»2.

«Он был суров, но необыкновенно добр и отзывчив», — так рассказывала Наталия Дмитриевна о своём духовном учителе Борисе Николаевиче Абрамове в радиопередаче «Путь Духа»3.

В жизнеописании Преподобного Сергия, составленном Еленой Ивановной Рерих, показывается облик «вечно бодрствующего, зоркого наставника, следящего за каждым братом, особенно же за новичком, и, при всей мягкости своей, не допускающего уклонений от установленных правил»4. Из этого следует, что суровость Наставника проявляется в его постоянном бодрствовании, в зоркости, в верности установленным правилам, а мягкость — во взаимоотношениях с людьми, в его чувствах к ним, пронизанных пониманием, терпением и любовью.

Н.Д. Спирина в беседе с сотрудниками, затрагивая тему руководства, сказала: «Надо как-то сочетать: внешне — мягко, руководить в бархатных перчатках, но внутренне — так твёрдо, что другой бы это чувствовал. Бархатные перчатки на очень твёрдых руках. Должна быть внутренняя твёрдость, но форма — чтобы не обижала. Внутренняя твёрдость происходит от убеждённости в своей правоте. А правота — от Учения, это единственный критерий».

«Самое полезное, — читаем в книге «Община», — уметь сочетать нежность любви с суровостью долга»5.

«На примере любящей матери видите, как можно любить. Любить жертвенно и беззаветно, прекрасно зная и достоинства, и недостатки своего ребёнка, как можно, любя, быть всё же строгой и суровой в деле его воспитания. Суровость и строгость по отношению к ребёнку не есть осуждение, но есть суждение правды и знание его недостатков, которые надо искоренить. Любовь покрывает суровость и строгость справедливостью и успешно двигает развитие маленького человека. Так же в отношении близких по духу людей любовь к ним даёт право и на суждение правды, и на знание, и на понимание их недостатков, и на прочность единения им вопреки»6.

«...Начните думать о сердце... — пишет Елена Ивановна Рерих, — прислушайтесь и к звучанию его. Магнит сердца растёт с искренностью и устремлением. (...) Итак, горите всеми огнями! Но не принимайте сентиментальность, эту слезливую доброту, за суровое, мудрое явление сердечности»7. Итак, явление сердечности сурово и мудро, однако человечество в подавляющем большинстве своём именно слезливую сентиментальность принимает за милосердие и сердечность.

А вот что об этом сказано в книге «Братство»: «С одной стороны, нужно воспитывать добросердечие, с другой — нужно постичь суровость. (...) Сердце укажет, когда нужно броситься на помощь ближнему. Оно же прикажет, когда пресечь безумие ярого животного. (...) Неписаны законы сердца, но лишь в нём живёт справедливость...»8

Здесь дана ещё одна грань проявления суровости: «пресечь безумие ярого животного». И эта грань нуждается в более глубоком осмыслении.

В книге «Грани Агни Йоги» читаем: «Суровость явите, когда надо тьму поразить. Больно, когда вправляют вывихнутый сустав, очень больно. Но эта боль (во спасение) во благо. Излишней мягкостью можно достичь результатов обратных. Суровость не наказание, но лучший способ лечения при некоторых заболеваниях духа. Дух тоже болеет. А вы — лекари духа. Так учитесь помогать и исцелять духом и в духе духом занемогших»9.

Следующие строки как бы углубляют данную тему: «Терпимость следует проявить, прежде чем пытаться отмыть грязь с жемчужины духа, которая у каждого. Указать на недостатки или слабости можно, но любящей и заботливой рукою. Суровость нужна там, где упорное нежелание замечать свои недостатки или самооправдание. Хуже всего, когда человек, совершая безнравственный поступок, считает себя вправе это делать или считает безнравственность правильной»10.

Но не будем спешить с проявлением суровости к ближнему. Без явления сердечности, без любви суровость легко превращается в жестокость. «Не учитесь суровости, — пишет Е.И. Рерих В.Л. Дудко. — ...Нужно много знать, чтобы успешно применять суровость, иначе вместо пользы произойдёт вред жестокости. Не учитесь суровости у Жозефины МакЛод, за что обидела Вас? Не подумала, что её суровость может причинить боль. Такая суровость уже не есть благое действие. Не подражайте ей, но не бойтесь отодвигать людей любопытствующих и вредных»11.

Обратим внимание на последние слова. Они несколько проясняют качество, которое мы рассматриваем: суровость — это не резкое слово, не грубое действие! Но при этом, по рекомендации Елены Ивановны, сурово отодвинем любопытствующих и вредных.

Как нам отличить в жизни мудрое явление суровости от жестокости? В книге «Братство» находим разъяснение: «Суровость и жестокость совершенно различные понятия. Но люди не умеют отличать гармонию суровости от судорог жестокости. Суровость есть атрибут справедливости, но жестокость есть человеконенавистничество, от неё нет пути к Братству. (...) Не следует понимать жестокость как болезнь, она, так же как и сквернословие, будет лишь выражением низшей природы»12.

Эту же мысль мы встречаем в книге «Надземное»: «Люди говорят о ярых действиях великих преобразователей, но в сущности такие действия имели в виду суровость и были далеки от ненависти. (...)

Суровый преобразователь, втайне, горюет о каждом яром поступке, но ненависть ликует о каждой своей жестокости»13.

Е.И. Рерих в книге «Знамя Преподобного Сергия» приводит рассказ из жития Преподобного. Он связан со случаем острой нужды в Общине. Из рассказа видно, как проявлялись в жизни Подвижника эти качества — мягкость и суровость: «Одолеваемые голодом, они [братья] возроптали: "Слушаясь тебя, нам приходится умирать с голоду, ибо ты запрещаешь нам ходить в мир просить хлеба. Завтра же пойдём отсюда каждый в свою сторону и более не вернёмся, ибо не в силах более терпеть здешнюю скудность".

Преподобный же, желая подкрепить малодушных, собрал всю братию и с обычною мягкостью, но и с твёрдостью увещевал не поддаваться искушению, говоря: "Благодать Божия не без искушений бывает; по скорби же радости ожидаем. Сказано: вечером водворится плач, а заутро радость"»14.

Зная утончённость сердца Подвижника, можно представить, как болело оно за своих страдающих братьев! Как часто в похожей ситуации мы малодушно уступаем неразумным требованиям наших близких! Нелегко было Сергию не пойти на поводу у братии. Сколько силы, сколько дисциплины духа! Вдумываясь в эту ситуацию, понимаем: суровость — есть твёрдость, суровость — есть непоколебимость, суровость — есть готовность. Готовность идти до конца!

Такое руководство, сочетающее суровость и мягкость, есть величайшее милосердие. Из обуреваемых страстями, слабых, малодушных людей ученики Преподобного Сергия (братья-общинники) превращались в мужественных и бесстрашных работников Общего Блага!

В одном из писем Елена Ивановна цитирует слова Вивекананды о Владыке Будде: «Сердце Великих Духов мягко, как масло, но Они умеют дисциплинировать его». «Истинно, — добавляет она, — соизмеримость руководит Ими. Соизмеримость граничит с Целесообразностью, которая царствует во всём Космосе»15.

Из всего вышеизложенного следует: если наши мысли и поступки справедливы, если в их основе лежат явления соизмеримости и целесообразности, то мягкость и суровость, не противореча друг другу, явятся теми жемчужинами духа, которые украсят нас.

Суровая красота подвига

В книге «Озарение» есть такой параграф: «Плотно закройте забрала. На рубеже событий молчание. Накануне битвы тихо готовьте оружие. Если прежде проходили города при кликах народа, то теперь пройдём молча на рассвете. Если прежде гремели приветствия, то теперь подвиг. Нам тесно от людского почитания. Благо и суровость одно понятие. Прежде Мы посылали ветвь мира. Прежде Нашим символом был голубь, теперь же Чаша подвига. Да, каждый век имеет свой символ»16.

Итак, символ Новой Эпохи — Чаша Подвига.

«Красота может быть величаво-суровой, — записывает Б.Н. Абрамов. — В величественных явлениях природы можете видеть её. И духа суровость быть может прекрасной. Красота многогранна. Многогранность её уявляется и в человеческом духе. В подвиге привлекает Красота»17.

«Без подвига нет пути», — сказано в книге «Общи­на»18. А в книге «Озарение» читаем: «Пусть лучшие воины святого Грааля соберутся на подвиг. Превыше всех радостей улыбка подвига. Улыбаясь, примите крещение подвига. (...) Радостно примите суровость подвига!»19 Трудно представить себе радость в моменты крещения подвига, то есть в часы испытаний, однако именно к этому призывает нас Учитель.

В «Гранях Агни Йоги» есть такие строки: «...радость борьбы ещё до победы видеть Хочу на челе и в глазах. (...) Улыбка для них хуже удара... (...) Улыбка не оскал черепа, но состояние сердца, нашедшего ещё одно освобождение от тёмных тенёт. (...) Помни:
"Я твоя улыбка", и если силы найдёшь тьме улыбнуться, значит, со Мной, значит, во Мне, значит, едины мы в духе. Но если суровость момента борьбы исключает улыбку, радость борьбе всё же оставь при себе. (...) Улыбка — оружие сердца. (...) Считайте победой улыбку бесстрашия тьме. (...) И если сможете раздражение, злобу, жалобы, слёзы и прочие чувства астрала заменить улыбкой — благо вам»20.

Скажем «нет» резиновой улыбке, с помощью которой наш астральный паяц тщетно пытается скрыть наши истинные чувства! Но улыбка, отражающая восторг и ликование духа, освобождённого из темницы страха, есть оружие Света — к такому выводу нас подводят данные строки.

«Истинное знание сурово, — пишет Е.И. Рерих, — и духовный путь суров. Лишь сильные духом могут приближаться к пути ускоренного духовного развития. И никогда путь этот не может быть облегчен, ибо лишь личное напряжение трансмутирует наши энергии и приводит их в необходимое равновесие. Но благо тому, чьё сердце пылает восторгом подвига, радости неземные становятся уделом его. Так зажгите все огни сердца, и восторг духа станет уделом Вашим»21.

«Так зажгите все огни сердца!» Кто знаком с письмами Е.И. Рерих, тот знает, как часто звучит в них этот призыв. Будем помнить, будем повторять его как мантрам!

Но как зажигаются эти священные огни? Вернёмся к письмам Елены Ивановны: «Родные, мужественные воины наши, понимаем и чувствуем сердцем всё напряжение и все трудности Ваши, но в глубине души встаёт... радость возможности явить в этой битве всю силу духа, силу, которая приобщает нас к бессмертному огню; какое же достижение может равняться этому огненному цветку Амриты?»22

Здесь нам видится аналогия с одним из величественных явлений природы, когда из каменной лавы, в экстремальных условиях, образовываются кристаллы изумительной красоты.

В «Гранях Агни Йоги» мы находим развитие этой темы: «Из сильного духа трудности жизни высекают искры света. Чем больше трудностей, тем больше искр, сливающихся в громады огней. Смотрите, как под тяжкими ударами молота летят огненные искры от кующегося меча. Так закаляется и пламенный меч духа. На каждый удар судьбы надо дать искры и вспышки огней, укрепляющих основной металл. Шлаки и нагар отлетят сами, лишь бы удары не прекращались. Мудрые печалуются, когда их одолевает благополучие и богатство. Кому же хочется тупеть, осознавая процесс отупения. Посмотрите на жизнь сильных духов: сколько борьбы, сколько трудностей, сколько преодолений и сколько достижений нетленных... Друзья, если хотите преуспевать и двигаться быстро, забудьте о жизни привольной и лёгкой, забудьте о сладких мечтах. Примите суровость подвига как единое решение жизни и, твёрдо и крепко ступая, идите быстрее ко Мне»23.

«Примите суровость подвига как единое решение жизни» — положим эту мысль на престол сердца, и пусть она вспоминается в часы испытаний.

А в следующем тексте мы найдём определение явления подвига жизни: «Спросят: когда же конец испытаниям? Ответьте: никогда. Данный ряд испытаний уйдёт и заменится совершенно другими... Многогранность алмаза сознания требует шлифовки всех граней. (...)

Принятие тягостей и трудностей жизни как неизбежного условия роста духа необходимо для понимания явления пути. Это и будет тот крест, который без жалоб, сетований, недовольства и ожесточения должен взять на свои плечи и нести идущий к Владыкам. (...) Ибо несение Света, не отемнённое переживаниями личного порядка, в сочетании с явлением пути и будет подвигом жизни»24.

Стяжание и несение Света через жизнь, несмотря ни на что, в сочетании с явлением пути есть подвиг жизни. Динамо-машина не вырабатывает свет без напряжения. Так и человек без напряжения не выявит Свет. Так полюбим напряжение, если это единственный способ восходить — ведь наша задача дойти до конца.

В заключение приведём описание Еленой Ивановной полного суровой красоты облика Николая Константиновича Рериха: «Истинно, жизнь наполнена чудесами, если подходить ко всему с открытым сердцем и устремлением к красоте и самоусовершенствованию, не путём всяких искусственных медитаций, концентраций и прочих механических приёмов, но в подвиге жизни. Вот этот подвиг жизни, во всей его суровой красоте, и проводит Н.К. Жизнь его есть жизнь полного самоотречения, он живёт для великого Служения. Ничто не принадлежит ему, и сам он не принадлежит себе. Каждую минуту готов он следовать малейшему Указу Владыки. Терпимость великая — природа его, и, как магнит, притягивает она самых различных людей и группирует их вокруг имени его»25.

Эти слова в полной мере можно отнести и к Той, которая написала их.

Закончена статья, но не закончена работа над понятием суровости, ибо жизнь многогранна и беспредельна в своих проявлениях, а потому нет и не может быть рецептов на каждый конкретный случай.


* Окончание. Начало в № 5, 2012.

Фото: СЕРГИЙ НАСТАВЛЯЕТ БРАТИЮ. Фрагмент иконы «Сергий Радонежский в житии». XVII в.

1 Агни Йога. 557.

2 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. Новосибирск, 2008. С. 46.

3 Там же. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 270.

4 Знамя Преподобного Сергия Радонежского. Новосибирск, 2005. С. 43.

5 Община. 112.

6 Грани Агни Йоги. X. 682.

7 Письма Елены Рерих. Т. 1. Рига, 1940. С. 22 – 23 (13.10.1929 г.).

8 Братство. 121.

9 Грани Агни Йоги. 1956. 402.

10 Там же. 1955. 275.

11 Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М., 2007. С. 218 (26.02.1945 г.).

12 Братство. 65.

13 Надземное. 635.

14 Знамя Преподобного Сергия Радонежского. С. 46.

15 Рерих Е.И. Письма. Т. 5. М., 2003. С. 161 (19.06.1937 г.).

16 Листы Сада Мории. Озарение. 3 – I – 4.

17 Грани Агни Йоги. IX. 404.

18 Община. 2.

19 Листы Сада Мории. Озарение. 2 – X – 2.

20 Грани Агни Йоги. 1957. 123.

21 Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М., 2001. С. 553 (1.10.1935 г.).

22 Там же. Т. 1. С. 320 (25.05.1932 г.).

23 Грани Агни Йоги. 1955. 491.

24 Там же. V. 105.

25 Рерих Е.И. Письма. Т. 2. М., 2000. С. 28 (17.02.1934 г.).

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Преподобный Сергий