Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Не делайте врагов – завет всем. Знайте врагов, берегитесь от них, пресекайте их действия, но злобы не имейте.

Озарение, ч. 2, гл. 8, п. 4
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«ЖИВАЯ ЭТИКА — МИРОВАЯ ЭТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА». Из беседы академика А.Л. Яншина с сотрудниками СибРО*

Автор: Разное



Теги статьи:  Живая Этика

А.Л. Яншин, Девика Рани, Р.Б. Рыбаков, С.Н. Рерих, В.С. Кеменов. Москва. 1984

Я ещё в юности своей, ничего фактически не зная о Николае Константиновиче Рерихе, увлекался его картинами, репродукциями его картин. Помню, первое серьёзное, что мне удалось достать, — это изданный в Риге альбом большого формата, в матерчатом переплёте. Это было ещё перед войной, в 1930-е годы. Это было издание давно существующего в Риге Рериховского общества. Он и сейчас у меня есть. Это было первое знакомство. Глядя на репродукции этих картин — сначала отражающих Древнюю Русь, начальный период Рюриковской, Северной Руси, а потом репродукции его гималайских, поздних картин, я не просто был восхищён — меня поражала та внутренняя сила, которую таят эти картины.

Многие философы выражали мысль, что искусство ценно тогда, когда оно возбуждает положительные эмоции, когда оно влияет на отношение человека к окружающему, природе, к другим людям. Картины Рериха, каждая из них, всегда рождали глубокие мысли и поэтому покоряли меня своей внутренней мощью.

Потом, начиная с 1981 года, мне приходилось довольно часто бывать в Индии. В Индии русских очень чтут, хотя бы потому, что после получения Индией независимости в 1949 году Советский Союз первым признал самостоятельность и независимость Индии. В Индии очень расслоённое общество: есть богачи и масса нищих. Но что любопытно: во время моих поездок по Индии все — от министра до нищего на базаре, — узнав, что я русский, всегда протягивали руки, улыбались, старались что-то сделать приятное. Моральная обстановка для русских в Индии до сих пор сохранилась очень хорошая, душевную связь с русскими они проявляют очень ярко.

Приходилось мне бывать во время этих поездок и у Святослава Николаевича Рериха в его имении, в 18 км к востоку от Бангалора. Мы с женой там бывали неоднократно, а когда Святослав Николаевич и Девика Рани приезжали в Москву (здесь он и своё 80-летие встречал), я был вице-президентом Академии наук и два раза принимал их в своём кабинете. Причём принимал за чаем, сидели подолгу. Святослав Николаевич, конечно, был величайшим художником. Показательно, что в Дели в парламенте Индии висят портреты Джавахарлала Неру и Индиры Ганди во весь рост, заказанные индийским правительством Святославу Рериху! Они не могли найти лучшего художника-портретиста, чем Святослав Николаевич Рерих.

Во время этих поездок в Индию я уже начал знакомиться с духовным наследием Рерихов. Мы с женой собирали всё, что издавалось на русском языке. И с самого начала образования Международного фонда Рериха в Москве, основанного самим Святославом Николаевичем, мы принимали в нём деятельное участие.

Что я хочу сказать дальше. Москва — центр страны, естественно, что там более кипучая жизнь. Я 25 лет проработал в Сибири, в Сибирском отделении Академии наук: со дня его основания в 1958 году до 1982-го, когда меня перетянули в Москву, вице-президентом по наукам о Земле. При мне зародилось Рериховское движение в Сибири. И я радуюсь, что здесь оно разрослось и по масштабам своим ничуть не уступает сейчас деятельности Международного Центра Рерихов в Москве.

Нужно сказать несколько слов о сути Учения. Вообще, когда я познакомился с литературой, я убедился в том, что душою рериховской семьи, главным философом была Елена Ивановна. Когда читаешь её письма американским друзьям, европейским друзьям, то видишь, как постепенно в этих письмах развивалось главное в научном наследии — Учение Живой Этики. Можно сказать совершенно определённо, что Учение Живой Этики — это есть мировая этическая система, к которой должно стремиться всё человечество.

Я не могу себя назвать учеником, но, во всяком случае, человеком, который очень близко стоял к Владимиру Ивановичу Вернадскому. Мы работали в одном институте. Тогда, в 1930-е годы, это был Институт петрографии и минералогии. Я отлично помню кабинет Вернадского с несколькими столами, на которых были разложены литература и его записи по разным темам, которые он вёл одновременно. Владимир Иванович в эти предвоенные годы сам уже не принимал участия в экспедициях, но чрезвычайно интересовался результатами тех, кто выезжал в экспедиции, и всегда призывал меня для того, чтобы выслушать — нет ли чего-нибудь особенно интересующего его. Мы встречались, я помню его отличные речи на заседаниях Учёного совета института.

Хочу сказать, что в спектре многообразных естественных дисциплин, которыми занимался Вернадский, особенное место, вершина его творчества, которой он посвятил значительную часть последней четверти века своей жизни, — это было развитие учения о биосфере Земли. Именно Вернадскому принадлежат слова о том, что человек стал самым мощным геологическим и геофизическим фактором, что деятельность человека стала более мощной, чем деятельность любых природных сил, и что этой деятельностью он совершенно преобразует лик нашей планеты.

Слово «ноосфера» принадлежит не Вернадскому, он вообще не любил придумывать новые термины. Это термин Леруа, который слушал лекции Вернадского в Сорбонне. Под влиянием этих лекций, ссылаясь на биогеохимические работы и лекции Вернадского, он предложил этот термин в 1927 году для будущего состояния биосферы, когда она будет разумно преобразована человеком. Вернадский знал великолепно все работы Леруа, но 10 лет он не употреблял этого термина. Человеческую деятельность он считал наложенной извне на природу, фактором чуждым природе, враждебным природе, что легко можно было предполагать, судя по последствиям этого воздействия.

Позже, в 1930-е годы, он пришёл к выводу, что давно изучавшаяся им человеческая деятельность не есть процесс, наложенный на биосферу извне человеком, а есть определённый закономерный этап эволюции самой биосферы. И тогда он принял термин Леруа. Он пишет: «Я принимаю представление Леруа о ноосфере. Он глубже развил мои представления о биосфере». И с этого времени последние 10 лет своей жизни он развивал это учение о переходе биосферы в ноосферу.

Почему я об этом сейчас упоминаю, хотя я собираюсь говорить главным образом о Живой Этике? Потому что Вернадский был, конечно, гениальным человеком и развивал идеи, которые среди наиболее прозорливых людей уже носились в воздухе. И учение о ноосфере имеет много параллелей с Учением Живой Этики. Что, например, Вернадский успел сформулировать? Условия, которые необходимы для создания ноосферы. Во-первых, политическое и экономическое объединение всего населения Земли при сохранении национальных культур — объединение в экономическом и политическом отношении.

Так что начался предсказанный процесс объединения — этнического и политического — всего человечества. В этом отношении очень важно развитое Рерихами — Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем — Учение Живой Этики.

Я недавно встречался в Москве с просвещённым священнослужителем отцом Иоанном, который является ректором основанного несколько лет тому назад христианского университета для мирян. Они открыли в этом университете экологический факультет, и я там помогал и даже прочёл ряд лекций по экологии. Кстати говоря, в день своего юбилея я был награждён, отец Иоанн вручил мне орден Даниила Московского третьей степени с грамотой, подписанной Алексием II, за экологию, за охрану природы.

Я спросил у него: «В чём дело, почему церковь не принимает Живую Этику? Ведь все заповеди её, все призывы Живой Этики отвечают призывам чистого христианства, тому, что мы можем прочесть в Евангелиях. Как вы можете отрицать значение Рериха? Ведь он почитает Христа — сколько у Рериха картин, где Иисус Христос изображён на фоне Гималаев! Святослав Рерих великолепно изображает Христа».

«Да, — ответил мне отец Иоанн, — Рерих почитал Христа, но он также ставил в ряд Великих Учителей человечества и Конфуция, и Лао Цзы, и даже сравнительно недавнего индийского философа Свами Вивекананду. Мы всё-таки считаем, что нельзя сопоставлять их, что Христос имеет божественную природу, а те — просто люди высокого нравственного качества». «Знаете, — сказал я ему, — это узость теперешней вашей церкви».

Возвращаясь к Учению Живой Этики, я могу сказать, что, я считаю, — это религия будущего. Пока существуют различные религии, до тех пор продолжается и некоторая рознь, основанная на религиозной почве. Это мы наблюдаем до сих пор.

Не могу не отвлечься и не упомянуть ещё одну вещь. Сравнивая нравственные основы всех монотеистических религий, убеждаешься, что они совершенно одинаковы. В этом отношении меня интересовали не только Новый Завет и Библия, но также и Коран. Прочтите весь Коран от первой и до последней страницы. О борьбе с неверными там нет ни одного слова. Коран учит тому же, чему учит Евангелие. Это — любовь к ближнему, сострадание, милосердие, отрицание богатства как цели существования, как цели жизни. А вот приблизительно через 70 или 80 лет после Корана при Халифе Омаре IV, великом завоевателе, в Александрии были написаны Суны (отсюда сунниты происходят). Там уже Коран искажён. Там уже призывается к всемирному господству ислама, к истреблению всех неверных, к войнам. Так же как и в христианстве. Разве инквизиция — это христианство? Скажем так, если сместить все времена — Христос признал бы Живую Этику. Ибо его Учение, его стремление исправить человечество очень близко тому, что излагается в книгах Живой Этики, в Письмах Елены Рерих.

Я полагаю, что постепенно образованное человечество примет Учение Рерихов как мировую этическую систему.

Должен подчеркнуть, что Сибирское Рериховское Общество, которое начало своё существование в 1970-е годы, сейчас представляет собой могучую силу. Я и не представлял себе, какая ведётся огромная издательская деятельность, распространение идей Учения через брошюры... Не надо толстых книг — их некогда читать современному человеку. А вот издание журнала специального (вы называете его газетой) — это очень своевременно.

Вернёмся снова к учению о ноосфере Вернадского, которое получило сейчас, в 1980-е годы, дальнейшую разработку. У Вернадского достаточно полно сформулированные условия — политическое и экономическое объединение человечества, полное прекращение войн, большой прогресс в отношении овладения новыми видами энергии, близость всех народов мира благодаря улучшению средств связи — всё это начинает сейчас осуществляться.

А Живая Этика служит моральной основой объединения человечества. И Сибирское Рериховское Общество делает в этом отношении очень многое: это проведение Чтений, забота о сохранении наследия Рериха на Алтае, где он прожил две недели, пропаганда по всей территории Сибири этого Учения, пропаганда действенная: мне рассказывают, что из самых разных уголков Сибири поступают письма с благодарностью за присланные материалы, с вопросами и выражениями собственного мнения. Они свидетельствуют о том, что в наш век, когда сильно дифференцировалось человечество: с одной стороны, разгул преступности, алкоголизма, любых пороков, мошенничества, но с другой — стремление к Свету, к знанию, — всё больше прорастают зёрна Живой Этики. Здесь, в Сибири, пожалуй, больше, чем в европейской части России, людей, понимающих значение этого Учения. И эти зёрна, давшие уже всходы, несомненно, будут расти, будут увеличиваться. Боюсь предсказывать сроки, но верю, что в России, может быть быстрее и лучше, чем на очень практичном Западе, разовьются этические основы будущего общества.

Однако должен сказать, что люди, которые понимают значение Учения, есть во множестве стран. И в ближайшей к нам Прибалтике, и давно существующие общества в Америке, самим Николаем Константиновичем основанные. И общества эти объединяют людей в других странах. Так что по всему миру уже раскинулись ростки этого Учения. Здесь оно развивается более быстро, может быть медленнее, чем этого хотелось бы, но, как предсказывал Вернадский, пройдёт не меньше двух-трёх поколений и, вероятно в XXI веке, биосфера Земли вступит в стадию ноосферы.

И можно надеяться, что после тех или иных политических изменений в руководстве страны, которые неизбежно должны будут произойти, почва для вызревания этих ростков, которые вами насаждаются здесь в Сибири, станет ещё более благоприятной. Трудно сказать, когда это будет. Я до этого не доживу, слишком рано начал жить для этого, но я верю, что вот вам, деятелям Сибирского Рериховского Общества, своими очами удастся увидеть рост посеянных вами всходов, и если не наступление века ноосферы, то, во всяком случае, всё более и более яркий рост признаков того, что Земля Русская и весь мир стремятся к этому предсказанному великими нашими предшественниками будущему.

Поэтому я приветствую предстоящие Рериховские чтения. Желаю, чтобы они собрали почитателей Рерихов со всех концов Сибири. Желаю, чтобы эти Чтения были бы ещё одной ступенью по той лестнице, которая ведёт вверх, если не к небу, то, во всяком случае, к нашему более светлому будущему.

Новосибирск, 6 апреля 1996 г.

Беседу вели В.И. Лотов, Л.И. Борина

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества