Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Принимается слово хор как созвучие голосов, но может быть хор энергий, хор сердец, хор огней.

Мир Огненный, ч.2, 205
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

АЛТАЙ — ГИМАЛАИ — ДВА МАГНИТА, ДВА УСТОЯ

Автор: Малышева Наталья


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Фото 2

Н.К. Рерих. Перевал Сассер . 1925 – 1927

Фото 3

Н.К. Рерих. Ниже чем глубины. 1924


Теги статьи:  Центральноазиатская экспедиция, конференции, Алтай

Наталья МАЛЫШЕВА

Мы отмечаем юбилей Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха — грандиозного предприятия, результаты которого поистине впечатляющи: сотни картин, многочисленные коллекции, научные труды. И в наши дни Центрально-Азиатская экспедиция продолжает привлекать внимание исследователей, а многие её тайны ещё не раскрыты.

До Н.К. Рериха целая плеяда блестящих учёных-востоковедов и путешественников ХIХ – начала ХХ века активно стремилась проникнуть в таинственные, малоизученные и недоступные земли Азиатского континента. «Деятельность Николая Константиновича Рериха как учёного невозможно рассматривать изолированно от общих усилий и традиций отечественного востоковедения, за достижениями которого он тщательно следил и был тесно связан со многими из своих современников-востоковедов»1.

Н.К. Рерих писал: «К Сердцу Азии потянуло уже давно, можно сказать, от самых ранних лет. Имена Пржевальского и Потанина уже давно стали несказанными магнитами. (...) Русь в древнейшие времена уже внимательно слушала сказания мудрых восточных гостей. Сношения с Востоком были гораздо глубже, нежели западники старались это представить. (...) Сердце Азии является как бы и сердцем мира, ибо откуда же шли все учения и вся мыслительная муд­рость? Поищем внимательно и найдём ко многому истоки всё-таки в Азии. (...)

В семье нашей сама судьба складывала особые отношения с Азией. (...) Каждая памятка из Азии была чем-то особенно душевным, от ранних лет и на всю жизнь»2.

Томские профессора, бывая в Петербурге, навещали дом отца Николая Константиновича. «Они всякий раз настойчиво призывали непременно (и по возможности быстрее) побывать в Сибири, во благо приобщения к этой сказочной стране. Но Сибирь обширна, и куда следовало направить свои стопы прежде всего? Для дяди Н.К. Рериха... профессора Томского университета Коркунова, не было в том колебаний: что за вопрос, конечно же, на Алтай!»3

Интересы Рериха никогда не замыкались изучением какой-либо одной страны. Пройдя по обширным пространствам Индии, Китая, России, Монголии и Тибета, его экспедиция собрала богатейший научный материал о жизни и культуре народов, населя­ющих эти страны. Был открыт своеобразный художественный стиль, присущий кочевникам Центральной Азии, — так называемый звериный стиль; изучено множество ранее неизвестных археологических памятников; отмечены следы великого переселения народов.

«Алтай — Гималаи» — так назвал Рерих книгу, в основу которой легли его путевые дневники. Написанные в суровых походных условиях, они поражают своей глубиной и значительностью.

Рерих тонко чувствовал своеобразную красоту Азии. И во всём, что он там создаёт, — в картинах и книгах — чувствуется живое дыхание Востока, всё проникнуто подлинной поэтичностью. Недаром доктор исторических наук В.Е. Ларичев в книге «Рерих и Сибирь» назвал Н.К. Рериха «одним из последних могикан романтического стиля познания континента и его обитателей»4.

Среди необозримых азиатских просторов Гималаи на юге и Алтай на севере были предметом особого внимания экспедиции.

Эти уникальные горные районы, избранные Рерихом для исследований, «представляют собой исключительно чистые, заповедные уголки планеты. Богатство и разнообразие природных ландшафтов, большая высота горных районов обуславливают повышенный интерес к ним учёных естественно-научных профессий»5.

Однако, как отмечал известный сибирский учёный академик А.П. Окладников, родство Алтая с Гималаями является более глубоким, чем простое ландшафтное сходство. Оно связано с общностью определённых этапов истории развития, истории, ещё недостаточно раскрытой до настоящего времени.

Существуют и другие, более глубинные связи между Алтаем и Гималаями, а шире — между Россией и Индией, и для Рериха необычайно притягательным был вопрос тесной взаимосвязи наших народов. Он писал: «Тянется сердце Индии к Руси необъятной. Притягивает великий магнит индийский сердца русские»6. Он подчёркивал, что наши народы связывает нечто родственное, то, что основано на самых прочных узах — сердечных, душевных человеческих отношениях: «Непрочны швы политические, то и дело лопаются и являют отвратительные прорехи. Другое дело — прочные сердечные узоры. Чем древнее они, тем они краше.

Красота заложена в индо-русском магните. Сердце сердцу весть подаёт»7. И здесь же он записывает знаменательную и ставшую крылатой фразу: «Истинно, "Алтай — Гималаи" — два магнита, два равновесия, два устоя»8.

Вспомним, что говорил Николай Константинович о Гималаях, красоту которых он запечатлел и кистью, и словом.

«Чего только не вместила в себе эта разнообразная красота. Тропические подходы и луга альпийские и, наконец, все неисчислимые ледники, насыщенные метеорною пылью»9.

«Как широка и прекрасна эта обширная горная страна — Крыша Мира. От Памира через весь Тибет — от Куэнь-Луня до индийских равнин — неизмерима в красоте многообразной. (...)

Гималаи! Вот перед нами на север две вершины Гепанга... так схожие в очертаниях с Белухою. Каждый день — новое освещение, новые небеса»10.

Как отмечал Святослав Николаевич Рерих, отец «часто думал об Алтае, именно о близости Алтая к нашим Гималаям»11.

Не меньшим восхищением наполнены слова Рериха об Алтае, который он называет «величавой песнью Сибири»: «А когда перешли Эдигол, расстилалась перед нами ширь Алтая. Зацвела всеми красками зелёных и синих переливов. Забелела дальними снегами. Стояла трава и цветы в рост вершника. И даже коней здесь не найдёшь. Такого травного убора нигде не видали»12.

«Шамбатион-река стремительно катит по порогам и камням. (...) Катит камни — катунь настоящая»13.

«Белы снега, и бело серебро самой Белухи-матери. И разноцветны травы превыше всадника. И звучит всё Беловодьем. Истинно Звенигород»14.

«А за Белухой покажется милый сердцу хребет Куэнь-Луня, а за ним — "Гора божественной владычицы", и "Пять сокровищниц снегов", и сама "Владычица белых снегов", и всё писанное и неписанное, всё сказанное и несказанное»15.

Как Гималаи, так и Алтай необычайно богаты и растительностью, и минералами. Потому особое внимание во время экспедиции уделялось изучению и сбору растений, применяемых в народной медицине. Из каждой поездки Рерихи привозили много лекарственных растений. Собирали красный корень, солодку, можжевельник и другое, делали зарисовки, записывали, фотографировали. Николай Константинович неоднократно обращал внимание на необходимость широких научных исследований в области изучения растительного мира16. На Алтае путешественники собрали, помимо растений, также коллекцию минералов и пород.

В одном из очерков Николая Константиновича читаем: «На высоких склонах Алтая старые сосны и ели заняты мирным общением. Они знают много — эти горные леса. Они стоят в изумлении перед снежными хребтами гор. Их корни знают, какие богатства, какие неисчислимые минеральные сокровища хранятся в каменных глубинах гор для будущего процветания человечества.

И корни этих гигантских деревьев нежно обнимают серые камни. Эти камни являются "местом сострадания".

Кто знает, кто положил их сюда? И кто видел людей, благоговейно распростёртых у подножья этих каменных нагромождений? Слышал ли этот народ о будущих богатствах этой страны? Знали ли они
о Звенигороде, Городе Колоколов? Были ли они теми, кто постиг сагу о реке Катуни, о событиях, произошедших на берегах этой реки, которая катит огромные камни с Белой Горы, Белухи?

Были ли эти люди поселенцами или странниками?»17

Алтай, как и долина Кулу в Западных Гималаях, отличается богатством исторического и культурного прошлого. С древности эти места являлись своеобразными узлами переселения народов.

Для Н.К. Рериха «проблема великих миграций — самая привлекательная в истории человечества. Какой дух двигал целыми народами и бесчисленными племенами? — задаётся он вопросом. — Какие катаклизмы гнали орды из родимых степей? Какое новое счастье и преимущества угадывали они в голубой дымке необъятной пустыни? (...)

Среди многочисленных легенд и сказок разных стран можно найти предания о затерянных племенах или подземных жителях. (...) Во многих местах Центральной Азии говорят об агарти — подземном народе. В многочисленных прекрасных легендах описывается та же история о том, как лучший народ покинул предательскую землю и нашёл спасение в тайных странах, где он обрёл новые силы и подчинил мощные энергии»18.

И в горах Алтая Рерих услышал легенду о Чуди, подземном народе. Он отмечает: «Замечательно то, что "чудь" на русском языке имеет ту же самую основу, как и слово "чудо"»19.

В Гималаях Рерихи видели «развалины каких-то древних жилищ. Говорится, что когда пришли воины Гессар-Хана, то старые лахульцы ушли на вершины. От белого царя ушла Чудь под землю на Алтае, а жители Лахуля на вершины»20.

На необъятных горных просторах Азии внимание экспедиции привлекали многочисленные рисунки на скалах — свидетели великого переселения народов, двигавшихся из центра Азии на Запад и на Восток.

Николай Константинович писал: «Кроме горных козлов, во всевозможных комбинациях, можно видеть изображения солнца, руки, танцы ритуальных фигур и прочие знаки давнего фольклора. Этот тип изображений с древнейшими традициями даёт любопытные изучения. (...) Откуда же происходит эта необыкновенная заманчивость путей азиатских? Горы установились не преграждающими великанами, а зовущими путевыми вехами»21.

Путь экспедиции на Алтай шёл из Индии через Гималаи, Кара-Корум, Такла-Макан, Тянь-Шань. И было поразительно повсюду слышать об Алтае: «И странно и чудно — везде по всему краю хвалят Алтай, — пишет Николай Константинович. — И горы-то прекрасны, и кедры-то могучи, и реки-то быстры, и цветы-то невиданны. А на реке Катуни, говорят, должна быть последняя в мире война. А после — труд мирный»22.

Ещё в 1925 году Рериху посчастливилось записать в Азии духовную песнь, обращённую к Белухе и светилам, где причудливо сплелись призывы к Белому Бурхану, то есть Будде, с верой в приход его на Алтай и наступление века общего блага23. Интересно отметить, что в день приезда в Верхний Уймон, 7 августа 1926 года, Еленой Ивановной Рерих была сделана запись: «Сюда доходил Будда. Скажите ламе — можно повестить народу Алтая».

В духовной жизни народов Азии значительное место занимают легенды о Шамбале и Беловодье. В них претворились светлые мечты о стране Великих Мудрецов, где процветает справедливость, живёт высшее знание и высшая мудрость во имя спасения будущего человечества. «Искры действительности и пленительный вымысел в них переплетены щедро и вдохновенно. Азийские просторы в несчётном изобилии овеяли странников, взыскующих светлого града»24. В некоторых сокровенных записях отмечен и путь к этому месту.

«Замечательно видеть, как самые разнообразные люди тянутся к этой мировой легенде», — пишет Рерих. Он отмечает, что наука стала признавать «историческое значение легенд и мифов. Немало ценных археологических открытий сделано на основе изучения легенд. Где раздел между сказкой и сказанием? Где граница мечты-памятки и были? Истинная, беспредрассудочная наука разберёт и оценит истину»25.

Стремление внести свою лепту в русское востоковедение, согласовать свою деятельность с теми задачами, которые были актуальны для Родины, никогда не угасало в Рерихе. Он писал в «Листах дневника»: «...для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений. Ни на миг мы не отклонялись от русских путей. Именно русские могут идти по нашим азийским тропам»26.

Центрально-Азиатская экспедиция блестяще завершила начинания русских путешественников ХIХ – начала ХХ века. Впервые был проложен маршрут из Сибири через Тибетское нагорье и Трансгималаи в Индию.

Окончание экспедиции ознаменовалось важным событием. 24 июля 1928 года был основан Гималайский Институт научных исследований, в декабре того же года перебазированный в долину Кулу.

Институт назвали «Урусвати» — «Свет Утренней Звезды». «Разве не утро, славное для нового труда и достижений — вечное исцеление, вечный поиск, вечное достижение?»27 — так писал Николай Константинович в 1929 году.

Долина Кулу в Индии, где расположился Институт «Урусвати», — это порог, за которым лежит путь на Тибет, Гоби, Монголию и бескрайнюю Сибирь. У Н.К. Рериха было достаточно оснований выбрать именно эту долину в качестве места для научного института. «До сих пор цивилизация мало коснулась Кулу. Долину и сейчас можно считать богатейшим историко-этнографическим и природным заповедником»28.

Но вот что хочется отметить: выступая на II Рериховских чтениях в 1979 году, академик А.П. Окладников сказал, что ещё до института «Урусвати» «подобным зародышем такого начинания была экспедиция Н.К. Рериха в 1926 г. на Алтае, в Уймонской долине. Исследования, проведённые здесь в сравнительно короткое время, Н.К. Рерих мечтал продолжить в дальнейшем. ...Эти начатые наблюдения позволили ему предсказывать значительные перспективы в развитии Алтая и Сибири. "Великое будущее предназначено этому замечательному средоточию". Эти два района — долина Кулу и Уймонская долина — представлялись Н.К. Рериху крайними точками огромного горного мира Азии, теснейшим образом связанными между собою»29.

О том, что Рерихи собирались вернуться на Алтай, писал и искусствовед Е.П. Маточкин: «Все помнят, что, уезжая, Рерих обещал лет через пять вернуться. Видимо, он ещё надеялся, что ситуация в стране изменится и что он сможет ещё поработать на Родине...»30

Институт научных исследований планировался как начало Города Знания. Из Записей Елены Ивановны Рерих мы узнаём, что, действительно, строительство такого города первоначально предполагалось на Алтае. Это было сказано ещё до того, как там побывала экспедиция.

«Как необходимо дать синтез знаний. Именно город. Город школ, лабораторий, библиотек и музеев. Как ни странно, но город знания создастся скорее всего, ибо колоссально стремление к знанию в России», — записала Елена Ивановна 10 января 1925 го­да. А в записи от 25 июля того же года читаем: «Направляемся на Алтай. (...) На Алтае много мест для нового строения».

Прекрасная Уймонская долина лежит на высоте 1000 метров над уровнем моря, простираясь вдоль Катуни, среди окружающих её высоких и частью заснеженных гор. Закрытая со всех сторон заповедная долина с давних времён влекла к себе людей.

В книге «Алтай — Гималаи» Николай Константинович пишет: «Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зелёные травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чьё сердце убоялось суровой мощи и красоты?

Семнадцатого августа увидели Белуху. Было так чисто и звонко. Прямо Звенигород»31.

И Елена Ивановна Рерих в тот же день записывает: «Сегодня видели Белуху и долину города».

В истории нашей Родины 1920-е годы были сложным периодом. После отъезда Рерихов из Советского Союза происходит корректировка их планов.

В книге «Община» читаем: «Скажем — на таком-то месте должна основаться новая община. Место имеет все нужные признаки, но окружающие условия временно могут составить грозную опасность. Тогда берём новое место и переносим на него возможности первого. В сознании мы не оторвались от возможностей первого места, и мы переживаем эффект первого решения, подводя устои будущего строения. Будет ли нечто на пятидесятой параллели или двадцатью параллелями южнее, но существенно сохранить озарение строительства»32.

Известно, что пятидесятая широта проходит по Алтаю, и в дневниках Рериха сказано: «Вода в Ак-Кеме молочно-белая. Чистое Беловодье. Через Ак-Кем проходит пятидесятая широта»33.

Планы были временно изменены: ввиду невозможности в тот момент вернуться на Алтай, научный институт, как начало будущего Города Знания, был основан в Гималаях, в долине Кулу.

В дневниках Елены Ивановны, в записях от 24 и 30 марта 1927 г., даются намёки на то, что после строительства храма знания в Гималаях придёт время Алтая.

«О снеговых вершинах Белухи свидетельствуют снега Гималаев»34.

Итак, великое будущее предначертано, и на Востоке знают о грядущем. «Знают о великих временах. (...) Знают о приходе Благословенного на Алтай. Знают о значении Алтая. Знают о Белой Горе. Знают о священных знаках над древним субурганом около Хотана. (...) Через все молчаливые пространства Азии несётся голос о будущем. Время Майтрейи пришло»35, — пишет Н.К. Рерих.

«С юга и с севера, с востока и с запада мыслят о том же. И тот же эволюционный процесс запечатлевается в лучших образах. Центр между четырёх океанов существует. Сознание нового мира — существует. (...) Не вернётся ли чудь подземная? Не седлают ли коней агарты, подземный народ? Не звонят ли колокола Беловодья? По Ергору не едет ли всадник? На хребтах — на Дальнем и на Студёном — пылают вершины»36.

Сказано, что «Новый Мир без чьей-то напряжённой и самоотверженной работы в жизнь не войдёт. Принцип "рукой и ногой человеческой" остаётся неизменным»37. «Чьей-то» — значит нашей с вами, всех людей доброй воли.

Для того чтобы человечество приняло идущие эволюционные перемены, грядущий Новый Мир, необходим сдвиг сознания. И в этом великая роль отведена науке будущего — науке, вместившей знание о бессмертии, о Тонких Мирах, о духовных Началах Мироздания. «Мир Будущий, Мир Высший грядёт в доспехе лучей Лабораторных»38, — писала Е.И. Рерих. Опираясь на идеи и принципы Нового Мира — знание, творчество, сотрудничество — все народы смогут широко строить и претворять в жизнь самые смелые созидательные задачи.

Заря Нового мира идёт с Востока, будущее — с Востока. «Запад... многое самое ценное воспринял от Востока. И религия, и философия, и многие другие ценнейшие нахождения по справедливости должны быть отнесены именно к Востоку, к Азии»39.

И завершим словами из Учения Живой Этики: «Ничего нет прекраснее Восхода — и Восход бывает с Востока!»40

 


1 Беликов П.Ф., Шапошникова Л.В. Институт «Урусвати» // Страны и народы Востока. Вып. ХIХ. М., 1977. С. 251.

2 Рерих Н.К. Азия // Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 114.

3 Ларичев В.Е. Н.К. Рерих и сотоварищи в Сибири // Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1993. С. 70.

4 Там же. С. 12.

5 Окладников А.П. Институту «Урусвати» — 50 лет // Рериховские чтения 1979 г. Новосибирск, 1980. С. 9.

6 Рерих Н.К. Русь — Индия // Листы дневника. Т. 3. М., 1996. С. 199.

7 Там же.

8 Там же.

9 Рерих Н.К. Гималаи // Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 143.

10 Рерих Н.К. Гималаи // Там же. Т. 3. С. 102 – 103.

11 «Будите в себе Прекрасное...» Т. 1. М., 2015. С. 235.

12 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Новосибирск, 2014. С. 362.

13 Там же. С. 361.

14 Рерих Н.К. Славной Ермака годовщине... // Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 227.

15 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 377.

16 Куминова А.В. Н.К. Рерих и растительный мир // Рериховские чтения 1976 г. Новосибирск, 1976. С. 109.

17 Рерих Н.К. Жальник, место сострадания // Шамбала. М., 1994. С. 87.

18 Рерих Н.К. Подземные жители // Там же. С. 137 – 138.

19 Там же. С. 139.

20 Рерих Н.К. Меч Гессар-Хана // Твердыня Пламенная. С. 183.

21 Там же. С. 184 – 185.

22 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 310.

23 Там же. С. 119.

24 Рерих Н.К. Беловодье // Листы дневника. Т. 2. С. 29.

25 Рерих Н.К. Шамбала // Там же. Т. 3. С. 98.

26 Рерих Н.К. Четверть века // Там же. С. 25.

27 Рерих Н.К. Урусвати // Шамбала. С. 118.

28 Беликов П.Ф., Шапошникова Л.В. Институт «Урусвати» // Непрерывное Восхождение. Т. 1. М., 2001. С. 374.

29 Окладников А.П. Институту «Урусвати» — 50 лет. С. 8 – 9.

30 Маточкин Е.П. Космичность искусства Н.К. Рериха // Рерих и Сибирь. С. 171.

31 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 377.

32 Община.174.

33 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 376.

34 Рерих Н.К. Славной Ермака годовщине... // Твердыня Пламенная. С. 229.

35 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 381.

36 Там же. С. 364.

37 Грани Агни Йоги. XII. 588.

38 Рерих Е.И. Письма. Т. 4. М., 2002. С. 233 (18.06.1936 г.).

39 Рерих Н.К. Дары Востока // Листы дневника. Т. 1. С. 450.

40 Листы Сада Мории. Озарение. 3 – V – 3.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Центральноазиатская экспедиция