Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

«Величайший человек тот, кто велик в терпении».

Рерих Е.И. Письмо от 17.08.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

СОБЕСЕДОВАНИЯ

Автор: Спирина Наталия Дмитриевна



Теги статьи:  ответы Н.Д. Спириной

Ответы Н.Д. Спириной на вопросы сотрудников
Сибирского Рериховского Общества

Что означает знак Знамени Мира? Известно, что это очень высокий символ.

Это символ синтеза. Н.К. Рерих давал его расшифровку: религия, наука, искусство в круге вечности; или прошлое, настоящее, будущее, — так Знаменем Мира объединено несколько понятий.

Это особенно великое понятие — оно вмещает все достижения прошлого, настоящего и будущего в круге вечности. Ведь мы живём в вечности, и мы частицы этой вечности. Она видоизменяется, но никогда и никуда не исчезает, и нет такого понятия, которое
не вмещалось бы в вечности, — она существует все­гда, но перемены бесконечны.

Бывают пралайи и манвантары, но это не конец вечности — это как сон и бодрствование. Пралайя — это отдых, когда всё скапливается в одном месте и отдыхает какое-то время, в полной сохранности, но не в активном состоянии, а в пассивном. А когда начинается новая манвантара — снова всё пробуждается, все эти дремлющие энергии начинают возрождаться и действовать. И уже на основе всего прошедшего начинается новая эпоха.

Бывают и малые пралайи и манвантары, и у каждого человека тоже могут быть периоды очень большой активности и периоды отдыха, или пассивности. Сон и бодрствование — это самые первичные понятия манвантары и пралайи. Но ведь и во сне мы как-то по-своему работаем.

В книге «Аум» сказано: «У одного отшельника спросили — как может он пребывать в постоянном молчании? Он очень удивился и сказал: "Напротив, никогда не молчу и беседую непрестанно — так много собеседников посещает меня". Отшельник настолько приблизился к Миру Незримому, что он стал для него вполне ощутимым. Молитва сделалась собеседованием, и Мир утвердился во всём величии. Такому духу переход в Мир Тонкий вообще неосязаем. (...) Сперва молитва внешняя, потом молитва сердечная и затем собеседование о Благе» (41).

«Одни всецело посвящают себя молитве, другие умеют совмещать молитву с трудом. Не будем взвешивать, что ценнее, лишь бы молитва и связь с Высшим Миром существовали и преображали жизнь» (43).

Как совмещать молитву с трудом? Что значит всегда молиться?

Мне кажется, мы немного не так понимаем слово «молитва», всё-таки мы ассоциируем её со словами, с тем, что её надо произносить, мысленно или устно.
Я представляю себе молитву как чувство. Можно говорить о чём угодно, с кем угодно, делать что угодно, но
в сердце будет чувство, которое не зависит от всего окружающего, — чувство любви. Этого ощущения даже нельзя выразить — оно присутствует и не требует слов. Молитву я понимаю на уровне чувства — конечно, сердечного чувства. А на уровне слов — это очень хорошо, слова вдохновляют, но всё-таки мы от них зависим: читаем «Отче наш» и вдруг забыли какие-то слова.

Помните притчу у Л.Н. Толстого, как три старца молились: «Трое Вас, трое нас, помилуй нас», — это всё, что они знали. Архиерей плыл на корабле и услышал, что на острове живут три старца, которые даже не умеют молиться, «Отче наш» не знают. Подъехал, высадился, стал учить их. Выучили они «Отче наш», и архиерей уехал. Сидит он вечером на палубе корабля и вдруг видит: приближаются какие-то фигуры, — а это три старца, взявшись за руки, бегут по морю как по суху. Подбегают и говорят: «Вы учили нас, как молиться, да мы забыли слова, подскажите». Архиерей сказал: «Не мне вас учить», — и старцы, взявшись за руки, побежали назад, на свой остров. И чему их после этого было учить?

Молитва — это постоянное чувство любви к Высшему, причём его вовсе не надо в словах формулировать. При этом можно говорить, читать, писать, а вот тут, в сердце, что-то будет как уголёк гореть, что-то будет ощущаться помимо слов. И при переходе в Тонкий Мир перейдёт именно эта часть, а оболочка — она вообще не важна, не имеет значения.

Молитва — это естественный контакт с Высшим, поскольку мы часть Его. Мир — это Бог, а мы часть этого мира, значит, мы часть Бога, мы Его дети. Почему в Писаниях люди называются детьми, почему говорится «Отец, Отче наш», а не «Господь наш»? Значит, мы Его дети. И это естественно, чьи же мы дети, кем мы созданы? Вот это чувство постоянного отцовства и родства надо в себе вырабатывать, начинать его ощущать. Что бы мы ни делали, всё равно мы неразделимы, если сами не отделимся. Это приближает нас и к другим планетам, потому что они тоже созданы тем же самым духом.

В чём была роковая ошибка князя тьмы, почему он хотел единолично владеть планетой Земля? — Он не хотел сотрудничества, он хотел быть полновластным властителем одной планеты. И для этого надо было, чтобы мы ни в какой контакт с другими планетами и кометами не входили, а принадлежали только ему.

Елена Ивановна Рерих пишет, что это психология крупного феодала — феодальные князья владели своим регионом и никого туда не допускали. Князь тьмы не смог принять единства, объединения и поэтому стал разъединять. И те, кто принадлежит ему, именно в разделении находятся. Отсюда, я думаю, произошёл эгоизм и самость — сам.

Вопрос о князе тьмы очень сложный. Об этом можно прочесть в письмах Елены Ивановны.

Значит, эгоизма и самости могло не быть?

Конечно, поскольку человек — часть Бога. Не должно было этого быть. Но возобладало чувство собственности, чувство эгоизма, князь тьмы захотел владеть планетой сам. Отсюда всё произошло: и гордыня, и отчуждение от других, от собратьев. Он уже не хотел иметь никаких cобратьев.

Как замечательно раскрывается тема единовластия в сказке Пушкина о рыбаке и рыбке! Мы Пушкина не знаем, мы только начинаем его открывать. С самого детства я жила и питалась Пушкиным, потому что моя мать его обожала. И «Сказку о рыбаке и рыбке» я почти всю помню наизусть. Как она красиво написана!

Теперь я её открыла совершенно заново. Вы, конечно, помните её содержание. Старик был добрый человек, он отпустил рыбку без всякой мзды: «Плыви себе с богом». Но он был слабый человек, был очень порабощён своей женой, он боялся её и подчинился ей.

Старухе была дана возможность получить всё, что только возможно, но она захотела большего — она покусилась на Иерархию, потому что золотая рыбка, конечно, была божественная рыбка, чудо-рыбка, которая всё могла, — «государыня рыбка». Старуха покусилась на то, чтобы быть владычицей морской. Тут самое страшное и произошло, и она осталась ни с чем, «у разбитого корыта». Отсюда это выражение и пошло.

Мы говорили о князе тьмы. Очень интересно постиг этот образ М. Лермонтов в поэме «Демон». Он описывает его, когда тот был как «чистый херувим» и пролетающая комета «улыбкой ласковой привета любила поменяться с ним».

«Печальный демон, дух изгнанья» полюбил земную девушку, княжну Тамару, и подослал разбойников, которые убили её жениха. Тамара горевала, а он пел, утешая её:

Не плачь, дитя! не плачь напрасно!
Твоя слеза на труп безгласный
Живой росой не упадёт...
Он далеко, он не узнает,
Не оценит тоски твоей;
Небесный свет теперь ласкает
Бесплотный взор его очей;
Он слышит райские напевы...
Что жизни мелочные сны,
И стон и слёзы бедной девы
Для гостя райской стороны?

Тамара не понимает, кто утешает её, она в страшном горе.

Всё, к чему прикасался демон, было разрушено. Он был настолько ядовит, что, когда поцеловал княжну, она сразу умерла:

Смертельный яд его лобзанья
Мгновенно в грудь её проник.

После смерти он хотел завладеть её душой, но она была чистая девушка. Явился Ангел, отогнал его и взял душу Тамары с собой.

Лермонтов придумал романтический сюжет. В действительности это был дух, это был совсем другой уровень, и он не мог соблазниться никакой земной девушкой, какой бы красавицей она ни была. Но он соблазнился единовластием. Ему мало было одной планеты, и вместо того чтобы заботиться о ней, ему захотелось полного владычества. Все его приверженцы страдают именно единовластием, потому они и приверженцы.

Мне всегда казалось, что Лермонтов знал больше, чем мы думаем. Паустовский считал, что самая лучшая строчка во всей русской поэзии — у Лермонтова: «И звезда с звездою говорит». Она совершенно изумительна.

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит...

1 апреля 1999

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Собеседования. Ответы Н.Д.Спириной на вопросы