Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

В Космосе всё взаимно испытывается, все миры на испытании.

Рерих Е.И. Письмо от 24.02.1930
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«ОГНЕННАЯ МАТЕРЬ ПЛАМЕННОЙ ЙОГИ»

Автор: Василькова Нина



Теги статьи:  Елена Рерих, Живая Этика

Елена ИВАНОВНА РЕРИХ. Дарджилинг, Индия. 6 марта 1924 г.

Для изучающих Живую Этику с течением времени открываются новые грани духовного подвига Елены Ивановны Рерих, постичь который в полной мере мы ещё не в состоянии. «Невозможно полностью осветить Её жизнь и всю глубину сокровенной работы космической...» — сказано в «Гранях Агни Йоги»1.

«...Огненная Матерь Пламенной Йоги явила миру собою Истину Нового Учения Жизни и была её Провозвестницей, рукою и ногою человеческой её утвердившей... огненным опытом своим запечатлевши провозглашаемую Истину. Опыт был долог и тяжек и потребовал целой жизни... Она заложила основание новой, следующей ступени жизни, продолжив созидание эволюционной лестницы человечества, ступени которой в прошлом закладывали Те же Великие Учителя и Их Посланные. И то, что было Заложено Спасителем мира две тысячи лет тому назад, ныне в Учении Жизни нашло своё дальнейшее выявление и развитие в том же Едином Великом Учении, старом, как мир, но вечно новом в новом понимании жизни»2. «Дар Её человечеству велик. На сломе двух Эпох и двух миров значение имеет совершенно особое. Неповторяема и непостижима миссия Её для обычного сознания»3.

«Миссия Её была сокровенной, и потому узнаёте о Ней, Посланнице Нашей, лишь после того, как Она покинула Землю. Раньше было нельзя, ибо знание это, доверенное людям, нарушило бы выполнение Поручения. По мере течения времени будем Давать всё новые и новые сведения о Ней, дабы знали все люди, кто была Та, через Которую Дано Нами миру Великое Учение Огненной Йоги»4.

При жизни «Елена Ивановна предпочитала оставаться за завесой, приоткрыть которую, считаясь с высокой мерой её душевной деликатности и утончённости, — не простая задача»5, — писал Павел Фёдорович Беликов, биограф семьи Рерихов.

Людей, непосредственно знавших Елену Ивановну и сотрудничавших с ней, было не так уж много. Они оставили нам свои дневниковые записи, воспоминания и письма с бесценными сведениями о том недавнем, но уже легендарном времени, когда Рерихи под руководством Великих Учителей закладывали основание Новой грядущей Эпохи.

Особую ценность для нас представляет дневник Зинаиды Григорьевны Фосдик, ближайшей сотрудницы Рерихов. Она имела счастье непосредственно общаться с Е.И. Рерих, была свидетелем её жизни и деятельности в Америке, Индии, России и Монголии, вела с ней переписку. Важны для нас и записи Фрэнсис Грант, американской сотрудницы Рерихов, побывавшей вместе с З.Г. Фосдик в Дарджилинге (Индия) у Рерихов в 1928 году после их возвращения из Центрально-Азиатской экспедиции. Дневники и воспоминания, запечатлевшие неповторимые черты облика Елены Ивановны, помогают приблизить её к нам.

По воспоминаниям секретаря Н.К. Рериха, В.А. Шибаева, свидетеля жизни Рерихов в Индии, «Николай Константинович и Елена Ивановна вели размеренный трудовой, можно даже сказать суровый образ жизни. Никогда не жаловались ни на какие лишения, совершенно не считались с ними. За долгий период времени, проведённый в доме Рерихов, я наблюдал всегда лишь степенную торжественность во всех их действиях и разговорах, а также чувство глубокого человеческого достоинства»6.

«Елена Ивановна не любила оповещений о себе, — пишет З.Г. Фосдик. — Лишь с первых лет нашего сотрудничества, когда я близко сошлась с ней, я начала многое записывать с её слов о ней, о её детстве и юности»7. Будучи ещё маленькой девочкой, Елена Ивановна проявляла сострадание к больным и раненым птицам и животным, за которыми ухаживала. Записан трогательный рассказ о журавле со сломанным крылом, которого маленькая Елена лечила и кормила, а «журка», как собачка, бегал за ней. «Живя в имении, она вставала с раннего утра и ходила кормить всех птиц, лошадей, собак и коз... Все они её знали, все к ней бежали»8.

«С юных лет в ней жило стремление к красоте в природе и гармонии красок. Рано проявился талант к музыке, и ей прочили большое будущее. Она любила рисовать, и безошибочное знание красок осталось у неё на всю жизнь»9. Позже Николай Константинович ей «первой показывал новую картину, ибо постоянно считался с её художественной интуицией и тонким вкусом. (...) Таково было начало их совместного сотворчества, которое продолжалось всю жизнь»10.

«О той громадной роли, которую Елена Ивановна играла в жизни, деятельности и творческих достижениях Николая Константиновича, следовало бы создать отдельную монографию, — писал В.А. Шибаев, — и я уверен, что со временем она будет написана. Во всех отношениях Елена Ивановна была "ведущей", как это Николай Константинович изобразил на некоторых своих полотнах. Часто, занимаясь в своём кабинете по соседству со студией художника, где он работал над новыми картинами, я видел, как он отходил на несколько шагов от мольберта, чтобы примерить расстояние, и стоял, что-то обдумывая. Затем шёл наверх и возвращался с Еленой Ивановной. Они смотрели вместе на незаконченное полотно и обсуждали его. Николай Константинович глубоко ценил и принимал во внимание малейшие советы Елены Ивановны. Бывало, что она подсказывала и какую-то новую тему, за которую всегда особенно горячо принимался Николай Константинович. Нигде и никогда ранее или позже я не видел такой согласованности, взаимопонимания и единства устремлений. При этом их неустанный и напряжённый труд всегда сопровождался трогательной заботой друг о друге»11.

Такие отношения передавались и их детям. «Мы все были очень тесно связаны и всегда работали вместе. Мы старались помогать друг другу, дополнять друг друга, — сказал Святослав Николаевич Рерих на одном из выступлений в Ленинграде в 1960 году. —
И я должен сказать, что в Николае Константиновиче, моей матушке и Юрии Николаевиче я имел самых близких помощников, друзей, к которым я обращался со всевозможными вопросами, возникавшими в моих поисках в искусстве»12. В письме к П.Ф. Беликову от 26 мая 1965 года он писал: «Сотрудничество Н[иколая] К[онстантиновича] и Е[лены] И[вановны] было редчайшей комбинацией полнозвучного звучания на всех планах. Дополняя друг друга, они как бы сливались в богатейшей гармонии интеллектуального и духовного выражения. Вы сами знаете, как возрастают наши силы от некоторых контактов, как обогащается и озаряется наш Духовный Мир, как разрешаются, казалось бы, неразрешимые проблемы и всё приобретает совсем особое значение»13.

Из воспоминаний З.Г. Фосдик: «Хочется собрать вместе те незабываемые дни и часы, а главное — впечатления после каждой встречи и беседы с Е[леной] И[вановной] и Н[иколаем] К[онстантиновичем]. Всё это осталось в сознании как чудесный букет из не­обыкновенных цветов, гармонии красок и любования ими. Всё притягивало мысли и чувства, всё зажигало сердце огнём радости, красоты и нового понимания жизни и сущности её»14.

Годы общения с Еленой Ивановной навсегда остались в памяти Зинаиды Григорьевны: «Я дивно провела время, слыша чудный мягкий серебряный тембр голоса Е[лены] И[вановны] и глядя на спокойное лицо Н[иколая] К[онстантиновича] и слыша его мудрую речь. Незабвенные часы!»15 «Она очаровательна в обращении, умеет всех приласкать, обнять, и вся она светится внутренней красотой. Кроме того, она обладает большой внешней красотой»16.

«Елена Ивановна была красивой женщиной. Её лучистые карие глаза, тонкие черты лица, улыбка, пышные волосы, каштановые с сильной проседью, румянец на слегка смугловатой коже, быстрая лёгкая походка — всё привлекало в ней. Её портрет работы сына, Святослава Николаевича, поразительно точен. (...) Её интеллект и высокая духовность были в полной гармонии с её красотой. Она вызывала глубокое почтение к себе, и к её советам прислушивались американские художники, писатели и учёные...»17

«Внешнее — впечатление благополучия, специальные удобства никогда не привлекали Е[лену] И[вановну], роскошь была ей противна. Во всём она искала красоту и учила находить её — настоящую красоту, а не блеск мишуры. Она обладала исключительным вкусом, любила чистые, благородные цвета... Любила бирюзу, браслеты с бирюзой американских индейцев, носила их почти всегда. Е[лена] И[вановна] была ярым врагом пошлости и вульгарности во всём — больше всего в искусстве, музыке, в личной жизни, разговоре — сурово осуждала эти качества. Но также понимала и считалась с человеческими слабостями... В тех же, где ещё теплилась искорка сердца и желание стать лучшим, — она помогала им и поддерживала сочувствием и советом»18.

Духовное руководство Елены Ивановны началось с «членов круга» — небольшой группы американских сотрудников Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.
С ними были личные встречи, шла постоянная переписка, некоторые из них неоднократно приезжали к Рерихам в Индию.

В письмах Елены Ивановны содержатся многочисленные ответы на вопросы по Живой Этике и рекомендации как духовного, так и личного характера, проявляется трогательная забота и любовь к каждому. Все наставления Елены Ивановны, обращённые к конкретным лицам, вместе с тем касаются многих людей, идущих тем же путём. Эти чудесные сердечные послания навечно останутся путеводными вехами для духовно ищущих.

Изучая письма Е.И. Рерих, видим, насколько осторожно, шаг за шагом вела она своих учеников по нелёгкому духовному пути, никому не навязывая своего мнения и ценя самостоятельность и свободу выбора личности. Она всегда с готовностью отвечала всем стучащимся. «Не люблю учить, но только передавать знания»19, — писала она Борису Николаевичу Абрамову.

Фрэнсис Грант, профессионально занимавшейся журналистикой, Елена Ивановна дала совет о несении миру Живой Этики посредством статей: «Не нужно бояться цитировать. Говорить о психической энергии. О новой философии на Востоке. О новых болезнях и их лечении. Обо всём нужно писать в статьях. (...) Нужно цитировать Учение, доносить его до людей...»20 Елена Ивановна «говорила об абсолютной незаменимости каждого сотрудника, о ценности работников, — пишет Ф. Грант. — Мы должны больше времени уделять чтению, работе с Учением, чтобы усваивать его и наполнять реальность красотой»21.

Из дневника З.Г. Фосдик: «...Е[лена] И[вановна] предложила мне сказать всем нашим сотрудникам в Нью-Йорке по поводу всех совершённых нами ошибок, что мы должны забыть о них, учась на них, и начать всё заново. И чтобы мы не молчали, если видим промахи и ошибки со стороны наших сотрудников. Я буду просить других наблюдать за мной и говорить мне, в чём я неправа, так же и я могу поправлять их. Е[лена] И[вановна] просила нас упомянуть, что более всего она осуждает самомнение и тщеславие»22. «Е[лена] И[вановна] говорила, что у каждого в будущем будет своё назначение, ибо будет так много деятельности, что никто не будет центральной фигурой, а всякий будет исполнять своё дело»23.

«Е[лена] И[вановна] и Н[иколай] К[онстантинович] сегодня сказали мне, что настоящая аристократия — это не те, кто богат, владеет собственностью и состоянием, но — по-настоящему великие люди. Они надеются, что мы, в Америке, поймём, что не надо прибегать к каким-то особым приёмам для привлечения богатых людей. Да, их надо приближать, но только если они принимают идею общины и желают работать для Общего Блага»24.

В своём дневнике Ф. Грант пишет: «Выдался момент поговорить с Еленой Ивановной. (...) В работе необходимо должны присутствовать красота, культура, сознательность и соизмеримость. Не нужно преувеличивать значимость малых обстоятельств, но постоянно чувствовать Руку Водящую Учителя, решение каждой проблемы доводить до конца... Нужно вдохновлять каждого. Заботиться о каждом, оберегать, защищать... Больше бывать вместе»25.

Елена Ивановна пишет всей группе американских сотрудников: «Последнее время очень много думала о всех наших членах круга, ещё и ещё раз убеждаясь, насколько все незаменимы и нет лишних. И немуд­рено, ведь собирал их Вл[адыка]. И как легко при подобных условиях достичь полной согласованности, обеспечивающей победу во всех направлениях. Но сердцу моему чуется, что есть что-то, мешающее этому объединению. Как же помочь этому? Конечно, решение одно — пониманием Учителя и Учения не головою, но сердцем. Следовательно, нам нужно обратить внимание на развитие нашего сердца. На этот изумительный орган, вмещающий в себе, в своих многочисленных центрах весь синтез накоплений, всё творчество и всю психожизнь. Без развития центров сердца мы бесплодны, нет творчества психожизни, нет жизни в высших сферах и недоступен венец Архата. Только сердцем можем мы приблизиться к сознанию Учителя-Архата, ибо Его сознание в сердце».

И далее в этом же письме: «Теперь, любимые, ещё один общий и особо верный совет. Следует помнить, что, применяя эти советы к себе, нужно явить сугубую суровость, но для брата найти глаз
добрый. Завет Владыки — суровость к себе и открытое сердце к брату. Лишь глаз добрый творит. Помните, родные, как Владыка всегда указывал прикладывать Учение прежде всего к себе, иначе останемся на той же ступени»26.

В другом письме звучит призыв к борьбе со своими несовершенствами: «...мы уже почти научились любить препятствия и знаем, что "препятствия... зовущие весь огонь духа к битве, действуют как творческое начало. Мудрость древняя говорит: «Призови срок битвы, не уклонись от препятствия». Там, где уклончивость, там не спасение, но лишь задержка". (...) Родные, мы должны привыкнуть к постоянной битве и полюбить её. Ведь каждый атом Космоса бьётся! Закрепив одну победу, мы должны быть уже готовы к следующей, ещё большей битве, ибо по мере роста сознания наши действия тоже растут и поле битвы становится шире и ответственнее. Во всём Космосе происходит бесконечная битва, и мы все видимо и невидимо вовлечены в неё»27.

Елена Ивановна предупреждает о надвигающихся грозных событиях, противостоять которым можно лишь своим внутренним огнём. «Разве не сверкают уже зарницы и не пробиваются грозные вестники пробуждённого подземного огня? И мы, знающие о нём, должны неотложно трансмутировать свои внут­ренние огни, чтоб ассимилировать надвигающуюся огненную бурю, ибо лишь это даст нам устойчивость в битве... Итак, начнём трансмутировать все наши энергии. Начнём с самой упорной энергии эгоизма, этого свирепого дракона самости со всем его хвостом — самомнения, властолюбия, жалкого себялюбия, обидчивости, раздражения, опасения, сомнения и тому подобных украшений, и заменим крыльями утверждения единства, полной солидарности со всеми сотрудниками, признания Иерархии, радостным утверждением дел данных, добрым глазом и признательностью к справедливому указанию, и заключим доверием до конца. (...)

Вл[адыка] не устаёт повторять: "...Ведь Мы дали лучший доспех, потому, если не хотят заменить старые привычки на сияющий доспех, доступ к Башням закрыт!" (...) Тяжко мне это писать, но чую, что пора, иначе непоправимое произойдёт. Видимость может временно остаться та же, но невидимое и незаменимое уйдёт»28.

Елена Ивановна вновь и вновь призывает сотрудников к самосовершенствованию, постоянно приводит слова Учения Живой Этики. «Вел[икий] Уч[итель] указывает на качества, которые при заложении новой ступени не должны более гнездиться среди сотрудников, именно: властолюбие, самомнение, себялюбие, подозрительность и легкомыслие. Огненными буквами занесём в сердце осуждение Владыкою стремления к властвованию. (...)

Также следует постоянно помнить о губительности раздражения. "Раздражение делает ваш сосуд хрупким". В Агни Йоге указан яд раздражения и все его последствия. И мне было показано, как этот яд выедает драгоценные отложения психической энергии. А что может быть достигнуто без накопления психической энергии? Скудоумие и уничтожение будут уделом»29.

Основная мысль Елены Ивановны, отражённая во многих её письмах, — развитие качеств, способствующих сотрудничеству: «Родные мои, сердцем прошу, отбросьте всякую мысль самомнения, всякую мысль о значительности Вашего приношения, каждую мысль сомнения и подозрения, слишком грозное и ответственное время перед нами. (...) Что может быть выше и прекраснее сотрудничества на великое культурное Благо народов?!»30

Елена Ивановна постоянно напоминала своим сотрудникам о той огромной ответственности, которая возложена на призванных к Великому Строительству: «Умоляю Вас, родные, всегда помнить, что то, что другим вполне можно, то нам нельзя, нам предъявлены совершенно другие требования не только Вл[адыкой], но и людьми, смотрящими на Вас как на образец всего высокого. Особо строго будут они судить Вас и не простят Вам своего смущения и разочарования в Учении, которое не смогло переделать природу получившего его»31.

Елена Ивановна вела переписку со 140 корреспондентами из разных стран мира. Среди них были члены Латвийского и Литовского Обществ Рериха, участники Харбинского содружества Б.Н. и Н.И. Абрамовы, Е.П. Инге, издатель журнала «Оккультизм и Йога» А.М. Асеев и многие другие.

«Особа и необычайна деятельность нашей вдохновительницы, — пишет о Елене Ивановне Николай Константинович Рерих в статье "Лада". — В разных странах целые очаги питаются её помощью, прилетающей на крыльях аэропланов. Она всегда спешит с помощью. Ждут слова утешения, утверждения и пояснения. (...) Велика радость — давать народу широкое мировоззрение, освобождать от суеверий и предрассудков и показать, насколько истинное знание есть путь прогресса»32.

Из Записей Елены Ивановны мы узнаём о постепенном, длительном и сложном процессе утончения её организма для восприятия высоких вибраций. Под руководством Учителя развиваются её способности ясновидения и яснослышания.

Вся эта огромная духовная работа совершалась с одной целью — помочь человечеству подготовиться к наступлению Новой Эры.

Из письма к Е.П. Инге от 29 сентября 1950 года: «Живу радостью, что подходит время, когда узнавание Надземного будет реальной наукой, к тому устремляет людей Армагеддон и все бедствия, ими вызванные. Беседуйте с учениками о тех великих переменах, которые произойдут в созна[нии] людей, когда приоткроется завеса, отделяющая нас от Мира Надземного. Когда люди смогут получить доказательство наглядное о надземной жизни путём особой телевизии...»33

Из письма А.М. Асееву: «...Часто думаю о будущей работе. Лет мне много, но проживу достаточно, чтобы заложить основания Института Изучения НОВЫХ НАУК, и прежде всего Психической энергии»34.

«Некоторые полагают, что эволюция творится столь Высшими Силами, что человеческое участие бесцельно, — читаем в письме к Абрамовым. — Такое заблуждение полно пагубных следствий. Люди должны быть соучастниками эволюции. Люди должны напрячь добрую волю, чтобы присоединить к потоку высших энергий и свои накопленные силы. Человек не может быть безучастным в отношении совершенствования жизни. Человек, как страж усовершенствования, должен стоять на дозоре»35.

Упоминания о сотрудничестве Елены Ивановны с Иерархией Света мы находим в письмах к разным корреспондентам.

Из письма к З.Г. Фосдик от 26 февраля 1951 года: «...Космическое Сотрудничество распространяется в моём случае и на сдержание и тушение деятельности подземного огня. Можно ожидать новых землетрясений»36. «Право, пора нашему человечеству осознать страшную опасность использования тончайших энергий на столь страшное разрушение, которое может завершиться неописуемыми бедствиями и даже полным уничтожением не только планеты, но и великими пертурбациями во всей Солнечной системе нашей. Все миры зависят и воздействуют один от другого; тем более уничтожение такой развитой планеты, как наша Земля, может уявиться страстным ущербом для эволюции нашего человечества. Но кто думает об этом?! И меньше всего так называемые просвещённые и учёные умы»37.

«Последние три-четыре недели я чувствовала себя исчерпанной, особенно после взрыва водородных бомб. Их воздействие на низшую сферу, или слои, Тонкого Мира было ужасным. Многие из этих слоёв, или сфер, были полностью уничтожены»38. «Необходимо воссоздать новую среду, сферу, приемлемую для приходящих с Земли. И такое строительство берёт время, и мало духов, которые могут принимать участие в такой спасительной и неотложной работе. Приходится сотрудничать усиленно, и должна признаться, что страшно устаю от такой выдачи моей энергии...»39

При этом с какой скромностью пишет Елена Ивановна о себе тем корреспондентам, с которыми надеется встретиться в России: «Опасаюсь, когда встретимся, Вы очень разочаруетесь во мне. Очень уж я далека от всякой позы и страстно люблю простоту. Думаю, что Вы даже усомнитесь в моём знании. Для многого и многих нужна оправа, но у меня оправы нет. Но всё же знание имею, и, конечно, оно мне даётся, я только научилась воспринимать Мысли, мне посылаемые. Так что ещё могу явить некоторую пользу своим знанием. Страстно хотела бы встретить молодого учёного, который понял новый подход ко всему Бытию. Но, вероятно, и это придёт, и, несмотря на мой преклонный возраст, я ещё доживу, чтобы поведать моё знание и то новое, что будет дано. Нужно передать и основы Огненного Опыта. Многие в конце нашего столетия будут подходить к нему, и одна из Сестёр Братства явится моей заместительницей и будет проводить Агни Йогу в новых условиях и, может быть, более облегчённых»40.

Приведём некоторые напутствия и указания из писем Е.И. Рерих последних лет жизни.

Обращаясь к З.Г. Фосдик, она пишет: «Родная моя, у каждого свой путь, и нельзя ожидать, чтобы все служили и работали однообразно и все вместе. Потому не огорчайтесь, что у Вас так мало сейчас помощниц и сотрудников. Будем благодарны за каждую малую помощь, но не будем ждать, чтобы люди взяли хотя бы часть нашей Ноши на свои плечи. Полюбим именно "Ношу Непомерную", она скорей доведёт до высшей Ступени, при которой Ноша эта ещё возрастёт, но тяжесть её не будет уже так ощущаться, ибо, когда все огни возжжены, то и силы и уменье возрастают даже не соответственно, но во сто крат»41.

«Очень нужно, родная, беречь все материалы, журналы и газеты с отзывами об Искусстве Н[иколая] К[онстантиновича]. Это самые важные нам документы, самая большая Ценность для нас и Истории Искусства. Родная, соберите что можете и храните как зеницу Ока»42.

В 1929 году в Нью-Йорке была сделана грамзапись голоса Николая Константиновича — он прочёл отрывок статьи «Радость созидания» на английском языке (из книги «Шамбала»). Спустя годы Зинаида Григорьевна обнаружила пластинку с этой записью, о чём сообщила Елене Ивановне. «Очень радовались мы, что Вам, родные, удалось найти и восстановить наговорённую Н[иколаем] К[онстантиновичем] пластинку, — пишет Елена Ивановна. — Услышать тембр любимого голоса, это ли не радость! Ценность этой пластинки велика!»43 В настоящее время это единственная известная запись голоса Н.К. Рериха.

Елена Ивановна пишет З.Г. Фосдик: «Родная Зиночка, поблагодарите милую сотрудницу, приславшую мне выписки о Матери Агни Йоги. Очень тронута таким её трудом. В[еликий] Вл[адыка] очень одобряет её труд и просит её продолжать делать такие выписки. "Труд её пригодится в будущем при собирании Жизнеописания Моей Доверенной и Многовековой Сотрудницы в Моих трудах на спасение нашей планеты и человечества её"»44.

Одно из последних писем Е.И. Рерих в Россию — к Татьяне Григорьевне Рерих, жене брата Николая Константиновича, датировано 8 июля 1953 года: «Конечно, наше желание вернуться на Родину и потрудиться на пользу страны осталось неизменным... (...) Если можно было бы ускорить наше возвращение, была бы большая радость. Ведь мои годы велики — 75-й год, и так хотелось бы увидеть творения моего мужа на стенах Музеев его страны! Физические силы мои тоже уходят, но духом я бодра, ибо, как и Вы, верю в небывалый расцвет нашей Родины, и тоже мерещится долгий и заслуженный мир! Верю, что ей суждена полная победа над всеми недругами, и, как ни странно, не вижу больших столкновений. Космическая Справедливость восторжествует, и наша страна выявит полностью своё Значение!»45

«Наша страна нужна для равновесия мира. Россия находится под Лучом. "Мы её охраняем, сотрудничество её с Силами Света очевидно". Да, для зрячих это очевидно»46 — это слова Е.И. Рерих из письма к С.Н. Рериху от 8 июля 1950 г.

В 1955 году окончился земной путь пламенной сотрудницы Сил Света. По словам Святослава Николаевича, она ушла внезапно, во сне, так же, как и Николай Константинович47.

Из письма С.Н. Рериха к П.Ф. Беликову от 8 июня 1962 года: «Е[лена] И[вановна] оставила около 300 ма­нускриптов — и записей — истинный кладезь мудрости. Но, конечно, всё сводится к единому — самопознанию, совершенствованию истинного че­ловека. Ибо всё достигается руками и ногами человеческими. Удивительной была жизнь Н[иколая] К[онстантиновича] и Е[лены] И[вановны]. Как это нужно всё собрать и бережливо донести. Сколько было у них знаний, широких, истинных. Мысль была свободной, радостной. Только и думали о благе всех поверх всяких внешних условностей, всяких ветхих ограничений»48.

Из письма С.Н. Рериха к В.А. Шибаеву от 11 де­кабря 1967 г.: «Е[лена] И[вановна] оставила мне все свои писания и сама лично просила посмотреть, чтобы всё сохранилось. Их очень много. (...) Е[лена] И[вановна]завещала мне всё, и я временно всё сохраняю. Ведь мы только временные заместители. Но всё же наша ответственность велика»49.

Спустя два года С.Н. Рерих пишет П.Ф. Беликову: «Сколько... осталось от трудов Елены Ивановны — весь Её опыт — духовные знания. Кем и когда это будет полностью оценено и понято?»50

«Она являла собою пример того, как надо идти через жизнь Именем Владыки, — сказано в "Гранях Агни Йоги". — Знаем ли всю глубину и широту Её духовной жизни и формы Её космопространственной работы? Нет, и не можем знать, ибо для познания Высшего надо и своё сознание поднять на соответствующую ступень. (...) Жертва Её велика и добровольна. Правда, велика и награда: полное сотрудничество с Владыкой и участие в Космической Работе были плодами трудов этого самоотверженного Духа. И всё это делалось не уходя от жизни. Святым и отшельникам прошлого было много легче: они уходили от людей и от жизни и в тишине гор и лесов, вдали от суетной жизни творили свой подвиг. Но Матери Огненной Йоги пришлось стоять в самой середине жизни»51.

«Не было ещё до Неё на Земле явления более высокого, ведь она была духом, завершающим свою эволюцию на этой планете. Ведь над Ней, выше Её по ступеням Иерархической лестницы, Стоял лишь Сам Владыка. Эту теснейшую Близость к Учителю Света надо понять»52.

«Матерь имела доступ к сокровищнице мудрости Владыки. Матерь имела возможность получать прямые и непосредственные Указания, и слышать Голос Его, и видеть Его. Она была соединительным Звеном между Твердыней и теми, кто в Неё устремлялся. Она знала, Она лишь одна, и на каждый вопрос получала конкретный ответ в должной и нужной форме. Её Записи заполнялись жемчужинами Сокровенной Мудрости, хранимой веками и выдаваемой через Неё ко времени»53.


Фото: Елена ИВАНОВНА РЕРИХ. Дарджилинг, Индия. 6 марта 1924 г.


1 Грани Агни Йоги. 1957. 434.

2 Там же. 1956. 707.

3 Там же. 1954. 169.

4 Там же. 1958. 752.

5 Беликов П.Ф. Непрерывное Восхождение. Т. 1. М., 2001. С. 475.

6 Цит по: Беликов П.Ф. Непрерывное Восхождение. Т. 1. С. 404.

7 Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М., 1998. С. 41.

8 Там же. С. 100.

9 Там же. С. 41.

10 Фосдик З.Г. Мои Учителя. С. 42.

11 Цит по: Беликов П.Ф. Непрерывное Восхождение. Т. 1. С. 418 – 419.

12 Цит по: Там же. С. 419.

13 Рерих С.Н. Письма. Т. 2. М., 2005. С. 234.

14 Фосдик З.Г. Мои Учителя. С. 706.

15 Там же. С. 136.

16 Там же. С. 78.

17 Там же. С. 45.

18 Там же. С. 706 – 707.

19 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. М., 2009. С. 78.

20 Грант Ф. Дарджилингский дневник // Вестник Ариаварты. 2005. № 1-2. С. 100.

21 Там же. С. 103.

22 Фосдик З.Г. Мои Учителя. С. 268.

23 Там же. С. 140.

24 Там же. С. 267.

25 Грант Ф. Дарджилингский дневник. С. 103.

26 Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М., 1999. С. 57, 60.

27 Там же. С. 74.

28 Там же. С. 74 – 75.

29 Там же. С. 102 – 103.

30 Там же. С.85 – 86.

31 Там же. С. 350.

32 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. М., 2000. С. 162.

33 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. М., 2008. С. 415.

34 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. С. 29.

35 Там же. С. 275.

36 Там же. С. 20.

37 Там же. С. 403.

38 Там же.С. 395.

39 Там же. С. 396 – 397.

40 Там же. С. 468.

41 Там же. С. 215.

42 Там же. С. 232.

43 Там же. С. 536.

44 Там же. С. 236.

45 Там же. С. 286.

46 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 379.

47 Рерих С.Н. Письма. Т. 2. С. 285.

48 Там же. С. 186.

49 Там же. С. 285 – 286.

50 Там же. С. 303 – 304.

51 Грани Агни Йоги. 1956. 707.

52 Там же. 1957. 434.

53 Там же. 1958. 752.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Е.И. Рерих