Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Истинно сказано, что спросится не только за злые слова, но и за непроизнесенные добрые слова.

Рерих Е.И. Письмо от 09.09.1937
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

В СЕРДЦЕ ВЕЛИКИХ ГОР

Автор: Першин Валерий



Теги статьи:  Знамя мира - пакт Рериха

Продолжается покорение высочайших вершин мира выдающимися российскими альпинистами Валерием Першиным и Евгением Виноградским. С 1986 года каждое своё восхождение они совершают со Знаменем Мира символом Красоты и Знания, предложенным ещё в 1920-е годы Н.К.Рерихом для охраны культурных сокровищ человечества.

Благодаря нашим спортсменам Знамя Мира развевалось на высочайших пиках Европы, Азии, Америки и Африки. Трижды оно было развёрнуто над Эверестом (Джомолунгмой) самой высокой вершиной планеты.

В этом году В.Першин и Е.Виноградский совершили со Знаменем Мира очередное сложнейшее восхождение на вершину Лхоцзе в Гималаях. Об этом подвиге он рассказывает в своей статье.

Рубеж тысячелетий собрал на морене* ледника Кхумбу, у подножия величайшего в мире горного массива Эверест (8848 м) — Лхоцзе (8511 м), рекордное количество экспеди­ций: 26 команд на Эверест и 5 на Лхоцзе. В конце марта яр­кие палатки альпинистов со всего мира запестрели среди се­рого гранита моренных камней. В царство вечных снегов и льдов вновь прибыли неугомонные исследователи заоблач­ных высот. Местные жители, шерпы, по традиции растянули над базовыми лагерями экспедиций гирлянды буддийских молитвенных флагов. Их трепетное колыхание напоминает огромный рой разноцветных бабочек, готовый унестись в ос­лепительную синеву горного неба. Душа наполняется свет­лой радостью новой встречи с Непальскими Гималаями. Само пространство наполнено здесь чем-то необъяснимо притягательным.

На флагштоке нашей экспедиции развеваются два флага. Российские и грузинские альпинисты объединили свои усилия в достижении вершины, на которую не ступала нога человека. Цель, достойная нового тысячелетия, — Лхоцзе Средняя (8426 м), «белое пятно» на карте Гималаев, верши­на, занесённая в Книгу рекордов Гиннеса как самая высо­кая из непокорённых вершин. Подбор участников экспеди­ции оказался очень удачным и по физической, и по технической подготовленности, и с точки зрения совмести­мости. Удивительно тёплая атмосфера, которая сложилась в нашей команде, общительность и обаятельная улыбка на­шего лидера, Бено, сделали нашу кают-компанию центром притяжения и общения альпинистов многих экспедиций.

Поистине камнем преткновения стал для нас третий ла­герь на отметке 7200 метров. До него мы добирались благо­получно с желанием идти выше, но ночью или под утро на­чинался сильный ветер, приходилось откапывать палатки, а утром спускаться вниз.

9 мая мы поднялись в третий лагерь в четвёртый раз. Были в прекрасной форме, в хорошем настроении; завтра нас ждал выход в четвёртый лагерь и дальше, на вершину. Ночью погода по традиции испортилась: ветер, снег. Па­латку стало засыпать. Женя лежал с краю у входа, несколь­ко раз отгребал снег просто рукой. В три часа ночи палатку засыпало настолько, что могли сломаться стойки. На при­зыв выйти в ночную круговерть отгребать снег с палатки откликнулся только Женя. Работал лопатой около получа­са. Замёрз, поэтому лёг спать не раздеваясь, во внутренних ботинках. В шесть утра раздался шум, как будто выдох не­ведомого гигантского существа, и палатка в мгновение ока превратилась в смертельную ловушку. Со склона сполз ог­ромный пласт уплотнённого ветром снега.

Нам повезло, что палатку с одной стороны накрыло кра­ем лавины и какое-то время крайняя стойка ещё держалась. Женя мгновенно раскрыл вход и рукой проделал неболь­шую дырку в ещё рыхлом снеге, позволившую ему выско­чить наружу. За ним, как уж из старой кожи, выскользнул наружу и я из своего спальника, который инстинктивно вы­тянул с собой из палатки. В это мгновение раздался треск окончательно рухнувших стоек, и всё затихло под толщей снега. Женя работал лопатой в том месте, где предположи­тельно находился Глеб.

Мои попытки голыми руками расчистить палатку оказа­лись бесперспективными, и я бросился в соседнюю палатку за помощью. На моё сообщение о случившемся ребята от­реагировали мгновенно.

Первым выскочил Юра Байковский и пришёл Жене на помощь. Тот уже докопался до поверхности погребённой па­латки, и когда увидел рвущуюся наружу голову Глеба, реза­нул по ткани ножом. Глеб жив, теперь нужно было срочно откапывать Фойгта. Юра сбоку докопался до палатки, кото­рую, не задумываясь, разрезал ножом. Появившийся спаль­ник также разрезали и увидели ноги Фойгта. Потянули и вдвоём на «раз-два» вытянули Сашу из-под снега. Тот мыс­ленно отводил себе ещё минуту-две на жизнь. В результате все отделались лёгким шоком, а грузины откопали палатку и нашли в ней практически все вещи, главное — наши ботин­ки, без которых спуск вниз был бы сильно проблематичен.

От перенесённых волнений мы потом отдыхали в зелё­ной зоне недалеко от монастыря Тьянгбоче, где наслажда­лись пением птиц, шелестом листвы и несказанной красо­той гималайских рододендронов.

На пятый раз благополучно миновали третий лагерь и под вечер 20 мая были в четвёртом лагере. Здесь пришлось потратить много усилий по сооружению площадки под две высотные палатки. По плану мы идём на вершину с кисло­родом, чтобы сохранить силы. Мы всё ещё надеемся на по­пытку достичь средней вершины. Раннее утро, отличная погода, до горизонта — великолепная панорама Гималаев, видны Чо-ойю и Шиша-Пангма. Мы приветствуем их как старых знакомых, в голове проносятся наиболее яркие со­бытия минувшей экспедиции. Провозились с кислородом и вышли только в семь часов.

Не прошло и двух часов, как с запада из-за Шиша-Пангмы к нам стремительно начали приближаться тёмные облака. Я показал на них Жене рукой, и он без слов кивнул головой в знак понимания. Оба сразу вспомнили трагедию на Эвересте в 1996 году, когда подобные грозные облака на горизонте стали предвестниками налетевшего позднее шторма, унёс­шего жизни восьми альпинистов. Предчувствия нас не об­манули: уже через час вокруг нас бушевала вьюга, види­мость упала до нескольких метров. Но нас ничего уже не могло остановить на пути к цели - ни глубокий снег, ни навалившаяся непогода. Нетерпение, накопившееся за мно­гочисленные подъёмы в третий лагерь, хорошая акклимати­зация, отдых в зелёной зоне требовали выхода и сделали наше движение настолько стремительным, что мы не заме­тили, как достигли вершины. На часах полдень. На самой верхушке — снежный карниз, и мы все сгрудились на двух уровнях на маленьких полочках, мешая друг другу сделать хоть какие-то снимки.

С трудом отступаю на шаг, чтобы сфотографироваться на четвёртой вершине мира со Знаменем Мира, которое по­бывало со мной на высших точках разных континентов. Бе­лое полотнище растворяется в снежном вальсе вихря, и алые символы Знамени колышутся в ритме стихии над Ги­малаями, посылая людям призыв к Свету.

Снаряжение, принесённое для попытки пройти хоть сколько-то по гребню в сторону недоступной вершины, не пригодилось. Куда тут пойдёшь в таких условиях, благопо­лучно спуститься бы. Из-за дальнейшего ухудшения пого­ды все попытки пришлось отложить до лучших времён. Итак, непокорный пик опять устоял. Но мы не в обиде на гору. Мы прожили здесь, у подножия великих гор, часть своей жизни, пытаясь проникнуть в неведомый мир. Мы снова хотим вернуться сюда.

Валерий ПЕРШИН, заслуженный мастер спорта


* Морена — отложения, накопленные непосредственно ледниками при их движении и выпахивании ложа. По составу очень разнообразны — от суглинков до валунов.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Знамя мира

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список