Мысли на каждый день

Думающие беспорядочно подобны машущим руками в темноте и не знающим, какой предмет заденут.

Иерархия, 172

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

Собеседования. Ответы Н.Д.Спириной на вопросы
СОБЕСЕДОВАНИЯ. Ответы Н.Д.Спириной на вопросы сотрудников Рериховских Обществ 7 февраля 1993 г.

Автор: Спирина Наталия Дмитриевна

Журнал: № 10 (174), Октябрь, 2008


Теги статьи:  ответы Н.Д. Спириной, Святослав Рерих

Наталия Дмитриевна, что самое яркое запомнилось Вам от встреч со Святославом Николаевичем Рерихом?

Необыкновенно светлый облик, необыкновенно простой и приветливый — вот что меня поражало; такой великий человек и так просто с нами держится — как с равными, не даёт понять, насколько он выше нас. И как он всегда был приветлив! Он меня уже знал, подойдёт — пожмёт руку, что-то скажет, поприветствует. На все наши вопросы он очень терпеливо, обстоятельно отвечал.

На Рериховских чтениях я собиралась сделать до­клад «Значение музыки в творчестве Святослава Рериха», и мне надо было взять у него интервью. Я приехала в Москву, мы с ним встретились, и он уделил мне время. Вокруг был народ. Я ему сказала, почему я приехала, он предложил: «Пожалуйста, сядем отдельно». Я изложила тезисы своего доклада, и он рассказал мне, какое значение имеет музыка, как с детства и сам играл, и слушал, и родители приобщали к музыке, и какую роль она играет в его творчестве, и что он часто под музыку писал картины, и какую музыку любит. Всё это было застенографировано и записано на магнитофон. По этому материалу я потом сделала доклад на Рериховские чтения и с этим до­кладом выступила*.

Меня поразили его терпение, его снисходительность. Кругом кишит народ, все что-то от него хотят, какие-то вопросы ему задают, а он пока со мной не договорил... Это то, что отличает подлинных людей от мнимых. Подлинные учителя духовные — как они просты! А мнимые — мне тоже приходилось с ними встречаться — те напускают на себя и важность, и значительность и говорят свысока и надменно. А тут ничего этого не было. И около него находиться, даже сидеть, — это было блаженство, потому что от него шли такие излучения и такое сияние — это очень чувствовалось. Я его видела в группе и на фотографии, он всегда выглядит более светлым, чем все остальные. Говорил с нами так доступно, чтобы мы всё понимали; не употреблял каких-то выражений, которых мы бы не поняли. Хотя, конечно, его язык был много богаче нашего, но с нами говорил по сознанию и вкладывал в нас самое главное. Он говорил, что каждый день нужно стать немного добрее, немного лучше, даже пол помыть немного лучше, чем вчера, — и уже вы продвигаетесь; нельзя сразу с подножия на вершину вскочить, надо постепенно-постепенно. Вот это он и указывал — этот путь к Прекрасному через ежедневную дисциплину.

Конечно, вопросов ему задавалась масса. На­пример: надо ли переключиться на «Тайную Док­трину», на Ауробиндо? Он говорил, что для интеллекта это много даёт и, конечно, надо «Тайную Доктрину», по возможности, знать и читать, но эти книги не помогут нам разрешить проблемы сего­дняшнего дня. Их разрешает Живая Этика. Там всё изложено: что происходит, как жить, как понимать. И это он рекомендовал.

То есть «Тайную Доктрину» нужно изучать параллельно?

Параллельно — пожалуйста, но некоторые считают, что надо с неё начинать. Я начала читать Учение Живой Этики с 1941 года и считаю, что не с «Тайной Доктрины» надо начинать, главное — нужно лучше знать Основы. Я её, конечно, читала, но не концентрировалась на этом, потому что, как говорил Будда, «каждое мгновение имеет свою необходимость, и это называется справедливостью действия». Какая необходимость в данном мгновении? — выжить самим и помочь выжить людям. И всё это дано в книгах Живой Этики просто: этика мысли, слов, действий, этика поведения. Сегодня как раз об этом говорилось: что такое красота? — это этика; как создать атмосферу в семье, на работе, на встречах? — только красотой. То есть её нужно очень конкретно понимать. На примере Святослава Николаевича мы видели, какая может быть красота в человеке; в его обращении с нами — разве это не красота?

Вы сегодня говорили о духовной пране.

Кроме праны гор и лесов есть озон красоты. Духовная прана — она необходима. Из него [С.Н.Рериха] она просто изливалась! Побыть около него было величайшее счастье.

Он очень любил сибиряков. Все дни его приезда в Москву были расписаны по часам. В этот период у него был секретарь, сын Беликова, и он записывал. Святослав Николаевич начинал принимать с девяти или восьми часов. Как только он узнавал, что просится группа сибиряков, — принимал обязательно. Он обычно беседовал по часу, но с нами не ограничивал времени, он нас особенно любил. Расспрашивал нас и очень интересовался домом в Уймоне. Вы знаете, что на Алтае в Уймоне есть домик, где останавливалась семья Рерихов во время путешествия по Алтаю. Он говорил: «Наслоения нестираемы, этот домик надо сохранить». Я ему привезла газету «Наука в Сибири», где была фотография этого домика в Уймоне. Он с очень большим интересом прочёл и сказал: «Да, да, там наслоения, берегите этот домик». Это нужно и всему краю, и всей стране.

А если этот домик будут реставрировать, то эти наслоения, наверное, закроются?

Нет, это энергия, которую никакой извёсткой не закроешь, — это особая энергия.

Они ступали и по земле; видимо, и земля тоже имеет наслоения?

И земля, конечно, и те места, где они были. Почему мы почитаем Троице-Сергиеву Лавру? Естественно, потому, что Он там был и там особая атмосфера, особый дух.

Наталия Дмитриевна, а с Юрием Николаевичем Вы не встречались?

Нет, только со Святославом Николаевичем. И не один раз. Это было большое счастье. Тогда это было просто: он всегда приезжал летом, когда у меня были каникулы, потому что я педагог; и было недорого ездить.

Чтобы попасть на его выставку, была такая очередь! Он рассказывал о картинах, мы всё записывали. Потом, когда картины засняли на слайды, пользовались его объяснениями.

Он и сейчас с нами всё равно; если мы о нём думаем — значит, мы с ним. Мысль — это магнит, где мысль, там и мы. И когда мы перейдём в Тонкий Мир, там мы не будем покупать билет, садиться на поезд, для того чтобы в другой город попасть, мы только подумаем — и уже там.

Он-то может к нам спуститься, но нам надо стараться поднимать себя выше.


* II Рериховские Чтения, 1979 г.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Собеседования. Ответы Н.Д.Спириной на вопросы

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список