Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Там, где нет величавой простоты, там нет и красоты, значит, нет и Высшего Присутствия.

Рерих Е.И. Письмо от 01.08.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

Там, в Верх-Уймоне, или разговор с архитектором

Автор: Анненко А.Н.



Теги статьи:  Алтай, Рерих и Алтай, Строительство Музея

Летом 1999 года я побывал на Алтае. Целью поезд­ки нашей небольшой группы из Хакасии были, конечно, Верх-Уймон и Белуха. Мне хочется рассказать о встрече, результат которой, на мой взгляд, важен как для почитателей семьи Рерихов, так и для людей, занятых ответственным и нужным делом, — реставрацией усадьбы Атамановых, где в 1926 году останавливались Николай Константинович, Елена Ивановна и Юрий Николаевич во время знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции.

Село Верх-Уймон — одно из самых старых русских поселений на Алтае. Основали его около 300 лет назад крестьяне, бежавшие от реформ Никона, по-тогдашнему — раскольники, по-нынешнему — староверы или старообрядцы (хотя официальное оформление села как старообрядческого поселения произошло позднее, в 1868 году). До сих пор в селе живут только русские. «А есть алтайцы?» — спросил я в сельсовете. «Одна семья» — ответили мне. Красивые люди здесь живут. Особенно это видно по дет­ским смышлёным лицам.

Окружённое с трёх сторон горами, а с четвёртой — Катунью, село это долгое время было скрыто от внешнего мира. Избы здесь ставились большие, нередко двухэтажные, рубленые из могучих лиственниц, напоминающие строения русского Севера. Такие же, как ныне восстановленный дом Вахрамея Атаманова.

По пути в Верх-Уймон я разговаривал с министром культуры Республики Алтай Валерием Ивановичем Чичиновым (к сожалению, ныне покойным).

— Стройка в Верх-Уймоне чрезвычайно важна и престижна для республики, — говорил он мне. — Нам нравится, как ведёт дело Сибирское Рериховское Общество. Мы не можем оказать помощь финансово, да они и не просят, но стараемся помочь, чем можем...

К слову, Валерий Иванович поведал мне, что нынешний глава Республики Алтай Семен Иванович Зубакин — из семьи проводника Рериха, Вахрамея Атаманова...

Завершив необходимое предисловие, перехожу к сути дела. В райцентре Усть-Коксинского района в разговоре с его главой Сергеем Николаевичем Гречушниковым неожиданно для меня прозвучало:

— А вы знаете, — сказал Сергей Николаевич, — не все довольны ходом строительства в Верх-Уймоне. Поступали к нам заявления, жаловались, что дом восстанавливается не таким, как он был...

Вот так так! Выяснилось, что с этими заявлениями разбирался архитектор района, Владимир Николаевич Гаврилюк. Но он сейчас в отпуске. А может быть, уже и уехал к себе на родину, в Киев. Я поспешил на розыски.

Мне повезло. Владимир Николаевич оказался до­ма, занимался ремонтом квартиры.

— Реставрация усадьбы Атамановых, насколько квалифицированно она ведётся? По словам главы администрации, есть недовольные.

— Да, было два заявления. Выработку проектной документации финансировало Сибирское Рерихов­ское Общество. Они цивилизованно подошли к этому делу: заказали проект специалистам из «Сибпроектреставрации», которые не только выполнили его в полном объёме, со сметной документацией, но и осуществляют авторский надзор. Вообще, по сравнению с тем, что у нас тут порой делается в области строительства, реставрация усадьбы Атамановых — это наиболее цивилизованная стройка во всех отношениях. Когда появилось заявление, я поднял документацию. Увидел, что выполнена она грамотно, согласована во всех соответствующих инстанциях. Причём проектировщики подошли к делу не формально — они делали шурфы на территории, раскопки, собирали сведения у старожилов. Одним словом, провели и предпроектный анализ. Причём, конечно же, он не был простым. Ну, спрашивают бабушку. Та: «Да вроде так было...» Другая: «Вот так было...» Известно, сколько людей, столько и мнений. Они всё это синтезировали и выдали проект. Казалось бы, достаточно. Я, как чиновник, мог бы удовольствоваться этим. Но поскольку я архитектор не только по долгу службы — сам тридцать лет занимался проектированием, то есть реальный проектировщик, — я решил посмотреть на месте. Да, в процессе реализации проекта шли корректировки. И все, кто когда-нибудь сталкивался с реставрационными работами, знают, что это неизбежный и закономерный процесс. Корректировки в Верх-Уймоне шли как раз в направлении учёта всех замечаний и предложений, в том числе и Сошневых. Я с ними не раз беседовал. Говорил, что по-человечески их понимаю, но если полностью учитывать их замечания, то надо разрушить, разобрать сделанное и начинать по-новой, уже по их схеме. Но разрушить проще всего. Однако во имя чего? В принципе, конечно, хотелось бы восстановить в идеале, но достижимо ли это? Поэтому нужен разумный компромисс... Критиковать проще всего. А ведь обратите внимание — здание реставрируется практически на энтузиазме. Все ходят просить денег — в администрацию района, в правительство республики. А Сибирское Рериховское Общество не просит ни у кого, и работы ведутся квалифицированно, с душой. Это — лучшая из строек района. Поэтому, если не будут мешать, дом — памятник культурного и исторического значения — будет восстановлен. Он также является памятником архитектуры, поскольку является характерным, ценным объектом того периода, когда строился — около ста пятидесяти лет назад, а возможно, и более древнего. Меня тоже заинтересовал этот объект. Я поднял литературу по древнерусскому зодчеству. Могу засвидетельствовать, что он вполне соответствует принципам, по которым возводились такие дома издавна.

— Скажите, эта стройка — событие для района?

— Объект, возводимый в Верх-Уймоне, показывает, как качественно, с любовью можно строить, причём учитывая традиции строительства прошлых времён. Не тяп-ляп, а добротно, основательно. Тут показывается культура работы. В этом смысле объект очень нужный для района...

Вот такой разговор состоялся у меня с Владимиром Николаевичем Гаврилюком, человеком неординарным, специалистом своего дела. По-моему, работа, проведённая Владимиром Николаевичем, свидетельствует — все пересуды о том, что надо было строить «этак, а не так» надо оставить. Сделано добротно. И на века...

В заключение всё-таки позволю себе поделиться небольшим личным впечатлением от пребывания в Верх-Уймоне.

Ночью, на берегу Катуни, я внезапно проснулся. И поразился. Отчасти даже поначалу испугался. Ни­где и никогда я не видел так близко столь крупные сверкающие звезды. Они нависали прямо надо мной, и свет их был прекрасен. По Млечному Пути, казалось, поднимись и беги. «И звёзды в буйном головокруженье несутся мимо, в вечность, по кривой...» Я вспомнил, как накануне вечером наблюдал радугу. Она будто бы встала из Катуни и дугой перекинулась к Белухе.

 Обернувшись, я посмотрел на спящее село. Луна начертила силуэт дома, возвышающегося над Верх-Уймоном. Я вдруг остро ощутил, что нахожусь в Уймонской долине, что семьдесят три года назад эти же звёзды смотрели здесь на Николая Константиновича, что радуга, хоть и была произведением другого дождя (а тогда, в двадцать шестом, на Алтае шли сильные дожди), но она существовала...

Надо ли говорить, что я был счастлив...

2000 г.

А.Н.Анненко, г. Абакан

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Вести с Алтая