Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. IV. Алтайский цикл картин Николая Рериха

Автор: Ярцева Галина

Журнал: № 6 (122), Июнь, 2004
Другие части статьи:Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. I. Состав экспедиции и её цели / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. II. Алтай: Барнаул — Бийск — село Верхний Уймон / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. III. Алтайские встречи / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. IV. Алтайский цикл картин Николая Рериха (2-я часть) / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. V. История создания Мемориального музея Н.К.Рериха в селе Верхний Уймон (Республика Алтай)


Теги статьи:  Николай Рерих, картины Рериха, Алтай, Рерих и Алтай, Центральноазиатская экспедиция

Картины, написанные Николаем Константиновичем Рерихом во время пребывания на Алтае или впоследствии, но тоже посвящённые Алтаю, можно объединить в «Алтайский цикл». Таких работ насчитывается около двадцати.

Учитывая общее огромное количество художественных произведений, созданных Рерихом, трудно выделить из них те, которые посвящены Алтаю, тем более что подавляющее большинство таких картин было создано после посещения Николаем Константиновичем этого заповедного края. Только пояснения самого художника в его дневниках и статьях дают возможность причислить ту или иную работу к указанной теме, например: описание Рерихом своих работ; описание мест, которые запечатлены на полотнах; записи обычаев, обрядов, притч, легенд и сказаний, послуживших сюжетами картин.

Кроме того, «художник столь широкого взгляда на жизнь придавал и картинам более обширное толкование, порой символическое, не ограничиваясь изображением определённой местности. И сами названия картин не всегда указывают на алтайскую тематику, и тем затрудняется их поиск»1, — пишет Л.Цесюлевич.

Несмотря на определённые трудности, исследователи творчества Н.К.Рериха классифицируют его произведения на алтайские темы по трём разделам:

— зарисовки и картины с натуры на месте;

— картины, написанные в другое время и в другом месте;

— картины, отнесённые к алтайской теме самим художником, но в то же время имеющие и другую тематическую принадлежность.

Мы знаем по рассказам уймонских старожилов, что Н.К.Рерих ежедневно выезжал в горы на этюды; он никогда не расставался с мольбертом, рисовал и на выездах, и дома; в его комнате в доме Атаманова все стены были увешаны картинами и этюдами окрестных гор. Поэтому можно предположить, что за месяц пребывания на Алтайской земле (28.08. – 26.09.1926) Рерихом было создано немало работ. Но сейчас мы можем говорить лишь о некоторых из них.

Среди утерянных работ — этюд верхне-уймонской красавицы В.И.Бочкарёвой в староверской одежде; рисунок алтайской юрты на том самом месте, где теперь расположилось село Тихонькое.

«Один из набросков, сделанных в седле, на лошади, хранится теперь в Алтайском краеведческом музее (г. Барнаул). По предположению, это — уймонские места»2.

Известны три этюда Белухи, два из них из серии «Путевые листы»: «Белуха. Алтай» и «Белуха». Написаны темперой и находятся сейчас в США. Оба небольшого размера, 21,6 х 29,2 и 22,6 х 29,2 см, один выполнен на бумаге, другой на картоне. Третий этюд «Белуха» (1926), написанный с южной её стороны, у истоков Катуни, находится в Лувре (Париж).

Барнаульский художник Леопольд Цесюлевич, которому в 70-е годы удалось побывать в тех местах и сравнить репродукцию этого этюда с натурой, пишет в статье «Рерих и Алтай»: «И можно было удивляться реализму Рериха. Даже нашлось место, где стоял мольберт художника — удобная площадка на крупных камнях»3. Программист П.Куличенко сделал расчёты на компьютере и вычислил точку, с которой написан этюд. Во-первых, она находится на высоте 400 м над уровнем моря, во-вторых — на большом удалении от базы (Верхнего Уймона), в двух днях пути; на дорогу туда и обратно пришлось бы затратить не менее четырёх дней. Такого времени у Рериха не было, да и старожилы не упоминали о столь длительной поездке. Куличенко предполагает, что с этой точки Н.К.Рерих не мог видеть Белухи физически и что он видел её в духе — то есть то, что называют духовным зрением. Возможно, что Куличенко прав. Вспомним рассказ самого Рериха, как в 1924 году в Сиккиме к нему в гости пришла вся Третья эверестская экспедиция под руководством генерала Ч.Г.Брюса и полковника Э.Ф.Нортона. Они «добивались узнать, не поднимались ли мы к Эвересту, — пишет Н.К.Рерих. — На картине "Сожигание тьмы" они узнали точное изображение глетчера около Эвереста и не понимали, как этот характерный вид, виденный только ими, попал на картину»4. Точно установлено, что Н.К.Рерих не был там физически, но альпинисты узнали виды Эвереста на его картинах. Им, мало знающим профессора Рериха, это явление было непонятным; но мы, изучающие его жизнь и философию, можем допустить, что Н.К.Рериху было дано духовным зрением видеть малодоступные высоты.

Возможно, что аналогичная история произошла и с этюдом «Белуха» (1926), о котором сейчас идёт речь. Но мы не можем с уверенностью исключить и версию Л.Цесюлевича.

Кроме этих работ, написанных на Алтае, известны также листы из альбомов 1932 – 1933 годов. Оба альбома находятся в США. Судя по названию листов, некоторые из них можно смело отнести к «Алтайскому циклу», например «Святые горы», «Святые горы (2-й лист)», «Белуха (Алтай)».

Ещё об одном этюде упоминает Н.К.Рерих в своём письме к писателю В.Булгакову: «В Париже, когда Вы посещали наш Центр [Музей Общества им. Н.К.Рериха в Париже], Вы, наверное, видели мой этюд "Белуха". Там было три этюда прекраснейших высот Азийских: Канченджунга, Белуха и Эльбрус»5. Не тот ли это этюд, что находится сейчас в Лувре?

Некоторые исследователи творчества Н.К.Рериха считают, что среди 60-ти его работ, выставленных в Новосибирском государственном художественном музее, есть пейзажные этюды, которые можно отнести к «Алтайскому циклу». Невысокие горы, изображённые на них, имеют мягкие очертания и похожи на алтайские предгорья. Этюды «Горный пейзаж. Озеро» (1944) и «Облако над озером» (1945) напоминают виды Ак-Кемского озера.

«Ойрот — вестник Белого Бурхана». Холст, темпера, 73,6 х 117, США, частная коллекция. Картина написана в 1925 году, до прибытия экспедиции на Алтай. Николай Константинович отнёс её к серии «Знамёна Востока».

Хан Ойрот, согласно алтайской легенде, последний потомок Чингисхана и последний правитель его империи. Побеждаемый противниками, Ойрот таинственно исчез со своими воинами, но обещал вернуться, когда изменятся очертания Белухи: «Знаки усматривайте на Солнце и в очертаниях спин трёх снежных вершин святой горы народа алтайского Катын-Баш»6. Катын-Баш, как мы уже знаем, — и есть трёхглавая Белуха.

Бурхан — дословно у монголов-буддистов означает «будда», «бодхисатва», «воплощение святого». «Белый Бурхан, конечно, он же Благословенный Будда»7, — пишет Н.К.Рерих.

В основу учения о Белом Бурхане (бурханизма) легла не только легенда об Ойроте, но и достоверные события. Именно здесь, в долине Кырлыка, в 1904 году 12-летняя дочь чабана Чета Челпанова имела видение Благословенного Ойрота. А под руководством самого Чета Челпанова алтайцы тысячами собирались в логу Дерен на молитвы и следили за Солнцем, ожидая момента затмения, как знака пророчества хана Ойрота. Один из знаков, считали они, уже сбылся: в том же 1904 году сорвавшиеся глыбы льда изменили очертания вершин Белухи, и алтайцы были уверены, что пророчество Ойрота скоро осуществитсяи сам он вот-вот придёт. Они так и говорили: «У алтайцев скоро будет свой царь!»8 

Бурханизм был не только новой верой, но и формой национально-освободительного движения. Правда, очень пассивной формой, но власти были напуганы. Они арестовали Чета Челпанова и предали суду. Был громкий процесс в 1906 году. Три петербургских адвоката защищали дело Челпанова и добились его освобождения.

Имя Чета Челпанова, проповедника единобожия на Алтае, было на слуху у российской интеллигенции в 1904 – 1906 годах. На заседании Томского юридического общества был заслушан доклад С.И.Аккерблома об этих событиях, напечатанный потом в виде корреспондентского отчёта в «Русских ведомостях» от 4 января 1905 года. На заседании Географического Общества г. Барнаула9 в 1904 году было сообщение врача М.К.Барсова, случайно оказавшегося в Усть-Кане во время побоища алтайцев-бурханистов, собравшихся на моление. Об этом деле много говорили в столичной прессе; и вероятно, Н.К.Рерих слышал о зародившейся на Алтае новой вере.

Вот как пишет об этих событиях сам Николай Константинович в книге «Сердце Азии»: «Глуше и дичее становятся горы от Чугучака к Алтаю. Странно впервые увидеть ойротских наездников, — финно-тюркский род, затерянный в Алтайских горах. Только недавно эта область, полная прекрасных лесов, гремящих потоков и белоснежных хребтов, получила собственное имя — Ойротия. Страна Благословенного Ойрота, народного героя этого уединённого племени. И ещё чудо случилось в этой стране, где до последнего времени грубые формы шаманизма и колдовства процветали.

В 1904 году молодая ойротская девушка имела видение. Явился ей на белом коне сам Благословенный Ойрот. Сказал ей, что он вестник Белого Бурхана и придёт сам Бурхан скоро.

Дал Благословенный девушке-пастушке много указаний, как восстановить в стране праведные обычаи и как встретить Белого Бурхана, который воздвигнет на земле новое счастливое время. Девушка созвала свой род и объявила эти новые указания Благословенного, прося сородичей закопать оружие, разрушить идолов и молиться только милостивому Белому Бурхану. На вершине лесистой горы было установлено подобие алтаря. Там собирался народ, сожигали вереск и пели вновь сложенные священные песни, трогательные и воздымающие. (...)

Местная администрация смутилась, узнав об этой новой вере, как они называли её. Мирные почитатели Белого Бурхана подверглись жестокому преследованию. Но наставления Благословенного Ойрота не погибли. До сих пор всадник на Белом коне появляется на горах Алтая и растёт вера в Белого Бурхана. В разбросанных юртах шепчется легенда, что на реке Катуни произойдёт последняя битва людей, и что из-за далёкой Белой Горы сияет уже свет Белого Бурхана. И при этих словах головы собеседников обращаются на юг от Алтая, туда, где далеко вздымаются высочайшие горы, сверкающие в снежном уборе. Такое случилось среди ойротов в Алтайских горах»10.

К теме Белого Бурхана Н.К.Рерих обратился и в 1935 – 1936 годах, написав картину «Буддийские пещеры. Кырлык». Местонахождение неизвестно. В дневнике 1926 года Рерих отмечает: «Остановились в Кырлыке. Придётся здесь просидеть ночь. Но не жаль провести ночь в месте, где родилось учение о Белом Бурхане и его благом друге Ойроте. Имя Ойрота приняла целая область. Именно здесь ждут прихода Белого Бурхана. В скалах, стоящих над Кырлыком, чернеют входы в пещеры. Идут пещеры глубоко, конца им не нашли»11.

«Сосуд нерасплёсканный» (1927). Холст, темпера, 124,4 х 165. Находится в Музее Николая Рериха в Нью-Йорке. Начата на Алтае. Читаем в дневнике Н.К.Рериха: «Начата картина "Сосуд нерасплёсканный". Самые синие, самые звонкие горы. Сама чистота, как на Фалюте. И несёт он с горы сосуд свой»12. Закончена работа в 1927 году, в Монголии. Сохранился и небольшой набросок к этой картине.

По словам специалистов, высокогорный пейзаж на картине очень напоминает Белуху с юго-востока. Отчётливо видны две её вершины. На переднем плане изображена фигура человека, несущего символическую чашу — чашу знаний и накоплений, чашу огня. «Конечно, несущий эту благую лампаду должен идти очень бережно, чтобы не толкнули его, и не пролилось бы ценное масло, и не погас бы огонь.

В этой бережности не будет ни боязливости, ни самости. Если человек знает, что он должен нечто донести во имя Высшего Блага, то он и напряжёт всю свою находчивость, всю свою вместимость и терпимость, лишь бы не расплескать зря свою чашу. Ведь не для себя он её несёт. Он её несёт по Поручению Оттуда и Туда, куда ему Заповедано. Для сокращения пути он пройдёт и катакомбами, и проведёт ночь в пещере, может быть, и недоспит, и забудет о еде — ведь не для себя он идёт. Служение человечеству не есть какая-то самомнительная фразеология. Наоборот, это высокое и трудное требование каждый должен поставить перед собою, как цель земную.

В творчестве, в помощи, в ободрении, в просвещении, во всех исканиях достижений перед человеком будет то же Служение. В нём он лишь отдаёт долг свой. Опять-таки не насильственно отдаёт, но вполне естественно, ибо иначе и быть не должно. Теперь же, когда говорю вам об особой бережности, имею в виду, что могут злоумышленно толкнуть вашу лампаду. Могут разрушительно стараться повергнуть вас во тьму без огня. Но прикройте это священное пламя всею одеждою вашею, сохраните его всеми помыслами; сами видите, насколько велико сейчас ожесточение. Если много где вползает одичание, то не дайте ему опрокинуть целебную чашу.

Не думайте, что время сейчас обычное. Время совсем особенное. В такие ответственные часы нужно приложить все свои накопления, всё своё внимание. На башнях и в катакомбах, на высотах и в пещерах, всюду, где пройдёт дозор ваш, будьте теми же бодрыми и непобедимыми. В самых буднейших буднях находите в себе высокое слово, которое ободрит друзей ваших. Ведь придут они к вам за ободрением. Вы скажете им не только о том, что всем трудно, но найдёте слова и о том, что трудности о благе уже будут частями блага. Вы расскажете друзьям о том, что трудности не о вчерашнем дне, но о том светлом завтра, для которого вы существуете»13.

«Пожелаем лишь и всем, и себе, прежде всего, чтоб чаша духа не расплескалась. Чтобы тяжкие капли хаоса не испепелили ценную, накопленную влагу чаши»14.

Несколько картин «Алтайского цикла» объединены одной темой — легендой о Чуди.

«Чудь подземная (Чудь под землю ушла)». Картон, темпера, 51 х 76. Картина написана в 1913 году, до посещения Рерихом Алтая, находится в Новгородском историко-художественном музее.

«Чудь подземная» (1929 – 1930). Холст, темпера, 89 х 148. Находится в частном собрании, США. Известен и набросок к этой картине.

В разных странах Н.К.Рерих слышал одну и ту же легенду, как некий святой народ, не желая утратить своей свободы, ушёл под землю, в других вариантах — под воду. «Среднеазиатское предание говорит о таинственном подземном народе агарти. (...) Вспомним русское предание о таинственной чуди, ушедшей под землю от преследования злых сил. Священная легенда о подземном граде Китеже ведёт в тот же тайник»15.

«Среди историй о подземных городах рассказ о Керженце под Нижним Новгородом обладает особой красотой. (...) В Карпатах Венгрии существует много подобных преданий о неизвестных племенах, великанах-воинах и таинственных городах»16.

В горах Алтая, в прекрасной высокогорной долине Уймон, седой старовер рассказывал Рериху о чуди, указывая на каменные круги древних погребений: «Вот здесь и ушла чудь под землю. Когда Белый Царь пришёл Алтай воевать и как зацвела Белая берёза в нашем краю, так и не захотела чудь остаться под Белым Царём. Ушла чудь под землю и завалила проходы каменьями. — Сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла чудь. Когда вернётся счастливое время и придут люди из Беловодья, и дадут всему народу великую науку, тогда придёт опять чудь, со всеми добытыми сокровищами»17.

А вот как несколько лет назад рассказывал эту же легенду наш современник, старожил Верхнего Уймона Лука Осипатрович Огнёв: «"Давным-давно не росла в Уймоне белая берёза. И поняли люди, что надо им будет идти к Белому царю. Не захотели люди ему подчиняться за то, что он преследовал праведников. Выкопали они большие-пребольшие ямы, поставили в ямы столбы, на столбы крышу, навалили на крышу камней и земли, а потом притащили в яму весь свой скарб, загнали туда же скотину, привели все свои семьи и подрубили столбы. Эти ямы можно и сейчас в Уймоне тамо-ка за притором увидеть. И долго ещё народ находил в этих ямах самые разные вещи. И называли эти ямы у нас в Уймоне чудью..."

Говорят, что слово "чудь" произошло от слова "чужой" — в том смысле, что народ, захоронившийся камнями, был для нас неведомым, чужим. Но в Уймоне считают, что слово "чудь" как-то связано с чудом, с тем, что удивляет нас и кажется странным, но только на первый взгляд. И до сих пор в Уймонской долине многие верят в то, что есть где-то заветные места, куда ушла тайными тропами неведомая чудь и куда попада'ли в разные годы праведники с Уймона и Бухтармы»18.

Продолжением темы народа, ушедшего со своими сокровищами в подземелье, является картина «Клад захороненный», относящаяся к «Героической серии» (помещена на последней странице журнала). Есть два её варианта, написанные в 1917 году (47,5 х 75,0. Музей Николая Рериха в Нью-Йорке) и в 1947 году (холст, темпера, 91,4 х 152. Собрание С.Н.Рериха).

Приводим диалог двух старейшин из пьесы Н.К.Рериха «Милосердие», где говорится о таких захороненных кладах: «1-й старейшина: ...Дни безумия уже кажутся далёкими. Их отделяет от нас воскрешаемое знание. Кое-что мы успели записать. И сохранить. Наши тайники никому не известны. Подземные клады стали сказкою. Уже давно не живут построившие их.

2-й старейшина: Но о ходах ещё говорят.

1-й старейшина: Говорят, но ничего не знают. Остались молва, сказки. Но найти их ещё нельзя. Сквозь эти скалы ни глаз, ни сердце, ни рука ещё не проникнут. Ещё нужны тайны»19.

Н.К.Рерих пишет: «Если без предубеждения вы терпеливо отметите на своей карте все легенды и предания такого рода, вы будете удивлены результатом. Когда вы соберёте все сказки о потерянных и подземных племенах, не будет ли перед вами полная карта великих миграций? (...) Так знает память народа!»20 

«Победители клада». Написана в 1917 году. Яркий свет бьёт из пещеры, но люди уже не спускаются в неё, а выходят наружу и выносят в мешках сохранённые до времени сокровища. Эти символические мешки означают тайные знания. Пришли сроки, наступило счастливое время, когда можно открыть людям захороненные клады на благо всего человечества. «...Как апофеоз героического подвига... мы видим "Победителей клада" — четыре фигуры выносят Огненное Сокровище из горных ущелий, — пишет П.Ф.Беликов в книге «Рерих. Опыт духовной биографии». — Характерно, что в 1947 году Рерих, как бы подтверждая исполнение завещанного, повторяет первую и последнюю картины "Героической серии" — "Клад захороненный" и "Победители клада". Учение Жизни принесено человечеству. То, что в 1917 году только ещё намечалось сделать, было исполнено»21.

Следующая картина на эту же тему — «Богатыри проснулись» (1940). (Помещена на обложке журнала). Холст, темпера, 91,4 х 152. Из собрания С.Н.Рериха, в настоящее время находится в Государственном музее искусств народов Востока, Москва.

Л.Цесюлевич пишет: «Здесь та же пещера, что и в картине "Подземный народ" [или "Чудь подземная"] (1929 – 1930), но на первом плане глыба земли. В ней очертания окаменевших фигур богатырей, спящих вековым сном. Рядом мечи, щиты. Некоторые из богатырей уже просыпаются, приподнимаются. А у выхода из пещеры стоят уже готовые к бою воины и вождь в красном плаще. Из самой Земли-Родины рождаются герои, её защитники. Картина написана в 1940 году, когда вторая мировая война уже гремела в Европе и когда можно было предвидеть нападение фашистской Германии на Советский Союз. Здесь Алтай, его земли — символ неисчерпаемой силы народа, готового защитить свою землю»22. Богатыри просыпаются в час, когда нужно спасти и защитить Родину.

«"Богатыри проснулись" сейчас пишется. Посвящается великому народу русскому, — пишет Н.К.Рерих в статье «Великому русскому народу». — Когда-то слагали былину "Как перевелись богатыри на Руси", но тогда же верили, что проснутся они в час суждённый. Выйдут из гор, из пещер, и приложатся к строительству народному. Вот и пришёл час»23.

«Русь всегда склонна к мирному преуспеянию, но остерегись разгневать её, остерегись вторгнуться в её священную землю. "Проснулись богатыри!" И уже не задремлют на несменном дозоре»24.

«Просвет в скале» (1942). Картон, темпера, 30,5 х 45,7. Находится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге. Изображённый на ней горный пейзаж и пещера — такие же, как на картине «Богатыри проснулись».

«Победа (Змей Горыныч)» (1942). Холст, темпера, 76,2 х 122. Картина входит в «Богатырскую серию», написана в годы второй мировой войны, задолго до победы, в которой Николай Константинович никогда не сомневался. На этой картине он изображает воина в древнерусских доспехах, сразившего дракона. Воин напоминает одного из героев картины «Богатыри проснулись» — это обобщённый образ Ивана Стотысячного, отстоявшего свою Родину в тяжёлой войне.

На втором плане картины — сияющие вершины Белухи, изображённые в том же ракурсе, что и на этюде, хранящемся в Лувре. Белуха — как символ непобедимости Родины. «Победа! Победа! И сколько побед впереди!» — писал Н.К.Рерих в 1945 году.

В том месте, где у Змея Горыныча лапа, можно рассмотреть ещё одно чудище. Голова у змея отрублена, но опасность не миновала, предстоят ещё и битвы, и победы. Потому и говорит Николай Константинович: «И сколько побед впереди!»

3 июня 1975 года в Новосибирске, в помещении спорткомплекса НГУ, была открыта выставка из 112 работ Н.К.Рериха из коллекции Святослава Николаевича Рериха. После её закрытия учёными Академгородка было направлено письмо Святославу Николаевичу с просьбой подарить городу Новосибирску картину «Победа».

19 июня 1975 года на имя академика М.А.Лаврентьева из Индии пришла телеграмма: «С большим удовольствием приношу в дар Сибирскому отделению Академии наук картину Николая Константиновича "Победа". В этой картине сочетались его непоколебимая вера в Родину и прогноз великого будущего. Прошу передать мой самый сердечный привет коллективу Академии. Святослав Рерих».

Картина «Победа» выставлена в библиотеке Дома Учёных СО РАН, г. Новосибирск.

«Святогор» (1938). Холст, темпера, 122 х 91,4. Из собрания С.Н.Рериха, в настоящее время находится в Государственном музее искусств народов Востока. Н.К.Рерих изобразил Святогора среди Алтайских гор, скалы на заднем плане картины «напоминают вершины Белухи с южной стороны»25.

Былинный богатырь Святогор обитал на Северных горах. Само его имя — Святогор — указывает не только на связь с горами, но и на их священный характер. Писатель К.С.Аксаков говорит, что Святогор «вне разряда богатырей, к которому принадлежит Илья Муромец. Это — богатырь-стихия». Вот как описывается его образ в сказке «Святогор-богатырь»: «Высоки на Руси Святые горы, глубоки их ущелья, страшны пропасти. Не растёт там ни берёзка, ни дуб, ни сосна, ни зелёная трава... Только богатырь Святогор разъезжает между утёсов на своём могучем коне... Ростом богатырь Святогор выше тёмного леса, головой облака подпирает, едет по горам — горы под ним шатаются, в реку едет — вся вода из реки выплеснется... Не держит его земля, только каменные утёсы святогорские под тяжестью его не рушатся, не падают, только их хребты не трещат под копытами его коня богатырского»26.

В творчестве Николая Константиновича Рериха образы былинных богатырей, дозорно стоящих на рубежах своей родины, символизируют мощь великого русского народа, его героический дух, несокрушимый в своём устремлении к защите всего благого и созидательного.

 

Продолжение следует

 


* Продолжение. Начало см. в №№ 3-5, 2004.

1 Л.Р.Цесюлевич. Рерих и Алтай // Перед Восходом. № 5-1995. С. 6.
2 Л.Р.Цесюлевич. Рерих и Алтай // Рериховский вестник. С. 26.
3 Л.Р.Цесюлевич. Рерих и Алтай // Перед Восходом. № 5-1995. С. 5.
4 Н.К.Рерих. Алтай – Гималаи. Рига: Виеда. 1992. С. 37.
5 В.Булгаков. «Встречи с художниками». Л., 1969. С. 268.
6 В.Е.Ларичев, Е.П.Маточкин. Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1993. С. 92.
7 Там же. С. 93.
8 Там же.
9 Отчёт Алтайского ЗСОРГО за 1904 год. Барнаул, 1905. С. 7-15.
10 Н.К.Рерих. Цветы Мории. Пути Благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992. С. 234-236.
11 Н.К.Рерих. Алтай – Гималаи. С. 280.
12 Там же. С. 291.
13 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 536-537.
14 Н.К.Рерих. Нерушимое. Рига: Виеда, 1992. С. 169.
15 Н.К.Рерих. Алтай – Гималаи. С. 43-44.
16 Н.К.Рерих. Шамбала. М., 1994. С. 140-141.
17 Н.К.Рерих. Цветы Мории. Пути Благословения. Сердце Азии. С. 238.
18 Р.П.Кучуганова. Уймонские староверы. Новосибирск, 2000. С. 21, 24.
19 Журнал «Современная драматургия». № 1, 1983. С. 197.
20 Н.К.Рерих. Шамбала. С. 141, 144.
21 П.Ф.Беликов. Рерих. Новосибирск, 1994. С.142-143.
22 Л.Р.Цесюлевич. Рерих и Алтай // Перед Восходом. № 5-1995. С. 6.
23 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 335.
24 Н.К.Рерих. О Великой Отечественной войне. М.: МЦР, 1994. С. 44.
25 Л.Р.Цесюлевич. Рерих и Алтай // Перед Восходом. № 5-1995. С. 7.
26 Водолей. СПб, 1992. С. 15.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Тот, кто питает интерес к мнениям масс, никогда не поднимется выше толпы.

Письма Мастеров Мудрости, 57

Неслучайно-случайная
статья для Вас: