Мысли на каждый день

А спасение так близко и так, казалось бы, естественно и легко достижимо, стоит лишь решить проявить человечность и хотя бы некоторое единение!

Рерих Е.И. Письмо от 09.08.1936

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

Наследие. Статьи семьи Рерихов и Е.П.Блаватской
«НАДО ДО РОДИНЫ ДОНЕСТИ "ЧАШУ"»

Автор: Кочергина Наталья  



Теги статьи:  Николай Рерих

С.Н. Рерих. ПОРТРЕТ Н.К. РЕРИХА СО СВЯЩЕННЫМ ЛАРЦОМ. 1928

Поистине необъятно количество писем Елены Ивановны Рерих, адресованных разным людям во все уголки мира. Читая и перечитывая их, ещё многие поколения будут черпать из этого источника мудрости не только знания, но и силы — те силы, которые может дать прикасание к Великому Сердцу, вмещающему всех нас.
Совершенно особенное впечатление производят письма, написанные Еленой Ивановной в 1948 году, вскоре после ухода из жизни Николая Константиновича Рериха — её верного друга и соратника, гениального художника и Посланника Братства. Невозможно без сердечного трепета читать строки, передающие боль великой утраты, переживаемой Еленой Ивановной. Но она была и всегда оставалась Воительницей, и ничто не могло ослабить её силы, лишить мужества и решимости выполнить Порученное до конца. Перечитаем строки Матери Агни Йоги и услышим в них зовы и к нам, ныне живущим, и ко всем будущим поколениям.

  Лишь спустя месяц после ухода Николая Константиновича смогла Елена Ивановна написать о случившемся друзьям и родным, самым близким по духу.
Из письма В.Ф. Булгакову: «Родной наш Валентин Фёдорович, обращаюсь к Вам так, ибо знаю, как ценил Вашу дружбу Н[иколай] К[онстантинович], как мечтал поработать с Вами на ниве Культуры, на родине. (...) Наш Светлый и Любимый ушёл, как жил — просто, красиво и величаво. (...) ...Дух его томился, сознавая разложение во всём мире, так же тяжко переживал он и нарастающую русофобию в Америке, ибо знал, к чему приведёт насаждение такой ненависти. Истинно, сердце, ослабленное болезнью, не выдержало последних нагнетений и тоски за угнетение всего культурного, единственного оплота гибнущего мира. (...) Мы покидаем нашу столь любимую им долину и место, которое стало нам тем дороже, что отсюда он ушёл! Тело его было предано огню на горной площадке с широким видом на снежные горы. На месте сожжения был водружён большой осколок скалы с надписью под знаком Знамени Мира. Место это будет охранено и станет местом паломничества для многих почитателей»1.
«Каждое утро пересматриваю имеющиеся у меня Изображения Нашего любимого... — пишет Елена Ивановна Зинаиде и Дедлею Фосдик. — Сколько света и тишины было около Него. И сердце шепчет древний гимн — Свете Тихий, Свете Ясный, Свете Прекрасный»2. «...Мы с Юрием часто по вечерам беседуем о нашем Сокровище, завещавшем нам свой путь. Стараемся припомнить все Его нами столь любимые слова и выражения в обиходе, в действиях каждого дня, и глубокая, щемящая нежность к нему и изумление перед Его кристальной Чистотой наполняют нас. Он весь как бы светился внутренним светом, именно из-за этой чистоты сердца и мысли. У всех нас последние годы особенно ярко жило чувство неисчерпаемой нежности к Нему и желание оберечь Его от всего грубого и безобразного. Но было ли это возможно в грядущие годины тяжких столкновений?»3
А вот строки из письма к Марии Николаевне Варфоломеевой, участнице харбинского содружества: «Трудно привыкать к мысли, что он уже не с нами, что мы никогда больше не услышим его милого нам голоса, не услышим его мудрых речей, не увидим его прекрасной улыбки, не будем больше любоваться и радоваться с ним вместе новой красотой заката после окончания дневной работы. Но когда перед нашим мысленным взором встают все ужасы, происходящие на нашей планете, когда сознаём, что сейчас нет места культурному строительству в таком размахе, который отвечал бы широте его кругозора, когда чуем новый мировой обвал и разрушение, мы соглашаемся с мудрым решением Сил Света, предоставившим ему лучшую судьбу. Мы не имеем права возмущаться преждевременным уходом и сожалеть о якобы незаконченном подвиге. Он столько дал, так напитал пространство своими чудесными Образами и писаниями, которые будут вдохновлять настоящие и грядущие поколения нашего человечества»4.
Из писем к американским друзьям: «...духовное одиночество моё на Земле велико. Сердечное понимание и духовная гармония, связывавшие меня с Н.К., облегчали все трудные положения и освещали будущее. С его уходом ещё полнее утвердилась моя оторванность от всего личного и земного, осталось лишь ярое желание довезти все собранные сокровища и передать что возможно голодным душам»5. «Моя единственная мысль и желание — привезти Учение и картины в его страну, где он желал их видеть»6.
Для духовного укрепления ближайших друзей Елена Ивановна посылает им Напутствие Великого Учителя: «Осиротевшая Воя Моя, нужно спешить принять новую Ношу. Храните силы. Надо до Родины донести "Чашу". Правильно понимаете положение здесь. Ф[уяме]7 памятник Родина воздвигнет. Мужественно войдите в круговорот событий. На гребне волн Встречу вас»8.
Уход Николая Рериха из жизни вызвал во всём мире новую волну признания его искусства высочайшим явлением культуры. Елена Ивановна пишет друзьям, как высоко отмечено искусство Николая Константиновича во многих странах, и особенно выделяет в этом отношении Индию: «Индия стала нам ближе близкого, ибо с уходом нашего Родного мы ещё сильнее осознали и убедились, что Он вошёл в жизнь страны как один из самых мощных духовных двигателей. Индия — родина величайших Гигантов Духа. Конечно, Индия особенно чует связь Его творений с её великим Наследием. Индия признала Его своим неотъемлемым духовным Гуру. Все наиболее выдающиеся писатели, творцы и критики высказались единогласно, что Он величайший художник своего времени и таким останется, ибо, помимо совершенства художественного мастерства, Его творения несут человечеству духовный Message9, облечённый во всей неотразимости новой Красоты. Духовный аспект всего Его творчества неизгладимо запечатлелся в сознании лучших деятелей и мыслителей этой страны. Никогда, никто и ничто не сможет затушить Божественную искру, возжжённую Гигантами Духа и веками хранимую в сердцах лучших сынов Индии. Как убого мышление говорящих с усмешкой о мистицизме Рериха. Безумцы не знают, как ограничили они себя! Чего лишили себя! Не поймут, что этот мистицизм — майя только для них, но для зрячих — это сама великая Реальность»10. «...Наш Любимый оставил великое духовное наследие, из которого вырастут новые легенды о великом Риши, жившем в Гималаях, чьё присутствие благословляло и освящало всю долину, и со временем он станет великим Хранителем области Гималаев»11.
«Два великих Духа12, провозглашавших Мир всему Миру, ушли почти одновременно, это очень показательно, — подчёркивает Елена Ивановна. — Мы у преддверия новых событий, в которых нет уже подобающего Им места и участия. Бедное человечество, как жестоко оно наказует себя»13. «Светлые духи уходят перед наступлением тьмы, и Облики Их остаются единственными Светочами во мраке грядущих бедствий»14.
  Спустя несколько месяцев после ухода из жизни Николая Константиновича Елена Ивановна доверительно сообщает ближайшим друзьям: «...Наш Любимый ушёл, чтобы запастись новыми силами для дальнейшего своего выявления...»15 «...Зная его готовность и поспешность завершить всё положенное, думается мне, что он не будет терять времени и скоро воплотится в лучшую оболочку, ещё более приспособленную для его завершения. Он придёт дать Новой Стране суждённый ей мощный, небывалый расцвет. (...) ...Мир находится в таком состоянии, что Великие Духи ускоряют свои воплощения и добровольно несут ношу мира для спасения человечества, для удержания нашей планеты от взрыва»16.
Елена Ивановна очерчивает круг задач для сотрудников, готовых продолжать дело Учителя. «...Достояние, оставленное им, — пишет она, — должно быть усвоено идущими поколениями, и в этом труде мы все должны принять участие, чтобы оно не осталось лежать втуне. Истинно, велико наследство Его!»17 «Подумайте, родные, сколько творчества, строительства перед нами! Нужно всё донести, всё собрать, заложить основы новой науки, построить Город Знания и водрузить Знамя Мира — Знамя Сил Света. А сколько труда ещё над Сокровенными Книгами! Сколько ещё не переведённого и не изданного! Вот будем печатать и Дневник Его — "Моя Жизнь". Ведь и все Его сочинения должны быть пересмотрены, переизданы. А сколько забот о достойном помещении для Его изумительных творений!»18 «Всё это надо собрать и привести в систему для построения достойного памятника ­великому Творцу и несравненному Певцу красоты земной и надземной»19. «...В будущем, — утверждает Елена Ивановна, — будет воздвигнут ему живой памятник — Институт изучения его Искусства, Творчества и Мудрости»20.
Итак, Елена Ивановна просит всех друзей не терять энтузиазма и продолжать начатую работу. Из письма к В.Л. Дутко: «Пусть всюду теплится зажжённый Им огонёк, как лампада перед священным Изображением, как спасительная веха на трудном горнем пути. (...) Храните всё, что у Вас имеется от Н.К. и о нём. Кто сможет написать о нём настоящую, достоверную биографию? Никто, ибо в этой жизни было столько чудесного, столько феноменального и столько неисчерпаемого ещё творчества»21.
«Родные, Вы спрашиваете о направлении Вашей деятельности, — пишет Елена Ивановна Зинаиде и Дедлею Фосдик, — конечно, сейчас главное — собирать весь материал, касающийся деятельности Н.К. как прошлых лет, так и последнего времени. Соберите в двух, трёх экземплярах все отзывы, появлявшиеся и после его ухода. Следует собрать полный сборник всех его статей и все обращения к разным странам в связи с Пактом и все ответы на них. Также храните все его письма к Вам и друзьям. Хорошо сделать полный список всех его картин, находящихся в разных странах и имеющихся на руках у нас и у Вас»22.
Из письма В.Ф. Булгакову: «Мужественно будем продолжать доверенную нам работу, мужественно примем эту ношу и понесём её до назначенного места и срока. Соберём всё его духовное наследство, весь архив и оставленный им литературный материал. (...) Постараемся сложить ему достойный памятник. Друзья в Америке хотят учредить "Рерих Фаундешен"23, но как по времени? Ведь русофобия сильна, и время грозное перед ними. В ослеплении своём не видят, что идут к гибели своей»24.
Супругов Фосдик, высказавших мысль основать в Америке Общество Рериха, Елена Ивановна просит: «Родные наши... всё сейчас настолько преходяще, что ничто не может иметь окончательного решения. Ведь мир стоит перед решающими событиями, истинно — "быть или не быть" грозно встаёт перед странами. Рерих Фаунд[ешен] может осуществиться позднее, а пока может существовать в сердцах друзей и деятельность пусть заключается в собрании материалов. Так, родные, выработайте спокойствие и выполняйте программу Ваших Учреждений в соответствии с обстоятельствами и возможностями»25.
Позже Елена Ивановна напишет супругам Фосдик: «Вы знаете, насколько В[еликий] Вл[адыка] ценил картины Н.К. ...как называл его лучшим современным художником, как хотел утвердить его искусство по всему миру, чтобы напитать души, ищущие и жаждущие Красоты. И, конечно, В. Вл. имеет План, как собрать картины, как создать Памятник такому исключительному Художнику, Мыслителю и представителю великой человечности в эпоху наибольшей бесчеловечности. Но сейчас В. Вл. ещё не даёт Указаний для определённых действий... видимо, должен подойти Космический Срок для этого»26.
После ухода Н.К. Рериха из жизни Елена Ивановна и Юрий Николаевич были настроены незамедлительно вернуться на Родину. Запрос советским властям был сделан, и они ждали разрешения на въезд, мечтая как можно скорее оказаться в России, чтобы начать работу на родной земле, куда так и не довелось возвратиться Николаю Константиновичу.
Елена Ивановна ведёт переписку с женой Бориса Константиновича, брата Н.К. Рериха. «Дорогая и родная Татьяна Григорьевна, — пишет она в Москву. — (...) Так хотелось бы нам повидать Вас и Родину. Главное, отвезти сокровища искусства и ценный Архив нашего Светлого и Любимого... Он был таким патриотом, так глубоко любил свою Родину. Все помыслы его всегда были около страны чудесной, он верил в великую судьбу её народа! И, конечно, именно этой стране должно принадлежать его художественное наследство. Вот и ждём радостного для нас часа зова на Родину. Когда-то он придёт?!
Юрий рвётся приложить свои силы и уменье, он полон знаний ценнейших. Сейчас здесь печатают его большой исторический труд, к сожалению, на англ[ийском] языке. Как надоел этот язык, и представить себе трудно! (...) ...Так остро ждём зова Вашего. Надеемся на телеграмму, кот[орая] вдохнёт новую жизнь в нашу маленькую общину»27.
М.Н. Варфоломеевой, которая, как и многие разбросанные по разным странам единомышленники Рерихов, тоже собиралась в Россию, Елена Ивановна сообщала: «Итак, мы живём мыслью о несении подвига на родине, о создании поколения героинь и героев, самоотверженно работающих на мощь и расцвет своей страны. Будущее героического народа может быть прекрасным и превзойти все мечты»28.
  В эти же годы в письмах Елены Ивановны появляется утверждение, данное Великим Учителем: «Музей Рериха будет возвращён». Эту формулу мы не раз встретим в её письмах к американским друзьям, ведь несколько лет назад все они пережили большую трагедию — предательство трёх бывших сотрудников, которые путём мошеннических махинаций грабительски захватили Музей Н.К. Рериха в Нью-Йорке, присвоив себе более тысячи картин художника. Именно это предательство привело к преждевременному уходу Николая Константиновича, надорвав его сердце. «"Музей Р[ериха] будет возвращён", но я ещё не знаю как, — пишет Елена Ивановна Б. Боллингу. — Думаю, что всё свершится, как обычно в делах Великих Учителей, совершенно неожиданным путём. События и новые обстоятельства помогут и многое изменят в делах»29.
Всё чаще в письмах Елены Ивановны звучат мысли о связи будущего Музея Рериха и Общества Рериха с Новой Страной — Россией. В письме к американским сотрудникам Е.И. Рерих передаёт слова Великого Учителя: «Новая Страна оявится на победе, и Музей будет возвращён Вам. Справедливость будет восстановлена. Напиши им: "Лучшая ступень оявится в новом помещении из-за нового обстоятельства, из-за определённого нового обстоятельства. Новая Страна станет проявлять интерес к Искусству своего гениального соотечественника. Страна оявится на новой оценке всей его деятельности под лучами новой планеты, которая появится на горизонте..." (...) Итак, Музей будет возвращён и лучи новой планеты сокрушат врагов Света»30. Так два понятия — Музей Рериха и Новая Страна — впервые становятся рядом.
«...Мы должны будем собрать разбросанные творения нашего Родного, Светлого. Потому я так стремлюсь оказаться в Н[овой] Стране и там начать работать в этом направлении. Ведь это собрание необходимо поставить на твёрдое и широкое основание...»31, — пишет Е.И. Рерих. В более поздних её письмах мы встречаем указания на то, какая именно работа предстоит с великим наследием и что эта работа в полной мере осуществится в России. «Книги Учения — наше Сокровище Неоценимое! (...) Когда и где встретим Душу, которая настолько бы загорелась Учением Света, что всю жизнь свою положила бы на то, чтобы уявить Учение это всему Миру. Утвердить прекрасные переводы, печатать красиво, широко и в достаточном количестве, чтобы насытить голодные души! Какое Прекрасное и Высокое Задание! Но Книги Учения, Учения Огненного, я не хотела бы отрывать от Творчества Картин, ибо Творчество — ЕДИНО. Творили и творим ВМЕСТЕ. "Рерих Фаундешен" и было бы таким Учреждением! Мечта эта должна осуществиться и, конечно, ближе всего в Лучшей Стране!»32 Это было сказано Еленой Ивановной в 1951 году. И уже совсем утвердительно звучат её слова, записанные 1 января 1952 года: «"Рерих Фаундешен", конечно, получит основание и развитие в своей стране»33.
Стоит отметить, что понятия «Музей Рериха» и «Рерих Фаундешен» в письмах Е.И. Рерих нужно понимать очень широко, не только как возрождение прежнего Музея Н. Рериха. Думается, что эти понятия по своему значению ближе всего к тому живому памятнику великому творцу — Институту изучения Искусства, Творчества и Мудрости Н.К. Рериха, — о котором было сказано Великим Учителем. И создание такого памятника должно осуществиться в России.
  С тех пор как Е.И. Рерих писала эти строки, прошло более 70 лет. Как и было предсказано, Родина наша пробуждается и начинает по достоинству оценивать наследие и подвиг своего великого сына. Публикуются труды Н.К. Рериха, проводятся масштабные выставки его картин, ему устанавливают памятники, его именем называют музеи, выставочные залы, учебные заведения и даже самолёты. В России существуют десятки Обществ, носящих имя Рериха; в нашу страну притекают его творения из-за рубежа. Музеи, имеющие полотна Рериха, начинают проявлять более глубокий интерес к наследию художника, хранящемуся в их фондах, картины Рериха достаются из запасников, проводятся посвящённые ему конференции, просветительские акции, экскурсии, лекции. Учение Живой Этики — философская часть наследия Рерихов — входит в сердце нашего народа и сегодня становится мировоззрением тысяч людей.
И мы, живущие в это труднейшее переходное время, — не просто счастливые свидетели происходящих перемен, но и его активные участники, если вносим каждый свою, пусть даже самую малую, лепту в приближение Эры Духа. Ведь именно на нас теперь лежит ответственность за продвижение Великого Дела наших Учителей. Пусть же вдохновляют нас слова Елены Ивановны Рерих, обращённые ко всем, кому дорого имя Николая Константиновича Рериха: «Очень тронута любовью, выказываемой Вами нашему Родному. Знаю, что чувство это не заглохнет в Ваших сердцах; нет, оно будет расти и кристаллизоваться в новое, ещё более глубокое понимание этого чудесного Облика — Истинного Подвижника, ибо он жил теми Заветами, которые он так прекрасно образно запечатлел и утверждал в сдвигах и взлётах мысли о самом Прекрасном, самом Сокровенном — о Великой Надежде Мира — о Шамбале»34.

1Рерих Е.И. Письма. Т. 8. М., 2008. С. 5 – 6 (13.01.1948).
2 Там же. С. 41 (8.06.1948).
3 Там же. С. 54 (25.07.1948).
4 Там же. С. 36 (19.04.1948).
5 Там же. С. 14 (23.02.1948).
6 Там же. С. 24 (1.03.1948).
7 Фуяма — духовное имя Н.К. Рериха.
8 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 68 (10.08.1948).
9 Message (англ.) — весть.
10 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 71 – 72 (19 – 20.08.1948).
11 Там же. С. 43 (22.06.1948).
12 Имеются в виду М.К. Ганди и Н.К. Рерих.
13 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 20 (24.02.1948).
14 Там же. С. 12 (7.02.1948).
15 Там же. С. 52 (13.07.1948).
16 Там же. С. 97 – 98 (10.10.1948).
17 Там же. С. 52 (13.07.1948).
18 Там же. С. 54 (25.07.1948).
19 Там же. С. 350 (19.04.1950).
20 Там же. С. 37 (19.04.1948). Здесь и далее в цитатах выделение жирным шрифтом сделано автором статьи.
21 Там же. С. 7 – 8 (13.01.1948).
22 Там же. С. 12 (7.02.1948).
23 Roerich Foundation (англ.) — Рериховское Общество.
24 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 6 (13.01.1948).
25 Там же. С. 35 (16 – 18.04.1948).
26 Там же. С. 442 – 443 (28.11.1950).
27 Там же. С. 246 – 247 (10.08.1949).
28 Там же. С. 37 (19.04.1948).
29 Рерих Е.И. Письма. Т. 8. С. 313 (16.01.1950).
30 Там же. С. 123 (13.11.1948).
31 Там же. С. 70 (19 – 20.08.1948).
32 Там же. Т. 9. М., 2009. С. 107 (19.10.1951).
33 Там же. С. 136 (1.01.1952).
34 Там же. Т. 8. С. 54 (25.07.1948).
 

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Наследие. Статьи семьи Рерихов и Е.П.Блаватской