Издательский центр РОССАЗИЯ    контакты    написать нам   8 (383) 223-27-55

Мысли на каждый день

В Космосе всё взаимно испытывается, все миры на испытании.

Рерих Е.И. Письмо от 24.02.1930

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Неслучайно-случайная статья для Вас:
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

О ГОДАХ УЧЁБЫ Б.Н. АБРАМОВА В НИЖЕГОРОДСКОМ ДВОРЯНСКОМ ИНСТИТУТЕ

Автор: Макарова Анастасия  

Журнал: № 9 (341), Сентябрь, 2022


Теги статьи: 

Часть детства и юности Бориса Николаевича Абрамова прошла в стенах Нижегородского дворянского института императора Александра II. Несмотря на отрывочные сведения об этом периоде его жизни, несомненно то, что он приобрёл там глубокие познания в разных науках, которые впоследствии — и во многом неожиданно — ему пригодились и помогали найти работу в сложных обстоятельствах. Проучившись затем всего год на юридическом факультете, Борис Николаевич работал в химической лаборатории, преподавал русский и иностранные языки. По воспоминаниям Т.Ю. Бургасовой, занимаясь с ней латынью и немецким, которым его обучали в институте более 50 лет назад, он однажды сказал: «Я в гимназии учился [давно], а всё помню. Чувствуете, какое нам образование давали. Я всё помню до сих пор и в состоянии вас учить»1. В институте Б.Н. Абрамов изучал немецкий, латинский, французский. Любовь и развитые способности к языкам позволили ему в дальнейшем блестяще овладеть английским и немного японским.

Новый свет на годы обучения Бориса Николаевича проливают ежегодные отчёты о состоянии дворянского института, подготовленные его преподавателями, приложения к ним, а также книга А.А. Михайлова и П.Р. Битта «История Нижегородского Дворянского института императора Александра II за 69 лет его существования. 1844 – 1913 г.».

Дворянский институт императора Александра II был основан в 1844 г. и назван так в память посещения Нижнего Новгорода тогда ещё цесаревичем Александром и его воспитателем В.А. Жуковским. Это образовательное учреждение для мальчиков считалось одним из лучших в России. В 1906 г. Николай II уважительно отозвался о нём: «...Я всегда был твёрдо уверен в образцовых качествах института императора Александра II-го. Рад слышать... что Моя твёрдая уверенность оправдалась на деле и что Институт достоин памяти Императора, с именем которого так тесно связан своей историей»2. В мае 1913 г. император с членами семьи посетил город, и воспитанники имели возможность их видеть.

Институт находился в центре города, на улице Варварской, недалеко от нижегородского Кремля. При нём действовал храм во имя Александра Невского.

По своему образовательному курсу институт соответствовал классической гимназии с одним древним языком — латинским. Он включал приготовительный класс и 8 основных классов. В одном классе училось от 20 до 45 человек. Принимались представители всех сословий христианского вероисповедания. В качестве формы воспитанники носили тёмно-зелёные мундиры.

В институте преподавались русский язык и словесность, Закон Божий, несколько иностранных языков, история, география, математика, физика и т.д., велось обучение музыке, танцам, гимнастике. Сами воспитанники устраивали музыкальные и литературные вечера. При институте имелся пансион, т.е. общежитие для учеников.

С понедельника по субботу у воспитанников было по 5 или 6 уроков в день. В воскресенье и праздничные дни пансионеры посещали богослужение, участвуя в нём пением и чтением.

Традиционно занятия начинались 17 августа, летние каникулы в 1-м и 2-м классах — с середины мая, в старших — с июня.

16 августа 1906 г., сдав экзамены, в институт поступили братья Абрамовы: старший, Николай, — в 1-й класс, младший, Борис, — в приготовительный. До этого они обучались дома. В каждом институтском отчёте с 1906 по 1915 г. мы находим имя Бориса Абрамова в списке успешно перешедших в следующий класс.

Пока отец Николай Николаевич служил в Нижнем Новгороде, мальчики жили дома. Но в августе 1907 г. его перевели служить в Москву, и братья стали пансионерами. С 1-го по 8-й класс в течение учебного года Борис Абрамов был вынужден жить вдали от семьи. В ежегодных отчётах он значится в списках дворянских стипендиатов, которые были пансионерами института, т.е. он обучался и жил там за счёт средств нижегородского дворянства. Скорее всего, на летних каникулах он гостил у родственников в Пермской губернии.

Брат Николай провёл в институте три года. Во 2-м классе он был оставлен на второй год, что было не редкостью среди воспитанников ввиду обширности учебной программы, и в 1908/1909 учебном году братья учились в одном — втором — классе. В августе 1909 г. родители перевели Николая в Первый Московский кадетский корпус, и Борис Абрамов остался в Нижегородском институте один.

Пансионеры делились на два возраста: младший (по 4-й класс) и старший (с 5-го по 8-й класс). Они составляли примерно четверть учеников института. Так, с Борисом Абрамовым в пансионе жили несколько его одноклассников. При пансионерах состояло шесть воспитателей.

Борис Николаевич отличался любовью к чтению. Очевидно, и в институте он, имея свободное время и обладая спокойным характером, любил читать. В учебной программе большое внимание отводилось внеклассному чтению, которое также регулировалось. В фондах библиотек были обнаружены издания, раскрывающие возможный круг чтения Бориса Абрамова в годы учёбы. Списки включали произведения античной, западноевропейской и русской литературы. Мальчики читали Эсхила, Софокла, Еврипида, Шекспира, Гёте, Шиллера, Байрона, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Достоевского, Толстого и др.

В отчётах приводятся оригинальные темы сочинений по русскому языку и истории. Например: «Идеал — спутник жизни человека», «Читать — ничего, читать и думать — кое-что, читать и чувствовать — всё» (7 кл.), «Жизнь без труда — воровство, жизнь без искусства — варварство» (8 кл.).

За счёт института пансионеры посещали театр, кинематограф, концерты, выставки. Юный Борис Абрамов в старших классах мог видеть театральные постановки: «Антигона», «Эдип-царь» Софокла, «Гроза» и «Лес» Островского, «Фауст» Гёте, «Принц и нищий» М. Твена; слушать чтение былин под аккомпанемент гуслей; смотреть фильмы «Картины Индии», «Картины военной жизни», «Париж» и другие. Все эти мероприятия перечислены в отчётах института.

Организуя досуг учеников, преподаватели устраивали чтения и беседы, сопровождавшиеся показом картин с помощью волшебного фонаря — прототипа диапроектора. Одним из таких неравнодушных учителей был К.И. Гастев — преподаватель русского языка и классный наставник Бориса Абрамова в 1-м и с 3-го по 6-й класс. Рукой Гастева вписано большинство кратких характеристик в кондуитный журнал Б. Абрамова (куда заносились сведения о поведении учащегося и его переводе в следующий класс). Скорее всего, именно Гастев запечатлён на классной фотографии 1913 г. рядом с Борисом Абрамовым.

Воспитанников водили на естественно-исторические и технические экскурсии. Так, в 3-м классе Борис Абрамов побывал на выставке редких животных и птиц, в 7-м — познакомился с работой телефонной и электрической станций, элеватора.

Добрые воспоминания у мальчиков оставил В.П. Булатов — преподаватель чистописания и рисования, четыре года учивший Бориса Абрамова. Культурный человек, знающий и любящий живопись, он старался привить к ней любовь. Спустя почти 30 лет, в 1940-х гг., Бориса Николаевича увлекло «страстное желание рисовать»3, и, может быть, первые в его жизни уроки рисования как-то отозвались в его работах.

В 1909 г. поступил на службу новый преподаватель гимнастики Г.И. Барнет, участник сокольского спортивного движения, ставившего целью укрепить физическое и моральное здоровье молодёжи. Он приложил много сил к спортивной подготовке учеников. Так, под звуки оркестра устраивались гимнастические праздники, на которые приезжали почётные гости и родственники мальчиков. Состоялось четыре таких праздника: в начале мая 1909, 1910, 1911 и 1912 гг. Видимо, Б.Н. Абрамову нравились эти соревнования, проходившие оживлённо и весело. Спустя сорок лет он вспоминал в письме к Е.И. Рерих: «В школе на состязаниях по гимнастике: бегание, прыгание, метание копья, диска и т.д. [—] взял третий приз»4 (28.07.1953). Эти состязания прошли 6 мая 1912 г.

Интересно, что одноклассником Бориса Абрамова четыре года был Анатолий Мариенгоф — будущий поэт-имажинист, друг Сергея Есенина. В 3-м классе он и ещё несколько учеников решили издавать журнал, куда поместили свои первые литературные опыты. В автобиографии поэт вспоминал: «Журнал приняли в классе бурно. Он переходил из рук в руки, читался вслух, обсуждался»5. Борис Абрамов, наверное, тоже принимал участие в этих обсуждениях.

В Дворянском институте воспитанники несколько раз в год готовили театральные постановки. Имеются сведения, что Борис Абрамов участвовал в одной из них в последний год учёбы. Спектакль прошёл два раза — 23 ноября и 14 декабря 1914 г. Под руководством преподавателя А.Н. Свободова пансионерами старшего возраста была поставлена пьеса в одном действии А.Ф. Писемского «Ветеран и новобранец» (1854). Соответственно военному времени было выбрано произведение с патриотическим пафосом — «драматический случай из 1854 года», когда шла Крымская война. Борис Абрамов исполнял одну из главных ролей — Александра Лихарева — младшего сына отставного полковника, потерявшего на войне двух старших сыновей. Несмотря на боль потери, родители решают отпустить Александра на войну. Играя гимназиста, своего ровесника, не умеющего толком обращаться с ружьём, но стремящегося как можно скорее встать на защиту Родины, Борис Абрамов не мог ему не сочувствовать. Этот опыт во многом символичен: самому Борису Николаевичу были присущи качества воина — стойкость, сила духа, самоотверженность, а всего через несколько лет ему придётся принять участие в военных действиях.

В июне 1914 г. институт организовал для своих воспитанников «образовательное путешествие» по северо-востоку России к Соловецкому монастырю. Настоящим открытием 2022 г. стал факт участия Б.Н. Абрамова в этой поездке. Ежегодные отдалённые экскурсии для учеников старших классов совершались во время летних каникул. Это была четвёртая экскурсия, устроенная институтом. В первых трёх поездках Борис Абрамов участия не принимал.
После четвёртой экскурсий больше не проводилось: началась Первая мировая война.

Педагогический совет института поставил общей задачей таких длительных экскурсий физическое и духовное развитие воспитанников, их знакомство с историческими и «дорогими для каждого русского человека» памятниками и святынями. В основу путешествий были положены следующие принципы: использовать разнообразные средства передвижения, чередовать впечатления от природных пейзажей с культурно-образовательным осмотром памятников истории, искусства, техники.

В течение путешествия воспитанники должны были вести дневники. По его итогам издавалась небольшая книга, содержащая отчёт одного из преподавателей, сопровождавшего мальчиков, и сочинения юных участников — отрывки из их дневников, посвящённые отдельным эпизодам поездки. В отчёт о четвёртой экскурсии вошло сочинение Бориса Абрамова. Это его единственный юношеский текст, известный нам на данный момент.

Четвёртая экскурсия продлилась три недели, с 6 по 26 июня 1914 г. Её маршрут мы отразили на карте, взяв за основу карту России из «Всеобщего календаря на 1914 год». Согласно отчёту, маршрут был избран следующий: «Из Нижнего Новгорода вверх по р. Волге через Кострому в Ярославль. Из Ярославля до Вологды по железной дороге, от Вологды по рекам Вологде, Сухоне, Малой Двине и Северной Двине в Архангельск, а из Архангельска Белым морем в Соловецкий монастырь. Обратный путь был морем на Архангельск, а оттуда по железной дороге через Вологду и Вятку в Пермь. От Перми до Нижнего водой, по рекам Каме и Волге»6. Организаторам успешно удалось сочетать различные способы передвижения: пароходы, железную дорогу, пешие прогулки.

Воплотить идею о поездке в Архангельск решились не сразу. Многих пугали суровость Севера, отсутствие удобств в пути. Некоторые из записавшихся мальчиков впоследствии ехать отказались. Русское общество постепенно открывало для себя красоты Севера, и немалая заслуга в этом принадлежит Н.К. Рериху. В повести «Пламя» его герой призывает: «Вообще помни о Севере. Если кто-нибудь тебе скажет, что Север мрачен и беден, то знай, что он Севера не знает. Ту радость, и бодрость, и силу, какую даёт Север, вряд ли можно найти в других местах»7.

В состав участников четвёртой экскурсии вошли 18 человек: 15 учеников, два руководителя — преподаватели русской словесности А.Н. Свободов и Э.А. Аллендорф — и командированный для услуг экскурсантам служитель. В июне 1914 г. Борису Абрамову было полных 16 лет. Он был переведён в последний, 8-й класс. В 7 – 8-м классах русский язык у него преподавал как раз Свободов, молодой учитель-энтузиаст. Это был выдающийся человек — талантливый педагог, учёный, краевед, впоследствии ставший инициатором создания первого в мире Литературного музея имени М. Горького. Ему принадлежит отчёт об этой экскурсии.

За месяц до её начала для участников были подобраны книги о тех местах, которые предполагалось посетить. Эту «библиотечку» взяли с собой и пополняли на всём протяжении пути.

Институт при поддержке нижегородского дворянства взял на себя бо́льшую часть расходов по устройству поездки. Приблизительная плата за одного человека составляла 50 руб. (в ценах 2022 г. это примерно 170 000 руб.).

Маршрут экскурсии, транспорт, места ночёвок были тщательно продуманы. По завершении путешествия Свободов констатировал: «Экскурсантам ни разу не пришлось отступать от плана, пережидать или опаздывать»8. Благодаря предварительной договорённости директора института, участники получили возможность бесплатного проживания в разных городах и в Соловецком монастыре. Они сэкономили и на передвижении, получая 50%-е скидки. В целом воспитанников везде встречали радушно. Благоприятствовала и погода. Почти все три недели она оставалась удивительно солнечной.

Предлагаем совершить путешествие вместе с воспитанниками института, обращаясь к их сочинениям и отчёту об экскурсии.

Водный путь из Нижнего Новгорода в Кострому, занявший один день, оставил в памяти мальчиков впечатления от проплывавших мимо уездных городов и сёл, почти с каждым из которых было связано какое-то историческое предание: Балахна, Городец, Юрьевец Поволжский, Плёс. Зелёный холм на окраине Плёса со старинной церковью напомнил ребятам картину И.И. Левитана «Над вечным покоем».

В Костроме воспитанники провели день. Они осмотрели древний Успенский собор, место строительства памятника в честь 300-летия дома Романовых, памятник Ивану Сусанину, побывали в Ипатьевском монастыре — «колыбели династии Романовых».

На следующий день экскурсанты приехали в Ярославль. Они посетили Успенский собор, «стрелку» (место слияния двух рек и основания Ярославля), прошли мимо стен Спасского монастыря, Волковского театра. Особое восхищение у них вызвал живописный вид на Ярославль, открывшийся с железнодорожного моста через Волгу. Так Б.Н. Абрамов повторил часть «поездки по старине» Н.К. Рериха.

Прибыв поездом в Вологду, экскурсанты посетили набережную города, Софийский собор, заложенный Иваном Грозным, музей Северного края. С колокольни им открылась замечательная панорама окрестностей, Спасо-Прилуцкого монастыря. При виде берёзы в Вологде, уже невысокой и мелколиственной, мальчики остро ощутили разницу между природой центральной и северной России.

Три с половиной дня продолжалось путешествие по рекам: узкой Вологде, извилистой Сухоне, широкой Двине. Пассажиры любовались белыми ночами и подступавшими к воде хвойными деревьями.

В Великом Устюге воспитанники пересели на впечатливший их «совсем комфортабельный» пароход «Генерал Скобелев». На палубе они собирались и пели, встречая восход бурлацкой песней «Вниз по матушке по Волге...».

Северная Двина более других рек восхитила Бориса Абрамова. В своём сочинении он писал: «Дикая, безлюдная местность, нетронутые, почти девственные леса и громадные плёс[ы], достигающие иной раз до десяти вёрст и даже более, а главное сама река, которая местами чуть не вдвое шире Камы, делают Северную Двину ещё более интересной, чем Кама»9.

В Архангельске экскурсанты осмотрели домик Петра I, Троицкий собор, где хранился 6-аршинный крест, срубленный царём, Городской публичный музей, памятник М.В. Ломоносову.

15 июня по «стальной поверхности» Белого моря пароход доставил воспитанников на Соловецкие острова. Во время плавания неожиданно поднялась буря. Началась сильная качка, многие ученики испытали приступы морской болезни. Борис Абрамов с трудом перенёс их, что отмечено в отчёте. Но на следующий день по прибытии все вполне оправились.

Соловецкий монастырь — очаг русской духовной культуры и боевой форпост — был конечным пунктом экскурсии. Путешественники посетили Преображенский собор и Троицкий собор, где они отслужили общий институтский молебен перед мощами преподобных Зосимы и Савватия, основателей монастыря. Им показали хозяйственные сооружения и мастерские.

Мальчики частично примерили на себя жизнь монахов обители: они обедали в древней монастырской трапезной, где из-за неприхотливой постной пищи «кушали не особенно хорошо», спали на неудобных дощатых кроватях, подостлав свои одеяла. Экскурсанты побывали на могиле Авраамия Палицына, в Анзерском, Савватиевском и Спасо-Вознесенском скитах. Для подъёма на последний им пришлось преодолеть более 250 ступеней на Секирную гору, с которой открылся замечательный вид. Этот подъём оставил у них одно из самых сильных впечатлений.

Воспитанники много гуляли по окрестностям монастыря. Возможно, ко времени пребывания на Соловецких островах относится одно из детских воспоминаний Б.Н. Абрамова, которыми он поделился с Е.И. Рерих в письме 1953 года: «Однажды над обрывом у моря влез почти по отвесной скале. Потом было страшно смотреть»10. У нас нет свидетельств, что в детские годы Борис Николаевич был у Чёрного или Балтийского моря, поэтому вероятно, что в приведённых словах речь идёт именно о Белом море.

Проведя почти три дня на Соловках, экскурсанты снова прибыли в Архангельск, а затем отправились на поезде в Вологду. Виды тундры за окнами сменились печальным зрелищем лесных пожаров. В Вологде воспитанники пересели на другой поезд, который два дня вёз их через густые хвойные леса, живописный Галич и Вятку в Пермь. В Перми, сравнительно молодом городе, воспитанники провели день: осмотрели Научный музей, Петропавловский собор, посетили народное гуляние в Городском парке.

Если Борис Абрамов приезжал к родственникам в Осинский уезд Пермской губернии, то он мог и до этой экскурсии бывать в Перми. Знакомство с этой местностью и привязанность к ней может объяснить выбор темы сочинения. Дальнейшая часть путешествия, с 22 по 25 июня, описана в сочинении Бориса Абрамова «От Перми до Казани по р. Каме», опубликованном в книге об экскурсии. В тексте проявились его литературное дарование, аналитический склад ума, чуткое восприятие природы. Остановимся подробнее на его впечатлениях от этих трёх дней.

На пристани братьев Каменских в Перми воспитанники сели на пароход «Иван», где они заняли места в III классе. По словам Бориса Абрамова, «он был очень велик, хотя по чистоте и удобствам многим уступал "Генералу Скобелеву", пароходу, на котором мы ехали по Северной Двине». Вечером мальчики собрались на носу судна, чтобы посмотреть на железнодорожный мост, перекинутый через Каму. В сочинении читаем: «Это грандиозное сооружение поразило нас своими размерами. Мост был длиною около пятисот сажен [прим. 1 км] и был достаточно высок, так что наш пароход прошёл под ним, даже не опуская мачты».

По пути в Казань пароход миновал Оханск, Осу, Сарапул, Елабугу. Оханск и Оса, по словам Бориса Абрамова, — «незначительные уездные городки, не отличающиеся никакими достопримечательностями». Спустя два года, в 1916 г., именно из Осы он будет призван на военную службу. Экскурсанты имели возможность бегло осмотреть Сарапул, который «считался на Каме лучшим уездным городом»: «...живописно расположенный одной стороной на горе, другой в лощине, он, своими красивыми каменными зданиями и множеством церквей, походил скорее на большой губернский город, чем на уездный».

Кама — одна из наиболее полноводных и живописных русских рек. В сочинении точно описаны её течение и притоки. Борис Абрамов так охарактеризовал Каму: «Берега её поросли густым сосновым лесом, и деревья спускаются до самой воды. Порой даже кажется, что мы едем как будто среди глубокого, тёмного ущелья. Местами встречаются крутые обрывистые берега, на вершинах которых сумрачно высятся сосны, и вся местность поражает своей величественной красотой и дикостью. (...) Особенно хороша Кама при закате солнца и лунною ночью. ...Не забыть одного вечера — 23 июня, который дал нам возможность полюбоваться лунной ночью на Каме.

Когда стемнело и ярко-красный диск луны поднялся высоко над горизонтом, река приобрела стальной металлический блеск, а пароход, точно громадное чудовище, двигался, тихо и плавно рассекая заснувшую поверхность реки.

Мы, забравшись на верхнюю палубу, наслаждаемся этой чудной картиной летней ночи и готовы, кажется, хотя всю ночь сидеть, не смыкая глаз».

Ближе к Казани Кама впадает в Волгу, и мальчики не смогли пропустить этот момент. Около полуночи они собрались на капитанском мостике, приветствуя волжские воды: «Какая ширь кругом!»

Борис Абрамов подвёл итог: «Да! ехать на пароходе — это громадное удовольствие».

На знакомство с Казанью у экскурсантов оказалось несколько часов: они осмотрели здание Казанского университета, памятники математику Н.И. Лобачевскому, Александру II, зашли в Кремль.

В Нижний Новгород пароход прибыл вечером 26 июня, и мальчики разошлись, как выразился один из них, «унося с собой чувство полной удовлетворённости, полученной от интересной экскурсии на Север»11.

Переводя данные отчёта об экскурсии из вёрст в километры, отметим, что участники за три недели преодолели примерно 5700 км. Из них по железным дорогам они проехали 2000 км, а по рекам и Белому морю — 3700 км.

Итак, трёхнедельная экскурсия получилась насыщенной и познавательной. Воспитанники посетили знаковые для русской культуры места. Для них осветились новым светом имена Ивана Грозного, митрополита Филиппа, патриарха Никона, Петра I, Ломоносова. Экскурсанты увидели разнообразие природы и быта Центральной, Северной и Северо-Восточной России, ощутили очарование её рек, лесов, далей, красочных закатов, видов Белого моря и белых ночей. Очевидно, что полученные светлые впечатления впоследствии поддерживали Бориса Абрамова в трудные минуты. Завершим наш рассказ о поездке словами его сочинения, вдохновлённого широкой русской рекой: «Хорошо подышать свежим, здоровым воздухом и душой и телом насладиться долгожданным покоем, с тем, чтобы потом хоть иногда воспоминать об этих хороших минутах».

Спустя годы Борис Николаевич запишет много замечательных мыслей о пользе путешествий, которые расширяют сознание, отрывают от привычной обстановки, освобождают от власти вещей, помогают почувствовать через изменения внешних условий внутреннее неизменное начало.

По итогам обучения в Нижегородском институте в 1915 году из 21 ученика последнего, 8-го класса семь получили золотые и двое — серебряные медали. Борис Абрамов окончил институт с серебряной медалью, для получения которой было необходимо иметь в среднем более 4,5 балла по всем предметам и не менее 4 баллов по каждому в отдельности.

В день выдачи аттестатов, 29 апреля 1915 года, в институтском храме был отслужен торжественный молебен. Педагогический совет наградил семерых учеников, в том числе Бориса Абрамова, ценными книгами духовно-нравственного содержания, вручёнными «за ревностные труды при совершении богослужения в институтском храме»12. Вопросы внутренней, духовной жизни, несомненно, привлекали внимание Бориса Николаевича и в юные годы. Прекрасное знание им библейских текстов позже отразилось в его Записях, где сказано: «На евангельские Истины надо посмотреть как бы в первый раз в свете понимания Огненной Йоги. И тогда они прочно лягут в основание Нового Мира...»13

В списке воспитанников дворянского института, окончивших курс в 1914/1915 учебном году, о Борисе Абрамове говорится: «...обучался в Институте 9 лет. Изъявил желание поступить в Московский университет на медицинский факультет»14. Однако известно, что 20 июня 1915 г. он подал прошение о зачислении на юридический факультет Московского университета. Видимо, были серьёзные причины, побудившие Б.Н. Абрамова изменить своё намерение. Интерес к химии и познания в этой области он проявил в дальнейшем, более 10 лет проработав в химической лаборатории и занимаясь агрономическими исследованиями в Харбине.

Таким образом, благодаря изучению годовых отчётов и других архивных и мемуарных материалов о Нижегородском дворянском институте нам открываются ранее неизвестные страницы жизни Бориса Николаевича. Эти 9 лет принесли ему много нового опыта, разнообразных знаний, повлияли на его интересы и устремления.

Выражаю благодарность В.Е. Трапезникову за помощь в поиске и подборе материалов.


1 Воспоминания семьи Бургасовых о семье Абрамовых. По фильму «Моление о чаше». Новомосковская Рериховская группа. 2000 г. Эл. ресурс: https://bn-abramov.ru/memories/15430/

2 Михайлов А.А., Битт П.Р. История Нижегородского Дворянского института императора Александра II за 69 лет его существования. 1844 – 1913 г. Нижний Новгород: Типография И. Серкина, 1913. С. 400.

3 Письма Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих. 06.02.1936 – 09.08.1955. Архив Советского фонда Рерихов.

4 Там же.

5 Мариенгоф А.Б. Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги // Мариенгоф А.Б. «Бессмертная трилогия». М.: ВАГРИУС, 1998. С. 145.

6 Свободов А.Н. Отчёт по устройству экскурсии // Четвёртая экскурсия воспитанников Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II. Север России — Соловецкий монастырь. 1914 г. Нижний Новгород: Эл.-типогр. Г. Искольдского, 1914. С. 3 – 4.

7 Рерих Н.К. Пламя // Рерих Н.К. Пути Благословения. М.: МЦР, 2017. С. 23.

8 Свободов А.Н. Отчёт по устройству экскурсии. С. 20.

9 Абрамов Б. От Перми до Казани по р. Каме // Четвёртая экскурсия воспитанников... С. 94 – 97. Здесь и далее сочинение цитируется по данному источнику.

10 Письма Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих.

11 Драницын Д. Казань и Нижний Новгород // Четвёртая экскурсия воспитанников... С. 101.

12 Отчёт о состоянии Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II-го за 1914 – 1915 учебный год / Сост. К.П. Молдавский. Нижний Новгород: Тип. Губ. правл., 1915. С. 12.

13 Грани Агни Йоги. 1954. 513 (Новосибирск, 2017).

14 Отчёт о состоянии Нижегородского Дворянского Института Императора Александра II-го за 1914 – 1915 учебный год. С. 72.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Б.Н. Абрамов

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список