Мысли на каждый день

Каждый человек может кого-то чему-то научить, и он должен уметь это сделать… Мыслитель учил: «Каждый может служить ближнему, каждый может отдавать, если даже у него нет ни единой вещи. Как славно деяние, которое не может истощиться».

Надземное, 477

"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД
Сайты СибРО

Учение Живой Этики

Сибирское Рериховское Общество

Музей Рериха Новосибирск

Музей Рериха Верх-Уймон

Сайт Б.Н.Абрамова

Сайт Н.Д.Спириной

ИЦ Россазия "Восход"

Книжный магазин

Город мастеров

Наследие Алтая
Подписаться

Музей

Трансляции

Книги

НИКОЛА УГОДНИК*

Автор: Ремизов Алексей

Журнал:


Теги статьи:  Николай Чудотворец

Чудна некая вещь:

     явился Николе верхом на коне с серпами

      в руках ангел Господен.

      «Время жатвы пришло, пробудись, стань

      и иди на свою землю!»

*

В страхе проснулся Никола, поклонился гробу Господню, где неустанно молился за род христианский, и, по морю ходящий, яко по суху, отошёл на Русскую землю.

Не узнал Никола свою Русскую землю.

Вырублена, выжжена, развоёвана, стоит она пуста-пустёхонька, и лишь ветры веют по глухим степям — и не найти на ней правды.

Уязвился сердцем Святитель, поднял посох и, скорый на помощь, пошёл по Руси.

Шёл из города в город, из деревни в деревню, с Волги-реки на Москва-реку, с Днепра на Поморье —

      заушал нечестивцев-ариев — беззаконных

      правителей, забывших слово Божие,

      карал лежебок-тунеядцев и расточителей,

      не радеющих о своей родине,

      освобождал невинно-заключённых в темницы,

      останавливал меч, занесённый над головою

      напрасно осуждённых на казнь,

      воскресил двух разрубленных отроков,

      одарил нищих-детей погремушками,

      обошёл полевые межи,

      вывел к солнцу буйное жито,

      поправил яровые зелёные всходы,

      покрыл травой обогретую землю;

      и где вымокло, там подсушит,

      и где высохло, там дождём польёт;

      надоело коням стоять во дворе — выгнал

      в поле, в ночное, — городи городьбу!

А осень настала, загнал Угодник с поля коней и пошёл под дождём по трудным дорогам:

      там телега увязнет,

      там лошадь не вытащишь —

      на всё надо помощь!

Без него как без рук — не поднять мужику полевые работы.

Всё, что сиро и слепо, одному ему видно.

Попроси — выручит, всё скажет Спасу, самого Илью умилостивит:

      не поляжет от града рожь наземь —

      живи, не тужи!

В лапотках, седенький, с посохом ходил так Угодник по Русской земле с вешнего Николы всю весну, лето и осень до самой Никольщины.

*

Отстоял Никола вечерню у Печерской в Киеве, второй звон звонят — пришёл к Софии в Новгород, третий звон звонят — идёт в Питер к Казанской. А к великому славословию в Успенский на Москву поспел.

И, подняв со всех ветров густой большой иней, серебром покрыл от края до края всю Русскую землю и благословил её —

      свою горькую,

      свою голодную,

      свою бесшабашную,

      свою пьяную,

чтобы сумела она мудро устроиться, не грешила б ротозейством, самомнением, глупостью, не выставляла б себя на посмешище, не попрекали б её в лености.

И, трижды благословив её великим благословением, пошёл помаленьку вверх по облакам на небеса к райским вратам справлять Никольщину.

*

Перед вратами рая, под райским деревом за золотым столом сидели угодники Божии.

      Все святые собрались на Никольщину:

      Пётр-полукорм,

      Афанасий-ломонос,

      Тимофей-полузимник,

      Аксинья-полухлебница,

      Власий — сшиби-рог-с-зимы,

      Василий-капельник,

      Евдокия-плющиха и Герасим-грачевник,

      Алексей-с-гор-вода,

      Дарья-загрязни-проруби,

      Федул-губы-надул,

      Родион-ледолом,

      Руфа — земля-рухнет,

      Антип-водопол,

      Василий-выверни-оглобли и Егор-скотопас,

      Степан-ранопашец,

      Ярема-запрягальник,

      Борис и Глеб — барыш-хлеб,

      Ирина-рассадница,

      Иов-горошник,

      Мокий-мокрый и Лукерья-комарница,

      Сидор-сивирянин и Алёна-льносейка,

      Леонтий-огуречник,

      Федосья-колосяница,

      Еремей-распрягальник,

      Пётр-поворот,

      Акулина-гречушница — задери-хвосты,

      Иван-купал, Аграфена-купальница,

      Пуд и Трифон — бессонники,

      Пантелеймон-паликоп,

      Евдокия-малинуха,

      Наталья-овсянница,

      Анна-скирдница и Семён-летопроводец,

      Никита-репорез,

      Фёкла-заревница,

      Пятница-Параскева,

      Кузьма-Демьян с гвоздём,

      Матрёна — зимняя,

      Фёдор-студит,

      Спиридон-поворот,

      три отрока,

      сорок мучеников,

      Иван-Поститель,

      Илья Пророк,

      Михайло Архангел

      да милостивая жена Аллилуева, милосердая.

Одного только не было — самого Николы Угодника.

И не раз посылал Илья отроковицу Милостыню —

и возвращалась отроковица одна.

В девятом часу явился Никола.

В лапотках, седенький, с посохом пришёл Никола к райским вратам — райское платье его поиздёргалось, заплатка-на-заплатке, дырявое.

— Что, Никола, что запоздал так? — спросил Илья, — или и для праздника переправляешь души человеческие с земли в рай?

— Всё с своими мучился, — отвечал Никола, присаживаясь к святым за весёлый золотой стол, — пропащий народ: вор на воре, разбойник на разбойнике, грабят, жгут, убивают, брат на брата, сын на отца, отец на сына! Да и все хороши — друг дружку поедом едят.

— Я гром-молнию нашлю, попалю, выжгу землю! — воскликнул громовный Илья.

— Я росы им не дам! — поднялся Егорий.

— А я мор пущу, чуму — изомрут, как псы! — крикнул Касьян; известно, Касьян вгорячах Златоусту усы спалил!

— Велел мне ангел Господен истребить весь русский народ... да простил я им, — отвечал наш Никола милостивый: — больно уж мучаются.

И, восстав, поднял чашу во славу Бога Христа, создавшего небо и землю, море и реки,

      и китов, и всех птиц,

      и человека по образу своему и по подобию.

И вдруг чаша выпала из рук —

Чаша упала на стол — не разбилась:

      а как была, осталась с краями полна.

Притихнули угодники — все святые — весь райский пир.

— спит Угодник, закрыты глаза —

Раз окликнул Илья —

      не слышит Никола.

И в другой окликнул —

      не просыпается.

Кричит Илья в третий раз —

      и поднял Никола голову.

Стали тут святые пытать у Николы.

Стал Угодник святым рассказывать:

— Пустился по Студёному морю с хлебом корабль, плыли на том корабле триста старцев соловецких, везли старцы воск и мёд, спешили на Никольщину в Миры Ликийские. И застигла буря корабль. Ударили волны — вспелешилось море. Шипело. Бурная, над ветром и волнами, угрожала Велеша, требовала жертвы. Скача на белом хрустально-ногом коне, резала море, разрывала когтями корабль. В твёрдой вере и крепко надеясь, в голос крикнули старцы: «Помилуй нас, Боже и святой Никола, где бы ты ни был, явись к нам!» Тогда нашла на меня Божья воля, подняло меня Святым Духом, я пошёл к ним на море и избавил их из глуби морской. Велеша угомонилась. И спокойно плывут корабли. Вот почему задремал я — и выронил чашу.

— Помилуй нас, Боже и святой Никола, где бы ты ни был, явись к нам! — воскликнули святые.

Пили святые питие новое райское, ели высокий пирог с кашей, с горохом, с капустою.

И пировал с ними Никола — сильный Богом, всем святым помощник — редкий их гость, нищелюбец, странноприимец, вечный странник, вечный труженик, чудотворец — заступник за Русскую землю.

Помилуй нас, Боже и святой Никола,

где бы ты ни был, явись к нам!


* Печатается по: Ремизов А. Николины притчи // Звенигород окликанный. Нью-Йорк: Алатас, 1924. С. 11 – 16.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Николай Чудотворец

Статьи по теме, смотреть список