Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Карма, или космическая справедливость, каждого ставит в те условия, в которых он должен чему-то научиться или нечто искупить.

Рерих Е.И. Письмо от 12.12.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

СУЖДЁННЫЕ ВСТРЕЧИ

Автор: Ковалёва Светлана


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Ю.Н. Рерих, Н.К. Рерих, А.Е. Быстров­-Запольский. 1926

Фото 2

Экспедиция по пути в Бийск. Август 1926 г.

Фото 3

В.С. Атаманов с семьёй. Август 1926 г.


Теги статьи:  Центральноазиатская экспедиция, конференции

Светлана КОВАЛЁВА

На всём протяжении Центрально-Азиатской экспедиции Рерихам довелось встретиться с разными людьми, жившими на территории тех земель, через которые пролегал их маршрут. Одни встречи были мимолётными и незначительными, другие — более продолжительными и интересными, принёсшими немало ценного. Были и грозящие опасностью. Но лишь некоторые из этих встреч стали особенными, не похожими на остальные, словно предопределёнными свыше. С отдельными людьми общение продолжилось и после завершения экспедиции. Таких людей было не много. Объединяло их доброе и бескорыстное отношение к Рерихам и стремление каждого из них на своём месте оказать помощь экспедиции. Эти встречи запечатлены в путевых дневниках и переписке членов экспедиции.

Во время пребывания экспедиции в Хотане (Китайский Туркестан) благодаря вмешательству советского консула Макса Францевича Думписа весь состав экспедиции Рериха был освобождён из-под домашнего ареста, который длился около трёх месяцев. 28 января 1926 года караван смог продолжить свой путь и 13 февраля достиг Кашгара, где Николай Константинович первым делом принёс консулу искреннюю благодарность за оказанную помощь.

Весной 1926 года экспедиция провела более месяца в ожидании советских виз в Урумчи, административном центре китайской провинции Синьцзян. И тогда советский генеральный консул в Урумчи Александр Ефимович Быстров-Запольский помог Рерихам с визами, запечатав их бумаги дипломатической печатью, а также с выбором маршрута для въезда в Советский Союз. Позже, в 1926 – 1928 годах, между Рерихом и Быстровым-Запольским шла интенсивная переписка.

В сентябре 1926 года в Монголии, в Урге (ныне Улан-Батор), у Рерихов состоялась ещё одна из таких встреч. Посольство Советского Союза обратилось к правительству страны с просьбой оказать содействие семье Рерихов в их научной и исследовательской работе по изучению культуры и быта монгольского народа. Поручение было передано в ведение Учёного комитета Монголии, который возглавлял Цыбен Жамцарано — монголовед и литератор, общественный и политический деятель. Благодаря личному содействию Жамцарано Рерихам было выдано удостоверение, дающее право на посещение улан-баторского монастыря Ганден и других храмов страны, а также на встречи с высшими ламами. Так завязались дружба и сотрудничество с этим видным учёным.

Ещё одной из таких редких суждённых встреч было знакомство на Алтае с русским старовером Варфоломеем Семёновичем Атамановым, жителем села Верхний Уймон.

Согласно записям Елены Ивановны и Николая Константиновича, решение об организации базы экспедиции на Алтае в старинном русском селе Верхний Уймон было принято ещё в Москве. Это подтверждает и сделанная 26 июля уже в Новониколаевске запись в дневнике Зинаиды Григорьевны Фосдик.

Верхний Уймон — одно из самых старинных поселений края. Официальная дата его основания — 1786 год. Первыми поселенцами были староверы, бежавшие на Алтай после церковной реформы патриарха Никона 1650 – 1660-х годов. Горные цепи Катунского и Теректинского хребтов, труднопреодолимая Катунь, богатые природные дары земли создавали условия для изолированной от внешнего мира жизни селян, среди которых сохранялся древнерусский уклад жизни, развивались крестьянские ремёсла и прикладное искусство, бытовали старинные рукописные книги и легенды.

В 1920-е годы в Верхнем Уймоне жил известный в округе лекарь-травник и проводник Вахрамей, по-книжному — Варфоломей. Он был главой большого семейства, полновластным хозяином дома и всего хозяйства, распорядителем всех житейских и жизненных дел. Однако при этом сам он был первым работником, не указчиком, не приказчиком, а именно работником. Вахрамей Семёнович Атаманов сопровождал экспедиции геологов по верховьям Катуни, учёных и исследователей края, а также художников (был знаком и с известным алтайским художником Григорием Ивановичем Чорос-Гуркиным). Он собирал коллекцию примечательных камней с того времени, как стал водить экспедиции по горам и долинам Прикатунья; обладал бесценными рецептами составов из целебных алтайских трав и кореньев, которые использовал для врачевания односельчан; выписывал книги и журналы из Барнаула и имел небольшую библиотеку.

Рерихи, прибывшие в Верхний Уймон 7 августа 1926 года, разместились у Атаманова в двухэтажном бревенчатом крестьянском доме с балконом. В одной из комнат, которая служила молельной староверов, на стене была изображена красная чаша. Ещё в Москве Рерихи знали, что будут жить в доме с нарисованной чашей. Между Рерихами и Вахрамеем Атамановым сложились близкие и сердечные отношения. Многочисленная семья Вахрамея Семёновича — дочери, сыновья, внуки — все старались оказать Рерихам помощь в работе и домашних делах. Николаю Константиновичу доставляло истинное удовольствие беседовать с Вахрамеем Семёновичем о самых разных вопросах — о природных богатствах края, старинных народных легендах и будущем, проблемах современного хозяйствования, кооперации, сельскохозяйственных машинах...

Для поездок по окрестностям Прикатунья были наняты лошади. Почти ежедневно осуществлялись маршруты в разных направлениях. И во всех поездках неизменным проводником был Вахрамей Семёнович Атаманов. Николай Константинович и члены экспедиции в поездках по долине и горным хребтам собирали лекарственные травы и коренья, минералы, изучали древности Алтая, культовые сооружения. Побывали Рерихи в местности Окол на бывшем асбестовом заводе, в районе озера и реки Ак-Кем, на окружающих Белуху белках Большой и Малый Батун, Погорелка и Студёный. Ходили и на Теректинский хребет с целью посмотреть оттуда на Белуху. По мнению некоторых исследователей (Л.Р. Цесюлевича, В.Е. Ларичева), состоялась и поездка к подножию Белухи через Кучерлу по правобережью Катуни и далее через один из перевалов.

Так изо дня в день продолжалась напряжённая работа. Отъезд экспедиции был запланирован на 19 августа, но были надежды и планы вернуться на Алтай в ближайшие годы. С грустью расставались Рерихи с членами семьи Вахрамея Семёновича, незаменимого проводника, который согласился поехать с ними до Бийска.

Сведений о пребывании экспедиции Николая Константиновича Рериха на Алтае сохранилось очень мало. Полевые дневники Рерихов (Николая Константиновича, Елены Ивановны, Юрия Николаевича) и Зинаиды Григорьевны Фосдик немногословны. Может быть, в наши дни ещё будут открыты неизвестные документы того времени. Практически все сведения о поездках экспедиции по Уймонской долине и Прикатунью получены в 1967 году из рассказов и воспоминаний жителей Уймонской долины, участни­ков событий 1926 года. Группа исследователей, в которую входили Гунта и Илзе Рудзите, Бируте Валушите и Леопольд Цесюлевич, в поисках следов пребывания экспедиции Н.К. Рериха на Алтае разыскала старожилов, помнивших её участников, и записала эти воспоминания. По этим же рассказам, Николай Константинович пригласил Атаманова участвовать в дальнейшем маршруте, но Вахрамей Семёнович отказался, не решившись оставить семью в тревожные времена укрепления советской власти на Алтае.

Из воспоминаний Василия Вахрамеевича, сына Атаманова: «Вахрамей им письма писал. И они ему. Травы разные, лекарства в посылках им посылал. Говорил нам: "Надо послать, надо послать!.."»2 Из Индии художник прислал своему алтайскому другу журнал с фотографией и описанием путешествия по алтайским горам.

В феврале 1930 года в Горном Алтае начались крестьянские мятежи против коллективизации. Раскулаченных хлеборобов-тружеников высылали в северные края. Среди повстанцев был отряд русских староверов во главе с Василием Атамановым. Для борьбы с ними был сформирован отряд красноармейцев. Шли ожесточённые бои. В конце февраля повстанческий отряд Василия Атаманова ушёл в Китай.

Трудно пришлось Вахрамею Семёновичу Атаманову и его семье. Он был арестован, скорее всего, из-за сыновей, воевавших против советской власти, раскулачен и сослан в Нарым вместе с женой, дочерьми и внуками. Очень тяжело переживал он за свою семью и вскоре ушёл из жизни.

Суждённые люди, готовые оказать посильную помощь и содействие Рерихам, словно посылались на самых трудных и значимых этапах экспедиции. Их помощь была бескорыстной и урочной.

«Сердце, пылающее помощью, — Наше сердце»3, — сказано в книге «Иерархия». «Мочь помочь — счастье»4.

Литература

Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. Новосибирск, 2009.

Ларичев В.Е. Н.К. Рерих и сотоварищи в Сибири // Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1993.

Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Новосибирск, 2014.

Рерих Н.К. Сердце Азии. Новосибирск, 2008.

Рерихи и Монголия. Улан-Батор, 2008.

Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М., 1998.

Цесюлевич Л.Р. Рерих и Алтай. Барнаул, 2016.


1 Доклад на конференции СибРО, посвящённой 90-летию пребывания Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха в Сибири (с. Верхний Уймон, 6 – 7 августа 2016 г.).

2 Цесюлевич Л. Крестьяне Алтая о Николае Рерихе // Сибирские огни. 1974. № 10. С. 177.

3 Иерархия. 434.

4 Листы Сада Мории. Зов. 15.10.1921.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Центральноазиатская экспедиция