Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Карма, или космическая справедливость, каждого ставит в те условия, в которых он должен чему-то научиться или нечто искупить.

Рерих Е.И. Письмо от 12.12.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

НИТЬ ГОЛУБЫХ ЖЕМЧУЖИН (рассказ)

Автор: Морозова Наталья



Теги статьи:  проза

Рисунок Сергея Орлова

1

Вверх, вверх — всё выше и выше поднимался он в бесконечно голубое небо. Там, вверху, его ждали. Кто-то любимый и очень близкий. Он силился вспомнить ускользавшие от внутреннего взора черты лица и от напряжения проснулся. За окном было ещё темно, но город уже готовился к очередному суетливому дню: по булыжной мостовой прогрохотала повозка водовоза, простучали башмаки спешащего куда-то человека, вдали залаяли растревоженные первыми прохожими собаки.

Никколо лежал с открытыми глазами, вслушиваясь в шум пробуждающегося города, и вспоминал свой дивный сон. Давным-давно, в детстве, ему часто снились такие сны, но он уже лет сорок не видел их, и вот они вернулись. Он хорошо понимал, что это значит. Болезнь, терзавшая его тело последние пять лет, завершала свою разрушительную работу, и он должен вернуться туда, откуда пришёл. Нет, нет, он не собирался, как Пьетро, гнить в земле (земля может забрать его тело, но не душу) и не собирался в чистилище, как Джеронимо. Никколо прекрасно понимал, что ад или рай человек создаёт себе сам, и никакое чистилище ему не нужно, что бы ни говорили по этому поводу священники. С тех пор как умерла его Луиджа, Никколо не держался за земную жизнь и надеялся увидеться со своей женой после смерти.

Небо его манило, прекрасное небо, где он мечтал встретить Деву Марию. Пускай Она решает его судьбу. Конечно, Сострадающая Матерь разрешит им с Луиджей быть вместе и, может быть, исполнит его тайную мечту — покажет чётки из голубых жемчужин... Почему-то он думал, что они обязательно должны быть у Пресвятой Девы.

На секунду Никколо показалось, что он видит чётки перед собой, он приподнялся, потянулся за ними, но они стали подниматься вверх. Он встал с постели, пытаясь дотронуться до сияющего жемчуга. Ему очень хотелось прикоснуться к нему, ощутить в руке голубую прохладу сверкающего чуда, но обессиленное тело рухнуло вниз, на постель. А чётки поднимались всё выше и выше, уводя дух за собой. «К волшебным снам Де-ва-ча-на», — мысленно произнёс Никколо, пробуя странное слово на вкус. «Сны Девачана — когда-то я уже слышал эти слова», — подумал он и оказался в самом счастливом сне, который когда-либо снился человеку. Он увидел перед собой сияющую фигуру Девы Марии, Пресвятой Матери. В руках Её сияли чётки из голубого жемчуга, и в каждой жемчужине был заключён его, Никколо, опыт пребывания на земле, и каждая жизнь светилась своим оттенком голубого. Мгновенно он осознал, что Она встречала его уже сотни раз и ещё сотни будет встречать, чтобы подарить мгновения осознания, приоткрыть тайну бесконечности жизни. Здесь, в ином мире, так легко было понять самые сложные законы мироздания и вспомнить всё, что пережила душа ранее. «Только потому, что ты этого хотел», — Её голос, казалось, ощущался всей сущностью человека, проникал во все уголки души.

2

Ужасающий вой воздушной тревоги вырвал Николая из прекрасно-голубого сна. Почти не задумываясь над тем, что делает, он быстро сунул ноги в сапоги, схватил со стола пистолет и выбежал на лётное поле. Через несколько минут самолёт был уже в воздухе, и Николай оказался в самом центре воздушного боя.

Хорошо, что Любаша с Витькой за неделю до вой­ны уехали погостить к его родителям в Новосибирск, да так там и остались. Они были в безопасности, и это было важно для лётчика, он мог полностью сосредоточиться на полётах, на фашистских бомбардировщиках, которые несли свой смертоносный груз к измученному осадой Ленинграду.

Коля с детства бредил небом. У него хватало терпения и силы воли, в отличие от многих его сверстников, и на авиамодельный кружок, и на парашютную секцию, и на почти отличную учёбу в школе. Мама не могла нарадоваться на своего сына и бережно хранила секрет, которым в далёком детстве поделился с ней Николаша. Мальчик рассказал о прекрасных голубых жемчужинах, которые часто видит во сне. Именно поэтому в его комнате рядом с рисунками самолётов висела фотография рассыпанного на песке жемчуга, которой он очень дорожил.

В пылу боя лётчик не заметил, как израсходовал все боеприпасы, и хотел уже возвращаться, когда увидел вражеский бомбардировщик, летящий в сторону города. У Николая не было времени обдумать всё как следует, но он хорошо знал, что, если отпустит врага, погибнут люди, много людей. Единственным оружием, которым он мог воспользоваться, был его собственный самолёт.

Взрывом разметало в разные стороны обломки обоих самолётов. Николаю показалось, что они падают вниз как-то очень медленно, но ещё более странным было то, что он увидел перед собой бусы из голубого жемчуга, те самые, которые часто видел в детских снах. Жемчужины походили на волшебные миры, необычайные звёзды и были так прекрасны, что ему захотелось прикоснуться к ним, ощутить в руке голубую прохладу сверкающего чуда. Николай потянулся за ними, но бусы стали подниматься, взлетая всё выше и выше, пока не оказались в руках Прекрасной Женщины, очень похожей на его мать. «Отдохни, сынок. Когда ты проснёшься, Я буду рядом», — сказала Она, исчезая за волшебной пеленой «снов Девачана», — засыпая, мысленно произнёс Николай смутно знакомые слова.

3

Лучи закатного солнца ещё золотили вершины, когда Лю вернулась домой. Небольшой посёлок под горой уже погрузился в сиреневую дымку сумерек, и от этого всё окружающее казалось особенно таинственным и загадочным. Едва заметным прикосновением руки Лю отправила аэролёт в ангар. Повинуясь лёгкому движению и чёткому приказу мысли, машина бесшумно заняла своё привычное место. Идти в дом не хотелось, девушке было необходимо поразмышлять над событиями этого трудного и необычного дня. Всё началось с того, что на Древних островах — останках прежних материков — проснулись вулканы, и Лю вместе с коллегами пришлось их успокаивать. На этот раз привычная работа оказалась ох какой нелёгкой! Люди совсем выбились из сил, когда пришло сообщение о том, что на территории «П» возникли волнения, — тогда всё стало ясно. Территория «П» — пространство «преступивших», нарушителей Космических законов. Лю с горечью осознавала, что Земля пока несовершенна, как и люди, населявшие её, потому и пробудились вулканы. Наследие Древних эпох напоминало о себе, словно предупреждая о возможной катастрофе. Однако вечером её пригласили в Храм, и всё засияло сотнями радуг, когда она встретилась с Матерью...

Стоило Лю только вспомнить этот чудный момент, как за её спиной тихо открылась дверь, и на крыльце появился Ниико.

— Почему ты сидишь здесь совсем одна, почему не идёшь в дом? — спросил он, обнимая девушку за плечи.

— Пока не хочется, — Лю встряхнула головой. — Как твои исследования?

Лю знала, что Ниико все силы своей души, весь огонь своего сердца вкладывает в работу. Он не мог спокойно смотреть на ночное небо, его дух рвался вверх, к Дальним мирам. Поэтому он так много работал, пытаясь усовершенствовать приборы и сделать полёты в космос безопасными.

— Продвигаются, — устало улыбнулся учёный. — Целый день просидел над расчётами, не могу разобраться пока, где же ошибка. Знаю, что она есть, а найти не могу.

— Сколько же нужно терпения, чтобы целый день перепроверять расчёты! Ниико, я говорила с Матерью, Она просила помочь тебе.

— Я знаю, — ответил юноша, — я тоже Её видел.

— Ты видел Мать? Когда?

— Несколько часов назад.

— Разве это возможно? Я каждый раз поднимаюсь в Храм, чтобы говорить с Ней.

— Лю, я часто вижу Её, особенно во сне. Она даже помогла мне вспомнить некоторые из моих жизней. Например, своё терпение я вырабатывал, когда был подмастерьем башмачника. Представляешь, целую жизнь я чинил чужую обувь!

— Подмастерьем башмачника? Может, смастеришь мне сапожки, Ниико-мастер? — улыбнулась Лю. — Но это потом, — вновь став серьёзной, произнесла девушка, — а сейчас уже поздно. Профессор отпустил меня на неделю, завтра посмотрим на твой чудо-аппарат. Ах, да, — спохватилась Лю, — тебе подарок.

Она вынула из сумочки небольшой свёрток и подала его Ниико. Молодой человек осторожно развернул ткань и ахнул от удивления. Там лежали голубые жемчужины, нанизанные на переливающуюся, радужную нить.

— Как красиво! — воскликнула Лю. — Но что это значит, зачем Мать послала тебе это ожерелье?

— Это не просто ожерелье, Лю, это символ беспредельности жизни. Я помню, что Мать рассказывала о нескольких значениях этого символа. Во-первых, так можно представить жизнь духа на Земле, где каждая жемчужина — воплощение в физическом теле. Во-вторых, когда дух заканчивает свою эволюцию на одной планете, он переходит на другую, потом на следующую и так далее. Получается, что каждая жемчужина — это новая планета. А ещё жемчужное ожерелье — это древний символ беспредельности познания и самосовершенствования: крупица за крупицей мы собираем жемчуг знания и день за днём, жизнь за жизнью улучшаем себя. Думаю, что есть и другие значения, в будущем мы обязательно узнаем о них.

— Как прекрасно, Ниико! Но, — вдруг голос Лю дрогнул, — ты проектируешь свой аппарат, чтобы улететь с Земли?

— Я не собираюсь покидать тебя надолго, — улыбнулся юноша. — Аппарат, который я делаю, позволяет тонкому телу исследовать Дальние Миры, а физическое тело человека остаётся на Земле. Тонкие Сферы не имеют времени в нашем понимании. Представь себе, что путешествия можно будет совершать мгновенно!

Ниико и Лю забрались на плоскую крышу дома и ещё долго любовались звёздами, которые призывно сияли, маня нераскрытыми тайнами, словно голубые жемчужины ожерелья, подаренного Матерью.

Рисунок Сергея Орлова

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Вечные ценности