Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Делите все на четыре части: первая – Высшему,  вторая – Общему Благу, третья – ближнему и четвертая – себе. Но придет час, когда останутся только три части, ибо четвертая будет поглощена второй. …Никто, кроме сердца, не укажет границу этих частей.  

Мир Огненный, ч.2, 457
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД



Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

«ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРАВО ЕЩЁ НЕ ЗНАЧИТ ДУХОВНАЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ!»

Автор: Письма в СибРО, коллективные обращения



Теги статьи: 

Ответ на статью Международного Совета Рериховских организаций «Защитим имя и Наследие Рерихов» (газета «Содружество», № 5-2002), в которой её авторы выражают своё возмущение по поводу «Позиции Сибирского Рериховского Общества (СибРО) в вопросе о судьбе Рериховского Наследия» (от 24.03.2002), где СибРО поднимает самый кардинальный и принципиальный вопрос — о необходимости соблюдения Этики, являющейся Основой Рериховского Наследия.

Учитывая чудовищные в своей необоснованности обвинения в адрес Сибирского Рериховского Общества и крайне своевольные толкования его «Позиции», которые позволили себе авторы указанной публикации, — считаем своим долгом аргументированно выступить в защиту чести и достоинства Сибирского Рериховского Общества (известной в России и за рубежом межрегиональной общественной культурно-просветительной организации) и его Основателя — Наталии Дмитриевны Спириной, известного рериховеда, ученицы Б.Н.Абрамова (ближайшего ученика Н.К.Рериха), которая всей своей жизнью являет пример высокого несения Основ Живой Этики.

В течение многих лет мы были непосредственными участниками и свидетелями тех событий, которые до неузнаваемости искажены в вышеуказанной статье. Как сам стиль изложения, по сути оскорбительный, так и кощунственная попытка представить, что позиция СибРО идёт вразрез с Волей Е.И.Рерих и С.Н.Рериха, вызывают не только глубокое возмущение, но и необходимость прокомментировать поднятые в статье вопросы на основе имеющегося фактического материала.

1. Цитата: «...СибРО распространило заявление в поддержку издательства ''Сфера''».

Подобное утверждение не соответствует действительности, так как в «Позиции СибРО» абсолютно чётко и ясно сказано: «СибРО убеждено, что публикация столь сокровенных Записей Е.И.Рерих в настоящий момент преждевременна». Также совершенно непонятно, на каком основании конкретно выраженная твёрдая позиция СибРО называется авторами статьи «стыдливой оговоркой»?

Необходимо особо подчеркнуть, что СибРО, следуя Воле Рерихов, всегда было принципиально против каких-либо несвоевременных публикаций Рериховского Наследия и этой линии продолжает неуклонно придерживаться. Так же ответственно подходит СибРО и к вопросу издания и распространения литературы, базируясь только на первоисточниках. Тем не менее МЦР и некоторые другие Рериховские организации, опубликовавшие недостойные высказывания, сознательно игнорируют мнение Общества по этому вопросу.

2. Члены Хакасской региональной общественной организации последователей Рерихов без всяких на то оснований заявляют, что защита Рериховского Наследия якобы интересует СибРО меньше всего, в то время как Людмилой Васильевной Шапошниковой «приняты все меры по запрету выпуска сокровенных Записей Е.И.Рерих».
Также и члены Уральского отделения Международной Лиги защиты Культуры пишут, что она «открыто взяла на себя всю полноту ответственности за доверенное... вызвала на себя весь огонь», чтобы не допустить опубликования Дневников Е.И.Рерих, не подлежащих изданию, согласно её Воле, по крайней мере в течение ста лет после её ухода из жизни.

Как же тогда объяснить тот парадоксальный факт, что, несмотря на это Указание Е.И.Рерих, в МЦР уже были изданы для широкой продажи её сокровенные Записи в книге «У Порога Нового Мира» (в 1993 г. и 2000 г.) с предисловием Л.В.Шапошниковой?! В частности, в издание 1993 г. вошёл раздел «Огненный опыт» (с. 51–108), который является частью Дневниковых Записей Е.И.Рерих; а в издание 2000 г. вошёл не только раздел «Огненный опыт» (с. 77–145), но и «Страницы Дневника Е.И.Рерих» (с. 147–233), — того самого, против выпуска которого сейчас так активно «борется» Л.В.Шапошникова. Потрясающее противоречие! Более того, в этих же книгах опубликовано и предупреждающее письмо Е.И.Рерих к З.Г.Фосдик (от 23.02.1948) о сроках издания сокровенных Записей: «Вот и я не увижу плодов собранного мною опыта. Книги эти будут лежать в хранилище и, вероятно, раньше столетия никто не будет иметь к ним доступа».

Неужели ни у кого из сотрудников МЦР или членов других Рериховских Обществ, которые сейчас совершенно справедливо возмущаются по поводу преждевременного издания «Сферой» Дневников Е.И.Рерих, не возник этот же естественный вопрос и по отношению к Л.В.Шапошниковой?! Непонятно, какими мотивами руководствовалась она, широко обнародовав «Огненный опыт» Е.И.Рерих? В предисловии к изданию книги «У Порога Нового Мира» (2000 г., с. 33) Л.В.Шапошникова пишет: «Хочу предупредить читателя, что чтение части Дневника, включённого в данное издание, занятие не очень лёгкое». Разве может подобная оговорка оправдать нарушение Воли Е.И.Рерих о сроках издания её Записей? И кто дал право Л.В.Шапошниковой представлять «на суд читателя» «Огненный опыт» и «Страницы Дневника» Е.И.Рерих (там же, с. 11)?!

Хотелось бы также обратить внимание и на тот факт, что на Юбилейной конференции, состоявшейся в МЦР в 1999 г., Л.В.Шапошниковой был прочитан доклад «Героическое творчество Е.И.Рерих», в котором она совершенно открыто цитировала сокровенные Записи Е.И.Рерих из книги «У Порога Нового Мира», при этом кощунственно называя Великих Светочей человечества «субъектами эволюции» («Новая Эпоха», № 4-1999, с. 27). А ведь в книгах Учения Живой Этики, Письмах Е.И.Рерих, трудах Н.К.Рериха так много сказано о бережном отношении к духовным понятиям и Именам и о необходимости говорить по сознанию. Нигде в Рериховском Наследии не употребляются такие определительные по отношению к Великим духовным Светочам. Что бы сказали сами Рерихи о подобной терминологии?

3. В «Позиции СибРО» совершенно определённо говорится не о наличии или отсутствии правомерности действий Л.В.Шапошниковой по вопросу публикации Дневников Е.И.Рерих (который всегда может быть решён юридическим путём), а об использовании ею неэтичных методов действий. Следовательно, утверждение авторов статьи, что СибРО «обрушилось» и «осудило» якобы неправомерные действия Л.В.Шапошниковой — является заведомо неверным.

Не может быть никаких оправданий неэтичному поведению, поскольку для изучающих Учение Живой Этики неприемлема обывательская формула — «для достижения цели любые средства и методы хороши». Неслучайно в Обращении к Рериховским Обществам России и других независимых государств (от 26.04.1992) С.Н.Рерих, подтверждая юридические полномочия Л.В.Шапошниковой в отношении переданного Наследия, указал: «Несите высоко Знамя Учения».

4. Цитата: «Почему СибРО не сочло нужным помогать в создании и становлении Центра-Музея?..»

Странно, что этот вопрос возникает у Международного Совета Рериховских Организаций, который по своему статусу обязан быть компетентным и объективным. Создаётся впечатление о сознательной негативной направленности всей статьи против СибРО. Подтверждением этому является хотя бы тот факт, что в статье «Пробный камень или камень преткновения?» («Новая Эпоха», №1-2000, с. 139) члены этого же Совета писали совершенно противоположное, а именно: «В своё время СибРО действительно помогало МЦР...» (!)

Следует также сказать, что и Л.В.Шапошниковой, и членам Совета, и многим Рериховским Обществам хорошо известно, что СибРО ещё с момента основания Советского Фонда Рерихов в течение многих лет принимало самое непосредственное и активное участие в создании и становлении Центра-Музея имени Н.К.Рериха в Москве, защищая Рериховское Наследие и Волю С.Н.Рериха:

• на всех уровнях, включая Правительство РФ и Министерство культуры, СибРО отстаивало здание Усадьбы Лопухиных для создания в нём указанного С.Н.Рерихом общественного Музея;

• СибРО выступало против того, чтобы картины, переданные С.Н.Рерихом в МЦР, перешли в государственный музей;

• представители СибРО направляли многочисленные письма и обращения в различные инстанции в поддержку МЦР в наиболее сложные периоды его становления (председателем Координационного Совета Рериховских Организаций, созданного при МЦР, с момента его основания и в течение нескольких лет была Л.И.Борина — в то время председатель Правления СибРО);

• СибРО неоднократно публиковало в прессе материалы в поддержку МЦР и Рериховского Наследия. Также и в ежемесячном издании СибРО «Перед Восходом» (№№ 11-1995, 11-1998). В 1993 г. вышел специальный выпуск, подготовленный СибРО, который был полностью посвящён защите переданного С.Н.Рерихом Наследия и юридических полномочий Л.В.Шапошниковой;

• в течение многих лет СибРО сотрудничало с МЦР в проведении выставок картин, в распространении издаваемой в МЦР литературы; также безвозмездно передавались в библиотеку МЦР издания СибРО.

В архиве СибРО хранятся многочисленные письма и материалы, подтверждающие всё вышесказанное. Однако, несмотря на все имеющиеся факты, авторы статьи заявляют, что «неоднократно СибРО выступало в оппозиции к созданному С.Н.Рерихом Центру-Музею» и приводят ряд других «примеров», сознательно искажая происходившие в действительности события.

В ответ на эти нелепые обвинения приведём, кроме всех уже перечисленных, ещё один факт — хранящееся в архиве СибРО письмо от Л.В.Шапошниковой сотрудникам Общества (№ 905 от 12.10.1993): «Дорогие друзья! Международный Центр Рерихов сердечно благодарит Вас за участие в судьбе Усадьбы Лопухиных, которая с Вашей помощью и при участии тысяч преданных сторонников Культуры обретает новую жизнь как Центр-Музей имени Н.К.Рериха. Ваша финансовая поддержка позволяет начать самые неотложные работы по реставрации здания».

Неужели авторы статьи, так широко сеющие свою искажённую информацию с неблаговидной целью дискредитировать СибРО, совершенно не задумываются об ответственности не только перед нынешними читателями, но и перед будущими поколениями? Ведь, в конце концов, как сказано в Евангелии, — «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; и ничего не бывает потаённого, что не вышло бы наружу» (от Марка, 4: 22).

5. Цитата: «По причине некорректных действий СибРО в Новосибирске не состоялся филиал общественного Музея имени Н.К.Рериха». Несколько ранее этими же авторами в журнале «Новая Эпоха» (№ 1-2000, с. 39) были опубликованы аналогичные клеветнические высказывания в адрес СибРО по этому же вопросу: «...Руководство СибРО, не получив от С.Н.Рериха часть Наследия в своё полное распоряжение, поддалось искушению претендовать на лидерство в Рериховском движении. Вероятно, поэтому в начале 90-х годов им была провалена попытка МЦР создания в Новосибирске филиала Музея имени Н.К.Рериха, который планировался на базе Сибирского отделения РАН. СибРО не координировало свои действия с МЦР, что дискредитировало переговоры МЦР с Сибирским отделением РАН. На этом закончилась самая значительная попытка сотрудничества».

Где уж тут разобраться неискушённому читателю, не располагающему ни документами, ни фактами, и как не принять на веру эти слова, если Наследие было передано Л.В.Шапошниковой и она является доверенным лицом С.Н.Рериха?!

В действительности же создание филиала Музея им. Н.К.Рериха в Новосибирске было запланировано не на базе СО РАН, как утверждают авторы статьи, а на базе СибРО при непосредственном участии СО РАН, что подтверждается соответствующими документами, и не состоялось по причине неэтичных действий в этом вопросе самой Л.В.Шапошниковой. Сколько же людей вводится в заблуждение подобными недобросовестными трактовками! Обратимся к истории этих событий.

После поездки в Болгарию Л.В.Шапошникова позвонила в СибРО и сообщила о своём намерении приехать в Новосибирск и встретиться с членами Правления. Эта встреча состоялась на квартире Наталии Дмитриевны Спириной. Л.В.Шапошникова высказала свою идею создать в Новосибирске филиал Московского Музея имени Н.К.Рериха с участием СибРО и СО РАН, которая и была поддержана. Затем она попросила СибРО организовать встречу с учёными СО РАН, в том числе и с его Председателем, академиком В.А.Коптюгом. Встреча состоялась в Президиуме СО РАН, и на ней, совместно с членами Правления СибРО, обсуждался вопрос о варианте создания будущего филиала на базе СибРО и размещения его в Академгородке — на территории, прилегающей к Музею академика М.А.Лаврентьева. Далее шли переговоры о подготовке соответствующего трёхстороннего договора между МЦР, СО РАН и СибРО на основании уже достигнутой предварительной договорённости. После отъезда Л.В.Шапошниковой из Новосибирска СибРО тесно взаимодействовало с СО РАН по вопросу предоставления помещения для будущего филиала Музея. Одновременно в адрес Л.В.Шапошниковой были направлены письма с просьбой ускорить подготовку проекта вышеуказанного договора и Положения о филиале Музея. Кроме того, академик В.А.Коптюг, который в 1986 г. встречался с С.Н.Рерихом во время визита делегации Верховного Совета СССР в Индию, вёл личную переписку со Святославом Николаевичем и сообщал ему о продвижении вопроса о создании филиала Музея в Новосибирске, который С.Н.Рерих активно поддерживал.

Так, в письме от 05.11.1992 г. В.А.Коптюг писал Святославу Николаевичу: «Для размещения филиала Московского Музея им. Н.К.Рериха, создаваемого на базе СибРО, нами предоставляются в Академгородке г. Новосибирска необходимые площади. Одновременно мы будем прорабатывать совместно с МЦР и СибРО и затем с Вами формирование более широкого комплекса, связанного с расширением работы над Наследием Рерихов. Мы с нетерпением ожидаем Ваш приезд в Россию. Очень желательно посещение Вами г. Новосибирска».

В декабре 1992 года В.А.Коптюг вновь пишет С.Н.Рериху, направив копию письма также и в адрес Л.В.Шапошниковой: «В настоящее время мы готовы предоставить для временного размещения филиала Московского Музея им. Н.К.Рериха, создаваемого на базе СибРО, площадь около 50 кв. м. (...) Надеемся обсудить это вместе с Вами во время Вашего предстоящего визита в Новосибирск».

7 декабря 1992 года Л.В.Шапошникова направила В.А.Коптюгу ответное письмо, содержание которого показало полное нарушение основ сотрудничества с её стороны. Это письмо, вызвавшее большое недоумение у В.А.Коптюга, было срочно передано из Президиума СО РАН в Правление СибРО. К общему удивлению, в нём Л.В.Шапошникова самовольно исключила СибРО из намечавшегося трёхстороннего договора по созданию филиала Музея. Так, она писала: «Правление МЦР просит Вас ускорить оформление отношений между МЦР и СО РАН». Таким образом была нарушена утверждённая совместная договорённость по этому вопросу.

После того как члены Правления СибРО ознакомились с содержанием вышеупомянутого письма, в Москву от Общества срочно вылетели Л.И.Борина и В.А.Корсакова. При личной встрече Л.В.Шапошникова не смогла ответить на заданные ей по этому поводу вопросы. Очевидно, СибРО было необходимо ей лишь для установления контактов с Сибирским отделением РАН.

Следует отметить, что С.Н.Рерих на протяжении многих лет прекрасно знал как о большой многогранной деятельности Н.Д.Спириной, так и о развитии Рериховского движения в Сибири. Ещё задолго до создания Советского Фонда Рерихов Н.Д.Спирина неоднократно в составе делегации сибиряков встречалась с С.Н.Рерихом во время его визитов в Москву и рассказывала ему о той работе, которая проводится в Новосибирске. И вполне закономерно, что Святослав Николаевич дал своё согласие В.А.Коптюгу приехать в Новосибирск по вопросу создаваемого филиала Музея. Из письма В.А.Коптюга к С.Н.Рериху (от 05.11.1992): «Дорогой доктор С.Рерих! Благодарю Вас за Ваше письмо и доверие, оказанное Сибирскому отделению Российской Академии наук... (...) Мы готовы принять Вас в нашем городе и оплатить расходы по проезду от Ташкента до Новосибирска, проживание в Новосибирске и кратковременный отдых в Ташкенте. В Ташкенте Вас встретят представители Сибирского Рериховского Общества».

Более того, значительно раньше, в 1978 г., по инициативе оргкомитета Рериховских Чтений (научно-общественных конференций, основанных Н.Д.Спириной совместно с академиком А.П.Окладниковым и другими учёными СО РАН) С.Н.Рерих был приглашён в Новосибирск на очередную конференцию, которая должна была состояться в 1979 г., и дал согласие на свой приезд. П.Ф.Беликов, постоянный участник Рериховских Чтений, в письме к Н.Д.Спириной (от 6.04.1978) сообщал об этом: «Святослав Николаевич собирается в будущем году прибыть на ''Чтения''».

И неслучайно, что В.А.Коптюг на такой срочный запрос Л.В.Шапошниковой (от 07.12.92), так неожиданно «забывшей» о существовании СибРО, ответил только через 5 месяцев (14.05.1993), пригласив её посетить Новосибирск и обсудить совместно этот вопрос. Разве мог этот выдающийся учёный, который, по мнению коллег, обладал бескомпромиссностью и всегда «старался поступать по справедливости, по совести, быть честным перед людьми и собой», — допустить беспрецедентное нарушение этики со стороны Л.В.Шапошниковой как по отношению к С.Н.Рериху, так и к СибРО, которому очень доверял?!

Следует также отметить, что своим неэтичным действием по отношению к СибРО Л.В.Шапошникова поставила в неудобное положение не только Сибирское отделение РАН, но и мэрию и Комитет по культуре и искусству г. Новосибирска, поскольку именно на основании вышеуказанной трёхсторонней договорённости мэр г. Новосибирска И.И.Индинок издал соответствующее Постановление (№ 1044 от 15.12.1992), в котором сказано: «Учитывая предложения МЦР (г. Москва), Сибирского Рериховского Общества, Сибирского отделения РАН, Комитета по культуре и искусству мэрии г. Новосибирска, поддержку С.Н.Рериха (Индия, Бангалор), постановляю:

1. Создать Музей им. Н.К.Рериха в г. Новосибирске на базе Сибирского Рериховского Общества».

Мы вынуждены так подробно писать об этом, чтобы пресечь недопустимую клевету, распространяемую в адрес СибРО.

На наш взгляд, попытки авторов статьи дискредитировать Общество — более чем нелепы, ведь СибРО располагает достаточными аргументированными материалами, хранящимися в его архивах, в том числе архивом академика В.А.Коптюга по Рериховской тематике, переданным Обществу Президиумом СО РАН.

Вполне естественно, что после всех вышеупомянутых событий В.А.Коптюг в ноябре 1993 г. в своих письмах на уровне глав администраций г. Новосибирска и области активно поддерживал создание уже не Московского филиала, а Сибирского культурно-просветительного центра-Музея имени Н.К.Рериха на базе СибРО. Впоследствии им было направлено очередное письмо (№ 15001-05-5512 от 13.05.1994) на имя главы администрации Новосибирской области.

Эта идея была также поддержана мэрией г. Новосибирска (Постановление № 905 от 30.08.1993). В пункте 2 значилось: «Комитету по культуре и искусству мэрии совместно с Новосибирской картинной галереей разместить Сибирский культурно-просветительный центр-Музей им. Н.К.Рериха в помещении Новосибирской картинной галереи (директором НКГ был Е.П.Маточкин. — Авт.) до завершения строительства отдельного здания Музея им. Н.К.Рериха».

6. Крайне возмутительным является также утверждение Международного Совета Рериховских организаций о том, что СибРО якобы претендовало на часть Наследия, переданного С.Н.Рерихом в МЦР и что «украденную коллекцию... надеются вывезти из Москвы».

Вся деятельность Сибирского Рериховского Общества базируется на духовном руководстве Наталии Дмитриевны Спириной — человека высоких этических принципов, действительного последователя Заветов семьи Рерихов, которая изучает Великое Наследие вот уже более 60 лет, являясь ученицей Б.Н.Абрамова, признанного ученика Н.К.Рериха.

Не слишком ли далеко зашли в своих кощунственных умозаключениях авторы статьи в газете «Содружество», заявляя также, что «СибРО не признаёт волю С.Н.Рериха»; «встало на сторону предателей воли Е.И.Рерих» и т.п.?! Ведь подобная клевета впрямую направлена против Основателя СибРО — Наталии Дмитриевны Спириной!

Следовало бы напомнить этим авторам, как высоко отзывалась Е.И.Рерих не только о поэтическом творчестве Н.Д.Спириной, но и о большой значимости её духовной работы для будущего (и эти материалы имеются в архиве МЦР!). Ведь в своё время Б.Н.Абрамов посылал Елене Ивановне фотографию своей ученицы и получил прекрасный отзыв. Или, может быть, авторы статьи полагают, что Е.И.Рерих могла ошибаться в людях, а их собственные версии покажутся более достоверными? Вспомним, что писала З.Г.Фосдик, ближайшая сотрудница Рерихов, о Елене Ивановне в своём слове «Великая Жизнь»: «Она... знала безошибочным знанием духа всех, с кем переписывалась, даже тех, с которыми никогда не встречалась. (...) Её пророческие прозрения в людей, страны, грядущие события были такого рода, что описания их напоминали пророчества библейских времён. Ни одно из этих предсказаний и пророчеств не осталось неисполненным, и некоторые — космического размера — ещё ждут выполнения».

Не случайно З.Г.Фосдик (многолетняя переписка с которой хранится в архиве Н.Д.Спириной) писала Наталии Дмитриевне в 1981 г.: «Вы делаете прекрасную культурную работу — Ваши статьи и выступления идут в духе наших учителей, Елены Ивановны и Николая Константиновича — радуюсь этому». Также и П.Ф.Беликов, крупнейший рериховед, биограф семьи Рерихов, доверенное лицо С.Н.Рериха, близко знавший Н.Д.Спирину, уже в 1978 г. отмечал: «Новосибирск заслуживает того, чтобы всё, сделанное там, было занесено полностью в отдельную Хронику». А в письме от 12.08.1980 г. он писал: «Дорогая Наталия Дмитриевна! (...) Ещё одна строка вписана новосибирцами в летопись деятельности Н.К.[Рериха]. Хвала им и честь за преданность делу Н.К. Уверен, что и в дальнейшем будет так же!»

Следует отметить, что и Сибирское отделение РАН так же высоко оценило многолетний самоотверженный труд Н.Д.Спириной по изучению Рериховского Наследия и её большой вклад в развитие духовной культуры. При личном участии его Председателя академика В.А.Коптюга была выделена дополнительная жилая площадь для создании Музея-квартиры Н.Д.Спириной при её жизни. Культурно-просветительная деятельность Н.Д.Спириной была отмечена Почётными грамотами мэрии г. Новосибирска (2001 г.) и Администрации Новосибирской области (2002 г.) — «за активную работу по исследованию творческого Наследия семьи Рерихов и большой вклад в возрождение и развитие духовной культуры».

Хорошо известно, с каким глубоким уважением относились к Н.Д.Спириной и её многогранной деятельности выдающиеся учёные — корифеи Российской науки — академики А.П.Окладников, А.А.Трофимук, А.Л.Яншин. Бал-Доржи Бадараев — известный учёный Бурятского филиала СО АН, ученик Ю.Н.Рериха — сказал о Наталии Дмитриевне: «Какой замечательный человек!.. Какая глубина, какая духовная сила! Острый взгляд, острые мысли! Такой человек не даст поскользнуться!»

На фоне всего вышесказанного о Наталии Дмитриевне особенно показательно игнорирование её имени со стороны Л.В.Шапошниковой. В своём ответе на Открытое письмо «Пробный камень» («Перед Восходом», № 3-2000) она приводит ряд несоответствующих действительности фактов (см. журнал «Новая Эпоха», № 1-2000, с. 137).

Так, на утверждение, что Л.В.Шапошникова на проходивших в МЦР конференциях «не давала возможности прослушать посылаемые туда приветственные Слова Наталии Дмитриевны», она отвечает: «Это произошло лишь однажды, когда присутствующие на конференции члены Новосибирского Рериховского общества потребовали, крайне бестактно, начать конференцию с подобного приветствия. Мы же начали её словами Николая Константиновича Рериха».

Во-первых, не понятно — почему Л.В.Шапошникова называет Сибирское Рериховское Общество «Новосибирским»?

Во-вторых, не «однажды», как утверждает она, а неоднократно не давала возможности прослушать приветственные Слова Н.Д.Спириной в адрес проходивших в МЦР конференций, мотивируя свой отказ различными причинами. Более того, крайне удивляет молчаливое согласие с искажённой трактовкой Л.В.Шапошниковой некоторых членов Международного Совета Рериховских организаций, которые в то время были членами Координационного Совета при МЦР и свидетелями этих событий, а именно — К.А.Молчановой, В.А.Козар, Г.Д.Безродной, О.А.Уроженко и других.

Так, в 1993 г. Л.В.Шапошникова в ответ на вполне корректную просьбу СибРО заслушать в записи приветственное Слово Н.Д.Спириной о Знамени Мира (всего лишь полстраницы печатного текста!) — категорически отказала. Члены Координационного Совета, возмущённые этим фактом, встретились с ней и выразили своё несогласие с её позицией. На повторную просьбу члены Совета получили вновь ничем не оправданный пренебрежительный отказ.

Позже, в 1995 г., на организованной МЦР конференции, посвящённой 60-летию Пакта Рериха, которая проходила в Российской Государственной библиотеке им. В.И.Ленина, Л.В.Шапошникова вновь отказала в возможности прослушать краткое Слово Н.Д.Спириной к этой конференции, несмотря на просьбу СибРО и членов Координационного Совета. Однако на этом форуме она безоговорочно поддержала предложение А.Родригес (Мексика) прослушать медитативную музыку, что вызвало большое недоумение и замешательство многих участников конференции, знающих негативное отношение Рерихов к этому вопросу. Надеемся, что этих двух примеров будет вполне достаточно.

Далее Л.В.Шапошникова в своём ответе на Открытое письмо пишет, что ею никогда не умалялось значение деятельности Н.Д.Спириной и что «никто из нас не публиковал открытых писем с обвинениями или чем-то подобным в адрес Почётного Председателя СибРО».

Как же тогда понимать допущенную Л.В.Шапошниковой в журнале «Новая Эпоха» (№ 4-1999, с. 122), членом редколлегии которого она является, публикацию «Ступени опыта» Ярославского Рериховского Общества «Орион», в которой даётся негативное, искажённое представление о СибРО, а значит, впрямую затрагивается честь и достоинство его Основателя — Н.Д.Спириной?!

В этом же номере «Новой Эпохи» помещён некролог об ушедшем из жизни выдающемся учёном, академике А.Л.Яншине, который был не только членом Правления МЦР, но и членом редколлегии этого журнала. Что бы сказал Александр Леонидович, о непререкаемом авторитете которого совершенно справедливо пишет редколлегия журнала «Новая Эпоха», если бы прочёл столь недостойную публикацию о СибРО? Мы уверены, что будучи большим другом СибРО и на протяжении многих лет поддерживая его деятельность, он был бы крайне возмущён этой статьёй.

7. И наконец, остановимся ещё на одном вопросе, который задают в статье члены Международного Совета Рериховских Организаций: «Почему СибРО не признаёт волю С.Н.Рериха... и не признаёт права доверенного лица С.Н.Рериха — Л.В.Шапошниковой?»
Нелепое утверждение авторов статьи по меньшей мере некорректно! СибРО всегда защищало юридическое право Л.В.Шапошниковой на переданное в МЦР Наследие.

Позволительно ли «прикрывать» юридической доверенностью С.Н.Рериха нарушение этических принципов? В своё время Ю.Н.Рерих сказал, что «Живая Этика — норма поведения, приложенная к жизни». Об этом же говорил и Н.К.Рерих в своей статье «Симфония жизни»: «Этическая основа охватывает всю действительность, всю человеческую деятельность. Ни одно деяние не избавлено от морального суда».

Казалось бы, вполне понятно, что передача юридических прав на Наследие не означает передачи духовной преемственности! Другое дело, какой смысл вкладывает сама Л.В.Шапошникова в понятие «доверенное лицо» — в этом, на наш взгляд, и происходит основное заблуждение.

В доверенности С.Н.Рериха (от 27.04.1992) совершенно определённо говорится именно о юридических правах Л.В.Шапошниковой на переданное в МЦР Наследие — подобным образом оформляются все документы, касающиеся передачи собственности. Так, в ней сказано: «...Назначаю Совет МЦР в Москве в РФ быть моим действительным и законным поверенным в осуществлении авторского права на издания, переиздания... (...) Этот документ не касается той части наследства семьи Рерихов, которая была законным образом отдана моими родителями и моим братом, а также мной другим организациям и гражданам».

В другой доверенности С.Н.Рериха относительно собственности, принадлежавшей Ю.Н.Рериху и находящейся в его московской квартире, сказано, что Святослав Николаевич назначает Л.В.Шапошникову «своим законным поверенным» (от 27.04.1992): «Доверяю ей представлять мои интересы в любой организации РФ, связанные со всеми вопросами, касающимися собственности, которой владел мой родной брат Юрий Рерих... (...) Я доверяю госпоже Л.Шапошниковой вести переговоры от моего имени, быть истцом и защитником в суде, подписываться за меня и совершать все действия, связанные с выполнением этой миссии».

Замечательно, что в Москве уже работает общественный Центр-Музей им. Н.К.Рериха, созданный по инициативе С.Н.Рериха, но необходимо также понять, что строящийся в Новосибирске Сибирским Рериховским Обществом общественный Музей Н.К.Рериха является велением времени и воплощением давней мечты Рерихов о духовном, культурном и научном расцвете Сибири! Неслучайно знаменитая Центрально-Азиатская экспедиция Рерихов дважды (по пути на Алтай и обратно) останавливалась в Новосибирске в 1926 г.

Вспоминаются глубочайшие по смыслу слова С.Н.Рериха, которых не следовало бы забывать авторам статьи: «Сибирь — это величайшее богатство России и залог её благополучия. Мы ещё очень поверхностно знаем, что она в себе таит. С годами будет выявлено очень и очень многое. Поэтому мы должны думать, как нам лучше всё это выявить и сберечь» (С.Н.Рерих. «Стремиться к прекрасному». — М., 1993, с. 88).

«И Николай Константинович, и Елена Ивановна придавали большое значение Сибири и Алтаю. Они считали, что духовное возрождение нашей Родины придёт из Сибири. (...) Потому и Николай Константинович и моя матушка пристально наблюдали за процессами развития Сибири и Алтая, ибо знали, что у них большое будущее» (С.Н.Рерих. «Стремление к прекрасному — двигатель эволюции» // Сибирские огни. — 1990, № 7, с. 8).

Тем же, кто сейчас так рьяно нападает на Сибирское Рериховское Общество, хочется привести слова академика А.Л.Яншина, Советника Президиума РАН, Президента Российской Экологической Академии, переписка с которым хранится в архиве СибРО: «...25 лет я проработал в Сибири, в Сибирском отделении Академии наук. При мне зародилось Рериховское движение в Сибири. И я радуюсь, что здесь оно разрослось и по масштабам своим ничуть не уступает сейчас деятельности МЦР в Москве. (...) Должен подчеркнуть, что СибРО, которое начало своё существование в 70-е годы, сейчас представляет собой могучую силу» (6.04.1996).

Как Завет звучат пророческие слова С.Н.Рериха, сказанные им при передаче в 1975 г. в дар Новосибирску своих картин: «Пусть этот скромный дар — вклад в культурную жизнь Сибири — несёт всем славным сынам этой замечательной области мой горячий привет и мою глубокую веру в будущее этой сказочной и великой земли» («Вечерний Новосибирск» от 06.11.1976).

(Л.И.Борина, Н.С.Юшкова, А.П.Юшков)

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Назад в раздел : Спецвыпуск о рериховском наследии