Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Пока человек не развил в себе совершенного чувства справедливости, ему предпочтительнее ошибаться вследствие избытка снисходительности, чем совершать малейшую несправедливость.

Письма Мастеров Мудрости, 108
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
                   
                   
Книги:         

 
 
 

"Это были поездки за знаниями". Беседа фотографа Павла Платонова с радиожурналистом Н.П. Шадриной

      14.01.2019     ≡ 

* Фотослайдер листается щелчком мыши, изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Фото 2

Павел Платонов (фото Е. Брускова)



Авторы фотовыставки «Индия. Ритмы времени» Павел Платонов (Санкт-Петербург) и Александр Ведерников (Москва) — профессионалы, отмеченные за свои работы многими наградами. Их объединяет желание показать страну, о которой они рассказывают зрителям, с иной, чем у обычных туристов, точки зрения. Как им это удаётся, узнаем из интервью, проведённого радиожурналистом Н.П. Шадриной.

ПАВЕЛ ПЛАТОНОВ:
ЭТО БЫЛИ ПОЕЗДКИ ЗА ЗНАНИЯМИ. 

Как Вы оказались в Индии?

Всё очень просто. Я оказался в Индии трижды, потому что посещал Учения Его Святейшества Далай-ламы XIV, которые проводились для буддистов России. Это происходило в разных частях Индии, поэтому я побывал в разных местах и в разные годы. Это были не туристические поездки, а поездки за знаниями. Фотографии — приложение к этому.

Как Вам удалось попасть на эти учения, вообще встретиться с Далай- ламой?

В этом, оказалось, нет ничего сложного, потому что Его Святейшество — человек Мира, и его Учения можно посетить в разных странах, что мы с друзьями и делаем. Что такое Учения? Это передача знаний, много людей в мире этим интересуются, изучают буддийские тексты.

Его Святейшество — человек открытый. Когда я первый раз приехал в Дхарамсалу, резиденцию Его Святейшества в Индии, я не рассчитывал, что мне удастся попасть на конференцию для российских журналистов и на закрытое мероприятие перед ней, и вот здесь мне помогли организаторы Учений из Фонда Savetibet. Дело в том, что в тот день в Дхарамсалу прибыли тибетские беженцы, которые прошли через Гималаи. Это была встреча с благословениями, наставлениями для тибетского народа со стороны Его Святейшества, со словами поддержки для тех людей, которые пришли её получить. Многие из них возвращались обратно, но оставляли письма и послания от тех, кто остался на территории Тибета.

На выставке есть фотографии с этой встречи, но нет ни одного снимка, на котором можно было бы увидеть лица беженцев. Если человека увидят и узнают за пределами Тибета, то и у него, и у его семьи могут быть проблемы с китайской стороной.

Также мне удалось присутствовать на заседании Тибетского Правительства в изгнании, которое тоже проходило в Дхарамсале. Это был как раз тот момент, когда Его Святейшество снял с себя полномочия политического лидера. Он отказался от политики с точки зрения Тибета и передал все эти функции правительству.

Также нам устроили экскурсию в тибетскую детскую деревню, которая находится в верхней Дхарамсале, её фотографии есть на выставке. Это достаточно современный, хотя и небольшой посёлок со школами, яслями, стадионом, концертной площадкой для детей тибетских беженцев. На тот момент там было порядка двух тысяч детей разного возраста тех людей, которые либо остались в Тибете, либо тех родителей, которые перебрались в Индию, но у них нет средств для содержания детей. Создан специальный фонд, который спонсирует обучение и воспитание детей.

В следующий мой приезд в Индию Учения для буддистов России были организованы в другой части страны. Это не значит, что там не было людей, которые приехали из других стран — ограничений в этом плане нет.

Учения проходили в штате Бихар — одном из беднейших штатов Индии. Там находится город Бодхгая, который известен во всём мире, потому что в нём, по преданию, Будда достиг Просветления. Там находится Ступа Махабодхи, и это традиционное место для передачи учений о буддизме. На Учениях присутствовало порядка 200 тысяч человек. Для такого маленького села это значительно, учитывая, что в нём раз в сорок меньше населения. Тем не менее, это уже традиция — приезжают и миряне, и монахи из разных монастырей со всего мира. Всё было очень доброжелательно, и, как обычно, была прекрасная организация.

Вот то, почему я оказался в Индии, а фотографии — это производные.

Вы как фотограф видите особым взглядом этих людей. Отметили ли Вы определённую черту — духовность у тех, кто там был, даже в этих школах?

Его Святейшество говорит о том, что лучшая религия — это доброе сердце, что в каждой религии есть любовь, это основа. Об этом просто говорится разными словами.

Чем Индия отличается от других стран, если не брать религиозность? В Индии намного меньше, как мне кажется, отвлекающих факторов — тех, которые есть у нас. Там не приучают гнаться за вещами, которые в конечном итоге не приносят счастья. И когда постепенно отпадает беготня, спешка и ненужные вещи, ненужные движения, которые зачастую мы все делаем, мы остаёмся сами с собой.

В Индии, по большому счёту, как мне кажется, люди так живут. Им не интересно, что происходит с человеком, который туда приехал. Потому что у них задача выжить: накормить детей, постирать одежду, дать им образование. И при том небольшом количестве экономических возможностей, которые есть у большинства населения, это отнимает у них в основном всё время. А у нас — роскошь гигантского количества времени, которое зачастую мы тратим во вред себе. Это отвлекает нас от самих себя. А в Индии получается так: когда туда приезжаешь, гораздо меньше вещей отвлекают, и, хочешь не хочешь, начнёшь думать о том, а зачем, собственно? И ради чего? И тут начинают всякие интересные вещи происходить.

Неспроста, наверное, известные сейчас люди, которые сделали очень большой шаг, я бы так сказал, в понимании человека, были в Индии, находили что-то. Это такая страна, которая по своей сути мультиконфессиональна. Индия — светское государство, несмотря на то, что там подавляющее большинство, порядка 90 процентов, — это приверженцы индуизма, но, тем не менее, там нет ощущения, что это как-то довлеет над теми людьми, которые туда приезжают. Важно просто соблюдать определённый порядок, не нарушать. На меня, например, ни разу никто косо не посмотрел, если я делаю что-то не то, например, вхожу в храм не так.

Получается, что внешняя сторона Индии, которая видна на фотографиях, для меня не является главной.

На Учения приезжают люди из совершенно разных стран, живут чуть ли не под открытым небом достаточно продолжительное время без тех удобств, которые нам привычны, и это очень хорошо. Это глобальный опыт для познания себя и других, когда люди очень тесно, в прямом и переносном смысле, не зная языка друг друга, общаются.

Необходимо обратить внимание, что Учения бесплатны: всех кормят, поят чаем. Чтобы всё это обеспечить, нужна очень серьёзная подготовка. Тем не менее, всё это проходит достаточно хорошо и спокойно.

Коль Вы приехали туда на Учения, а не по основной профессии, то у Вас взгляд тоже на всю эту ситуацию как бы изнутри. То есть это не то, чтобы показать яркость?

Да, вот во многих городах России проходят индийские ярмарки. Когда я на это смотрю, то понимаю, что у многих людей может сложиться превратное впечатление об Индии. Потому что яркие цвета, индийское кино — это не суть. Для нас яркие цвета — это знак праздника, но на самом деле жизнь в Индии — далеко не праздник. Для многих — это такая долго длящаяся трагедия, иногда со счастливым концом, иногда нет. И вот, эти внешние атрибуты не отражают моего взгляда. Я стараюсь этих вещей избегать. В Индии зачастую, если мы видим кого-то, украшенного большим количеством цветов, это не значит, что эта церемония постоянно продолжается. Это вещь далеко не каждодневная. Эти яркие краски могут отвлечь нас от того, чем, собственно, живут эти люди. Это, конечно, красивый, но не показательный цветной мазок на картине об этой стране.

Есть фильмы о Индии, которые я считаю полезными для изучения страны, я предпочитаю смотреть документальные. Я бы рекомендовал французского режиссёра Луи Маля. Вот в этих фильмах, которые я посмотрел после того, как побывал в Индии, я увидел настоящее. Здесь я увидел то, что не заметил, находясь там достаточно долгое время. У авторов не было никакого сценария, они просто шли за камерой, расспрашивали людей, что происходит. И там открывается второе дно, открывается третье дно, четвёртое дно того, что происходит. Это очень интересно. Я за внимательный взгляд, который отсекает мишуру. Как иногда нам бывает очень приятно смотреть на цветную картинку, но если, например, мы делаем её чёрно-белой, тогда мы гораздо лучше понимаем суть того, что происходит. Так, если убрать цвета, у нас появится больше возможностей понять настроение и суть происходящего в Индии.

Так как мы находимся в Музее Николая Рериха, не могу не спросить, как Вы относитесь к его живописи?

Отвечу так: в прошлом году я ехал на маршрутке в сторону посёлка Верхний Уймон [Республика Алтай]. Дело было в мае, и я испытал совершенно фантастическое ощущение, когда смотрел в окно. Я знаком с живописью Рериха. Обычно я смотрел на картины взглядом человека, который пытается себе представить, что такое, в принципе, возможно. А здесь я увидел это рядом, вживую.

Теперь, когда я вижу на картинах Рериха, казалось бы, нереальные для природы сочетания цвета, фантастические формы гор, я воспринимаю это как абсолютно реальный сюжет, который при некотором стечении обстоятельств можно встретить.




Рассказать друзьям:

Возврат к списку