Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. I. Состав экспедиции и её цели

Автор: Ярцева Галина

Журнал: № 3 (119), Март, 2004
Другие части статьи:Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. II. Алтай: Барнаул — Бийск — село Верхний Уймон / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. III. Алтайские встречи / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. IV. Алтайский цикл картин Николая Рериха / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. IV. Алтайский цикл картин Николая Рериха (2-я часть) / Центрально-Азиатская экспедиция Н.К.Рериха на Алтае. V. История создания Мемориального музея Н.К.Рериха в селе Верхний Уймон (Республика Алтай)


Теги статьи:  Николай Рерих, Алтай, Рерих и Алтай, Святослав Рерих, Елена Рерих, Зинаида Фосдик, Юрий Рерих, Центральноазиатская экспедиция

С 1923 по 1928 год Николай Константинович Рерих руководил Центрально-Азиатской экспедицией, целью которой было обследование малодоступных районов Центральной Азии. Фактически экспедиция завершает труды российских исследователей в этом регионе, таких как Г.Н.Потанин, Н.М.Пржевальский, П.К.Козлов и др.

В наших периодических публикациях мы будем рассказывать об алтайском периоде этой удивительной экспедиции нашего великого соотечественника.

 

I. Состав экспедиции и её цели

Экспедиция академика Н.К.Рериха в Центральную Азию была организована Музеем Рериха в Нью-Йорке и Международным центром искусств «Corona Mundi» («Венец Мира»). Она, по свидетельству Ю.Н.Рериха, «дважды обошла вокруг земель, составляющих сердце Азии».

В состав алтайской части экспедиции входило семь человек: Николай Константинович Рерих, его жена Елена Ивановна, сын Юрий Николаевич, сотрудники Нью-Йоркского Музея Рериха — Морис Михайлович Лихтман и Зинаида Григорьевна Лихтман (позднее Фосдик), тибетский лама Церинг и ладакец Рамзана.

У Н.К.Рериха интерес к познанию древних тайн истории и культуры России и азиатских народов зародился с юных лет, и он пронёс его через всю жизнь. В студенческие годы Николай Константинович пишет свои первые научные труды, посвящённые археологии, проводит раскопки, делает зарисовки. Он убеждён, что «не знающий прошлого не может думать о будущем».

Как руководитель, Н.К.Рерих нёс тяжкий груз ответственности за жизнеобеспечение экспедиции. Ему необходимо было предусмотреть всё — от утверждения маршрута и его финансирования до укомплектования необходимым оборудованием, амуницией, медикаментами, достаточным количеством вьючных животных; также нужно было решить много других организационных задач. Но главное, конечно же, — люди, которых необходимо было сохранить в труднейших условиях горных переходов, в болотах Цайдама, в коварной и опасной пустыне Гоби.

Когда Елена Ивановна Рерих отправилась в экспедицию, ей было 47 лет. Она впервые села в седло; наравне с мужчинами прошла 25 тысяч километров труднейшего пути, преодолела 35 горных перевалов на высоте 4000 – 6400 метров над уровнем моря. Была душой экспедиции, ободряя и поддерживая всех в трудных ситуациях.

Экспедиция в Центральную Азию задумывается в 1913 году. Старшему сыну Юрию в это время 11 лет, но он очень хочет пойти с отцом в экспедицию и готовится к этому: изучает языки, так как это потребуется в будущем. К 15 годам он знает 8 европейских языков и поступает в свой первый университет. Для этой экспедиции он закончил три университета: Оксфорд в Англии, Сорбонну во Франции и Гарвард в Америке. В каждом из них он учится на восточных факультетах по 1,5–2 года, хотя программа рассчитана на 4–5 лет. Изучил 22 восточных языка, совершенно свободно говорил по-монгольски, как рождённый в юрте кочевник. «Он прекрасно знал персидский, китайский, тибетский языки и наречия, все индийские разговорные и древние языки, санскрит и пали, что особенно было важно при работе над рукописями. И когда они отправились в эту экспедицию, то им не нужны были переводчики, и сердца простых людей из самых затаённых племён, которые им встретились, были им полностью открыты»1. Перед ними распахивались двери горных монастырей, им были доступны рукописи древних манускриптов, многие из которых впервые видел человек Запада. В обязанности Юрия Николаевича входила ещё и охрана экспедиционного каравана от возможного вооружённого нападения диких племён и разбойников, которыми буквально кишели некоторые области Центральной Азии.

Супруги Лихтман присоединились к Рерихам в Москве, в июне 1926 года, и отправились с ними на Алтай. Зинаида Григорьевна — одна из первых и самых верных сотрудниц Рерихов в Америке. Тридцать пять лет, с 1920-го по 1955-й год, она работала с ними, вплоть до дня ухода Е.И.Рерих. Елена Ивановна называла её «воительницей» — никакие обстоятельства не могли сломить дух Зинаиды Григорьевны. А друзья за несгибаемость называли её «Гвоздик».

В сентябре 1926 года экспедиция разделилась: основная её часть остановилась в Монголии, в Урге (Улан-Батор), где шла подготовка к следующей, Тибетской части экспедиции, а супруги Лихтман вернулись в Америку.

До экспедиции Рериха русские путешественники уже два столетия занимались исследованиями центральных районов Азии. Впечатляют блестящие достижения отечественной науки в изучении геологии, географии, этнографии, филологии и экономики стран Средней Азии, а также описание флоры, фауны и, конечно же, культуры народов этих стран. Вот что пишет об этом английский путешественник начала XIX века Дуглас Каррутерс: «В ряду известного об исследованиях нет более захватывающей главы, нежели повествование об изучении русскими Центральной Азии и западной части Китая. Это было величайшее предприятие, оказавшееся вполне по плечу москвитам. Русский привык всё делать в крупном масштабе. Его путешествия чаще всего колоссальны. Н.М.Пржевальский, пионер русских путешественников, покрыл, например, 19,5 тысяч миль пути и употребил на это 9 лет и 4 месяца своей жизни, а П.К.Козлов пересёк великую Гоби пять раз в трёх различных направлениях. Русские исследования во Внутренней Азии были систематическим предприятием, частью того огромного плана, который был задуман Русским географическим обществом в Петербурге под руководством высокоодарённого его вице-президента П.П.Семёнова...»2 Таким образом, экспедиция Рериха стала достойной продолжательницей лучших традиций русских исследователей Азии.

17 ноября 1923 года пароход «Македония» вышел из Марселя. На его борту находилась вся семья Рерихов — Николай Константинович, Елена Ивановна и их сыновья, Юрий и Святослав. Они направлялись в Индию, где провели два года. Так начался первый этап 5-летней Трансгималайской экспедиции. Правда, Н.К.Рерих на три месяца (с 22 сентября по 28 декабря 1924 года) прерывал её, выезжая в Америку и Европу. Второй этап экспедиции начался весной 1925 года, когда Рерихи, уже без Святослава, караванными тропами прошли огромный маршрут от Индии до Сибири и Алтая и обратно через Монголию, Китай и Тибет в Индию, тем самым завершив дело русских исследователей Азии, пытавшихся пройти из России Азиатской через Тибет в Индию. Это удалось только Рериху, поэтому его экспедиция является великим достижением в ряду географических открытий мира.

По свидетельству Ю.Н.Рериха, «Азия, Восток всегда привлекали внимание Николая Константиновича Рериха. Его интересовали общие корни славянства и индоиранцев, восточные истоки Древней Руси, красочный кочевой мир наших степей. И в художественном творчестве, и в научных исканиях художника Север, Русь с Великим Новгородом (ведь именно Н.К.Рерих был зачинателем раскопок Новгородского кремля) неизменно сочетались с Востоком, кочевым миром Внутренней Азии, миром древнеиндийской культуры и мысли. Этим двум основным устремлениям художественного творчества и своего научного интереса Николай Константинович оставался верен всю свою творческую жизнь. Эти основные интересы его творчества навсегда остались как бы путеводными огнями на его пути художника и учёного»3.

Главной целью экспедиции было «создание уникальной живописной панорамы земель и народов Срединной Азии...

Второй задачей было изучение возможностей новых археологических изысканий и, таким образом, подготовка путей для будущих экспедиций в том же регионе.

Третьей задачей являлось изучение языков и диалектов Центральной Азии и собирание большой коллекции предметов, иллюстрирующих духовную культуру этих районов»4.

Путешествуя по Центральной Азии, Рерих искал — что общего между культурами разных стран, что их объединяет и роднит. С помощью сравнительного изучения древних религий, искусства и культуры Европы, Азии и Америки он сделал вывод, что все народы вышли из Центра Азии. Изучая легенды и сказания народов Азии, он находил в них схожие темы — о мудрецах, о таинственном камне благоденствия, о заповедной стране, где живут великие мудрецы, хранящие сокровенные знания.

Почему Сибирь и Алтай интересовали Рериха? Академик В.К.Шумный из Сибирского отделения Российской академии наук так отвечает на этот вопрос: «Когда Рерих был в Западной Сибири, он особо исследовал Горный Алтай. Всё, что осталось после этой экспедиции — огромный экспериментальный багаж — это, с одной стороны, научный багаж, а с другой — понимание роли Сибири как того рубежа, где произошёл синтез культур Востока и Запада. Понимание того, что мы находимся на стыке двух культур — восточной и западной, — было одним из основных критериев оценки семьёю Рерихов роли Азии, роли Сибири в будущем человечества, в формировании его нового мировоззрения»5. Н.К.Рерих говорил, что синтез, слияние культур происходило именно в период кочевых империй на огромных территориях Евразии. Но до Рериха историки не признавали кочевой мир.

Алтай — узел переселения народов, один из главных путей, по которому древние племена передвигались из Центра Азии на равнины Сибири и далее в Европу. Многие из них оставили здесь свои следы. Так, на Алтае находится множество древних захоронений. Ещё в каменном веке здесь жили люди, оставившие наскальные изображения — следы своеобразной культуры и философии. Николай Константинович и Юрий Николаевич на этом маршруте занимались изучением «звериного стиля», столь типичного для кочевого искусства племён различного этнического толка. «Звериный стиль» был распространён от Алтая до Черноморского побережья, оказав влияние на романский стиль в религиозной архитектуре западной Европы.

Алтай является самой северной точкой горного мира Центральной Азии; южная его оконечность — Гималаи. «Алтай — Гималаи, два полюса, два магнита, два устоя» — так говорил художник. Этот великий горный мир был своеобразным музеем под открытым небом, мало изменённым цивилизацией. «Только бы постучаться в двери этой красоты без угроз, без оружия, без грабежа, — говорил Рерих. — С полною готовностью собрать жемчуг глубочайших, анонимных достижений»6.

Для Рериха-учёного Алтай был интересен как центр Евразии, по его словам — «равное расстояние от четырёх океанов», то есть от западных границ Европы до Дальнего Востока, от Атлантического океана до Тихого и от Северного Ледовитого океана до Индийского. Средоточие. И здесь, в центре Алтая, находится высочайшая вершина Сибири и Дальнего Востока — Белуха (4506 м). О ней — разговор особый. Алтай также интересовал Рериха как звено между Россией и Индией, за сотрудничество и сближение которых Рерихи выступали всю свою жизнь.

Рериха влекла на Алтай и возможность изучить быт, искусство, образ жизни алтайского народа. Его интересовали и русские старообрядцы, которые с давних пор селились здесь, спасаясь от церковных реформ митрополита Никона.

Нельзя не упомянуть ещё об одной задаче экспедиции: о поездке Рерихов в Москву.Об этом поговорим подробнее.

В Урумчи (столице китайской провинции Синцзян), где Рерихи перед переходом советской границы ожидали из Москвы визы на въезд, Н.К.Рерих ежедневно бывал в Советском посольстве и делился со своими соотечественниками планами на будущее. Работники посольства задумали поставить памятник Ленину. «Медный бюст вождя был заказан и отлит в Москве на деньги, собранные по подписке сотрудниками советских учреждений в Синьцзяне. 21 апреля, как раз в момент получения бюста, у Быстрова [консула Советского посольства] оказался Рерих, и тот попросил художника набросать несколько эскизов для пьедестала. Николай Константинович с удовольствием отозвался на просьбу консула, и уже на следующее утро рисунки были готовы, хороший подарок ко дню рождения Ленина. По проекту Рериха пьедесталом должна была служить усечённая пирамида из красного камня (в основании квадрат), что придавало бы всему сооружению массивный вид и красивые очертания. На пьедестале — символы Советов (серп и молот) и тибетские знаки. На лицевой стороне предполагалось выбить надпись "Ленин — великий Учитель" на семи языках»7. Но китайские власти запретили установить памятник даже в ограде неподвластного им советского консульства. «Рерих в лице консула Быстрова сразу же нашёл верного сотрудника. Причём отношения у них стали на редкость доверительными и откровенными. Строились они на признании коммунистических идеалов, как самой прочной духовной основы. Но пожалуй, духовности особого рода, поскольку на передний план для консула выступил не образ вождя Ленина, а того Махатмы, который являлся руководителем семьи Рерихов. И в этом не было никакого противоречия. Учителя Востока приветствовали учение коммунизма»8.

З.Г.Фосдик в дневниковых записях 1926 года отмечает: «Когда они [Рерихи] вначале договаривались о приезде в Москву, пришла телеграмма от Чичерина о выдаче трёхдневной транзитной визы, а затем вторая телеграмма — о гражданстве. Но консул в Урумчи сказал им, чтобы они ехали, он же скажет, что телеграмма пришла позже. И затем запечатал все важные бумаги и письма дипломатической печатью — тем самым рискуя своим положением, даже не заглядывая в бумаги, которых он прежде никогда не видел, ни мгновения не колеблясь и не сомневаясь, всецело доверяя Е.И. и Н.К.»9. Н.К.Рерих путешествовал с паспортом, выданным ему Временным правительством России в 1917 году. Задержка с обменом документов на границе грозила надолго отложить выезд, поэтому помощь Быстрова была очень существенна. 16 мая 1926 года экспедиция покинула посольство. «Быстров подвёл итоги пребывания Рериха в Урумчи, сообщив в НКИД: "Главное — это его связь с Махатмами... от сказанных людей он имеет директивы для разговоров в Москве"»10.

Караванными тропами экспедиция дошла до Советского Казахстана и в районе озера Зайсан пересекла границу, затем по Иртышу на пароходе прибыла в Омск. Далее Рерихи отправились на поезде в Москву для встречи с Советским Правительством, прибыв туда 9 июня 1926 года. На следующий день они передали Главе Наркоминдел Г.В.Чичерину Послание Махатм и ларец со священной землёй, а также семь картин из серии «Майтрейя», написанных в экспедиции во время вынужденной стоянки в Хотане («Шамбала идёт», «Конь счастья», «Твердыня стен», «Знамёна грядущего», «Мощь пещер», «Шёпоты пустынь», «Майтрейя-Победитель»), а также две картины, примыкающие к серии — «Красные кони» и «Явление срока». Затем последовали встречи с Луначарским, Каменевым, женой Троцкого, Крупской.

Многим знакомо знаменитое Посланием Махатм, оно приводилось в разных книгах. Но мало кто знает, что было и второе письмо, адресованное лично Чичерину. Но ни Послания, ни картины не оказались нужными Советскому Правительству. Позже А.М.Горький пристроит картины в Нижний Новгород. Идеи, изложенные Махатмами Востока, оказались недоступными пониманию Советского правительства. И это несмотря на то, что Рерихам удалось встретиться почти со всем руководством страны. Во всяком случае, в Главном Политическом Управлении они побывали. Зинаида Григорьевна с восторгом пишет об этом в дневнике: «...Самая замечательная встреча была в ГПУ, где были произнесены Имена Майтрейи и Шамбалы и куда прошли с Именем М. Предложения о сотрудничестве встречены с энтузиазмом, несколько раз встречались с теми, в чьих руках находится власть»11. «Первый визит туда "без сомнения и страха" Николай Константинович нанёс вместе с сыном Юрием»12.

В Москве Рерихи очень рисковали. ГПУ — серьёзная организация, могло произойти что угодно. Неслучайно Учитель отметил: «Истинное мужество было явлено при передаче Моего Послания самым ужасным людям. Невозможно передать, в какой вы были опасности, когда были в Москве.

Малейшее сомнение или колебание могли бы привести к гибели. Потому просил вас понять серьёзность момента. Учитель новых должен трансмутировать мысль в действие. Прежде чем привлекать других, надо работать над собой. Считаю, результаты, достигнутые в Москве, имеют историческое значение»13.

Выезд экспедиции из Москвы намечался на 17 июля, но Елена Ивановна получила от Учителя Указание об изменении даты отправления. Позже выяснилось, что поезд, вышедший в Новониколаевск (ныне Новосибирск) 17-го, потерпел крушение. Вот как прокомментировала это в дневнике Зинаида Григорьевна: «Днём проехали место железнодорожной катастрофы, которая произошла 19-го. Если б мы выехали 17-го, как намечали, мы были бы здесь именно в это время»14.

В июле 1926-го года Рерихи уезжали из Москвы полные надежд. Зинаида Григорьевна писала тогда: «Уезжали 22-го — знаменательный день — похороны [Ф.Э.Дзержинского] и толпы людей, музыка, пушечные залпы, все выдающиеся личности проходят мимо — мы стоим на балконе [гостиницы Метрополь]. Очень нервничаем, что можем опоздать к поезду; наконец подъехали три автомобиля, и мы, среди огромных толп людей, военных со знамёнами, громкой музыки, удостаиваемся самых удивительных, необычных проводов. Люди дружелюбны, очень заинтересованы, наблюдают за нами, приветствуют нас, посылают приветствия далёким друзьям в Америке. Участники похоронной процессии на нашем пути великодушно расступаются, как по волшебству, даже почтительно, давая нам проехать. Незабываемый день, великий отъезд»15.

Через девять месяцев, в апреле 1927 года, супруги Лихтман снова приедут в Москву после посещения экспедиции Рериха в Урге. Они встретятся с заместителем председателя ОГПУ М.А.Трилиссером и подарят ему вышедшее к тому времени монгольское издание книги «Община», журнал «Арчер» и книгу «Письма Махатм» («Чаша Востока»). «Требовалась своеобразная экспертная оценка, то есть разрешение на распространение литературы в Советском Союзе»16. К сожалению, такого разрешения они не получили.

Итак, 22 июля 1926 года Рерихи с экспедицией направились из Москвы в Горный Алтай: поездом до Новониколаевска, где они остановились в гостинице «Метрополитен» на Дворцовой улице (сейчас ул. Революции, 4), а оттуда 27 июля пароходом по Оби до Барнаула и далее в Бийск и в Верхний Уймон.

 

По материалам «круглого стола» 29.02.2004. Продолжение следует.


1 Из интервью О.В.Румянцевой к 90-летию со дня рождения Ю.Н.Рериха // Фильм Ю.Белянкина «Рерих», тв. объединение «Экран», 1992.
2 В.Е.Ларичев, Е.П.Маточкин. Рерих и Сибирь. Н., 1993. С. 46-47.
3 Цит. по: Н.К.Рерих. Алтай — Гималаи. М.: «Сфера», 1999. С. 457.
4 Ю.Н.Рерих. Тибет и Центральная Азия. Самара, 1999. С. 237.
5 Журнал «Перед Восходом». № 11-1997. С. 6.
6 Н.К.Рерих. Алтай — Гималаи. С. 65.
7 В.А.Росов. Николай Рерих: Вестник Звенигорода. Книга 1: Великий План. СПб.–М., 2002. С. 141-142.
8 Там же. С. 143.
9 З.Г.Фосдик. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М., 1998. С. 256.
10 В.А.Росов. Николай Рерих... С. 147.
11 З.Г.Фосдик. Мои Учителя. С. 265.
12 В.А.Росов. Николай Рерих... С. 187.
13 З.Г.Фосдик. Мои Учителя. С. 258.
14 Там же. С. 257.
15 Там же. С. 255-256.
16 В.А.Росов. Николай Рерих... С. 192.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Центральноазиатская экспедиция

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список


 

 

 
Мысли на каждый день

Тонкость чувств, тонкость понимания, тонкость выражений и действий являются единым мерилом на пути продвижения.

Рерих Е.И. Письмо от 21.06.1934

Неслучайно-случайная
статья для Вас: