Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ВЕЛИКИЙ МОГОЛ

Автор: Бугаева Л.В.


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

ДЖОДХ-­БАЙ

Фото 2

Фатехпур-­Сикри, Индия

Фото 3

Дом Бирбала. Фатехпур­-Сикри, Индия

Фото 4

АКБАР ВЕЛИКИЙ. XVII в.


Теги статьи:  Акбар

Л.В. БУГАЕВА, г. Челябинск


История мира есть, в сущности, история героев-вдохновителей, воспитателей и вождей народов.
Томас Карлейль

Благосостояние народов складывается около одной личности. Примеров тому множество во всей истории, в самых различных областях.
Мир Огненный, I, 525

«В сумеречной череде веков слилось воедино всё мелкое и всё великое — все стремления народов и людей, их сверхмощная и отчаянная борьба, удачи и потери. Выжженные страстями и жаждой жизни, громады передвигающихся народов, их падения и возрождения — всё слилось в одном дымчато-синем течении прошлого. И, как будто свитый в лучах рассвета, поднялся величественный Образ. (...)

АКБАР, Император неугасающего света, могущественный объединитель и реформатор Индии. Ты — Садху, святой отшельник, Гималайский Риши в духе, но прежде всего Ты — Лев Моголов в пурпурной тоге правителей. Ты окружил себя возвышенно звучащими сознаниями эпохи, в их среде Ты возвещал религию Солнца и чистого Сердца, а в народе Ты заложил краеугольные камни единства церкви. Чувствую, в какой степени Ты ощущал громадное одиночество среди придворной роскоши и интриг, в иллюзиях великих достижений. Ибо Твоя огненная сущность была не от этого, такого ограниченного и чисто внешнего мира. Она стремилась в просветлённые сферы, знакомые лишь Сынам Богов. В своём невыразимом сострадании Ты кровью сердца переживал страдания Бытия, окутанные в пелену майи, и тайную жажду духовного освобождения людей. В конце жизни, как гласит предание, Тебе показался серебристый вестник и прославил в Тебе Строителя и Владыку Храма Будущего»1 — в таком возвышенно-поэтическом стиле говорит об Акбаре Рихард Рудзитис.

Но прежде сделаем небольшой экскурс в историю Индии.

В средние века на территории Индостана не сложилось единого государства и сильной центральной власти. Здесь существовало несколько десятков мелких и крупных государств, которые враждовали друг с другом, и Индия часто становилась жертвой иноземных завоевателей, которых привлекали её богатства.

В начале XI столетия, воспользовавшись этими раздорами, в страну вторглись мусульмане, и к XIII веку весь север Индии оказался под властью мусульманских правителей — султанов. Возникло государство, получившее название Делийский султанат, со столицей в Дели. Земли, отобранные у раджей, были розданы мусульманской знати, тысячи индийских храмов разрушены, а на их месте построены мечети. Ислам стал насильственно насаждавшейся государственной религией, а официальным языком был персидский. Вначале Делийский султанат процветал, но затем, в результате внутренних противоречий, началось его ослабление. Этим воспользовались монголы, которые систематически вторгались в Северную Индию, грабя её города и население. В 1398 – 1399 годах в Индию совершил опустошительный набег Тамерлан. Вскоре после этого произошёл распад султаната, а в начале XVI века его остатки были захвачены потомком Чингисхана и Тамерлана Бабуром, основавшим в Северной Индии династию Моголов. Пришедших с Бабуром завоевателей местное население называло «мухгалы» или «могулы», то есть монголы. Отсюда и название династии. Великими же Моголами её назвали европейские путешественники в XVII веке, это наименование и вошло в историю.

Собственно основателем империи Великих Моголов стал внук Бабура индийский император Акбар (1542 – 1605). Его считают одним из величайших правителей не только Индии, но и всего мира, а время его правления (1562 – 1605) историки называют «веком Акбара».

В книге «Надземное» сказано: «...кроме мыслителей мир был движим такими вождями, как Перикл или Акбар. Они оставили память о веках процветания. Кроме великодушия и милосердия они утверждали и твёрдость, избрав путь народного спасения»2.

«Не смешает со множеством славных имён народ Индии имя Акбара, собирателя, творца счастливой народной жизни, — писал Н.К. Рерих. — Народ не забывает и не припишет никаким умаляющим побуждениям широкие мысли великого объединителя Индии. В храмах индусских имеются изображения Акбара, несмотря на то, что он был мусульманин. Вокруг головы императора изображается сияние, что вовсе не всегда является отличием просто властителя. Для Индии Акбар является не просто властителем, но сознание народное отлично понимает, что он был выразителем души народной. Так же как и многие, священные в памяти, имена, он собирал и сражался вовсе не для личной ненасытности, но творя новую страницу великой истории»3.

Записи, оставленные португальскими иезуитами, донесли до нас живой облик и черты характера Акбара: «Внешность и лицо владыки соответствовали его царскому достоинству, так что с первого взгляда было понятно, что это — царь. У него широкие плечи, светло-коричневая кожа, а голову он держит немного склонённой к правому плечу. У него широкий открытый лоб, глаза лучатся и сверкают подобно озеру, искрящемуся в лучах солнца. Всё его тело необыкновенно пропорционально. Он ни худ, ни толст, зато силён, здоров и крепок. Смеётся он совершенно непринуждённо, изъясняется спокойно, ясно и открыто, с сознанием собственного достоинства, а если бывает сердит — то и с внушающим страх величием. Вопреки обычаям своего рода он стрижёт волосы и носит на голове не накидку, а тюрбан, из-под которого выбиваются пряди волос; говорят, он это делает для того, чтобы понравиться своим индийским подданным»4.

Его наследник Джахангир писал: «По действиям и движениям он не был похож на людей этого мира, и величие Бога проявлялось в нём»5.

Высокий Дух «воплотился в Великого Императора Акбара, Собирателя и Объединителя Индии, которому здесь поклоняются как Святому и историки страны называют Его "Тенью Бога на Земле"...»6 — писала Е.И. Рерих.

В Индии широко распространена легенда о чудесном камне — «посланце» дальних миров, названном «дар Ориона» и содержащем в себе мощную силу. Камень даётся в руки самым достойным людям мира, предвещает будущее, несёт счастье и процветание той стране, в которой он находится, и оберегает своего владельца. Н.К. Рерих приводит одно из таких преданий: «Чёрный камень скитается по земле. Знаем, что китайский император и Тамерлан владели камнем. Знающие люди говорят, что великий Соломон и Акбар владели сокровищем, давшим им чудесные силы. Сокровище Мира — так называется камень»7.

Джалал-ад-дин Абу-ль Фатх Мухаммад Акбар родился 14 октября 1542 года в царской семье в городе Амаркате, расположенном в долине Инда в Синде (сейчас провинция Пакистана), где провёл первые 12 лет своей жизни. Акбар, чьё детство прошло среди военных походов, был очень крепким и сильным юношей, любившим быструю езду на слонах и всевозможные физические упражнения. Он неплохо разбирался в военном деле, обладал острым умом, великолепной интуицией, находчивостью, наблюдательностью и сильно развитым чувством справедливости.

Его отец Гумайун разбился, упав с лестницы, и в 13 лет Акбар унаследовал его трон, но находился под опекой своего визиря Байрам-хана. Через четыре года Байрам-хан из-за придворных интриг был отстранён от управления государством и удалён от двора. Акбар взял государственную власть в свои руки. С этого момента начинается один из самых славных периодов в истории Индии.

Мудрый Акбар выдвинул три основных принципа государственной политики: сохранение национального государства; принцип солх-и-кула — «мира для всех», то есть примирение мусульман с индусами; объединение Индии.

В начале своего правления Акбар руководствовался стремлением вернуть те территории, которые были завоёваны его дедом Бабуром, но затем утеряны в ходе междоусобиц и распрей между его сыновьями. В результате Акбару удалось создать державу, ставшую крупнейшей в средневековом мире. Охватив Пенджаб, Афганистан, Кашмир, она заняла большую часть полуострова Индостан. Хотя Акбар и говорил, что «правитель должен всегда стремиться к завоеванию, иначе его соседи поднимут против него оружие»8, завоевательные походы были для него не самоцелью, а скорее суровой необходимостью, средством создания монолитного и мощного государства. В походах Акбар проявлял минимум насилия и максимум милосердия. Джавахарлал Неру, оценивая политику Акбара, подчёркивал, что он «отдавал предпочтение победам, одержанным любовью, перед победами, одержанными мечом, хорошо зная, что первые более прочные»9.

Акбар верил в мощь единого государства, управляемого просветлённым монархом. Об этом, в частности, свидетельствуют его слова: «...если бы цивилизованный мир, ныне разобщённый по причине небрежности, проявляемой со стороны великих душ, подчинялся умному, справедливому правителю, наделённому необычайными способностями, то пыль раздоров улеглась бы и смертные нашли своё место»10.

В 1574 году территориальное формирование государства в основном было завершено
и Акбар приступил к проведению внутренних реформ, подобно мудрому строителю, который, возведя стены и крышу, спокойно обустраивает дом изнутри. Целью реформ было создание могущественного централизованного государства на основе справедливого и равного отношения ко всем населяющим его народам.

Акбар разделил свою обширную империю на чётко разграниченные провинции и области, где местная власть подчинялась хорошо отлаженной столичной администрации. Эта новая по тем временам структура была настолько стабильной, что держава, созданная Акбаром, несмотря на многочисленные войны и распри между наследниками престола, выстояла под напором времени и продержалась многие столетия.

Стараясь привлечь на свою сторону индусское общество, Акбар отдал многие важные государственные и военные посты индусским раджам. Так, конница свободолюбивых раджпутов стала основой индийской армии. Он пригласил к себе на службу и назначил министром финансов индуса, купца по имени Тодар Мал. Это было неслыханно: в мусульманском государстве практически главная должность отдана индусу, чем мусульмане были очень недовольны. Раджам было позволено править не по мусульманскому закону — шариату, а по индусскому своду законов «Дхармашастра».

Налоговая реформа имела в своём основании строжайший учёт, не позволявший чиновникам утаивать и расхищать значительную часть сборов, были отменены налог на индусов-паломников и подушная подать с индусов. При неурожае и голоде налоги отменялись вообще, а главное — была установлена единая система налогообложения: налоги платились не частью урожая, а деньгами. Впоследствии Акбар отменил ещё около двадцати различных налогов, облегчив жизнь простого народа. Теряя в доходах, он добился любви населения Индии и симпатии индусских правителей-раджей.

Акбар ввёл также единые системы денежных единиц с твёрдым содержанием золота и серебра, мер длины, объёма сыпучих тел. Он провёл в стране реформу календаря, заменив лунный календарь хиджры солнечным календарём иллахи, основанным на данных таблиц Улугбека, чтобы империя, где раньше каждая местность имела свой календарь, получила единую систему летосчисления. При этом в указе Акбара специально подчёркивалось, что новый календарь не является ни мусульманским, ни индусским, а основан на «научных истинах».

Дальновидный и мудрый правитель большое внимание уделял образованию своих подданных. В деревнях и городах для простых людей были учреждены школы, где учили читать, писать и считать. Возросло число высших учебных заведений для мусульман и индусов, в программу их Акбаром были введены новые предметы: медицина, история, арифметика, геометрия, а также наука о морали и поведении в обществе.

Тяга к знаниям у Акбара была невероятной. Его огромную библиотеку в десятки тысяч томов возили за ним даже во время военных походов. Он много читал сам, а по вечерам учёные мужи читали ему вслух разнообразные научные сочинения, и всю информацию Акбар Великий впитывал как губка. По отзывам миссионеров-иезуитов, из 24 тысяч рукописей личной библиотеки Акбар знал все или почти все. Он непрестанно расширял свои познания о мире, выслушивая путешественников, послов далёких стран, чтецов и сказителей. Он обладал исключительной памятью и эрудицией, а также тонким чутьём политического деятеля. В отношении же его умения писать историки расходятся во мнениях. Одни считают, что, несмотря на все усилия учителей, он так и не освоил арабской письменности. Сохранилось всего одно слово, написанное самим Акбаром на заглавном листе подаренной ему книги: «1-е фарвардина» — дата, начертанная крупными и резкими буквами, как пишут обычно малограмотные люди. Другие утверждают, что он просто не владел написанием красивой вязи, как было принято на Востоке. Однако это никак не мешало Акбару получать и усваивать огромное количество информации.

Большое значение Акбар уделял развитию торговли, которую завязал даже с европейцами. Особым вниманием и покровительством правителя пользовались строительство и архитектура. Абу-ль Фазл свидетельствовал об архитектурном таланте Акбара: «Его величество вынашивает замыслы великолепных зданий и воплощает труд своего ума и сердца в глине и камне»11.

Первоначально столицей Акбара была Агра, затем, в знак благодарности святому мудрецу, шейху Салиму Чишти, предсказавшему Акбару рождение сына, император начинает строительство нового города прямо вокруг кельи шейха — в маленькой деревушке Сикри, в 42 километрах от Агры. Там, практически среди пустыни, за короткий срок он возводит великолепный Фатехпур-Сикри — «Город Победы» — и переносит туда свою столицу.

Это был красивейший город из красного песчаника, ставший всего через десять лет жемчужиной Индии, «каменной сказкой, где переплелись мотивы разных народов»12. Здесь не было роскоши, всё дышало гармонией и светом. Посетивший Индию в конце XVI века английский путешественник Ральф Фитч писал, что Агра и Фатехпур-Сикри — очень большие города, гораздо больше Лондона, и они густо населены.

Н.К. Рерих, побывавший в Индии во время своей Центрально-Азиатской экспедиции в 1924 году, сделал такую запись: «Покинутый Фатехпур-Сикри — около Агры — полон знаками Единой веры, которую указал Акбар Великий, проповедуя Единого Бога. Среди дворцового двора ещё стоит Храм объединённой религии. Легкомысленные писатели изумляются, отчего на стенах этого загадочного дома ещё видны остатки столь разнородных изображений. Следы буддизма перемешаны с индусскими и христианскими фрагментами. Единый светоч уже был проявляем в жизни»13.

К сожалению, для обеспечения нужд быстро разросшегося города катастрофически не хватало воды, и Акбару пришлось перенести свою столицу в Лахор. В Лахоре, Аджмире, Аллахабаде под его руководством были также возведены великолепные дворцово-крепостные ансамбли.

Несмотря на огромное богатство и могущество, на окружавшие его пышность и великолепие, Акбар оставался простым человеком. Е.И. Рерих писала: «Очень люблю предание об Акбаре. В дни торжеств, когда все подвластные ему раджи и народы приносили ему дары, Акбар выбирал среди груд роскошных подношений самый скромный дар и, прижимая его к сердцу, показывался перед собранием, оказывая этим внимание самому малому из своих подданных и подчёркивая, что ему дорог дар, принесённый не от излишества, но подсказанный сердцем»14.

Акбар спал 3 – 4 часа в сутки, мало ел и воздерживался от употребления мяса. Единственной причиной, по которой он не отказался от мяса полностью, было опасение, что «многие из тех, кто пожелал бы последовать его примеру, могли бы в результате впасть в уныние»15.

Под личным покровительством Акбара при дворе процветали занятия живописью. Большое развитие получило искусство фресковой и миниатюрной живописи — последняя положила начало уникальной школе могольской миниатюры, сочетавшей лучшие достижения персо-таджикской и индийской миниатюры.

Ещё одним увлечением Акбара была музыка. Известно, что он был её тонким знатоком и ценителем и сам превосходно играл на наккара — индийских литаврах. При дворе были собраны выдающиеся музыканты разных национальностей: индийцы, персы, туранцы, среди которых были и талантливые певцы, и виртуозы игры на различных музыкальных инструментах: флейте, вине, саранге, танпуре. Все музыканты были разделены на семь групп, и каждой был отведён свой день недели. Акбар умело использовал музыку для поднятия настроения своих придворных: «Император Акбар, когда чуял в ком-то огорчение, призывал музыкантов, чтобы новый ритм разбивал заразу»16.

Иезуиты с изумлением констатировали широту интересов императора: «Его можно было видеть погружённым в государственные дела или дающим аудиенции своим подданным, а в следующее мгновение застать его за стрижкой верблюдов, тесанием камней, или занятым резьбой по дереву, или кующим железо — и всё это он делал с большим прилежанием, словно это было его особым призванием»17.

Как правителя его отличала большая мудрость. Акбар часто прощал мятежных вассалов, и это в большинстве случаев шло ему же на пользу, так как превращало их в его верных слуг. Так, например, несмотря на то что его кровный брат Мирза Хаким, а позднее и его собственный сын подняли против него мятеж, он милосердно простил их и даже вернул принадлежавшие им земли. В «Агни Йоге» читаем: «Среди вражеских ударов Акбар был спрошен — "откуда столько нападений?". Акбар отвечал — "дайте и врагам минуту занятия"»18.

Акбар был смелым новатором и поэтому имел много врагов, прежде всего из числа ортодоксальных мусульман. «Великий Император Акбар говорил всегда, что враги — это тень человека и что человек измеряется по количеству врагов. При этом соображая врагов своих, он добавлял: тень моя очень длинна»19, — писал Н.К. Рерих.

Во все годы своего царствования он ежедневно проводил три совета — дарбара. Первый был открытым дворцовым приёмом, второй посвящался решению текущих вопросов, на третьем, проходившем вечером или даже ночью, обсуждались религиозные дела и государственная политика. Один день отводился для судебного разбирательства, поскольку падишах одновременно был и верховным судьёй. Такой распорядок неукоснительно соблюдался даже во время военных походов.

Акбар обладал множеством талантов, но один заслуживает особого внимания — умение подбирать одарённых помощников, приближать к себе выдающихся людей. Особенно большую роль в его окружении играли «девять сокровищ» — наиболее талантливые и близкие Акбару по духу люди. История сохранила их имена, назовём некоторые: триада выдающихся учёных, политиков, писателей — шейх Мубарак Нагори и его сыновья Абу-ль Файз Файзи и Абу-ль Фазл Аллами, а также знаменитый певец Тансен, военачальник Ман Сингх, мудрец и острослов Бирбал.

Абу-ль Файз Файзи любил индийскую литературу и по просьбе Акбара написал чудесную поэму «Наль и Даман» на сюжет из «Махабхараты», где дал замечательное поучение правителю:

 

Гостеприимный дом — твоя держава.

В нём каждый на привет имеет право.

     А ты — хозяин дома, не забудь.

     И с каждым из гостей приветлив будь!

Богатства раздавай без сожаленья,

Чтоб самому не испытать лишений.

     Сломай замок, открой пошире дверцы

     Сокровищниц своих — души и сердца...

Будь справедлив. Судьбу людей решая,

Все «за» и «против» взвесь, не поспешая.

     Лишь справедливость даст любовь народа,

     А не богатство и не знатность рода...

Выслушивай ответы — вопрошая,

Собравшись в путь — иди, не поспешая.

     Да будет твоё счастье — в дружбе с миром!

     Да будет разум у тебя вазиром!

Прославь себя поступками такими,

Чтобы в веках твоё сияло имя!20

Акбар так высоко ценил Файзи, что сделал его наставником троих своих сыновей и пожаловал ему титул «царя поэтов». Файзи был большим пропагандистом индийской культуры, оказывал всяческую материальную и моральную поддержку талантливым поэтам, учёным, архитекторам. Его личная библиотека содержала более четырёх тысяч рукописей на санскрите, фарси, арабском, тюркских и новоиндийских языках. Вместе со своим младшим братом Абу-ль Фазлом он возглавил назначенную Акбаром комиссию по переводам, и, благодаря общим усилиям блестящей плеяды переводчиков (а на службе у правителя состояло несколько тысяч стихотворцев и около 700 наиболее известных литераторов), многие индийские сочинения были переведены на персидский язык, а мусульманские тексты — на санскрит. Всего во время правления Акбара было переведено более 40 тысяч книг, собрана богатейшая библиотека.

А благодаря Абу-ль Фазлу Аллами, которого Акбар ласково называл аллими — «мой учёный», мы так много знаем о времени правления Акбара.

Абу-ль Фазл Аллами (1551 – 1602) — мыслитель, историограф, государственный деятель, визирь, спо­движник, друг Акбара, один из идеологов проводимых им реформ. Среди учёных до сих пор нет единого мнения о том, был ли Абу-ль Фазл их идейным руководителем или лишь искренним и ревностным сторонником. Он был представлен ко двору как учёный и поэт, но вскоре возглавил придворную канцелярию. Акбар доверял ему дипломатические поручения, он занимал должность первого советника правительства. Именно Абу-ль Фазл по поручению Акбара начал вести летопись всех деяний последнего, впервые создав архив. Им были написаны шесть книг под названием «Акбар-наме» — подробнейший источник эпохи Акбара, бесценный исторический памятник. Через описание жизни Акбара Абу-ль Фазл хотел обосновать неизбежность всех происходящих перемен как волю Господа, пославшего исстрадавшимся людям праведного царя в лице Акбара, на которого Господь возложил задачу восстановления в мире справедливости.

Абу-ль Фазл погиб, попав в засаду, устроенную по приказу принца Салима — сына Акбара, будущего падишаха Джахангира. Узнав об этом, Акбар воскликнул: «Если Салим так спешит сесть на трон, то лучше бы он убил меня, но пощадил Абу-ль Фазла!» Для Акбара это была тяжелейшая из потерь.

Ещё одним из «девяти сокровищ» был индус Бирбал (1528 – 1586). Он родился в образованной, но обнищавшей брахманской семье, получил известность как поэт и писатель, мудрый и остроумный советник при дворах индийских раджей. Слава о нём дошла до Акбара. Бирбала пригласили ко двору в качестве советника. Позднее ему были пожалованы титул раджи и должность великого визиря. Бирбал пользовался у Акбара неограниченным доверием и любовью, был его близким другом. Акбар подолгу вёл с ним доверительные беседы, в любое время дня и ночи мог вызвать Бирбала для обсуждения самых сложных философских вопросов. Часто, переодевшись в простое платье, они вместе «шли в народ», чтобы ближе познакомиться с жизнью народа.

Специально для Бирбала Акбар построил в своей столице дворец. Погиб Бирбал в битве при подавлении восстания афганских племён; тело его не было найдено. Долго оплакивал его Акбар, но оба они, повелитель и визирь, обрели бессмертие в индийском фольклоре — легенды и притчи о них живы до сих пор.

Основную свою задачу Акбар видел в примирении различных народов, населяющих его разросшуюся империю. Главным принципом его политики была веротерпимость. Одинаково доброжелательно относившийся ко всем своим подданным, он разрешил свободное исповедание всех религий.

Акбар писал иранскому шаху Аббасу: «С самого начала мы были настроены не принимать во внимание различия в религиозных доктринах, а считать все народы слугами Божьими. Следует отметить, что благодатью Господней отмечены все религии, и необходимо приложить всевозможные усилия, чтобы достичь вечно цветущих садов мира для всех»21.

В 1562 году Акбар взял себе в жёны Джодх-бай22, дочь раджпутского правителя княжества Амбер. Она была индуисткой и поклонялась Кришне. Вопреки общепринятому обычаю Акбар разрешил жене сохранить свою веру и не переходить в веру мужа.

Брак, заключённый по политическим мотивам, перерос в союз любящих сердец на всю жизнь. Джодх-бай была Акбару не только любимой женой, но и другом и единомышленницей, истинным вдохновением для падишаха. Она стала матерью троих сыновей Акбара, их старший сын Салим стал наследником под именем Джахангир. Джодха принимала участие во всех начинаниях Акбара и была единственной, кроме самого правителя, кто имел право выпускать указы; занималась вопросами, связанными с морскими перевозками паломников и товаров в Мекку, управляла 12-тысячным кавалерийским отрядом. Она прекрасно пела и играла на вине.

После смерти Акбара Джодх-бай продолжила все его начинания. В дневниках Е.И. Рерих сказано, что «мудрая Джодбай» была духовной наследницей Акбара и его «творческие задачи продолжала среди женщин. Лучшие дочери Индии обязаны ей» (23.08.1929).

Древняя концепция «власть — жертва» означает для мудрого правителя, что разумное и заботливое управление государством, самоотверженный труд на благо своих подданных должны сочетаться в нём с полной отдачей себя Высшей Воле.

В книге «Зов» сказано:

«Когда Акбар, названный Великим,

Слагал камни единения церкви,

Душа Его стремилась под дерево мудрости,

Где сходило Ему просветление,

Но Он всё же остался на ступенях трона»23.

В то время, когда в Европе полыхали костры инквизиции, Акбар в своей столице создаёт первый в мире парламент религий, провозгласив равноправие и единство всех верований. В 1575 году в центре столицы он строит прекраснейшее здание с величественным куполом, предназначенное специально для диспутов на богословские темы. Это здание получило название «Ибадат-хане» — «Дом молитв». Поясняя его символический смысл, Акбар говорил: «Этот купол — символ неба. Все вероисповедания народов Индии должны сойтись под одним куполом, как склоны горы сходятся на одной вершине»24.

При открытии «Ибадат-хане» Акбар сказал: «Ваша задача, о мудрые муллы, установить правду, найти и открыть принципы истинной религии и проследить её до божественного источника. Поэтому смотрите за тем, чтобы под влиянием человеческих страстей вы не поддались стремлению скрыть истину, и не скажите ничего противного приказам Всевышнего. Если вы это сделаете, то вы ответственны перед Богом за результаты вашего нечестивого поступка»25.

В Дом молитв приглашались представители различных вероучений, и со всеми Акбар вёл длительные доверительные беседы. Абу-ль Фазл писал: «С самого раннего детства и до полного возмужания, от расцвета и до старости, Его Величество прошёл через самые различные ступени, познал всякого рода религиозные обычаи и сектантские верования и собрал всё, что можно найти в книгах, проделав всё это с присущим ему талантом выбирать и духом исследования, противоречащим всем принципам (ислама). Таким образом, в его сердце постепенно, подобно рисунку на камне, выросло убеждение, что благоразумные люди есть во всех религиях, как мыслители, избегающие крайностей, а также люди, одарённые чудодейственной силой, имеются во всех нациях. Таким образом, если подлинные знания можно найти повсюду, то почему истина должна быть достоянием только одной из религий?..»26

С 1577 года на монетах Акбара перестали печатать символ мусульманской веры: «Нет Бога, кроме Аллаха».

Однажды в беседе с проповедником-бхактом Акбар спросил: «Какова природа Бога? Какова суть Бога? Каков цвет Бога?», на что получил ответ: «Любовь — Божья природа, Любовь — Божья форма, Любовь — Божья суть, Любовь — Божий цвет»27.

Индийский философ, суфий Хазрат Инайят Хан писал: «В царствование Акбара в его землях строились христианские церкви, еврейские синагоги и мусульманские мечети — и он посещал их все»28.

Иезуиты тешили себя надеждой, что они легко обратят Акбара в христианскую веру. Действительно, Акбар слушал католические мессы и охотно принял участие в церемонии освящения новой часовни. Он торжественно перекрестился перед распятием, а затем, к ужасу миссионеров, не менее торжественно совершил мусульманский поклон и наконец сложил руки в характерной индусской молитвенной позе. Иезуиты ошеломлённо взирали на происходящее: им трудно было осознать тот факт, что благородное сердце Акбара воздало почести Единому Богу.

С 1582 года Акбар утверждает в стране новое вероучение, названное им «дин-и иллахи» («божественная вера»), разработанное вместе с Абуль Фазлом и представлявшее собой сочетание элементов индуизма, зороастризма, ислама и отчасти христианства. Акбар говорил: «Лишь та вера истинна, которую одобряет разум». Он стремился показать, что Бог един, а все религии являются лишь различными путями приближения к Нему. При дворе было создано специальное ведомство, которое занималось переводом различных религиозных книг, чтобы люди могли сами убедиться в единстве религий и отбросить вражду и фанатизм. Он говорил: «Многие глупцы, поклонники традиций, принимают обычаи древних за указания разума и тем самым обрекают себя на вечный позор»29. Акбар отменил ряд существовавших варварских обычаев, таких как ранние браки, самосожжение вдов и т.п. Пытаясь утвердить «божественную веру» в качестве новой, общей для всей Индии религии, Акбар никого не принуждал следовать ни новой, ни какой-либо другой религии, полагаясь в своих нововведениях лишь на разум и свободную волю человека.

Миролюбиво относясь к различным религиям, Акбар тем не менее решительно пресекал деятельность сект, угрожавших благоденствию его подданных и спокойствию государства.

«Дин-и иллахи» просуществовала ещё полстолетия после смерти падишаха.

Система мировоззрения, выработанная Акбаром, вобрав в себя лучшее из всех верований — индуизма, ислама, христианства, иудаизма, — стала государственной идеологией, в основу которой легло положение о том, что все религии являются различными, но равно приемлемыми способами служения Богу. Эту же мысль высказывал буддийский правитель Древней Индии царь Ашока: «Не унижение других верований, не беспричинное обесценивание других, но надлежит воздание почитания всем верованиям за всё, что в них достойно почитания»30. «Великий Акбар с мудрой Джод-бай, создавая храм Единой Религии, мыслили о том же великом вмещении...»31

Последние годы жизни падишаха были омрачены семейными неурядицами и придворными интригами. Все три сына Акбара были людьми образованными, но со сложными характерами; Салим же, кроме того, отличался жестоким нравом. В несколько лет умирают два младших сына Акбара и его горячо любимая мать. От этих потрясений Акбар тяжело заболел и вызвал Салима, чтобы окончательно помириться с ним и передать ему престол.

Акбар Великий ушёл из жизни 17 октября 1605 года, оплакиваемый всеми подданными со­зданной им Могольской державы, а через неделю на престол взошёл Салим.

Тело Акбара было погребено в мавзолее в местечке Сикандра — пригороде Агры. Мавзолей Акбара — это синтез индуистской, мусульманской и персидской архитектуры. Внутри мавзолея находится открытый двор, в центре которого выставлен символический саркофаг, украшенный тончайшей арабской вязью. Однако это только имитация. Подлинное захоронение Акбара Великого находится под мавзолеем, в катакомбах.

Джодх-бай умерла в 1623 году. Её усыпальница находится недалеко от Фатехпур-Сикри.

Империя Великих Моголов просуществовала до 1858 года. Она была завоёвана англичанами, которые господствовали над Индией до 1947 года, когда Индия приобрела независимость.

В заключение скажем, что в истории человечества, как это часто бывало, именно самые светлые начинания вызывали непонимание и непримиримую вражду.

«Придворный историк Акбара однажды сказал Правителю: "Среди Правителей наблюдается неразрешимое явление. Одни Владыки держались недоступно, вдали от народа, их свергали за ненужностью. Другие входили в жизнь каждого дня, к ним привыкали и свергали за обычностью". Акбар улыбнулся — "Значит, Правитель должен оставаться невидимым, входя и направляя все действия". Так решил мудрый Правитель и предуказал будущее, — видимый невидимо!»32

И как итог всей деятельности Акбара звучат его слова: «Счастлив, ибо мог прилагать в жизни священное Учение, мог дать довольство народу и был оттенён большими врагами»33.


1 Рудзитис Р. Великие Друзья Человечества. (Из неопубликованного) // http: //forum.roerich.info/showpost.php?p=539370&postcount=64

2 Надземное. 527.

3 Рерих Н.К. Душа народов // Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 152.

4 Акбар — великий собиратель и просветитель Индии // http:// prometey-spb.su/svetochi/2/akbar_velikiy.html

5 Там же.

6 Рерих Е.И. Письма. Т. 2. М., 2000. С. 266 (8.08.1934).

7 Рерих Н.К. Шамбала. М., 1994. С. 156.

8 Путь к Мудрости: Акбар и Бирбал / Сост. С.В. Махотина // http:// davaiknam.ru/text/pute-k-mudrosti-akbar-i-birbal-page-2

9 Там же.

10 Там же.

11 Путь к Мудрости: Акбар и Бирбал.

12 Акбар — великий собиратель и просветитель Индии.

13 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Новосибирск, 2014. С. 62.

14 Рерих Е.И. Письма. Т. 1. М., 1999. С. 240 (21.08.1931).

15 Акбар — великий собиратель и просветитель Индии.

16 Мир Огненный. II. 165.

17 Путь к Мудрости: Акбар и Бирбал.

18 Агни Йога. 280.

19 Рерих Н.К. Мудрость Радости // Держава Света. Священный Дозор. Рига, 1992. С. 48.

20 Цит. по: Махотина С. Власть как жертва // Орифламма. 2002, № 1. С. 11.

21 Гор Д. Великие Моголы — потомки Тимура 

22 При жизни под этим именем её не знали. До замужества имя радж­путской принцессы было Хира Кунвари; в день свадьбы она получила новое имя-титул — Мариам-уз-Замани Бегум Сахиба. В средневековых индийских хрониках имя Джодх-бай не встречается, не было его и в летописи «Акбар-наме». Впервые имя Джодха, Джодх-бай стало упоминаться только в XIX веке.

23 Листы Сада Мории. Зов. 23.09.1922.

24 Цит. по: Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 4. Новосибирск, 2011. С. 109.

25 Там же. С. 110.

26 Путь к Мудрости: Акбар и Бирбал.

27 Там же.

28 Акбар Великий — Светочи Жизни // agni-yoga.kg›article/akbar_velikiy

29 Цит. по: Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 4. С. 112.

30 Цит. по: Рерих Н.К. Твердыня Пламенная. С. 39.

31 Рерих Н.К. Терпимость // Твердыня Пламенная. С. 39.

32 Агни Йога. 274.

33 Там же. 270.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества




 

 

 
Мысли на каждый день

Истинно, спасение в культуре. Так Знамя Мира несет лучшее будущее.

Иерархия, § 331

Неслучайно-случайная
статья для Вас: