Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

РЕРИХ И КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ АЗИИ*. Часть 4. Монастыри Ладака

Автор: Василькова Нина



Теги статьи:  картины Рериха, Николай Рерих


Н.К. Рерих. МАУЛЬБЕК. 1937


Н.К. Рерих. МОНАСТЫРЬ ЛАМАЮРА. 1925


Н.К. Рерих. ТВЕРДЫНЯ ТИБЕТА (БАЗГО). 1932


Н.К. Рерих. ЗАМОК В ЛАДАКЕ. 1933


Н.К. Рерих. ЛАДАК. 1937


Н.К. Рерих. СВЯТЫНИ И ТВЕРДЫНИ. 1925 – 1926

9 августа 1925 года экспедиция Н.К. Рериха в сопровождении проводников покидает Кашмир и направляется в западную часть Центральной Азии, следуя древним караванным путём — через княжество Ладак, расположенное на Западно-Тибетском нагорье.

Об истории Ладака сохранилось не много фактов. Известно, что в I веке он входил в состав великой Кушанской империи1. Именно в Кушанскую эпоху буддизм прочно укрепился на этих территориях. В западный Ладак буддизм пришёл из Кашмира ещё во II веке. В восточном Ладаке утвердилась древняя религия бон.

В VII веке буддизм становится официальной религией Тибета; но во время правления царя Лангдармы началось преследование буддизма — монастыри закрывались, а их обитатели были разогнаны. В этой борьбе царь-отступник был убит, империя распалась (841 г.). В 842 году Ньима-Гон, потомок тибетской правящей династии, основал Ладакское царство. Закат буддизма не был повсеместным, и с конца X века началось его возрождение в Западном Тибете, распространившееся и на Ладакское царство. В X – XI вв. Ладак дал убежище многим буддийским монахам, преследуемым приверженцами ислама в Кашмире и Гилгите.

С XIII века княжество Ладак постоянно находилось под угрозой завоевания: до 1600 года соседние мусульманские государства совершали регулярные набеги на Ладак, что привело к его ослаблению и обращению части населения в ислам. В XVI веке началась череда вторжений и из Центральной Азии, и вскоре княжество было завоёвано правителем Кашгара, но связи с Тибетом продолжались. В 1834 году в Ладак вторглись войска Зоравара Сингха, предводителя племени догра из Кашмира, и захватили княжество. В 1842 году Ладак был присоединён к штату Джамму, после чего королевская семья Ладака переехала в свою нынешнюю резиденцию — Сток. С 1947 Ладак становится неотъемлемой частью Индии, войдя в состав объединённого штата Джамму и Кашмир.

Географически Ладак расположен между хребтами Куньлуня на севере и Гималаями на юге, граничит с Тибетом на востоке и Кашмиром на западе. Его часто называют «холодной пустыней», так как здесь соединились условия пустыни и Арктики. Бесплодные земли подняты к небесам суровыми и величественными горами. Из-за схожести с культурой и природой Тибета Ладак называют ещё «Малым Тибетом». Здесь проходили древнейшие караванные пути, а также и Великий шёлковый путь — один из главных торговых путей Востока. Вместе с караванами через эти земли шли монахи, паломники и ремесленники, а с ними перемещались священные тексты, реликвии, распространялись религиозные учения, давшие основу культурному развитию Ладака. Буддийские пилигримы создали здесь множество памятников и монастырей, поражающих своеобразием художественных и архитектурных стилей. Мало кому из европейских путешественников доводилось их видеть2. Одной из задач экспедиции Николая Константиновича Рериха и было изучить эти памятники культуры и запечатлеть их на художественных полотнах.

«...С увлечённостью первооткрывателя описывает Рерих всё значительное в искусстве, что встречалось ему на горных путях. Он открывает целый мир, доселе малоизвестный Западу. Как и прежде в России, когда он впервые запечатлел древнюю архитектуру России, открыв тогда многим глаза на наше великое наследие, так и теперь с его полотен встают в лучах заката среди скалистых утёсов пламенные твердыни — чудо-монастыри. Удивительно, с каким проникновением передал Рерих творения древних зодчих Азии в их гармонической связи с устремлёнными
к небу горами»3.

Монастыри в Ладаке строились по определённым правилам: они располагались на самой большой возвышенности и были ориентированы на восток, навстречу первым лучам восходящего солнца.

На пути экспедиции во всём своём величии предстал монастырь Маульбек, бывший когда-то настоящей крепостью. С двумя храмами и бесчисленными развалинами, он, по выражению Н.К. Рериха, «венчал скалы необычно героическим аккордом. Как драгоценный бронзовый слиток!»4 Этот чудо-монастырь, очаровавший художника, был запечатлён им на нескольких полотнах — «Маульбек» (1925 – 1926), «Маульбек» (1937), «Маульбек-Гомпа»5 (1925 – 1926).

У подножия горы, на которой возвышался монастырь, располагалась небольшая деревня Маульбек (ныне небольшой городок). «От Маульбека начинается страна буддистов»6, — писал Ю.Н. Рерих. И по сей день эта религиозная граница между Дардистаном, население которого приняло ислам, и буддийским Ладаком сохранилась, потому это место называют «вратами Ладака».

Здесь Рерихи увидели колоссальную, девятиметровую фигуру Владыки грядущего — Майтрейи, с приходом которого народы Азии связывают счастливое будущее. По мнению Юрия Рериха, это изваяние датируется X – XI веком и как памятник искусства занимает выдающееся место среди каменных скульп­тур Ладака. Величественная статуя производит мощное, незабываемое впечатление. «На древнем пути огромное изображение Майтрейи, изваянное на скале, посылает странствующим своё благословение. Не обычной рукою превращена поверхность скалы в монументальный Великий Облик. Мощь руки и неутомимость труда подвигли человеческие силы к такому созданию на пустынном теперь пути. Ведь всё это велико и многозначительно замыслом, и убедительно формами, и увлекательно мастерским убором. Большое искусство»7, — пишет Н.К. Рерих. «Каждый путник должен пройти мимо этой скалы. Две руки к небу, как зов дальних миров. Две руки вниз, как благословение земли. Знают, Майтрейя идёт. Не об этом ли гигантском изображении писал Фа Сянь в своих дневниках? — задаётся вопросом Николай Константинович. — Похоже!»8 Этот величественный образ художник запечатлел в двух картинах: «Майтрейя-Победитель» (1925 – 1926) и «Знак Майтрейи» (1925 – 1926).

Культ Майтрейи широко распространён вдоль великих караванных путей Азии. Но первую буддийскую весть — каменные стелы с изображениями Майтрейи и Авалокитешвары (покровителя Тибета) — Рерихи встретили ещё раньше, в узкой каменистой долине у поселения Драс. Хотя время не пощадило эти памятники, путешественники смогли разглядеть на голове Майтрейи диадему с изображением ступы. Ю.Н. Рерих отмечал, что эти памятники были подробно описаны доктором А.Г. Франке9 в книге «Древности индийского Тибета». Труд Франке был первой попыткой изложить «всю ценную информацию о монастырях, как разрушенных, так и действующих, ступах, каменных скульптурах, эпиграфических10 монументах и других сохранившихся добуддийских памятниках, подготовив, таким образом, почву для тщательного археологического изучения региона»11. Сведения о результатах путешествия Франке были изложены в «Археологическом обзоре Индии»12.

Следующим на пути экспедиции Н.К. Рериха был монастырь Ламаюра. Сказочно прекрасный вид на монастырь и окружающую его местность открылся путешественникам ещё с вершины перевала Пхо-тхо-ла. «Высоко на крутых песчаниковых скалах стоит живописный ламаистский монастырь Ламаюра. Чортен13 и монашеские кельи ютятся в узких расселинах скал. Крутые склоны скал испещрены многочисленными пещерами, используемыми в качестве хранилищ, а иногда и в качестве жилищ местными жителями деревни. Известно, что такие пещерные поселения существуют по всему Тибету...»14 — так описал увиденное Ю.Н. Рерих.

«Те, кто строил Ламаюру и Маульбек, знали, что такое истинная красота и бесстрашие, — утверждал Н.К. Рерих. — Перед таким размахом, перед такой де­коративностью тускнеют итальянские города. И эти торжественные ряды ступ, как радостные светильники, на турмалиновых песках. (...) Где же страна, равная этим забытым местам? Будем справедливы и преклонимся перед истинной красотою»15. Величественный монастырь был изоб­ражён художником на ряде его полотен. Согласно местному монастырскому преданию, записанному Юрием Николаевичем, монастырь был основан знаменитым подвижником Наропой16, оказавшим огромное влияние на религиозную жизнь Ладака.

Члены экспедиции посетили ду-кханг (зал собраний монастыря), в котором совершалось богослужение, библиотеку, хранящую «Канджур-Танджур» (буддийский священный канон)17, побывали на маленьком внутреннем дворе, где исполнялись религиозные танцы, посетили также разрушенное святилище религии бон.

«Монастырь Ламаюра... принадлежит к нереформированной школе буддизма, в которой буддийское учение смешалось с верованиями старой примитивной религии Тибета. Ламаюра — один из наиболее старых религиозных памятников в Ладаке, а некоторые из его разрушенных храмов, вероятно, восходят к добуддийскому периоду»18, — писал Ю.Н. Рерих.

В наши дни в монастыре каждое лето проходит Ламаюрский фестиваль, на который съезжаются жители не только Ладака и Кашмира, но и других штатов Индии. Современных туристов, которым сейчас предлагаются многочисленные туры по монастырям Ладака, особенно поражает служба лам перед огромной статуей тысячерукого Авалокитешвары в зале главного храма Ламаюры.

Затем экспедиция обследовала один из старейших монастырей Ладака — Алчи (XI в.). Монастырь этот представляет собой драгоценный памятник ранней буддийской культуры в кашмирских традициях. «В нём сохранилось много древней индийской резьбы по дереву, которая напоминает изящную резьбу средневекового Кашмира»19, — пишет Юрий Николаевич. Влияние кашмирской художественной школы ощущается и в настенных росписях Алчи, и во фресках других монастырей этого периода. Появление монастыря Алчи связывают с именем Ринчен Зангпо (958 – 1055), выдающегося деятеля своей эпохи, лоцавы (переводчика) буддийских текстов с санскрита на тибетский язык. По преданиям, он основал более ста монастырей, его имя неоднократно упоминается в трудах Ю.Н. Рериха.

На сегодняшний день монастырь представляет собой комплекс из шести храмов.

Недалеко от Алчи участниками экспедиции был исследован ещё один старейший монастырь Ладака — Базго, «в котором есть храм с исключительно тонкой деревянной резьбой, вероятно, работой индийских художников»20. Неизгладимое впечатление произвели на путешественников полуразрушенные храмы и крепости, построенные на обрывистых утёсах, и причудливые дома деревни, ютящиеся между святилищами и скалами.

Базго — столица королей Ладака в XV – XVI веках, символ древней власти и славы — упоминается в ладакских хрониках. Монастырь у Базго, построенный в XVI веке, расположен на причудливых красных скалах, своими очертаниями и формами очень отличающихся от окружающих гор. Сейчас это комплекс из трёх храмов. Главный из них, названный храмом Золотого Майтрейи, возвышается над остальными постройками. Внутри него находится 14-метровая позолоченная статуя Майтрейи, окружённая древними фресками. Рядом с монастырём — руины бывшего королевского дворца, заброшенного ещё в XIX веке.

Благодаря инициативе местных жителей в конце XX века был образован комитет по сохранению культурного наследия Базго; его стараниями комплекс храмов Майтрейи был внесён в список наследия ЮНЕСКО. Жители Базго внесли и свою лепту в спасение храмов; в Ладаке это были первые памятники истории и культуры, которые восстанавливались «всем миром».

Ладакская святыня, могущественный монастырь Спитуг, построенный недалеко от реки Инд ещё в XV веке, также был исследован экспедицией Рериха. Это один из первых монастырей желтошапочников в Ладаке, воздвигнутый в честь великого реформатора буддизма Дзон-Капы (1357 – 1419). Он является резиденцией главы желтошапочников Ладака. В ду-кханге находится огромное изображение Дзон-Капы. Монастырь имеет отделения — Зангскар (неподалёку от Леха), который Рерихи тоже посетили, и Ридзонг. «Хороша стенопись в обоих Спитугах — крепкие тона и чутьё пропорций»21, — отметил Николай Константинович в дневнике. Этот монастырь запечатлён на полотне художника «Спитуг. Ладак» (1925 –1926).

В 1959 году, когда Далай-ламе XIV и его последователям пришлось эмигрировать из Тибета в Индию, из дворца Поталы (главный храм г. Лхасы, столицы Тибета) были вывезены танки и рукописи. Сейчас они хранятся в монастыре Спитуг. Здесь же находится священное изображение Махакалы22, которое открывается лишь один раз в два года — во время традиционного январского фестиваля тантрических танцев в масках.

Незабываемое впечатление на Рерихов произвела и столица Ладака — Лех, с его городскими воротами, улицами, возвышающейся над городом громадой дворца и живописной толпой людей на базарной площади. Всё это вдохновило Николая Константиновича на создание ряда картин: «Лех» (1925 – 1926), «Улица в Лехе» (1925 – 1926), «Субурганы. Лэ» (1925 – 1926) и других. «Это один из тех городов Нагорной Азии, который сохранил типичные черты караванного центра, куда стекаются многочисленные караваны, везущие товары из Индии, Китая, Тибета и Туркестана»23, — писал Ю.Н. Рерих.

Лех расположен в верховьях Инда, одной из семи священных рек Индии, на высоте 3500 м — на перекрёстке нескольких важных центрально-азиатских путей. Три труднейших маршрута связывали его с Лхасой; Каракорумский путь, самый высокогорный в мире, соединял Лех с далёким Китаем и оазисами Китайского Туркестана.

Обычно караваны из Туркестана прибывали сюда с июля по август, доставляя высококачественный войлок, незаменимый в походной жизни, зачастую украшенный декоративным рисунком; китайский и хотанский шёлк, меха, шерсть, изделия из кожи. Яркендские караванщики Туркестана пригоняли огромное количество верховых лошадей на продажу в Кашмир, где скакуны не разводились. Ламы из центральных районов Тибета, проделавшие путь в сотни километров, торговали здесь реликвиями и талисманами. В октябре, до того как снег закроет перевалы, караваны возвращались обратно в Туркестан, везя европейские товары: манчестерское сукно, бредфордскую шерсть, английские и немецкие красители, различные предметы галантереи, индийские товары и специи. «Прогуливаясь по улицам Леха, чувствуешь пульс Великой Азии, скрыто бьющийся за внешним покровом современности»24, — писал Ю.Н. Рерих.

С XV века Лех являлся постоянной резиденцией ладакских королей. Но и завоёванный Кашмиром, он оставался типично тибетским городом с глинобитными стенами, рядами ступ, множеством храмов и монастырей, своеобразная архитектура которых придавала городу особый колорит. Самый древний храм города посвящён Майтрейе. «В храме есть фрески, значение которых усиливается тем, что их можно точно датировать, — записывает Ю.Н. Рерих. — В истории развития тибетской живописи, к сожалению, отсутствует датировка по годам»25. Говоря о настенной живописи монастырей Тибета, Юрий Николаевич отмечал, что, «как и всё в Ладаке, она имеет глубокие корни в прошлом, ведь художники, которые выполняли их [фрески], вдохновлялись не только каноническим искусством Тибета, но и светской живописью соседних стран. Очень сильное впечатление производит фреска, изображающая семейство ладакских раджей. Мужчины одеты по-монгольски, а женщины изображены в национальных ладакских платьях. Это свидетельствует о двойственности, которая всё ещё характерна для культуры современного Ладака»26. В одном из частных домов Леха Юрий Николаевич обнаружил серию картин, повествующих о жизни Миларепы. «Фресковая живопись до сих пор распространена в Ладаке, и местные художники создают иногда произведения искусства, вполне сопоставимые с работами мастеров центрально-азиатской школы, для которой характерна строгость композиции и рисунка»27.

Ладакские ступы отличаются от других тем, что у основания они расписаны изображениями крылатых лошадей, львов, павлинов или лебедей. На картине Н.К. Рериха «Конь счастья» (1925), созданной в Лехе, на одной из сторон ступы изображён лев, на другой — конь, несущий в своём седле три огненные сферы. Столица Ладака изобилует не только ступами, но и каменными изваяниями и мендонгами28. В окрестностях Леха находится самый длинный в стране мендонг со ступами по краям, построенный в 1620 – 1640 гг.

Город венчает белый многоэтажный королевский дворец, воздвигнутый около 1620 г. на высокой горе. Лехский дворец строился по образцу знаменитой Поталы в Лхасе, поэтому между ними есть некоторое сходство. Дома, ютящие­ся вокруг него, напоминают каменные ступени, ведущие к величественному зданию, словно к алтарю, как на картине Н.К. Рериха «Замок в Ладаке» (1933).

Около дворца в отдельном храме находится гигантское изваяние Майт­рейи, расположенное на двух этажах: «до пояса — на нижнем, Лик — на верхнем». Такое размещение статуи, по мнению Н.К. Рериха, очень знаменательно: «Приходящий человек как бы не мог охватить сразу всё величие символа. Надо подняться на следующий этаж, чтобы достичь Лика — как бы высшего мира»29.

По приглашению короля Ладака, потомка древнего рода Гесэр-хана, Рерихи провели несколько дней в древней обители ладакских раджей — королевском дворце (находившемся уже в ветхом состоянии), стены которого были украшены старинными фресками из жизни Будды и многочисленными изображениями Зелёной Тары. Как отметил Николай Константинович, общий уровень живописи здесь выше, чем в Сиккиме, в чём сказывается большое влияние Ташилунпо, одного из монастырей Тибета. С крыши дворца открывался изумительный вид на лежащий внизу город и снежные вершины горной гряды, окаймляющей южную часть долины Инда. «На закате песчаная равнина и скалы, расположенные с противоположной стороны, освещаются ярким заревом. Город погружается в густую фиолетовую дымку, а вереница белых ступ сверкает на равнине как ожерелье из драгоценных камней. Для ладакцев это время молитв, и над каждым домом медленно поднимается дымок благовонных воскурений. В этот час покоя и молитв путешественник, прибывший в столицу маленького королевства, начинает ощущать своеобразную красоту этой страны и непреодолимую силу притяжения...»30 — писал Ю.Н. Рерих.

Из экспедиционного дневника Н.К. Рериха этого периода: «Дни заняты водворением в ладакском дворце. Приходят толпы народа, послы из Лхасы, тибетские торговцы, старшина-аксакал, тасильдар (кашмирский уездный начальник) и опять — король Ладака. Пришёл сам старый король-лама. Несмотря на бедность, с ним пришло до десяти провожатых лам и родственников»31.

Во время бесчисленных бесед и встреч с людьми, принадлежавшими к разным социальным слоям и поклонявшимися разным богам, «у Николая Константиновича и его спутников формировалось бесценное в оригинальности и значимости "видение Востока"»32. Ведь страны, по которым шёл караван экспедиции Рериха, не знали ни современной техники, ни европейской цивилизации, но «знали человеческое сердце».

В Лехе Рерихи услышали сказания о Гесэр-хане, герое монголо-тибетского эпоса, с именем которого, как и с Ригден-Джапо, народы Азии связывают свои мечты о веке добра и справедливости. Эпос о Гесэр-хане получил распространение на громадном пространстве Центральной Азии. Н.К. Рерих очень интересовался происхождением Гесэриады, названной западными учёными Илиадой Центральной Азии. Юрий Рерих уделил много времени её изучению. Во время пребывания экспедиции в Тибете ему удалось достать редкий экземпляр тибетской версии «Гесэриады», которую в 1941 году обработал и издал доктор Р. Стейн. Ю.Н. Рерихом было установлено, что полный тибетский вариант Гесэриады состоит из 16 томов, отдельные главы каждого тома насчитывают несколько сотен страниц. В 1942 году он пишет работу «Сказание о царе Кэсаре Лингском», в которой были сопоставлены многочисленные версии сказаний о Гесэре. Обобщая все известные данные, Юрий Николаевич приходит к выводу, что по стилистическим и языковым особенностям этот эпос относится к VI – VII веку, а его истоки, возможно, к ещё более раннему периоду.

Согласно преданию, Ладак считается родиной Гесэр-хана. Н.К. Рерих писал, что «туда ведут и древние ступени через перевал Ротанг — их сложил герой, когда шёл воевать против неправды. В Ладаке на скалах следы коня Гесэрова. Там же высится на горе светлая дверь в твердыню героя. Там песни о Гесэре и о жене его Бругуме. (...)

Была у нас тибетская танка о Гесэре. Многие по­двиги были на ней отображены, были даже сапоги-самоходы. Герой поспешал на помощь человечеству. Был у него и конь-летун. Умел герой оборотиться и любым зверем и птицею — всё на благо. В Каме — дворец его, а вместо балок положены богатырские мечи его воинства»33.

К теме Гесэриады Н.К. Рерих обращался неоднократно и создал ряд картин: «Замки Гесэр-хана» (1928 – 1930, два этюда), «Дружина Гесэр-хана» (1931), «Меч Гесэр-хана» (1931), «Конь Гесэр-хана» (1931), «Знаки Гесэра» (1935 – 1936), «Гесэр-хан» (1941).

В дневнике художника упоминается, что в Ладаке побывал Геше Ринпоче из монастыря Чумби, высокое духовное лицо Сиккима. Ринпоче говорил о том, что теперь для человечества существует единственный кратчайший путь — через Шамбалу. Н.К. Рерих отметил также, что во многих монастырях стали воздвигаться изображения Майтрейи. «По рукам местных жителей ходят пророчества и новые указы. С волнением они сравнивают сроки, которые уже исполнились. И они готовятся и ждут, ждут, ждут... — писал Н.К. Рерих. — Кто-то приходит вечером и шепчет о новой рукописи о Шамбале. Просим его принести её. Нужно побывать здесь, чтобы понять происходящее. Нужно заглянуть в глаза этих приходящих, чтобы понять, как насущно для них значение Шамбалы»34.

Ещё до начала экспедиции Николаю Константиновичу было известно о пребывании в Азии Иисуса Христа. Во время стоянки экспедиции в Лехе Рерихи узнали, что в одном из монастырей Тибета хранится древний манускрипт, повествующий об Иисусе, жившем и учившем в этих местах.

Предания об Иссе — так на Востоке называют Иисуса — были записаны на языке пали со слов людей, видевших Иссу, когда он жил в Индии и Непале, а также со слов индийских купцов, которые поддерживали торговые связи с Иерусалимом. Позже палийские свитки были перевезены из Непала в Тибет и в монастыре близ Лхасы переведены на тибетский язык. Ламы Ладака, посещавшие Лхасу, по существующему обычаю, привозили оттуда копии каких-либо рукописей. Так в монастыре Хеми, основанном в XVII веке в 45 км от Леха, появилась копия древнего манускрипта о Христе. В 1887 году наш соотечественник, журналист и путешественник Николай Нотович, находясь длительное время в этом монастыре, познакомился с уникальной рукописью — «Жизнь Святого Иссы, Лучшего из Сынов Человеческих». По возвращении в Париж Нотович опубликовал текст рукописи в книге «Неизвестная жизнь Иисуса Христа» (1893 г.), а в 1910 году текст вышел на русском языке — в «Вестнике знания» в Санкт-Петербурге.

В одном из писем к Рихарду Яковлевичу Рудзитису Елена Ивановна Рерих упоминает статьи «Жил ли Иисус Христос на Земле?» и «Индусские рекорды о жизни Христа» (журнал «Кайзер-и-Хинд»), написанные доктором философии Артуром Р.С. Роем, председателем Общества Веданты в Нью-Йорке. Е.И. Рерих пишет: «Статьи эти ещё тем интересны, что они подтверждают книгу Нотовича "О жизни Христа в Индии и Тибете", которая является переводом манускрипта-книги, найденного Нотовичем в Ладаке, в монастыре Хеми. (...) Теперь же Артур Рой сообщает, что доктор философии Саратх Кумар Саркар в своей статье в Бомбейском еженедельнике пишет, что Свами Абхедананда (известный ученик Рамакришны) говорил ему, что он сам видел в тибетской копии книгу, с которой Нотович сделал свой перевод, и оригинал этой книги написан на пали и находится в Марбуре (местечке или же монастыре) в Тибете. И будто бы сам Абхедананда частично перевёл этот манускрипт. Затем Артур Рой приводит из статьи Кумар Саркара сжатый перевод 224 стихов из 14 глав книги, находящейся сейчас в монастыре Хеми в Ладаке. Кроме того, он утверждает, что существует описание жизни Иисуса Христа в Индии в редком манускрипте, называемом "Натх Намавали", который находится сейчас во владении секты садху, называемых Натх Йоги, обитающих на холмах Виндхья (на севере от Бомбея). (...)

Я не сомневаюсь, вернее, знаю, что Христос был в Индии, но учёные-востоковеды, поддержанные представителями церкви, яро отрицают эту возможность. Потому так интересны эти новые расследования»35.

О древней рукописи, находящейся в монастыре Хеми, по словам Н.К. Рериха, знают многие люди Ладака. «Почему всегда направляют Иссу на время его отсутствия из Палестины в Египет? — удивляется индус. — Его молодые годы, конечно, прошли в изучении. Следы изучения, конечно, сказались на его последующих проповедях. К каким же истокам ведут эти проповеди? Что в них египетского? И неужели не видны следы буддизма, Индии? Не понятно, почему так яростно отрицается хождение Иссы караванным путём в Индию и в область, занимаемую ныне Тибетом»36. «Я слыхал от одного из ладакских официальных лиц, — говорит другой индус, — со слов бывшего настоятеля монастыря Хеми, что в Лехе было дерево и маленький пруд, около которого Иисус учил»37. В беседе Рерихов с королём Ладака выяснилось, что семья короля тоже знает о рукописи. «Так медленно выплывают сведения. Главное же — необычайная глубина текста и прекрасное отношение к нему со стороны лам по всему Востоку»38.

Живя в замке ладакского короля, Н.К. Рерих решает: «С этого места поучений Иссы, с террас высоких, надо написать серию всего, что видно оттуда. На высоких, очищенных ветрами местах бывали знаки больших общений. Конечно, места изменились: разрушения и созидания сменяли друг друга. Завоеватели наносили новые нагромождения, но основной силуэт остался невредимым. Горные обрамления, так же как и прежде, венчают землю, те же сверкающие звёзды и волны песков, как застывшее море. И оглушающий, отрывающий от земли ветер...»39

Побывали Рерихи и в монастыре Хеми, основанном большим ламой, написавшим книгу о Шамбале. Поначалу ламы отрицали существование манускрипта, и лишь в день отъезда из Леха (19 сентября) Рерихи неожиданно получили подтверждение того, что он существует. «В Хеми лежит действительно старый тибетский перевод с манускрипта, написанного на пали и находящегося в известном монастыре недалеко от Лхасы... — записывает Н.К. Рерих. — Есть особый смысл в том, чтобы рукопись сохранно лежала в Хеми, или Хемис. Есть особое значение в том, что ламы так тщательно скрывают её. Этой рукописи уместно лежать около Леха, где была проповедь Иссы об общине мира, ещё до проповеди в Палестине. (...) Это один из старейших монастырей Ладака, счастливо не разрушенный во время нашествия монголов и при гонениях на буддизм невежественными ордами Зоравара. Укромное положение монастыря, быть может, помогло его сохранности»40.

«Послушаем, как говорят в Гималаях о Христе, — пишет Н.К. Рерих. — В рукописях, имеющих древность около 1500 лет, можно прочесть: "Исса тайно оставил родителей и вместе с купцами из Иерусалима направился к Инду, за усовершенствованием и изучением законов Учителя. Он провёл время
в древних городах Индии Джаггарнате, Раджагрихе, Бенаресе. (...) Затем Исса был в Непале и в Гималайских горах"»41.

Другой источник о жизни Иисуса Христа в Тибете, менее известный, отрывок из которого художник поместил в путевом дневнике, дополняет сведения, приведённые в манускрипте: «Около Лхасы был храм учений, богатый рукописями. Иисус хотел ознакомиться с ними сам. Минг-Сте, великий мудрец всего Востока, был в этом храме. Через много времени, с величайшими опасностями, Иисус с проводником достигли этого храма в Тибете. И Минг-Сте, и все Учителя широко открыли врата и приветствовали еврейского мудреца. Часто Минг-Сте беседовал с Иисусом о грядущем веке и священной обязанности, принятой народом этого века. Наконец Иисус достиг горный проход, и в главном городе Ладака — Лехе — он был радостно принят монахами и людьми низшего состояния»42.

Так народные предания соединили в Лехе пути Будды и Христа, проложенные ими в разные эпохи. «Будда шёл через Лех на север. Исса беседовал здесь с народом по пути из Тибета. Тайно и тщательно хранимые предания. Трудно нащупать их, ибо ламы умеют молчать лучше всех людей. Только найдя общий язык — не только внешне-физический, но и внутреннего понимания, — можно приблизиться к их многозначительным тайнам»43, — записал Н.К. Рерих в своём дневнике. «Как прекрасно, что Юрий знает все нужные тибетские наречия. Только без переводчика люди здесь будут говорить о духовных вещах»44. «Перекрёсток путей Христа и Будды» (1924), «Пруд Иссы» (1925 – 1926) — так художник назвал свои картины, посвящённые этим легендарным местам.

Монастырь Хеми, запечатлённый великим художником на полотне «Хемис» (1925 – 1926), обладает богатейшей коллекцией ценных, уникальных скульп­тур и реликвий, доступ к которым и сейчас открыт лишь для очень немногих посетителей. В библиотеке монастыря хранятся старинные манускрипты.

Хеми стал всемирно известен в связи с Праздником танца, который ежегодно проходит в июне. Он посвящается дню рождения Падмы Самбхавы, основателя школы красношапочников. Традиция этого праздника имеет более чем 200-летнюю историю. Каждые 12 лет (в год обезьяны по восточному календарю) праздник отмечается особенно торжественно: перед монахами и паломниками выставляется самая большая в мире танка с изображением Падмы Самбхавы, вышитая жемчугом и украшенная полудрагоценными камнями, — художественное сокровище Ладака.

Восхищённый древними памятниками и монастырями Ладака, его могущественными ландшафтами, Н.К. Рерих задумал новую серию картин: «Не хочется давать здешним изображениям этнографический или географический характер. Пусть они идут как знамёна: "Святыни и твердыни". Пусть своим общим тоном героизма и подвига они скажут об этом крае»45. Так в течение 1925 –1926 годов появилась серия картин «Святыни и твердыни»46.

Ладак, находясь вдалеке от религиозных и культурных центров собственно Тибета, сумел сохранить основы его самобытной культуры. Именно в Ладаке многие учёные Запада впервые познакомились с тибетской культурой.

Здесь, в необычайно благожелательной атмосфере, экспедиция Н.К. Рериха пробыла до 19 сентября 1925 года. Без особых трудностей был собран караван для перехода по Великому Каракорумскому пути в Центральную Азию, в древние оазисы Китайского Туркестана, которые в раннем средневековье были центрами буддийской культуры Индии.

Продолжение следует


* Продолжение. Начало в №№ 10, 11, 2010, № 2, 2011.

1 Кушанское царство — государство (конец I в. до н.э. – IV в. н.э.), имевшее высокоразвитую культуру. В период расцвета включало в себя значительную часть современных территорий Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии и Синьцзяна. В конце IV в. погибло под натиском гуннов.

2 Центральная часть Ладака была открыта для посещения только в 1974 г., а некоторые удалённые области — лишь в 1994 г.

3 Окладников А.П., Беликов П.Ф., Маточкин Е.П. Рерих — исследователь Азии // Непрерывное восхождение. Т. 1. М., 2001. С. 430.

4 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Рига: Виеда, 1992. С. 93.

5 Ладакские монастыри называются «гомпа», что означает «место для медитации».

6 Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Рериха в Центральную Азию // Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции, переводы. Самара, 1999. С. 238.

7 Рерих Н.К. Искусство Тибета // Шамбала. М.,1994. С. 61.

8 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 93.

9 Франке Август Герман (1870 – 1930), немецкий тибетолог.

10 Эпиграфика — дисциплина, изучающая древние и средневековые надписи на камне и различных изделиях.

11 Рерих Ю.Н. Проблемы тибетской археологии // Буддизм и культурное единство Азии. М.: МЦР, 2002. С. 52.

12 Archaeological Survey of India. New Imperial Series. Vol. XXXVIII, Part I. Calcutta, 1914.

13 Чортен — тибетское название ступы.

14 Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Самара, 1994. С. 14 – 15.

15 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 94.

16 Наропа (1016 – 1100) — великий учитель, основатель школы кагъюдпа, автор более 30 сочинений по буддизму.

17 «Канджур -Танджур» включает в себя около трёхсот книг.

18 Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Рериха в Центральную Азию. С. 238.

19 Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. С. 16.

20 Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Рериха в Центральную Азию. С. 238.

21 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 100.

22 Махакала — «Великий Чёрный Защитник» или «Великое Чёрное Сострадание», один из главных покровителей Тибета (Рерих Ю.Н. Тибетская живопись. М. 2002. С. 171).

23 Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. С. 18.

24 Там же. С. 21.

25 Там же. С. 23.

26 Там же. С. 23 – 24.

27 Там же. С. 25.

28 Каменные сооружения на перевале или вершине холма, служащие сиденьем для отшельников и лам во время уединения.

29 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 102 – 103.

30 Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. С. 22.

31 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 107.

32 Ларичев В.Е., Маточкин Е.П. Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1993. С. 56.

33 Рерих Н.К. Душа народа // Листы дневника. Т. 2. М., 2000. С. 410.

34 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 104.

35 Рерих Е.И. Письма. Т. 6. М., 2006. С. 30 (8.02.1938).

36 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 105.

37 Там же. С. 104.

38 Там же. С. 104 – 105.

39 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 106.

40 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 110 – 111.

41 Там же. С. 82, 83.

42 Там же. С. 85.

43Там же. С.106,

44Там же С. 107.

45 Там же. С. 100.

46 По данным доктора искусствоведения Е.П. Маточкина, в серию входит 27 картин.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Великие Владыки видят и оценивают каждое приношение на пользу Их Дела. А ведь важно лишь Их одобрение. Когда эта истина твердо живет в сознании, то никакие обиды не могут укорениться в сердце.

Рерих Е.И. Письмо от 01.10.1937
Неслучайно-случайная
статья для Вас: