Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

РЕРИХ И БОРОДИН. II.

Авторы: Кочергина Наталья / Черникова Валентина



Теги статьи:  музыка, декорации Рериха

Весь пафос «Слова о полку Игореве» был направлен на утверждение мысли о необходимости объединения русских сил перед угрозой вражеских нашествий. Вся дальнейшая история Руси показала, сколь трагичны были последствия внутреннего разъединения и междоусобиц русских князей. «Кроме установленной всеми учебниками, может быть иная точка зрения на сущность татар», — писал Николай Константинович Рерих. Вспоминая «их презрение к побеждённому, к не сумевшему отстоять себя», Рерих справедливо замечает: «Разве (русские) князья своею разъединённостью, взаимными обидами... не давали татарам лучших поводов к высокомерию?»

Вот почему, вводя в оперу «Князь Игорь» образ Владимира Галицкого и его приспешников, А.П.Бородин действует в полном соответствии с духом «Слова» и правдой истории. Таким образом, в «Князе Игоре» показаны и сведены в конфликт три силы: русский патриотический лагерь — народ и его вожди Игорь, Ярославна и бояре; их внутренние враги — Галицкий и его челядь, к которым присоединяются Скула и Ерошка; и внешние враги — половцы во главе с ханами Гзаком и Кончаком. И если внутренние враги показаны Бородиным в самом отталкивающем и неприглядном свете, то совсем иначе представлены половцы — как противники, достойные Руси.

Второе и третье действие оперы переносит нас в половецкий стан — в совершенно иной мир, иной уклад жизни. Бородин рисует жизнь кочевников в красках обаятельных и романтичных. Асафьев отмечал, что композитору удалось выполнить «очень трудное задание»: «Добиться, чтобы слушатель пережил "страду нашествия половцев на Путивль" и потом не почувствовал бы к кочевникам... ненависти — под силу очень крупному мыслителю-художнику».

Музыка Бородина передаёт всё разнообразие характера половцев: созерцательность и страстный темперамент, мечтательность и томление, прихотливость фантазии, дерзкий порыв. Вершина сцены — общая пляска с хором — это взрыв стихийного восторга и упоения своей силой. Половецкие пляски, эта «темпераментная, красочно многообразная композиция... стоит множества сочинений о Востоке», — писал Асафьев. Обобщив наиболее характерные черты восточных напевов и наигрышей, Бородин сумел создать завораживающий и изумительный по красоте образ Востока. Но в опере есть и другой Восток — жестокий и зловещий; именно так звучит половецкий марш из третьего действия, под музыку которого половцы-победители делят добычу и славят Гзака и Кончака, упиваясь победой над Русью.

Поразительно, какое внимание было уделено Рерихом именно восточной теме в опере «Князь Игорь»: им было выполнено около тридцати этюдов, посвящённых половцам. В этом выразилось многое — и мечты художника о путешествии в сердце Азии, и взгляд мудрого учёного. Исследуя истоки русской культуры, он указывал, что один из них неизбежно приводит на Восток: «Летописи... толкуют о непостижимом смешении суровости и утончённости великих кочевников. Повести знают, как ханы собирали к ставке своей лучших художников и мастеров». Именно кочевники «внесли в обиход Руси сокровища ковров, вышивок и всяких украшений. Не замечая, взяли татары древнейшие культуры Азии и так же невольно... разнесли их по русской равнине».

В своих театральных работах Рерих создаёт образ того Востока, который был ему подсказан собственной интуицией. Первый эскиз «Половецкого стана» (1908) был создан по предложению Дягилева для постановки Половецких плясок в Париже в театре «Шатле», что имело там громадный успех. А много лет спустя возглавляемая Рерихом экспедиция жила «именно в таких же юртах». Таким образом, как отмечал Николай Константинович, «экспедиция была отражением уже давно написанных, предвиденных картин».

Единым мотивом объединены эскизы, изображающие стан кочевников: среди южной, напоённой зноем и ароматами трав степи раскиданы юрты с поднимающимися вверх дымами. Огромное, раскалённое солнечным закатом и дымом костров небо — жёлтое с красными отливами — занимает бо'льшую часть картины и как-то особенно, магически воздействует на зрителя. «Общий горячий тон» декораций «вторил страстной, динамичной музыке, буйным, неудержимым пляскам половцев» (В.Князева) и усиливал чувство томления князя Игоря в плену.

Другая группа эскизов — это уже ночной «Половецкий стан»: «приглушённая синевато-зеленоватая гамма» красок ещё более подчёркивает «загадочность и таинственность южной степи» (Е.Яковлева).

Одна из центральных сцен оперы — ария князя Игоря в плену «Ни сна, ни отдыха измученной душе». Как самую большую трагедию князь переживает, что «враг терзает Русь» и «стонет Русь в когтях могучих». Настроение мучительного скорбного раздумья сменяется страстным порывом к свободе:

О дайте, дайте мне свободу, 
Я свой позор сумею искупить, 
Спасу я честь свою и славу, 
Я Русь от недруга спасу! 

Островком света и надежды звучит обращение к Ярославне — целое море любви в безбрежно разливающейся мелодии...

Достойным противником Игоря в опере предстаёт Кончак. В прошлом — союзник Игоря, а ныне — его победитель, могущественный предводитель кочевников деспотичен и хитёр, но по-своему благороден и прям. Он хочет считать Игоря не пленником, а гостем, предлагая ему разные дары. «Бородин так романтически облагораживает фигуру хана Кончака и рисует жизнь кочевников в красках столь стихийно-обаятельных, что бегство Игоря становится... почти открытой дорогой: он бежит из сознания долга перед родиной, а не потому, что он замучен, истерзан неволей» (Б.Асафьев).

Игорь бежит из плена и возвращается в родной Путивль. Всеобщая радость и ликование звучит в заключительном хоре оперы, прославляющем доблестного князя, готового к новым походам и битвам, полного уверенности в грядущей победе.

В музыке оперы есть всё, что так характерно для Бородина: эпическое спокойствие, плавность, простор и величие. В моменты драматического напряжения этой мощной полнозвучной музыкой овладевает стихийный порыв, пробуждается энергия и страстность. Лирике Бородина свойственна ясность, мужественная нежность и светлые тона. Особенно впечатляют своей монументальностью, героической или трагедийной мощью народные, хоровые сцены. В образах героев оперы композитор обобщил те качества, которые проявились в характерах лучших русских людей на протяжении многих веков отечественной истории. Это цельные и гармоничные натуры, которым не свойственны мучительные душевные конфликты, внутренний разлад. «Бородин находил в окружающей жизни гармоническое начало и в своём оптимизме растворял отрицательные явления...» Он «любит воплощать в музыке состояния охватившей множество людей радости... Всякое горе проходит как сон. Жизнь велика, необъятна, радостна и солнечна. Такое явление, как монументальное светлое творчество Бородина, могло возникнуть только в недрах стихийно-здоровой страны», — писал Б.Асафьев.

 

Композитор создал бессмертное творение, наполненное великим патриотическим звучанием. Вот почему во время Великой Отечественной войны опера Бородина была вместе с народом — с огромным успехом она шла во многих городах Советского Союза. В эти же тяжкие военные годы Николай Константинович Рерих в далёкой Индии мыслил о прекрасном будущем своей страны. На его полотнах как рать непобедимая встают близкие сердцу каждого русского человека полководцы, богатыри, подвижники. В этой доблестной череде героев мы вновь встречаем князя Игоря, воина-патриота, защитника своего отечества. «Лежит передо мною "Слово о полку Игоревом"... — писал Рерих. — Само "Слово" как бы горестное, но оно лишь напоминает, как из беды встанет народ и неустанно начнёт строение. Великому народу русскому ничто не страшно. Всё победит — и лёд, и жару, и глад, и грозу. И будет строить на диво». Так, своей картиной «Поход Игоря» (1942) Рерих словно обращает нас к мысли о том, что всякой беде, как и всякому затмению, бывает конец. «Каждое всенародное испытание вливало новые, неисчерпаемые силы в русское сердце. После бури ещё приветливее светило солнце. Горя много, но горе преходяще. А радость нетленна. Знает народ русский священную радость любви к Родине». Этой любовью и верой в будущее России проникнуто и всё, что делал и о чём мыслил сам великий русский художник. Вопреки всем затмениям, вопреки всем трудностям и «ликованиям злобы» Рерих призывает верить в «русскую мощь», утверждая, что именно русскому народу «суждено будущее. Слышите ли? — будущее, и какое светлое!».

Вместе с великим провидцем верим в это и мы.

 

Список литературы:

Б.В.Асафьев. Избранные труды: В 5 т. М., 1952 – 1957.

А.П.Зорина. Александр Порфирьевич Бородин. М., 1987.

В.П.Князева. Н.Рерих. М.-Л., 1963.

Н.К.Рерих. Листы Дневника. Т. 1 – 3. М., 1995 – 1996.

А.Сохор. Александр Порфирьевич Бородин. М.-Л., 1965.

Е.П.Яковлева. Театрально-декорационное искусство Н.К.Рериха. Самара, 1996.

 

Окончание. Начало в № 8-2003 г.

Печатается по материалам музыковедческой секции Сибирского Рериховского Общества.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Мыслитель говорил: «Если бы мы могли полюбить всеми силами, мы были бы успешны».

Надземное, § 542

Неслучайно-случайная
статья для Вас: