Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

РЕРИХ И РИМСКИЙ-КОРСАКОВ

Авторы: Черникова Валентина / Кочергина Наталья



Теги статьи:  Николай Рерих, музыка, Римский-Корсаков

 

Россия процветёт искусством.
Листы Сада М. Зов. 24.02.1922

 

Небывалого расцвета достигла русская творческая мысль на рубеже XIX – XX веков. Россия находилась в самой яркой поре своих духовных исканий, утверждая новые пути в искусстве, науке, философии. Много лет спустя Н.К.Рерих, размышляя о судьбах русской Культуры, писал: «...Сейчас прочно утверждено во всемирном сознании понятие Русского Художества, о котором всего четверть века тому назад и не знали». Перечисляя славные имена российских художников всех родов творчества, Рерих именует их «Пантеоном Русской Культуры», «прекраснейшими посланниками», которые внесли «светлые страницы в утончение всемирного сознания» и упрочили «уважение к понятию России как таковой».

В ряду таких вестников русского искусства Рерих называет выдающегося композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова. И сам художник, и его старший современник Римский-Корсаков были в огромной степени причастны к взлёту русского искусства, принёсшему славу России. Есть нечто глубоко родственное между этими двумя творцами — то, что мы называем общностью миропонимания, или духовным родством. Вероятно поэтому музыка Римского-Корсакова была очень близка Рериху и вдохновила его на создание замечательных полотен. Изучая творчество этих художников во взаимосвязи, мы с радостью открываем для себя новые грани красоты.

В статье, посвящённой столетию Н.А.Римского-Корсакова, Н.К.Рерих пишет: «Замечательна жизнь Николая Андреевича. В своём неисчерпаемом творчестве он шёл вперёд, совершенствуясь до самой кончины. Утончённы его последние творения: "Китеж", "Царь Салтан", "Золотой петушок". Но и начальные композиции, как "Снегурочка", уже показали всю мощь его великого таланта. А "Садко", "Шахерезада", "Майская ночь" и вся несчётная сокровищница романсов, симфоний — какой творческий подъём гремел без устали! И не всегда было легко великому композитору. (...) И весь этот трудный жизненный путь, все семейные заботы, все бурления консерватории не понизили творчества. Наоборот, оно росло и цвело. Кроме своих композиций, Римский-Корсаков находит время оркестровать неоконченные вещи Мусоргского и уделитьсотрудничество в "Могучей кучке". Для всего великий творец находит время и сердечную внимательность. Целый ряд поколений композиторов и музыкантов воспитал Николай Андреевич. Велико было его знание русского народного творчества, и оркестровка Римского-Корсакова дала целую блестящую плеяду последователей. Он умел щедро давать. (...)

Римский-Корсаков — явление незаменимое, и рады мы были узнать, что Русь воздаёт ему заслуженный почёт. (...) Нет народа, нет страны, где бы не знали и не почитали нашего русского гения. Всенародный поклон его памяти».

Высокие и значительные слова находит Николай Константинович, чтобы в кратком очерке рассказать о творческом пути великого композитора. Расскажем об этом подробнее.

Н.А.Римский-Корсаков (1844 – 1908 гг.) родился и провёл детские годы в небольшом старинном городке Тихвине Новгородской губернии. Особое значение среди всех впечатлений детства для него имела природа. Навсегда запомнилось громадное небо озёрного края, тихие лазоревые зори, пение птиц, тишина прохладного леса. Глубокая любовь к природе легла в самую основу личности будущего композитора.

В той же Новгородской губернии, в родительском имении «Извара», протекало и детство Николая Рериха. Вглядимся в его полотна, в эти «глубоко синие волнистые дали», в «причудные леса» и узорные облака бескрайнего неба, и увидим ту самую «бодрую», «неописанную» красоту русского Севера, пробудившую когда-то детские сердца, готовые к восприятию Прекрасного...

Жизнь Тихвина была богата старинными обрядами и обычаями, уходившими корнями в языческую древность. Часто прозрачную синеву небес до краёв наполняли звоны колоколов, а в монастырском соборе чудесно пел хор. Жизнь маленького Ники, как ласково называли его близкие, протекала в доме, буквально наполненном музыкой: семья была очень музыкальной. Неудивительно, что тяготение к музыке у мальчика проявилось довольно рано. Часто, придя с прогулки, он спешит сесть за фортепиано, и под его пальцами оживают чудесные образы: жужжание пчелы в знойный полдень, потоки лунного света, таинственное мерцание звёзд. Но не только музыка была страстью Ники, — не менее сильно его увлекает романтика моря и дальних странствий. В 12 лет он становится воспитанником Морского корпуса в Петербурге, успешную учёбу в котором Ника совмещает с посещением опер и концертов, жадно напитываясь новыми музыкальными впечатлениями.

Важнейшей вехой в жизни Н.А.Римского-Корсакова становится знакомство с кружком молодых композиторов во главе с М.А.Балакиревым. Здесь, среди участников содружества, вошедшего в историю под названием «Могучая кучка», он оказывается в самом средоточии музыкальной молодой России. Композиторские опыты 17-летнего юноши получают поддержку, и он всё более ясно понимает, что его истинное призвание — музыка. Тем не менее, подчиняясь воле семьи, после окончания учёбы в Морском корпусе Римский-Корсаков отправляется в кругосветное плавание. И хотя душа его протестовала против длительного перерыва в занятиях любимой музыкой, всё же это путешествие оставило большой след в сознании юноши, с огромной живостью воспринимавшего людей и природу. Он полюбил ночные вахты, когда оставался один на один с громадным миром: «Чудные дни и чудные ночи! (...) Какое сияние Млечного Пути с созвездием Южного Креста... Свет ныряющего среди кучевых облаков месяца в полнолуние просто ослепителен. Чудесен тропический океан со своей лазурью и фосфорическим светом, чудесны тропическое солнце и облака, но ночное тропическое небо на океане чудеснее всего на свете...» Придёт срок, и это сверкание звёзд, эта влажная пустыня океана засияет и зазвучит всеми красками и ритмами в его волшебной музыке.

Красота окружающего мира и её длительное созерцание формирует в его художественной душе представление о совершенстве Мироздания, о том, что человек является частью великого и гармоничного даже в грозных своих проявлениях Мира...

Радостным было возвращение домой после почти трёхлетнего плавания, и теперь подлинной его жизнью становится музыка. Возобновляются встречи в кружке М.А.Балакирева, куда входят также Ц.А.Кюи, А.П.Бородин и М.П.Мусоргский. Неизменным участником этих встреч был В.В.Стасов, выдающийся критик-публицист, страстный поборник процветания русской культуры. «Всякий народ должен иметь своё собственное, национальное искусство, а не плестись в хвосте других, по проторённым колеям», — утверждает он. И пламенно вдохновляет молодых композиторов на то дело, «для которого они родились на свет: музыка русская, новая, великая, неслыханная».

Вспомним теперь, какую роль сыграл этот замечательный человек в жизни юного Рериха. Несмотря на большую разницу в возрасте, их связывало самое тесное сотрудничество. Николаю Константиновичу были очень близки взгляды Стасова на самобытное развитие русской культуры и её связи с культурой Востока. Встреча с великим Толстым — одно из самых значительных событий в жизни молодого художника — произошла так же благодаря Стасову. А мудрое напутствие Льва Николаевича о том, что «в области нравственных требований надо рулить всегда выше», слышал и запомнил не только Рерих, но и ещё один участник этой встречи — Н.А.Римский-Корсаков, тогда уже широко известный в России композитор.

Но вернёмся к истокам его творчества. Каждый из участников знаменитого кружка претворял, «мыслил и расцвечивал понятия великой Руси по-своему», но их объединяла огромная любовь к русскому искусству и пристальное изучение отечественной истории и культуры. Римский-Корсаков ищет свой путь в искусстве и вскоре открывает для себя поэтический мир народных сказок и преданий. Симфоническая картина «Садко» сразу же делает известным имя молодого композитора. В былине о новгородском гусляре, таинственной властью своей музыки очаровавшем целую подводную стихию, нашла отражение близкая ему древняя легенда об Орфее. Образ Садко становится для композитора воплощением «гения-творца», носящего в себе «искру божества», — того, кому принадлежит создание «наиболее замечательных народных песен». «Садко» поразил слушателей своей необычной красотой: «Это произведение принадлежит таланту громадному в своей специальности живописать при помощи музыки» (А.Н.Серов).

Следующее сочинение Римского-Корсакова — живописная сказка-симфония «Антар» — даёт начало теме Востока. Этой теме в дальнейшем композитор посвятил немало своих самых вдохновенных страниц.

Период с 1865 по 1875 год — один из самых плодотворных для Николая Андреевича. Всё, что он создаёт в это время, происходит при самом горячем участии его друзей по кружку. «Ничто не может сравниться с чудным художественным настроением, царствовавшим на этих маленьких собраниях, — вспоминал Стасов. — Каждый приносил с собою ту чудесную поэтическую атмосферу, которая присутствует в натуре художника, охваченного вдохновением творчества... Какое это было раздолье творческих сил! Какое роскошное торжество фантазии, вдохновения, поэзии, музыкального почина!»

В эти годы Римский-Корсаков особенно сближается с М.П.Мусоргским, одно время они даже живут вместе, поровну распределяя часы занятий за роялем и щедро обмениваясь знаниями. Не без влияния Мусоргского и его оперы-трагедии «Борис Годунов» создаётся первая опера Римского-Корсакова — «Псковитянка», где им впервые затрагивается историческая тема. Эпически-спокойный, в духе древнерусских летописей, характер повествования — об утрате Псковом вольности, о драматической судьбе главных героев оперы — определил и подлинно народный склад её музыки. «Это такое благоухание, такая молодость, свежесть, красота... Экая громада таланта...» — отзывался об опере Бородин. «Псковитянка», премьера которой состоялась в Мариинском театре в 1873 году, была принята восторженно. Особенное впечатление произвела сцена народного вече с героической песней псковской вольницы.

Примечательно, что в 1947 году, в одном из своих последних писем в Россию, Н.К.Рерих упоминает именно эту оперу: «Теперь по всем волнам [радио] так часто завывает какофония. Редко дают "Псковитянку", а мы любим хор "Осудари псковичи"». И это не было случайностью. Какая славная страница жизни великого художника была связана с «Псковитянкой»! То было время знаменитых «Сезонов» русского искусства за рубежом, а Николаю Константиновичу всегда было «несказанно радостно вспоминать эпопею Дягилева». Незабываемой была и премьера «Псковитянки» в 1909 году, в театре Шатле. Декорации, созданные по эскизам Рериха, великолепный ансамбль исполнителей — с Шаляпиным в роли Грозного, — замечательная режиссура Санина — всё производило на зрителей ошеломляющее впечатление. Опера-летопись, раскрывшая красивый и героический уклад жизни вольного северного города, оказалась очень созвучной Рериху, и его декорации отличались необычайной достоверностью и высоким историзмом. (Впоследствии художник ещё не раз запечатлел древний Псков на своих полотнах.) Приведём описание образа картины «Въезд Грозного» (эта работа художника не сохранилась), оставленное очевидцем того представления: «В глубине сцены, на холме, сооружённом из больших белых камней, возвышается огромный, могучий, белый как сметана, по выражению старинных хроник, псковский собор. В яркой лазури неба плывут белые облака, своей округлой формой напоминающие камни холма. Это повторение светлого тона церкви уравновешивает всю композицию. (...) Когда при выходе безмолвного и зловещего Ивана Грозного хор затягивает традиционную "Славу", перед нашими глазами вновь оживает трагическое время России XVI века». Другая работа Рериха — «Шатёр Грозного», основной эскиз к третьему действию «Псковитянки» — стала одним из лучших образцов театральной живописи. «Какая сила, мощь, спокойствие, уверенность видны в этом контрасте зарева лампад в углу расписного, восточного по материи, шатра со спокойным, далёким зеленоватым, рассветающим музыкально небом», — восхищался эскизом писатель Вс.Иванов.

Постановка первой оперы Римского-Корсакова в Париже имела громадный успех. «Никто здесь не знал "Псковитянки", — писали газеты, — а уже после первого акта в коридорах многие французы напевали мотив "Осудари псковичи, собирайтесь во дворы". Эта песня-гимн очаровала и взволновала зал». Очень высоко была отмечена работа Рериха: «Какая сила таланта, художественности, поражающей, влекущей... И какая гармония, выдержанность стиля во всём... какое проникновение в стиль эпохи», — восклицали рецензенты. И подводили итог: «...Русские делают эпоху в декоративной живописи».

Такой была дальнейшая сценическая судьба «Псковитянки»... Но вернёмся вновь к началу этого пути. Завершение оперы совпало со счастливым событием в жизни композитора — женитьбой на Н.Н.Пургольд, талантливой пианистке, деятельной участнице музыкальных вечеров «Могучей кучки», постоянной исполнительнице произведений друзей-композиторов («наш милый оркестр» — называл её М.П.Мусоргский). Это был союз двух близких по духу людей. Надежда Николаевна стала помощником и преданным другом композитора.

Всмотримся в фотографии Римского-Корсакова, сделанные в разные годы жизни, и мы увидим человека с неизменно строгим, несколько суровым выражением лица. Откроем «Летопись моей музыкальной жизни», написанную самим композитором, — и перед нами встанет облик человека сдержанного, лаконичного в суждениях, избегающего высоких слов. Каким же был он в жизни? Очень многое расскажет нам его музыка. Утончённость, возвышенность чувств и красота, которыми наполнены его творения, более всего поведают нам о сокровенной стороне его внутреннего мира, о нежном и добром сердце, любящем людей и природу. Да, он был суров и строг, но прежде всего к самому себе. Это был воистину взыскательный художник. Его дисциплинированный ум, огромная воля и не ослабевающая с годами энергия поражают. При всей своей мягкости и сердечной доброте Николай Андреевич никогда не поступался своими принципами, это был настоящий борец за искусство, — а именно в служении ему он видел смысл своей жизни. И Надежда Николаевна была ему верным соратником в этих трудах и битвах. А вот как вспоминают об отце его дети: «Ни один из портретов Николая Андреевича не передаёт той редкостной доброты, которая была его отличительной чертой. (...) Отец не сторонился никаких домашних забот и мелких обязанностей жизни». «Я не помню, чтобы отец когда-либо возвысил голос... Не слышали мы от него и резких характеристик и отзывов... Он мог строго судить, но раздражённых и хлёстких, тем более грубых суждений от него слышать не приходилось».

Н.К.Рерих был знаком и со старшими, и с младшими членами на редкость дружной семьи Римских-Корсаковых и, как это видно по его дневникам, сохранил о ней самые добрые воспоминания.

Музыкальная деятельность Н.А.Римского-Корсакова в 1870 – 1880 годах необычайно интенсивна и разнообразна. В 1871 году он становится профессором Петербургской консерватории по классу композиции и инструментовки. При этом он также — инспектор военно-морских оркестров, директор Бесплатной музыкальной школы. Десять лет работы отдано Придворной певческой капелле. С 1886 года Римский-Корсаков — руководитель и главный дирижёр «Русских симфонических концертов», организованных меценатом и музыкальным деятелем В.М.Беляевым.

В эти же годы Римский-Корсаков изучает и записывает народные песни и обряды, знакомится с трудами о народной поэтике и поэзии, составляет сборники русских народных песен. Тяготение к исконной русской старине было веянием того времени. «Совершенно недавно... точно Америку открыли старую художественную Русь, покрытую пылью... Но и под пылью она так прекрасна!» — писал художник И.Я.Билибин. Изучение песенного творчества уводит Римского-Корсакова в глубины народной культуры и раскрывает перед ним гармонический мир древних славян, где жизнь, искусство, природа и верования были слиты воедино. Он увлечён культом Солнца: «Картины древнего языческого времени и дух его представлялись мне с большой ясностью и манили прелестью старины». Так на волне этого увлечения рождается «Снегурочка» — одна из лучших и любимых опер композитора, самое «солнечное» его творение. 

Статья составлена по материалам музыковедческой секции. Продолжение следует.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Ничто на Земле не зажжёт огонь сердца, как любовь.

Мир Огненный, ч.1, § 629

Неслучайно-случайная
статья для Вас: