Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

«ЖИВЁМ ДЛЯ БУДУЩЕГО». Часть I. Страж Верный

Автор: Стройнова Юлия


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Е.И. Рерих. Наггар, Индия. 1930-­е гг.

Фото 2

З. Фосдик, Д. Фосдик. 1940­-е гг.

Фото 3

Л. Страва и З.Г. Фосдик у Музея Н. Рериха. Нью­Йорк. 1971

Фото 4

Н.Д. Спирина вручила цветы З.Г. Фосдик. Москва. 1974

Фото 5

С.Н. Рерих, М. Брин

Фото 6

Открытка из архива Н.Д. Спириной с автографом З.Г. Фосдик


Теги статьи:  Зинаида Фосдик, Наталия Спирина (о ней)

Зинаида Григорьевна Фосдик родилась 13 ноября 1889 года. Ближайшая сотрудница Рерихов в Америке, она была бессменным стражем Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке. Мы не будем касаться её биографии, основные даты жизни и деятельности Зинаиды Григорьевны хорошо известны и доступны широкому кругу читателей. Материалом для данной статьи стала переписка З.Г. Фосдик с Н.Д. Спириной с 1974 по 1983 год, хранящаяся в архиве СибРО.

Прежде чем мы начнём знакомить вас с отрывками из этой переписки, охарактеризуем в общих чертах духовный облик Зинаиды Григорьевны.

В статье «Встреча с моим Учителем» она пишет: «Мне кажется, что в жизни каждого человека есть какое-либо выдающееся, совершенно исключительное событие, которое часто всецело меняет его жизнь, даёт ей новое направление, о котором человек до этого никогда не задумывался, — как будто одна жизнь бесповоротно кончилась и с этого мгновения началась новая. Именно это случилось со мною, когда я встретила Николая Константиновича Рериха. (...) Редкое преимущество мне было дано в этой жизни, встретить Великую Душу, Учителя, и что мне было разрешено стать его ученицей. С невыразимой благодарностью в сердце я стремлюсь идти по его стопам»1.

Семья Рерихов пришла на землю с особой миссией: они передали человечеству от Великих Учителей провозвестие Новой Эпохи — Учение Живой Этики. Формы этого приношения были различны: Записи, письма, книги, картины, научные достижения. Для выполнения этой миссии им были посланы помощники. Кто-то подходил на определённом этапе и на определённое время, кто-то не выдерживал и отходил, кто-то становился ярым врагом и предателем, но были и те, кто, подставив своё плечо, оставался верным исполнителем Порученного до конца своих дней. Именно таким человеком и была Зинаида Григорьевна, доказавшая свою преданность всей своей жизнью. Пройдя труднейшие испытания и внутренние борения, преодолевая свои несовершенства и защищая Заветы Учителя, она показала нам пример истинно подвижнической жизни во имя Учения, во имя Нового Мира.

Отдадим дань уважения этому самоотверженному Служению и обратимся к письмам Е.И. Рерих.

«Изумительно преданный человечек. Обладательница редчайшего качества верности и необыкновенной трудоспособности»2.

«Зина обладает редко встречаемой комбинацией ряда прекрасных качеств, как признание Иерархии, преданность и признательность, доверие, честность, зоркость, необыкновенная трудоспособность и готовность на жертвы, доброта без сентиментализма, активная. Без малейшей рисовки они с Дедлеем отдают половину своего заработка учреждениям, которые приносят им столько забот и трудностей! Многим они помогают и всегда готовы откликнуться и помочь...

Уже 27 лет я знаю мою Зиночку и люблю её нежно, всем сердцем. (...) Людей познают в горе, и вот Зиночка прошла и через это испытание, и в горе она поднялась на большую высоту. В нашем общем горе и в нашем личном она выказала необыкновенную чуткость, преданность и любовь. Она — Страж Верный! Так назвал её Великий Владыка. (...)

...Не ждите от неё лести и сладких слов, она принадлежит к типу стоиков. Ни одно Учение не могло стоять, не имея в основании некоторую долю сурового стоицизма. Будда сам был великим стоиком, полный суровости к самому себе и своим близким, которые понимали, из какого источника безграничной Любви и Благости проистекала Его суровость»3.

«Зиночка моя с виду немного сурова, но сердце у неё очень доброе, она большая труженица и бескорыстно работает в наших Учреждениях, отдавая половину своего заработка в общую кассу. Дедлей тоже прекрасная личность. Я люблю и ценю их обоих. Они наши лучшие сотрудники»4.

«Зинаида Григорьевна — моя верная Другиня и наша многолетняя сотрудница. Всем своим существом она предана Служению и Великому Владыке. Она хранит основы дел и творчества Н.К. и много помогает мне, если бы не она, я была бы удушена и не смогла бы провести свою самую главную работу. Я много доверяю ей и знаю её полное бескорыстие и преданность Великому Владыке. Она человек дела, а не сладких слов и возложения на других. Она не сентиментальна, но видит и чует много из того, что ускользает от других. Она готова пожертвовать всем, лишь бы выполнить Указанное ей, и этому мы имели примеры. На ней лежит огромная работа по охранению основ Дел и Знамени Мира, также и огромная работа в продолжении Общества Агни Йоги и всех изданий. Она же корректирует с мужем своим все переводы книг Учения. Таких преданных тружеников нужно ценить и уважать. Я люблю её и утверждаю, что она ценнейший сотрудник и друг. Сердце её золотое...»5

Это фрагменты из писем Е.И. Рерих, адресованных разным корреспондентам. А теперь процитируем, что писала Елена Ивановна Зинаиде Григорьевне и её мужу Дедлею Фосдику. Сколько в этих письмах материнской любви и заботы!

«Родная, любимая Зиночка, мой мужественный человечек, часто покинула бы наши Гималаи и прилетела бы к Вам. Конечно, в духе мы встречаемся, и нередко, но земное состояние всё же жаждет и земного прикасания»6.

«Моё любимое качество — это преданность. Преданность до конца, несмотря иногда на то, что очевидность затемняет действительность. Преданность, которая живёт среди Братства, не знает никаких уклонений, никаких сомнений, но верит всем сердцем в великую мудрость и любовь Великого Владыки. Родные наши, я люблю Вас»7.

«Обнимаю мою Верную Зиночку, мою ценнейшую сотрудницу, и мечтаю приблизить совместную работу в стране лучшей, в стране Прекрасной. (...) Берегите себя, родные, гоните настроения, вызванные утомлением и мелочами жизни. Думайте о Будущем.

Наш путь — "вперёд без оглядки", и путь этот проложен прямо, со всеми деталями Великим Владыкой, и, как всегда, и место, и дом лучший уготованы... (...) Всё предусмотрено, всё дано, только бы донести без умаления, не являя страха и сомнения, этих двух удавов, закрывших путь легкомысленным путникам»8.

«Вдумайтесь во всё, что было дано. Поймите глубже, что значит иметь Луч Великого Владыки. Какое огромное преимущество это даёт Вам для ускоренного развития, но не забудьте и ответственность, принятую Вами за несение этого преимущества. Ответственность эта в полном соответствии с преимуществом, и потому ни на минуту не забывайте о ней. Итак, нет места ни унынию, ни сомнению, но лишь мужественное предстояние перед Ликом Великого Владыки. Могут быть трудные переходы и испытания, но при мужестве и терпении они все рассеиваются, как туман, стелющийся у подножия горы. (...)

Несите свет свой внутри себя и освещайте окружа­ющее Вас, но не слишком горюйте. Люблю повторять — "Да будет Воля Твоя!" Истинно, наступило это время.

Родные, стойте на доверенном Вам посту. (...) Родная моя Зиночка, очень, очень ценю любовь, выказываемую мне. И сама я хотела бы иметь мою Радночку около себя, но мы все служим Великому Благу и потому должны соображаться с обстоятельствами. Ничто не должно быть нарушено. (...) Не имеем в Америке более верных и доверенных близких, нежели моя Зиночка и Дедлей, потому, родные, потерпите на своём посту»9.

«...Там, где я буду после ухода с земного плана, не нарушу моей связи с Вами и всегда буду работать на дальнейший сдвиг сознания и спасения человечества в Твердыне Знания.

Обнимаю Вас, Родные мои, все лучшие думы с Вами. Знаю, что нелегко, но сейчас мы подошли к пределу. Но ничто Вас не коснётся»10.

В связи с перепиской Зинаиды Григорьевны с Наталией Дмитриевной нужно сказать ещё об одном человеке — это Людмила Страва. Она жила в Харбине и была близким другом Наталии Дмитриевны — именно ей Мила, как называли её близкие, обязана своим знакомством с Учением Живой Этики.

В своём письме А.М. Асееву, издателю журнала «Оккультизм и Йога», Е.И. Рерих писала: «Сейчас у меня большая просьба к Вам. Не можете ли Вы списаться с нашей соотечественницей и почитательницей Учения Живой Этики — Людмилой Страва, которая находится сейчас в Бразилии... (...) Пишу Вам, ибо Великий Владыка очень Одобряет эту сотрудницу. Прекрасная природа и с психическими способностями, но она ещё молода, и её необходимо поддержать. Она была жительницей Харбина и была ученицей и большой другиней Бориса Николаевича и Нины Ивановны Абрамовых, моих самых близких сотрудников там. Обстоятельства заставили её родителей покинуть Харбин, и она должна была следовать за ними. Но, видимо, страстно томится, не имея при себе любимых книг, почему-то убоялась их везти с собою. Зинаида Григорьевна Фосдик, конечно, пошлёт ей некоторые, но беда в том, что книги в русском издании на исходе. Сейчас наскоро переводятся "Братство" и "Беспредельность" в расширенном виде. Только что выпустили в английском переводе и второй том "Листов Сада Мории". Но Мила, кажется, знает английский язык. Во всяком случае, родной Александр Михайлович, не откладывая, снеситесь с этим прекрасным существом и поддержите её советом. (...) Подробностей о её жизни не знаю. Но имею Указание помочь ей и установить контакт её с Вами, что и спешу выполнить. Когда получите эту весточку, пожалуйста, черкните мне все подробности о себе и то, что узнаете о Миле Страва»11.

В 1959 году Мила переезжает в Америку и становится помощницей Зинаиды Григорьевны в делах нью-йоркского Музея Н.К. Рериха. После её ухода из жизни в 1980 году Зинаида Григорьевна писала Наталии Дмитриевне: «Милочка жила со мною 21 год, в самой тесной дружбе. Дух её горел преданностью и любовью к Елене Ивановне и Николаю Константиновичу Рерихам, она всё время изучала их книги, применяя в жизни их мудрость и знания» (сентябрь 1980 г.).

«Вы были наиболее близки к Милочке, она мне часто рассказывала о Вас, как Вы её учили и направляли к высшим идеалам, красоте, любви к служению, с самого первого дня встречи с нею. Ваши уроки глубоко вкоренились в её душу.

Преданность, чистота души, желание всем помочь были чудесными качествами её. И при этом полная самоотверженность в работе, несмотря на серьёзную болезнь сердца, — где ещё можно найти такую редкую душу!

Для меня было постоянной радостью жить с ней свыше 20 лет и делиться всем происходящим в наших учреждениях. Она верно служила всем сердцем идеалам и учению Елены Ивановны и Николая Константиновича. О них я ей часто рассказывала... Не заменить никем нашу Милочку!» (5.11.1980).

Ученики, вступившие на путь Служения, не принадлежат себе, каждый выполняет Высокое Поручение и стоит на своём посту. Иногда они даже не знают друг о друге, иногда оповещены о собрате, но тесного общения нет. Что касается Зинаиды Григорьевны и Наталии Дмитриевны, то они знали друг о друге с 1950-х годов, а может быть, и раньше. Имеются письма З.Г. Фосдик к Б.Н. Абрамову, где она высоко отзывается о творчестве Наталии Дмитриевны. Но их личное общение начинается только с 1974 года. Зинаиде Григорьевне на тот момент было 84 года, Наталии Дмитриевне — 62. В этом же году произошла и единственная встреча двух сотрудниц Великого Учителя. Наталия Дмитриевна вспоминала: «Зинаиду Григорьевну поселили в элитной гостинице "Украина", которая принимала только иностранцев. Созвонившись с ней рано утром, я поехала с таким расчётом, чтобы побывать у неё до прихода переводчицы, в которой она совсем не нуждалась. Зинаида Григорьевна приветствовала меня с большой сердечностью. Она взяла моё лицо в свои руки, посмотрела очень внимательно и поцеловала прямо в губы и сразу стала называть Наточкой».

Встреча и дальнейшая переписка этих духовно близких людей была очень важна для них обеих, они поддерживали друг друга, делились заботами и радостями, обменивались книгами, слайдами с картин, материалами о Рерихах, таким образом укреплялся мост между Америкой и Россией, цементировалось пространство «лучшей страны».

В одном из писем Зинаиды Григорьевны читаем: «Мы часто говорим о Вас и думаем о ценности Вашей работы на родине. Вот такую бы сотрудницу, как Вы, нам здесь!» (28.05.1975). В то же время З.Г. Фосдик прекрасно понимает, что её долг — быть в Америке, а Наталия Дмитриевна выполняет свою часть Высокого Поручения на своём посту в Сибири.

Обширная деятельность, которую вела Зинаида Григорьевна в Музее Николая Рериха в Нью-Йорке, очень впечатляет. Вот фрагменты из писем З.Г. Фосдик и Л. Страва, рассказывающие об этом:

«Дорогой друг, спасибо за Ваше письмо, которое меня обрадовало. У вас выходят в настоящее время прекрасные книги о Н.К. Рерихе, освещающие его как великого художника и одного из замечательных личностей нашей эпохи. Многие из этих книг я получила. Наш перевод на английский книги Н.К. "Нерушимое" подвигается, и мы надеемся её выпустить к столетию. Я надеюсь, что мне удастся приехать в Советский Союз осенью 1974 года к празднованию столетия, и уверена, что мы сможем повидаться. Заранее радуюсь этой встрече» (З.Г. Фосдик, 15.02.1974).

«У нас в "Музее имени Н.К. Рериха" уже началась первая выставка картин Н.К., посвящённая столетию. Выставка вышла на редкость удачной. Состоит она из разных периодов и взята из частных коллекций. Интерес к ней у публики очень большой. Вскоре начнутся лекции и концерты. Программа концертов будет особенно интересной, т.к. она включает большой выбор русской музыки, как то: Римский-Корсаков, Скрябин, Чайковский, Мусоргский и др., т. к. их очень любили Е.И. и Н.К.» (Л. Страва, 15.02.1974).

«Празднование нами здесь столетия Н.К. протекает прекрасно! Уже заканчиваем первую выставку, посвящённую ему, а теперь готовим 2-ю выставку "Древняя Русь" картин и архитектурных этюдов Н.К. древних русских городов. Наш куратор Музея недавно прочёл прекрасную лекцию перед Лигой женщин всех наций в ООН. Идут заметки и статьи о столетии в здешней прессе и в других странах — всё это глубоко радует» (З.Г. Фосдик, 27.05.1974).

«Наша вторая юбилейная выставка "Древняя Русь" приходит к концу. Её посетили многие приезжающие из Советского Союза, а также и из других стран. Конечно, русскому сердцу эта выставка говорит много» (З.Г. Фосдик, 1.08.1974).

«Со мной снеслась культурная организация из Калифорнии, и они хотят сделать документальный фильм о Н.К., засняв наш Музей и получив все обширные материалы о Н.К., его искусстве и жизни от нас. Они также предполагали поехать в Кулу, Индию, и я, вероятно, узнаю от них более подробно об этом. Из целого ряда стран нам уже писали и запрашивали о материалах для статей о Н.К. — Швейцарии, Англии, Австралии, Румынии, Литвы и др., не говоря уже об Америке. (...)

P.S. ЮНЕСКО поместил мою заметку, которую я им послала ещё в январе, — прилагаю её здесь. Думаем им послать ещё одну большую статью о Н.К.» (З.Г. Фосдик, 31.08.1974).

«Наше празднование столетия Н.К. имело место 6 октября в Музее и прошло очень торжественно. Были представители Индии и СССР, а также многие гости и наши члены Музея. Музей был прекрасно декорирован цветами, и новая выставка картин Н.К. — третья за этот год — произвела огромное впечатление. Картины были из серий: "Знамёна Востока", "Великий Каньон", "Его Страна". Появляются превосходные статьи в американской печати, и вскоре появится статья в большом художественном журнале» (З.Г. Фосдик, 16.10.1974).

26 октября 1974 года Зинаида Григорьевна пишет: «Дорогой Друг, спешу сообщить Вам о том, что приглашена быть в Москве от 15 – 25 ноября, когда, очевидно, состоится чествование столетия Н.К. (...) Где остановлюсь, ещё не знаю. Имею телефон моего лучшего друга... Позвоню ей первой по приезде. Вы сможете позвонить ей. Надеюсь, что мы увидимся в течение этих десяти дней. Не знаю ещё, или смогу вылететь за пару дней раньше, или точно к 15 ноября. Обнимаю Вас и спешу отправить, надеюсь увидеться с Вами в Москве».

Обратим внимание на дату этого письма. Зинаида Григорьевна меньше чем за месяц узнаёт о точной дате юбилейных торжеств в Москве; Наталия Дмитриевна получила это письмо в Новосибирске 7 ноября, то есть за неделю до приезда З.Г. Фосдик в столицу. Их встреча состоялась, несмотря на все трудности. Время визита Зинаиды Григорьевны было расписано почти по минутам, но она обязательно выделяла время для личного общения с Наталией Дмитриевной.

Приведём полностью письмо, которое было написано Зинаидой Григорьевной по возвращении в Америку: «Дорогая Наточка, не знаю как и сказать Вам, насколько я была тронута Вашим сердечным письмом от 17 декабря 1974 г. Ведь только совсем недавно мы сидели с Вами и беседовали в Москве, в гостинице "Украина"! Много прекрасного я узнала от Вас об огромных достижениях духа и культуры на родине, благодаря Вам познакомилась с сибирской молодёжью, их устремлённым патриотизмом, их любовью к Николаю Константиновичу Рериху и жаждой жить его заветами — труда, знания и общего блага!

Всё это звучит в моём сердце ещё ярче, чем прежде, ибо я считаю себя счастливейшей из смертных, получив возможность принимать участие в праздновании столетия Николая Константиновича Рериха на родине.

А лично познакомившись с Вами, я поняла, почему именно Мила так горячо любит Вас — первые ростки знания, первое направление духа жить и мыслить для блага других заложили в ней Вы.

Так бы хотелось ещё посидеть с Вами, побеседовать по душе и обнять Вас! Но я верю, что мы с Вами ещё встретимся и, кто знает? может быть, именно в Вашей чудесной Сибири!

А теперь хочу опять напомнить Вам о необходимости беречь здоровье — все работающие для блага родины, для накопления нужного знания, для участия в красоте всего живущего, всем указано беречь здоровье.

Ещё так много нужно сделать, и мы, живущие на родине или вдали её, должны накоплять силы. Будущее прекрасно, Россия укажет путь, как и в прошлом, самопожертвования и истинных побед.

Обнимаю и нежно целую Вас, дорогой Друг, до следующей встречи. Шлю Вам лучшие мысли и пожелания всего светлого на 1975 год! Ваша всем сердцем, З. Фосдик» (3.01.1975).

Встреч больше не было, были письма — полные заботы и внимания, советов и одобрений, обмена планами и сведениями о происходящих событиях.

«Тот ценный материал по столетию Н.К., который З.Г. привезла с собой из Советского Союза, был размещён в большой стеклянной витрине в Музее для обозрения публики, — писала Людмила Страва. — В декабре в нашем Музее с большим успехом прошёл доклад о Н.К. Рерихе и были показаны слайды из вашей Новосибирской Галереи, которые Вы нам переслали. Публика очень тепло их принимала.

В Австралии — в Мельбурне и Сиднее — были проведены две программы, посвящённые столетию Н.К. — для английской публики и русской. Кроме доклада были показаны слайды с картин Н.К. из нашего музея, а также и советские, была проведена музыкальная программа, — многие наши члены и друзья присутствовали на них. Так отрадно знать, что далеко за пределами родины чувствуют юбилей Н.К. Рериха» (6.01.1975).

«Мы получили от Вас журнал "Наука и жизнь" с прекрасной статьёй в нём проф. Богуславского о Пакте Рериха. Между прочим, проф. Богуславский посетил наш музей прошлым летом, когда он был в Нью-Йорке. Очень оценили также ряд газетных статей, присланных Вами, о выставках Николая Константиновича и Святослава Николаевича у вас в Новосибирске. (...)Наш музей деятельно работает после летнего отдыха, готовя выставки, концерты и доклады и т.д.

Надеемся в конце декабря показать специальную выставку — фотографии советской женщины в областях культуры, науки, сельского хозяйства, театра и т.д. Получили эти замечательные фотографии для выставки в нашем музее от Общества дружбы с зарубежными странами» (З.Г. Фосдик, 1.10.1975).

«Наш друг П.Ф. Беликов посылает нам слайды с картин Н.К., которые у вас выставлялись этим летом. Мы их будем показывать на очередной лекции о творчестве Н.К. у нас в Музее в декабре. Как всегда, лекция о Н.К. привлекает много публики» (Л. Страва, 1.12.1975).

«Дорогая Наточка, подтверждаем с радостью получение от Вас 117 слайдов с картин С.Н. Рериха. Они будут приготовлены нами для следующей лекции об искусстве Святослава Николаевича, с обозначением английских названий, из которых многие Вы уже перевели, за что очень благодарны Вам. Эти слайды являются истинным подарком нашему музею» (З.Г. Фосдик, 30.08.1976).

«День занят ежедневно насущной работой по учреждениям, а свободное время, которого очень мало, посвящается моей работе над архивами ранними, что крайне важно. В 40-е годы Н.К. и Е.И. много писали о необходимости основания Международной Лиги Культуры, в которой важное место должно было быть посвящено работе женщин — русских женщин. Работа эта должна была протекать под Пактом и Знаменем Мира Н.К. Рериха, который получил широкое оповещение во многих странах. Для Лиги Культуры предполагались следующие отделы: Мир; Внутреннее Совершенствование; Наука; Искусство; Материнство и Образование; Прикладное Искусство и Труд; Кооперация и Индустрия; Охрана и Безопасность; Агрикультура и Строительство; Здоровье и Охрана его. Ряд подотделов широкого культурного строительства были также обозначены Е.И. Знамя Мира явится спасительным знаменем — преддверием Нового Мира. Привожу некоторые места из письма Е.И. ко мне в 46-м году — письмо это английское не только ко мне, но и для сведения сотрудников. "Не может быть международного соглашения и взаимного понимания без культуры. Не может народное понимание обнять все нужды эволюции без культуры. Поэтому Знамя Мира вмещает все тонкие понятия, которые приведут народы к пониманию культуры... Не может человечество процветать без знания величия культуры — истинно, спасение в культуре". Думаю, что русские женщины загорятся зовом к культуре» (З.Г. Фосдик, 20.04.1977).

«Наша работа продолжается активно, несмотря на лето, и приходится открывать Музей для иногородних и иностранных посетителей, хотя официально музей закрыт летом» (З.Г. Фосдик, 28.06.1977).

При чтении этих строк, сразу вспоминается напутствие Н.Д. Спириной сотрудникам СибРО ещё во время строительства музея в Новосибирске: «Строительство музея Рериха — это начало воплощения Учения Живой Этики в реальную материальную форму, и множества будут стекаться к нему, чтобы утолить свою духовную жажду, и мы должны быть готовы принять каждого и помочь всем нуждающимся».

В одной из записных книжек Наталии Дмитриевны, в которых она конспектировала беседы с Зинаидой Григорьевной в Москве, она записала, что на вопрос: «Вы устали?» Зинаида Григорьевна ответила: «Это неважно».

Вся жизнь З.Г. Фосдик была подчинена выполнению Порученного. Подтверждение этому находим и в письмах Милы, которая пишет, что Зинаида Григорьевна «много работает, ибо работа растёт и надо много сделать, а времени не хватает даже подумать о себе. Я очень бы хотела, чтобы она поехала куда-нибудь отдохнуть, хотя бы на неделю, но она лишь рукой отмахивается» (6.01.1977).

«Работа по Музею растёт и ширится. В начале апреля в Болгарии, Софии, открывается большая Международная выставка работ Н.К. Рериха. Святослав Николаевич и Девика Рани приедут туда и привезут картины Н.К. и С.Н. Наш музей тоже послал туда некоторое количество картин, и наш куратор с женой будут представлять его. К большому сожалению, З.Г. не смогла туда поехать (хотя её очень просили дать там ряд лекций на русском языке) из-за большой перегруженности в делах. Она сильно переутомлена и, несмотря на это, должна работать больше, чем когда-либо, над текущей работой и переводами книг и их изданий» (Л. Страва, 20.03.1978).

«...Нам много пришлось поработать, особенно З.Г., порой удивляешься, откуда у неё силы берутся так много и постоянно, без отдыха вести напряжённую и нелёгкую работу» (Л. Страва, 17.08.1978).

«З.Г. много слишком трудится, часами не вставая из-за стола, что вредно отзывается на её здоровье» (Л. Страва, 6.02.1979).

Наталия Дмитриевна посылала слайды с картин, находящихся в Новосибирской картинной галерее и представленных на выставках, которые проходили в Академгородке, а от Зинаиды Григорьевны она получала слайды имеющихся у них картин. Это сотрудничество положило начало многолетней дружбы Н.Д. Спириной с Майклом Брином.

«Как Вы слышали, наверное, наш член из Австралии Михаил Брин создал огромную коллекцию слайдов с картин Н.К. Он был у нас в Нью-Йорке в 1975 году, затем поехал в Советский Союз, посетил Москву, Ленинград и Ригу, после этого полетел в Индию, где побыл некоторое время со Святославом Николаевичем и Девикой Рани. Повсюду он снимал картины Н.К.» (З.Г. Фосдик, 20.04.1977).

«Я уже подробно написала нашему сотруднику и члену, Михаилу Брину, в Австралию, о Вашем желании обменяться с ним слайдами с картин Николая Константиновича. Он готов Вам выслать 250 слайдов в обмен на Ваши слайды в Новосибирской Галерее и вскоре, вероятно, напишет Вам письмо об этой возможности. Он готов Вам их выслать прямо из Австралии, где он постоянно живёт, а не через наш музей. Обо всём этом он с Вами спишется. Он профессиональный фотограф, и его слайды превосходны» (З.Г. Фосдик, 28.06.1977).

«Дорогая Наточка, очень рада, узнав о получении Вами слайдов от Брина, — он выбрал своим заданием, где только возможно, фотографировать картины Н.К.» (З.Г. Фосдик, 14.11.1977).

«На будущей неделе приезжает в Америку Михаил Брин, — будет вновь снимать картины Н.К. в частных коллекциях. Сколько картин ему удастся снять в этот приезд, мы ещё не знаем, но попросим его снять слайды для нашего музея, а также и для Вас, которые в будущем пришлём. Сообщим ему о том, что Вы собираетесь вновь переснять слайды с картин Н.К. Рериха, находящихся в Новосибирской Галерее, и послать ему. Не спешите с этим, ибо он, возможно, сможет дать совет относительно тех фильмов, которые необходимы для этого» (З.Г. Фосдик, 17.08.1978).

И до настоящего времени Майкл Брин поддерживает добрые контакты с Сибирским Рериховским Обществом.

Зинаиды Григорьевны не стало в 1983 году, на 94-м году жизни. Читая её письма последних четырёх лет, совсем не замечаешь столь преклонного возраста, нет даже намёка на невозможность трудиться, поистине всё подчинено Служению: «Любовь к искусству Н.К. Рериха, его книгам, мыслям очень выросла — посетители музея, изучающие его искусство, наши корреспонденты, изучающие его книги, с нами в частом контакте и просят новые сведения о нём. Истинно, Живая Этика постоянно руководит всей жизнью!» (З.Г. Фосдик, февраль1980 г.).

«Продолжаю свою работу, которая очень увеличилась. Многое ещё впереди, и надо стоять на посту» (З.Г. Фосдик, сентябрь 1980 г.).

«Этот год особенно труден — мне приходится работать втрое больше, чем в прошлом, — корреспонденция увеличилась на английском и русском языках. (...) Музей наш настолько вырос и стал известным, что запросы и просьбы о материалах идут не переставая. Конечно, материалы о Николае Константиновиче требуются всё время — радостно при мысли о мировой славе нашего великого учителя» (З.Г. Фосдик, 7.01.1981).

«...Очень отрадно — на родине его высоко и заслужено почитают. Здесь и во многих европейских странах его прекрасно знают и также очень часто запрашивают нас о нём. Даже из Африки поступают запросы о нём. С Японией и Австралией у нас близкая связь — члены в этих странах, а также выходят наши издания на японском языке» (З.Г. Фосдик, 1.03.1982).

Когда мы читаем об успешной деятельности Музея Н. Рериха в Нью-Йорке, у нас складывается впечатление, что всё идёт гладко и без лишних сложностей и препятствий. Но мы, будучи свидетелями подвижнической жизни Наталии Дмитриевны и зная о всевозможных тёмных нападках, можем предположить, что Зинаида Григорьевна также не избежала тёмного вредительства. Подтверждение этому мы находим только в одном её письме, и то вскользь, без жалоб и подробностей: «Работа очень увеличилась! Но, как и во всякой работе для культурного роста, наскакивают тёмные силы и стараются портить. Это случилось с нашей новой секретаршей — которую надо было срочно сменить. Трудно даже описать все возникшие неприятности!» (1.03.1982).

Завершим первую часть этой статьи словами из письма Зинаиды Григорьевны от 30 июля 1982 года: «Дорогая Наточка! (...) Так бы хотелось повидать Вас, поделиться мыслями о будущем. Верю нерушимо в светлое будущее родины, даже и если не доживу увидеть это. Не легко во всём мне в настоящее время, но трудиться надо для лучшего роста эволюции. (...) Обнимаю и целую Вас, родной друг! Ваша З.Г. Фосдик.

Посылаю Вам открытку с картины Н.К. "Помни", очень близкую сердцу».

Ïðîäîëæåíèå ñëåäóåò

1 Из архива Н.Д. Спириной.

2 Рерих Е.И. Письма. Т. 7. М., 2007. С. 203 (12.12.1944).

3 Там же. Т. 8. М. 2008. С. 120 (10.11.1948).

4 Там же. С. 195 (10.02.1949).

5 Там же. Т. 9. М. 2009. С. 526 (18.03.1955).

6 Там же. Т. 7. С. 308 (12.05.1946).

7 Там же. С. 281 (14.01.1946).

8 Там же. Т. 8. C. 234 – 235 (11.07.1949).

9 Рерих Е.И. Письма. Т. 9. C. 94 – 97 (16.09.1951).

10 Там же. С. 91. (23.08.1951).

11 Там же. С. 473 – 474 (18.10.1954).

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список


 

 

 
Мысли на каждый день

Притяжение возможностей неминуемо там, где все силы напряжены.

Рерих Е.И. Письмо от 15.01.1930

Неслучайно-случайная
статья для Вас: