Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ОН ВЕДЁТ НАС ПУТЯМИ БЛАГА

Автор: Кочергина Наталья

Журнал:

* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Фото 2

Н.К. Рерих. ПУЭБЛО В САНТА­ФЕ. 1922

Фото 3

Н.К. Рерих. САНТА­ФЕ. НЬЮ­МЕКСИКО. 1921

Фото 4

Н.К. Рерих. АРИЗОНА. БОЛЬШОЙ КАНЬОН. СИНИЕ ХРАМЫ. 1921

Фото 5

Н.К. Рерих. ПЕЩЕРЫ В СКАЛАХ. НЬЮ­МЕКСИКО. 1921

Фото 6

Н.К. Рерих. СНЕГУРОЧКА И БЕРЕНДЕЙ. Эскиз к опере Н.А. Римского­-Корсакова «Снегурочка». 1921

Фото 7

Н.К. Рерих. Эскиз к опере Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка». 1921

Фото 8

Н.К. Рерих. ЦАРЬ ЗИМА. Эскиз к опере Н.А. Римского­-Корсакова «Снегурочка». 1921

Фото 9

Н.К. Рерих. Эскиз к опере Н.А. Римского-­Корсакова «Снегурочка». 1921

Фото 10

Н.К. Рерих. ВЕСНА. Эскиз. 1921

Фото 11

Н.К. Рерих. МИЗГИРЬ. Эскиз. 1921


Теги статьи: 

В 1924 году вышла в свет книга Н.К. Рериха «Пути Благословения». Это было первое зарубежное издание сборника статей Николая Константиновича на русском языке1.

Прошло уже несколько лет, как Рерих покинул пределы России. За эти годы он проехал по городам Европы и Америки, в которых прошли выставки его картин, и всё это время он продолжал творить не только кистью, но и пером. Подготовка книги «Пути Благословения» к печати была закончена Николаем Константиновичем в Индии, в Дарджилинге, где Рерихи провели больше года, готовясь к экспедиции вглубь Центральной Азии.

Рукопись была увезена секретарём Н.К. Рериха В.А. Шибаевым в Ригу, где и была опубликована издательством «Алатас». На обложке перечислены места настоящих и будущих важнейших рериховских центров — Нью-Йорк, Париж, Рига, Харбин.

Тираж книги широко разошёлся по миру. Как было сказано в предисловии к следующей книге Рериха, «Сердце Азии», которая также была выпущена издательством «Алатас», книга «Пути Благословения» «для многих читателей стала настольною, и неслучайно она вскоре была избрана в число немногих драгоценностей мировой литературы, попав в каталог Библиотеки при Лиге Наций»2. Именно с «Путей Благословения» началось в Харбине знакомство Наталии Дмитриевны Спириной с Рерихом-писателем. Вспоминается, с каким воодушевлением рассказывала она
о своём первом впечатлении от прочтения книги, — оно было настолько сильным, что осталось с ней на всю жизнь. Своеобразный певучий язык, приподнятый стиль речи, высокий строй мыслей — всё это так отличало «письмена» Рериха от обычной литературы.

Среди всех литературных трудов Рериха, а их около тридцати, эта небольшая книга занимает совершенно особое место. Она знаменует определённый рубеж, начало новой ступени в творческой и духовной жизни художника.

В сборник вошли десять очерков, написанных в разные годы. Рерих обычно отмечал не только дату, но и место создания своих произведений. В связи с этим обратим внимание, насколько широка география мест, представленная в сборнике, она охватывает шесть стран, — это Россия, Финляндия, Франция, Англия, Америка и Индия.

Самая ранняя по времени написания — поэма в прозе «Неотпитая чаша» — появилась в 1916 году, в валдайском имении Сменцово, недалеко от тех мест, где Николай Константинович впервые встретился со своей Ладой — Еленой Ивановной. Последние же очерки датируются 1924 годом и созданы уже в Индии.

Можно сказать определённо, что все литературные произведения Рериха несут в себе черты автобиографичности, ибо появление каждого из них так или иначе связано с какой-то вехой его духовной биографии. Причём эти вехи имели значение не только для самого художника, но были связаны и с событиями более широкого масштаба, происходившими как во внешнем мире, так и на плане незримого, духовного бытия.

Так, создавая образ Руси в небольшой поэме «Неотпитая чаша», наполненной чувством нежной, сокровенной любви к Родине и в то же время какой-то затаённой грусти, Рерих и предчувствует своё скорое расставание с Россией, и провидит те великие испытания, через которые ей суждено пройти. И в то же время писатель видит в России пока ещё не явные и не открытые чудесные возможности будущего расцвета, и голос его звучит твёрдо: «Приходят враги разорять нашу землю, и становится каждый бугор, каждый ручей, сосенка каждая ещё милее и дороже. И, отстаивая внешне и внутренно каждую пядь земли, народ защищает её не только потому, что она своя, но потому что она красива и превосходна и поистине полна скрытых, великих значений. (...)

Припадая к земле, мы слышим. Земля говорит — всё пройдёт, потом хорошо будет. И там, где природа крепка, где недра не тронуты, там и сущность народа тверда, без смятения. (...)

Знают, пройдёт испытание. Всенародная, всетрудовая, крепкая делом Русь стряхнёт пыль и труху. Сумеет напиться живой воды. Наберётся сил. Найдёт клады подземные.

Точно неотпитая чаша стоит Русь»3.

Отметим, что в 1916 году Н.К. Рерихом было со­здано немало картин, в которых звучит та же тема, что и в «Неотпитой чаше», — Русь, овеянная поэзией сказок и преданий. Это «Ведунья», «Ковёр-самолёт», «Никола», «Пантелеймон-целитель», «Три радости» и другие. Сопоставление литературных зарисовок Рериха с его живописными работами тех же лет всегда обогащает наше представление об этом удивительном Мастере, ведь всё его творчество — и книги, и картины, и научные изыскания, и экспедиции — это волны единого потока, и в основе всего лежит цельное мировоззрение, глубоко прочувствованная философия жизни.

Следующая по хронологии — повесть «Пламя». Художник пишет дату — 1918 год — и название места — Тулола. Тулола, или Тулолансаари, — это один из многочисленных Ладожских островов, на берегу которого жили Рерихи. О повести «Пламя» подробно говорилось в статье «Пламя меняет цвет» (Восход, 2015, № 10), и сейчас лишь напомним, что повесть создавалась в момент самых драматических событий, происходивших в России в начале прошлого века, круто изменивших как ход мировой истории, так и жизнь художника. «Пламя» — это своеобразный итог прожитого, того, что для Рериха навсегда осталось позади. И он говорит словами своего героя:
«...приказ звучит. Пламя меняет цвет. Я чувствую силу начать новую страницу жизни. Мне ничто не мешает. Бывшее уже не касается меня. И глаз мой вперёд обращён»4.

Именно на Ладоге, в тихом таинстве природы совершилось таинство духовного прозрения Рериха в свою миссию. Зов Учителя был услышан и принят сердцем. Отныне Николай Константинович выступает не только как художник, учёный, просветитель, он — провозвестник начинающейся Эпохи духовной Культуры.

Из Финляндии через Швецию и Норвегию Н.К.  Рерих едет в Лондон с выставками своих картин. Пребывание в Лондоне с июля 1919 года по октябрь 1920-го для Рерихов ознаменовалось событиями огромного значения: в Гайд-парке, рядом с которым поселились Рерихи, произошла встреча Елены Ивановны с Великим Учителем, а 24 марта 1920 года были записаны Его первые слова, которыми началось новое Учение, а значит, и Новая Эра в жизни человечества.

Непосредственный контакт с Самым Высшим, что есть на Земле, сказывается на творчестве Рериха новым вдохновением, новыми мыслями, новыми образами. Дух Учения отныне огненно насыщает всё созданное им. В очерках звучат отдельные мысли и приводятся целые фрагменты из Откровения, даваемого Великими Махатмами.

В Лондоне Рерих пишет статью «Адамант» (1920). В основу её был положен очерк «Ко времени», со­зданный годом ранее и включённый автором в книгу «Пламя». Но издание этой книги не осуществилось, и Рерих перерабатывает статью: сокращает всё, что касается политических событий в России, и, обобщая основные мысли статьи, поднимает её пафос до идей общечеловеческих.

«Сознаемся, что человечество сильно одичало. Нужды нет, что оно ещё носит европейский костюм и по привычке произносит особенные слова. Но под костюмом — дикое побуждение, а смысл произносимых слов, часто великих, трогательных, объединя­ющих, уже затемнён. Пропадает руководящее знание. Люди незаметно привыкают к темноте. (...)

Всему миру приходит трудное испытание. После средневековых испытаний огнём, водой и железом предстоит испытание восприятием культуры... Но это испытание труднее древних искусств. Готовьтесь к подвигу, творимому в жизни ежедневно. (...) Много серьёзных вопросов, но среди них вопрос культуры будет краеугольным. (...) Во всей истории человечества ни продовольствие, ни промышленность не строили истинной культуры. И надлежит особенно бережно обойтись со всем, что ещё может повысить уровень духа. (...)

И вы, друзья, в рассеянии сущие. Пусть и к вам просочится зов мой. Соединимся невидимыми проводами духа. Вас зову. К вам обращаюсь. Во имя красоты и знания, для борьбы и труда соединимся»5.

Рерихи стремились попасть в Индию. Но вначале их путь должен был пройти через Американский континент. По плану Учителей строительство Нового Мира должно было начаться в Новом Свете. В эту молодую, сильную страну, наследницу Атлантиды, Рерихи приехали полные сил и надежд. С октября 1920 по май 1923 года они живут и трудятся в Америке. В статьях и эссе, появляющихся здесь, Николай Константинович отмечает самые значительные вехи развёрнутого им культурного строительства; при этом он не только стремится донести до читателей идеи, которые руководят им, но и на конкретных примерах разъясняет, насколько они действенны и близки к жизни.

Сентябрём 1921 года датируется знаменитая, словно в едином порыве написанная, статья Н.К. Рериха «Пути Благословения», давшая название всему сборнику.

В августе – сентябре этого года Николай Константинович и Елена Ивановна посетили легендарную «индейскую страну» на юго-западе США — штаты Нью-Мексико и Аризона. На этих обширных территориях в самые отдалённые времена процветали могучие цивилизации и очаги древнейшей культуры. Короткие фразы из Записей Е.И. Рерих6 и писем Н.К. Рериха свидетельствуют о том, что эта поездка была запланирована Учителем и крайне важна для Рерихов. Кроме Санта-Фе, столицы Нью-Мексико, они побывали в соседней Аризоне, где на плато Колорадо находится знаменитый величественный Гранд-Каньон (Большой каньон) — один из глубочайших каньонов в мире.

В письме Н.К. Рериха к В.А. Шибаеву от 29 сентября 1921 года читаем: «Пишу опять с пути. Только что видел Grand Canyon — чудо величия и молчания Космоса. Был там по указанию Master’а»7.

В этой поездке родились слова, явно навеянные созерцанием Большого каньона, увиденного Рерихом как будто из глубин космоса: «...лучшие красоты природы создались на месте бывших потрясений земли. Вы знаете восторг перед скалами, пропастями, живописными путями старой лавы. Изумляетесь кристаллам и морщинам каменных цветных наслоений. Бесконечную красоту дают конвульсии космоса»8.

Очертания Большого каньона угадываются в титанических первобытных массивах на известной картине Н.К. Рериха «Чудо» из серии «Мессия» (1923). Эти места художник запечатлел ещё в ряде своих полотен: «Аризона. Большой каньон. Синие храмы» (две картины; 1921), «Аризона. Большой каньон» (картина и эскиз; 1921). В районе каньона Тьюоньи Рерих увидел древние пещерные поселения в скалах. Они отображены на полотне «Пещеры в скалах. Нью-Мексико» (1921) из собрания Третьяковской галереи.

Во время этого знаменательного путешествия и родилась статья «Пути Благословения». То необычайное воодушевление, которым она проникнута, свидетельствует о каких-то очень значительных событиях духовного плана, пережитых Рерихами среди величественных творений природы.

О чём же эта статья? — О Путях, ведущих ко Благу. Какие это пути? — Красота и Мудрость, Искусство и Знание.

«...Среди случайного и подлежащего... уничтожению всегда высятся вехи, драгоценные нашему духу. Это они ведут человечество через все расы, через все круги достижений. Ступени ко храму. (...)

Лучшие люди уже понимают, что не твердить только они должны о путях красоты и мудрости, но действенно вносить их в свою и общественную повседневную жизнь. (...) Они знают, что в наши дни, во дни смертельной борьбы между механической цивилизацией и грядущею культурою духа, особенно трудны пути красоты и знания; особенно тягостны нападения чёрной пошлости. Но они и не скрывают, что борьба тяжела и за ней уже растут крылья освобождённого Духа. (...)

И ещё одно тоже "необщее место". Со стыдом вспомним о том, о чём поистине необходимо вспомнить, и признаемся. В воспитании ребёнка всё ещё забыто развитие творчества. Сперва стараются внушить ребёнку массу условных понятий. Сперва ему преподают полный курс страха. Затем ребёнка ознакомят со всеми домашними ссорами. Потом ему покажут фильмы, где зло так изобретательно и блестяще, а добро так бездарно и тускло. (...) ...Как же разрушительно действует грязь духовная на нежный, молодой аппарат. В смертельной тоске ищет света маленькая голова. (...) Болеет, затихает и часто поникает навеки. (...)

Откройте в школах пути к творчеству, к великому искусству. Замените пошлость и уныние — радостью и прозрением. Развивайте инстинкт творчества с самых малых лет ребёнка. Уберегите от гримасы жизни. И дайте ему счастливую, смелую жизнь, полную деятельности и светлых достижений. (...)

До чего близки искания искусства достижениям духа. Пора... применить к жизни эти чудесные провод­ники. И когда искусство войдёт действенно и неудержимо и просто во все духовные, общественные проявления, тогда оно будет внесено и во всю современную жизнь. И по этим каналам приблизятся ко всякому человеческому сердцу истинные пути благословения»9.

В 1921 году в Чикаго состоялась постановка оперы Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка» с декорациями и костюмами по эскизам Н.К. Рериха. Художника пригласили выступить с лекциями о русском искусстве10. В результате появляется статья «Одеяние духа».

В начале статьи Рерих делится своими размышлениями о роли цвета в жизни человечества. Он утверждает, что восприятие цвета человеком определяется «одеянием его духа», то есть цветом ауры, который зависит от его мыслей, чувств, настроений. «Человек носит вечное цветное одеяние духа. Человек помыслами сам окрашивает свою драгоценную одежду в избранные им самим цвета. Человек ищет соотношение себе в окружающей жизни. Человек, конечно, понимает, что мощное сочетание цвета действеннее, нежели испуганный потушенный цвет мыши. Цвет сумеречного угасания»11. С другой стороны, говорит художник, «вашею лучшею аурой вы притянете себе лучшие излучения. Лучшие цвета вещей косвенно помогут вашей духовной одежде зажечься светлее. Всё должно быть жизненно. Всюду должно быть сцепление обоюдной помощи. Человечество уже узнало светлую и тёмную магию знака — магию линии. Большинство старинных орнаментов носят в себе следы благих линий. И потому источник этих наслоений часто очень благостен. Теперь человечество овладевает мощью цвета. И потому вопрос костюма и обихода, помимо красоты внешней, заключает в себе великое значение внутреннее. ...Слова "мне нравится" и "мне подходит", "меня радует" — могут иметь глубокое и должное значение. И вся жизнь полна этими великими знаками»12.

Далее Николай Константинович делает обзор пути, который прошло русское искусство, и за его словами чувствуется такое глубокое знание, такое проникновение вглубь исторических эпох! Это не речь искусствоведа-интеллектуала, а высокопоэтическое повествование большого художника.

«Вы знаете, что великая равнина России и Сибири после доисторических эпох явилась ареной для шествий всех переселяющихся народов. (...) Из глубин Азии по русским равнинам прошло несметное количество племён и кланов. (...)

Простая русская крестьянка не имеет понятия, какие многоцветные наслоения она носит на себе в костюме своём. И какой символ человеческой эволюции записан в её домотканых орнаментах.

...В Тверской и Московской губерниях мы видим орнамент из древних оленей. Изображения этих животных относит глаз наш непосредственно к каменному веку. В то же время в тех же местах вы встретите ясно выраженную монгольскую вышивку. Или найдёте ясные формы готского украшения. (...)

В Верхнем Поволжье и по берегам Днепра вы будете изумлены проблемою сочетания прекрасного романского стиля с остатками Византии. ...Вы почувствуете колыбель Востока, Персии и Индостана. Вы чуете, как хитрые арабские купцы плыли по рекам русским, широко разнося сказку всего Востока... ...Как навстречу им по тем же водным путям викинги несли красоту романеска, напитавшего одно из лучших времён Европы. И вы верите, что дворцы первых князей Киевских могли равняться по великолепию и по красоте с прославленной палатой Рогеров в Палермо.

С XII века Русь окутана игом Монгольским. Но и в несчастье Русь учится новой сказке. Учится песне победного, кочевого Востока. ...Украшает орнамент свой новыми, чудесными знаками.

И высятся главы храмов. И всё время идёт внутренняя духовная работа. (...) В русских иконах мы видим перевоплощение итальянского примитива и азиатской миниатюры. Но эти элементы поглощаются творчеством народным и дают своё новое целое. Дают русскую икону — перед которой справедливо склоняется весь мир»13.

Так красочно и образно рассказывает Рерих о том, влияния каких народов, культур и эпох синтезировало в себе русское искусство — живопись, зодчество, прикладное творчество.

Затрагивая вопрос русского костюма, он переходит к объяснению своих эскизов к «Снегурочке». «О России так много говорят. Так стараются понять её. Но путь глаза и уха — лучший непосредственный путь. И правда, легенда-сказка "Снегурочка" показывает часть подлинной России, в её красоте. (...)

Все элементы влияний на Россию видны в "Снегурочке". И время сказки — поэтичное время славян, почитавших силы природы, — даёт светлую атмо­сферу ликования природой. Мы имеем элементы Византии: царь и его придворный быт. Но и здесь царь является отцом и учителем, а не деспотом. Мы имеем элементы Востока: торговый гость Мизгирь и Весна, прилетающая из тёплых стран. Мы имеем народный быт. Тип легендарного пастуха Леля, так близкого с обликом индусского Кришны. Типы Купавы, девушек и парней ведут мысль к истокам поэзии — к земле и к весеннему Солнцу. И наконец, мы имеем элементы Севера. Элементы лесных чар. Царство шамана: мороз, лешие, Снегурочка. Вне излишней историчности, вне надуманности "Снегурочка" являет столько настоящего смысла России, что и все элементы её становятся уже в пределы легенды общечеловеческой и понятной каждому сердцу»14.

В Америке в 1922 году были написаны ещё два очерка: «Действие» и «Новая Эра». Очерк «Действие» Рерих начинает с известной притчи об Акбаре и Бирбале: «Однажды великий Акбар провёл черту и спросил своего мудреца Бирбала, чтобы тот сократил её, не урезывая и не касаясь концов её. Бирбал параллельно провёл более длинную линию, и тем самым линия Акбара была умалена. Мудрость заключается в проведении более длинной линии»15.

Рерих призывает отличать действие истинное от мнимого. Таковым он считает суету. «Суета носит на себе неотъемлемый признак — она всегда сопровождена пошлостью. Всегда можно легко усмотреть на суете все признаки этой ужасной болезни современного человечества. (...)

Когда толпа обращается в стадо, что случается? Тогда возникает чёрное царство пошлости. (...) То же самое сверхъестественное превращение человеческой толпы в стадо видим... при суматохе собраний, при куплях-продажах, при ужасе несчастий. Та же суета часто запечатлевается в музыке, в живописи, в линии рисунка или в ритме ваяния. (...)

Царство этой таинственной силы пошлости безгранично. (...) И в каждом своём движении человечество должно различать, где пошлая суета и где вечное действие. (...)

Никогда не победите вы пошлость грубостью или безобразием. Лишь в Красоте заключена победа. Истинно, лишь Красота побеждает пошлость и останавливает дикую суету...»16

Истинное же действие всегда рождается в глубине сердца: «Быть способным среди суеты проявить истинное действие; быть способным к молчанию, к тишине, к озарённому безмолвию — это значит быть готовым к бессмертию»17.

В статье «Новая Эра» Н.К. Рерих говорит о произошедших в мире великих переменах. «Только слепые и глухие не чуют стука новых сил, вступающих в жизнь. И приход этих вестников так прост, как бывает всё великое»18.

«Как перенести в жизнь понимание культуры?» — задаётся вопросом писатель. «Конечно, не на словах и заоблачных проектах. Только упорным, сознательным трудом — практичным и озарённым — вы достигнете жизненное следствие. (...)

С особым вниманием и радостью мы следим за молодёжью. Её сердца бьются особо и ново. Ведь она будет строить новый мир...

Открыв глаза красотою, вызывая молодые силы к широкому кругозору, народы решают свою судьбу. Среди настоящей трудной борьбы народы начинают разуметь, почему практично и выгодно выдвигать и охранять сокровища культуры»19.

Н.К. Рерих раскрывает суть своих культурных начинаний в Америке: «Многие спрашивали меня в течение этого года, что за причина основания в Нью-Йорке Института соединённых искусств20 и Международного художественного центра "Corona Mundi". Конечно... основание этих учреждений не случайно. Оба учреждения отвечают нуждам времени. (...)

Смысл цитаты для Института соединенных искусств, что красота должна сойти с подмостков сцены и проникнуть во всю жизнь и должна зажечь молодые сердца священным огнём.

Для Международного художественного центра было указано, что реальная победительница в жизни — Красота. И единственная прочная ценность заключена в произведениях искусства, тогда как денежные знаки превращаются в хлам. Любовь, Красота и Действие! (...)

Без всякого преувеличения можно утверждать, что ни одно правительство не станет прочно, если оно не выразит действенное почитание всеобъемлющей красоте и высокому знанию. (...)

Всегда верю, что наиболее идеальное является и наиболее практичным. И каждая организация, в которой приходилось принимать участие, являлась лишь лишним примером. Если кто-то будет указывать, что начинание слишком идеалистично и потому стоит вне жизни, скажите ему: "Ошибся, милый, это начинание не жизненно, потому что оно недостаточно высоко"»21.

В 1923 году Рерихи приезжают во Францию, чтобы отсюда водным путём направиться в Индию. В небольшом курортном городе Виши Николай Константинович пишет очерк «Право входа». Он размышляет о том, кто имеет право входа в мир красоты искусства. Отнюдь не богатые, утомлённые туристы, которых шикарные автомобили доставляют к музеям и историческим местам. «...Когда человек имущий и с возможностями будет вам говорить об искусстве и знании, всегда спрашивайте его: "Что же вы-то сделали для красоты, чтобы иметь право говорить о ней?" (...) ...Имеете ли вы право входа?.. Дали вы... что-нибудь оправдавшее ваше приближение к искусству и знанию?»22 Право входа в мир Прекрасного, убеждён Н.К. Рерих, имеет только тот, кто сделал хотя бы что-нибудь для внесения красоты в жизнь.

Наконец в ноябре 1923 года семья Рерихов достигает берегов благословенной Индии. Первая литературная зарисовка Н.К. Рериха, посвящённая Азии, появилась в княжестве Сикким (Дарджилинг) в 1924 году. Она называется «Струны Земли (Мысли в Сиккиме)» и написана в стиле путевых заметок. С присущей Н.К. Рериху проникновенностью во всё сущее он даёт изображение Азии в её историческом, культурном и духовном аспектах23. Разбору этого эссе можно было бы посвятить отдельную статью, здесь скажем о главном: изучая наследие древности и описывая памятники разных эпох, Николай Константинович на протяжении всего повествования проводит мысль о единстве и общечеловеческой сути культур всех народов, прошедших по просторам Азии, что ярко отразилось в исторических памятниках, верованиях, народном творчестве.

Завершает книгу статья «Звезда Матери Мира». Николай Константинович пишет её в знаменательном 1924 году, когда на Землю мощными потоками пролились лучи планеты Матери Мира, напитав её новыми энергиями, одухотворяющими и зажигающими огни духа.

«Семизначное созвездие под именем семи сестёр, или семи старцев, или Большой Медведицы, привлекло сознание всего человечества. Библия славословит это созвездие. Буддийская священная Трипитака ему же посылает пространное моление. Древние майя и египтяне на камнях его запечатлели. (...) Другому чуду неба, созвездию Ориона, посвящены древние таинственные храмы Средней Азии. (...) Как два сверкающих крыла, раскинулись по небу эти два созвездия. Между ними неудержно сейчас несётся к земле звезда утра — светлая обитель Матери Мира. И своим подавляющим светом, своим знаменательно небывалым приближением предуказывает новую великую эпоху человечества. Давно запечатлённые сроки исполняются в звёздных рунах. (...) Так же предначертанно и неудержно нисходит на человечество — спутница Матери Мира — живая ткань красоты. Как пелена высшего очищения знак красоты должен освятить каждый очаг»24.

Эта статья звучит как итог всей книги, а ещё как завет и наказ всем, кто хочет войти в Эру Культуры строителем и творцом.

«Часто не знают, как приступить к Красоте? Где же палаты достойные, где же ткани и торжество красок и звуков. Ведь бедны мы.

Но не заслоняйтесь призраком бедности. Там, где созрело желание, там расцвело и решение.

Как же начнём Музей строить? Просто, ибо всё должно быть просто. Любая комната будет музеем, и если желание было достойно, то в скорейший срок вознесётся и отдельное здание, и храм. И прибудут новые издалека и постучатся. (...)

Как же начнём собирать? Опять просто, без богатства, лишь с сознанием несокрушимым. Мы знаем очень бедных и очень замечательный собирателей, которые, стесняясь в каждом гроше, составляли художественные собрания, полные большого внутреннего значения.

Как же мы можем издавать? Так же точно мы знаем обширные художественные издательства, начатые с ничтожными средствами. (...)

Как же мы можем открывать школы и учить? Тоже просто. Только не будем ждать отдельных домов. Не будем воздыхать о примитивности или недостатке материалов. Самая маленькая комнатка... может вместить наиболее ценные украшения об искусстве. (...)

Надо знать, что средства придут, если явлен энтузиазм уверенности. ...И чем больше отдача, тем богаче получка. (...)

Как же нам самим приблизиться к Красоте? Это самое трудное. (...) Легко говорить... Но пока мы сами не допустим Красоту в жизнь, какую же ценность будут иметь все наши утверждения?! (...) Допуская Красоту в дом, надо решить бесповоротное изгнание всякой пошлости, напыщенности, всего, что противоречит прекрасной простоте»25.

Завершая обзор книги «Пути Благословения», подчеркнём: если картины Рериха называют Живой Этикой в красках, то его литературные произведения по праву можно назвать Живой Этикой в художественном слове. Они проникнуты духом Учения и так близки огненному строю его мыслей.

И сегодня, читая и перечитывая книги Рериха, мы чувствуем, что он — рядом с нами, мы слышим его бодрый голос. Радостно и светло зовёт нас в Страну Культуры Николай Константинович Рерих, великий художник, мыслитель и зоркий провидец Благословенных путей человеческих.

1 В 1923 году вышла книга Н.К. Рериха «Adamant» (New York, Publ. «Corona Mundi»), которая готовилась автором почти одновременно
с «Путями Благословения». Большая часть очерков книги «Adamant», представляющих собой авторизованные переводы с русского на английский, вошла в сборник «Пути Благословения».


2 Рерих Н.К. Сердце Азии. Новосибирск, 2008. С. 4.

3 Рерих Н.К. Пути Благословения. Репринт издания 1924 г. Новосибирск, 1991. С. 18 – 19.

4 Там же. С. 32 – 33.

5 Там же. С. 37 – 42.

6 Так, в Записи от 3 июля 1921 года сказано: «Зовём вас в горы New-Mexico» (Рерих Е.И. Записи Учения Живой Этики. Т. 1. М., 2007.
С. 138).

7 Рерих Н.К. Дерзайте! Письма В.А. Шибаеву и Н.В. Кордашевскому (1921 – 1925). Абакан, 2012. С. 23

8 Рерих Н.К. Пути Благословения. С. 4.

9 Там же. С. 4 – 15.

10 Из письма Н.К. Рериха В.А. Шибаеву (ноябрь 1921 г.): «Скоро буду читать лекцию о "Spiritual Dress" ["Одеяние духа"]» (Н.К. Рерих. Дерзайте!.. С. 27).

11 Рерих Н.К. Пути Благословения. С. 45.

12 Там же.

13 Там же. С. 46 – 47.

14 Там же. С. 47 – 48.

15 Там же. С. 48.

16 Рерих Н.К. Пути Благословения. С. 50 – 51.

17 Там же. С. 49.

18 Там же. С. 51.

19 Там же. С. 53.

20 Так у Н.К. Рериха.

21 Там же. С. 53 – 55.

22 Там же. С. 58, 57.

23 Впоследствии это эссе вошло в книгу «Алтай — Гималаи» как отдельная глава под названием «Сикким».

24 Рерих Н.К. Пути Благословения. С. 88 – 89.

25 Там же. С. 91 – 93.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Каждая забота, касающаяся светлого начинания, для нас лишь радость. Там, где нет заботы, там нет и любви.

Рерих Е.И. Письмо от 17.08.1934

Неслучайно-случайная
статья для Вас: