Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Чем утвердите меру дел ваших? Если дела имеют полезность для всего мира, то и мера хороша.

Зов, 03.03.1923
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

БЕЛУХА И КАТУНЬ. К истокам будущего

Автор: Деменко Татьяна



Теги статьи:  Знамя мира - пакт Рериха, Алтай

Татьяна ДЕМЕНКО


Белуха с юго­-западной стороны


Н.К. Рерих. БЕЛУХА. Этюд. 1926


Участники похода:
А. Веселёв, К. Бут, О. Карасёв, Т. Деменко, С. Деменко


«Победа» Н.К. Рериха на фоне Белухи


Переправа через реку Быстрая


«Стояла трава и цветы в рост вершника» (Н.К. Рерих).


Водопад Рассыпной


У истока Катуни


Тайменье озеро


Река Белая Берель


В течение лета 2015 года в Музее Н.К. Рериха в Верхнем Уймоне побывало около семи тысяч посетителей. Каждый год мы отмечаем всё возрастающий интерес к художественному и философскому наследию Рерихов, радуемся этому. После экскурсии многие гости подолгу ходят по комнатам дома-музея, уточняют какие-то важные для них подробности, кто-то фотографирует каждый метр музея, чтобы показать потом друзьям и родственникам, некоторые сосредоточенно рассматривают картины Мастера. Порой наши посетители с удивлением делятся своими впечатлениями: «Не ожидали в такой глуши увидеть и услышать нечто подобное», говорят, что именно здесь «открыли для себя Рериха» и теперь «увозят с собой частичку этой незабываемой атмосферы», что «приехали не зря, о многом теперь нужно передумать заново», благодарят. После экскурсии в нашем книжном киоске долго листают книги, выбирают репродукции картин художника. Часто слышится вопрос: «Хочу больше познакомиться с Рерихом и его философией. С чего начать?» В этом случае экскурсоводы и киоскёры помогают в выборе литературы.

Поскольку летом в музей практически ежедневно приходят группы туристов, либо идущие к Белухе, к Красной горке и другим горным вершинам, либо уже возвращающиеся оттуда, то очень часто звучат вопросы на тему «Рерих и Белуха». У каждого экскурсовода много раз спрашивали: видел ли Николай Константинович Белуху, какое значение ей придавал? Был ли художник у её подножия и с какой стороны? Рисовал ли он её и где находятся его картины с изоб­ражением Белухи?

Чувствуем — это не праздный ин­терес, что-то важное хочет понять спрашивающий и что-то значительное услышать в ответ. Бывает, сами посетители рассуждают: «Если Рерих рисовал Белуху, то, конечно, не зря, ведь и на Алтай он приезжал не просто так». И звучит в этих словах ожидание лучшего будущего, ожидание Нового Мира. Хотя и слов-то таких, как «Новый Мир», они не произносят, однако что-то новое, выходящее за рамки обыденности ощущают здесь, на Алтае, и делятся этим. Чаще всего такие беседы происходят на балконе музея, в конце экскурсии, когда экскурсовод уже всё сказал и наступает очередь «обратной связи».

На VIII Усть-Коксинских историко-архивных чтениях «Алтай. Увиденное и пережитое в годы странствий» (июль 2014 г.) был представлен доклад сотрудницы СибРО Г.Д. Ярцевой, в котором затрагивалась тема Белухи и города Знания — Звенигорода: «У Рерихов были перспективные планы геологических исследований на Алтае, связанные с корпорацией "Белуха", а именно c концессией алтайских земель. В архиве Музея Н. Рериха в Нью-Йорке хранится учредительный документ, в котором отражены основные цели и задачи корпорации. В документе обозначен широкий спектр деятельности: научные изыскания, разработка полезных ископаемых, строительство, разнообразные формы бизнеса и др.

Цель проекта "Белуха" –– построение города Звенигорода. По мысли Н.К. Рериха, в будущем городе сосредоточатся научные и творческие силы, будут вестись разнообразные исследования; равновесие между деятельностью современного человека и природой станет действительностью; люди окажутся способными выразить себя не только в рациональном познании, но и в Культуре как почитании Света. Н.К. Рерих считал долину между сёлами Катанда и Верхний Уймон местом, пригодным для строительства такого города. Будущий Звенигород мыслился ему как культурный Центр международного значения, как центр Знания и Культуры».

Планам, которые Н.К. Рерих, думая об общем благе, стремился осуществить на Алтае, не суждено было сбыться в то время и в том виде, в котором они намечались. Однако «посев семян добра не сохнет, и во дни суждённые зёрна процветут»1. И хотя «не построен ещё город на месте новом»2, предчувствие чего-то нового, эволюционного действительно уносят в сердцах многие, побывавшие в Уймонской долине, в Музее Н.К. Рериха и прикоснувшиеся к общечеловеческим идеям великого Мастера, увидевшие, хотя бы даже издалека, сверкающие ледники Белухи и ощутившие себя на месте будущего города Искусства, Науки и Знания, о котором говорил и писал Н.К. Рерих.

В экспозиции музея всегда находится репродукция картины Н.К. Рериха, на которой изображена Белуха, — «Победа» (1942).

На сегодняшний день известны четыре этюда Белухи, написанные Н.К. Рерихом. Два — из серии «Путевые листы» (1926): «Белуха (1). Алтай» и «Белуха (2)». Третий — из серии «Святые горы» (листы из альбомов 1933 г.): «Белуха (Алтай)». Все три, согласно каталогу В.В. Соколовского, находятся в США. Четвёртый этюд –– «Белуха» (1926) –– находится в Париже, в Лувре. На нём изображён вид на Белуху, аналогичный тому, что мы видим на картине «Победа».

В июле этого года группа сотрудников СибРО побывала у подножия Белухи со стороны истока Катуни, откуда и открывается тот величественный вид, который Н.К. Рерих отобразил на картине «Победа». Этот поход к Белухе, проходивший с 12 по 21 июля, был посвящён предстоящему в 2016 году 90-летию Алтайского этапа Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха (июль – август 1926 г.). Он был осуществлён при поддержке Катунского биосферного заповедника, поскольку бо'льшая часть маршрута к Белухе с юго-запада проходила по его территории. Мы благодарны руководству и сотрудникам заповедника за помощь в организации похода и сопровождение по разработанному маршруту. Нашими проводниками к Белухе стали егерь Василий Карпович Бочкарёв и его сын Андрей, часть пути с нами прошла заместитель директора заповедника по науке Татьяна Валерьевна Яшина. Нашей целью было запечатлеть Белуху именно с того ракурса, с которого её мог наблюдать Н.К. Рерих, собрать видеоматериалы для подготовки фильма к 90-летию пребывания Н.К. Рериха на Алтае.

О Белухе хотелось бы сказать особо. Вот как описывает её академик В.Е. Ларичев в статье «Н.К. Рерих и сотоварищи в Сибири», посвящённой алтайскому этапу Центрально-Азиатской экспедиции: «Катын-баш алтайцев, "владычица, белоснежная гора, питающая все реки и поля, готовая дать сокровища", была известна далеко за пределами Сибири, очевидно, со времён составления в Индии священных вед, в которых исследователи с удивлением обнаружили однажды отчётливые признаки "северных мотивов". Далеко на юге Азии "ведали" о том, что на севере, в горной стране Алтае, на правом берегу Катуни, высоко в небо поднимается многоглавая гора, значение которой "приравнивается к мировой горе Сумеру". Это и была Белуха, гора, "о которой шепчут пустыни", как записал о том в дневнике Н.К. Рерих. Она призвана определять "центр от четырёх океанов", вследствие чего и сама Сибирь становилась священной Сумеру. Как удалось установить Николаю Константиновичу, коренные жители Алтая действительно воспринимали Белуху как Уч-Сюре или Уч-Сумер, трёхглавую, мировую гору звёзд великого Ориона. (...)

При экспедициях в горы на лошадях Н.К. Рерих побывал с этюдником и фотоаппаратом на окружающих Катын-Баш белках Большой и Малый Батун, Погорелка и Студёный. Проходил Теректинским хребтом, расположенным параллельно хребту Катунскому, с целью посмотреть оттуда на Белуху. К подножию её ездил через Кучерлу по правобережью Катуни, а далее через один из перевалов. Всюду делались наброски видов на белки и пейзажные зарисовки наиболее характерных уголков природы»3.

В путевом дневнике Н.К. Рерих записал, что увидел Белуху 17 августа 1926 года. В этот день он «прошёл Катунский хребет с севера на юг через перевал на Студёном белке и вышел к южной стороне Белухи: "А со Студёного белка лучше всего видно самую Белуху. Было так чисто и звонко, прямо Звенигород". Со Студёного белка Белуха смотрелась в особенности величественной. В тот день хорошо видны были как Восточная, так и Западная вершины горы, на переднем плане ледник Геблера...»4

О том, каким образом Н.К. Рерих изобразил одноимённую гору на этюде «Белуха» (1926) и на картине «Победа», существует несколько точек зрения. Л.Р. Цесюлевич, как и В.Е. Ларичев, считает, что этот этюд написан с натуры: «И можно было удивляться реализму Рериха. Даже нашлось место, где стоял мольберт художника — удобная площадка на крупных камнях»5.

«Согласно другой точке зрения, знаменитый этюд Н.К. Рериха, хранящийся в Париже, написан не с натуры, а с фотографии В.В. Сапожникова, снятой в 1898 году»6. Однако стоит заметить, что на известных нам фотографиях В.В. Сапожникова Белуха с юго-запада запечатлена с ракурса, который определённо отличается от изображённого Н.К. Рерихом.

«Есть и другие взгляды на эту проблему, — отмечает Г.Д. Ярцева. — Учитывая физическую невозможность присутствия художника у южного подножия Белухи в силу ландшафтно-географических и временных факторов, предполагают, что Николай Константинович видел Белуху духовным зрением»7. В частности, об этом говорит искусствовед Е.П. Маточкин, «ссылаясь на устное утверждение ближайшей ученицы Н.К. и Е.И. Рерих Зинаиды Григорьевны Фосдик»8.

Можно предположить, что Вахрамей Атаманов, опытный проводник по горам Алтая, знавший потаённые ходы и тропы, всё же мог в короткие сроки проводить членов экспедиции к истоку Катуни или месту, близкому к нему. Однако ни в путевом дневнике Н.К. Рериха, ни в других его статьях упоминаний об этом не встречается.

Наш путь начался 12 июля от села Мараловодка четырёхчасовой поездкой на катере по Катуни к её верховьям. Катером управлял директор Катунского биосферного заповедника Александр Викторович Затеев. Необходимо иметь большой опыт, чтобы несколько часов плыть по Катуни против течения на катере, переполненном пассажирами. На разных участках река изобилует огромными валунами, мелями, перекатами и порогами, принимает в себя множество притоков. Прилегающие к Катуни гористые склоны, густо покрытые хвойными деревьями, в некоторых местах сменяются голыми отвесными скалами. Над Катунью мы наблюдали полёт редкой в этих местах чёрной цапли с красными ногами и клювом, видели плывущую дикую утку с выводком утят. Ещё раньше, в самом начале пути, в Уймонской долине, буквально из-под наших ног выпорхнула стайка удодов.

Доехав до урочища Щёки, мы вышли на сушу и, попрощавшись с А.В. Затеевым, который отправился в обратный путь, начали подниматься на довольно крутой лесистый берег Катуни и далее шли по маршруту до первой егерской заимки близ устья реки Зайчиха. Там расположились лагерем на ночлег.

Утром следующего дня мы пересели на лошадей и отправились к истоку Катуни. На отдых и ночёвки в палатках мы останавливались на стоянках заповедника — кордонах Тюргень и Елен-Чадыр. Трёхдневная поездка на лошадях для нас, практически не имевших подобного опыта, оказалась достаточно серьёзным испытанием. Путь пролегал через многочисленные реки (Капчал, Елен-Чадыр, Тюргень, Верхний Кураган, Узун-Карасу и другие притоки Катуни), урочища, луговые степи, болота и горные перевалы. Заболоченную часть долины Катуни в течение нескольких часов обходили по едва намеченным тропам, идущим вдоль реки по крутому склону горы. Внизу около реки увидели быстро бегущего ярко-коричневого молодого медведя. Он с шумом перебежал неглубокую в этом месте реку, поднимая вокруг фонтаны брызг, и растворился в обширных зарослях кустарника. Попытались мы запечатлеть и грациозную косулю, совершавшую свой бег далеко внизу в пойме реки.

Радовало безоблачное лазурное небо и великолепие растительного царства: и трава в рост всадника, и живописные луга, и особый, знойный аромат горных троп. От покрытых щедрой растительностью долин до суровых ледников пролегал наш путь. Представилась редкая для городских жителей возможность наблюдать смену трёх растительных поясов: лугово-лесного (1300 – 1800 м над уровнем моря), субальпийского (1800 – 2200 м) и горно-тундрового (2200 – 2600 м). Оказались в нашей экспедиции и знатоки алтайской флоры, поэтому на слуху были названия наиболее часто встречающихся по пути цветущих растений: в долинах — маралий корень, живокость и мытник, аконит и володушка, кипрей, красный и золотой корень, золотая розга и поднявшиеся к небу выше роста человека разнообразные зонтичные; в горах и на альпийских лугах — змеиный горец и кошачья лапка, аквилегии и огоньки, алтайские лютики и фиалки, бадан, круглолистный колокольчик, горечавка, альпийские маки и астры. А сколько ещё незнакомых цветов и растений нам встретилось!

15 июля, к середине третьего дня пути, мы увидели Белуху. Она открылась неожиданно, когда тропа, идущая вдоль долины Катуни, повернула, огибая гору, и вдалеке вдруг засияли две белоснежные вершины. Приостановив коней, мы пристально разглядывали этот великолепный вид. Прежде нам приходилось видеть Белуху с другой стороны — северной (от истока Ак-Кема, с Теректинского хребта или из Уймонской долины). При следующем повороте тропы конусы Западной и Восточной вершин скрылись на время за ближними горами. Наконец, пройдя каменистыми тропами перевал, где несёт свои бурные воды река Капчал, мы снова очутились в долине Катуни. Катунь разделяется здесь на несколько рукавов, которые, изгибаясь и сливаясь друг с другом, создают причудливый узор. Довольно широкую часть долины с обеих сторон защищают горные склоны, покрытые травой, кустарником и лиственницами. Ближе к вершинам хребтов небольшими группами растут кедры. Дно долины (около 1900 м над уровнем моря) представляет собой старую морену, частично покрытую растительностью: здесь видны очертания пересохших русел Катуни, между которыми — целые поля, поросшие невысоким кустарником и красивым розовым ковром кипрея широколистного и копеечника (красного корня).

Приведём описание этих мест, сделанное в 1895 году знаменитым русским учёным и исследователем Горного Алтая В.В. Сапожниковым: «У нас и день начинался позже, и ночь наступала раньше; в 7 часов утра, когда все вершины ярко обливаются лучами солнца, на всей долине ещё лежит глубокая тень; и только на крутом склоне противоположной стороны долины вырезываются колоссальные контуры теней гор. Склон долины против нашего стана переходит в высокую террасу, которая ближе к леднику, против его нижнего конца, внезапно вырастает в высокую правильную пирамиду тёмных скал. Находясь на первом плане, эта Чёрная сопка, кажется, доминирует над Белухой, которая выступает сзади её; но стоит подняться хотя бы на хребет, отделяющий Катунь от Берели, чтобы она совершенно потерялась перед Белухой. Вообще в горах на такие обманы зрения ловишься очень часто; посмотрите на фигуру горы с разных сторон и, не имея достаточно опытности, вы будете утверждать, что видели разные горы»9.

Удивителен цвет Катуни у истока — она шумно переливает серо-голубые потоки, окрас которых обусловлен присутствующей в воде взвесью мелкозернистых глинистых пород. Оставив позади слева водопад Рассыпной, с рёвом несущийся с крутого склона в долину и впадающий в Катунь, мы приближаемся к месту стоянки. Это небольшая ровная площадка на правом берегу Катуни рядом со склоном горы, заканчивающейся нагромождением огромных валунов. В валунах живут небольшие зверьки из отряда зайцеобразных — пищухи, или, как их называют местные жители, сеноставки. Они пронзительно пищат, любопытны и почти не боятся людей, позволяют себя фотографировать.

Отсюда открывается величественный вид на Белуху и Катунский ледник (ледник Геблера), замыкающие долину на северо-востоке. Великолепная гора предстаёт перед нами почти в том же ракурсе, в каком она изображена Н.К. Рерихом на картине «Победа». Однако, чтобы найти точный ракурс, необходимо было подняться на высокий крутой северный склон с каменистыми осыпями, расположенный с левой стороны долины. Предприятие это было бы весьма опасным и в нашем случае невыполнимым.

Погода за все десять дней нашего странствия удивила нас неожиданной переменой всего лишь один раз. Это произошло 15 июля, вскоре после того, как мы разбили лагерь, поставив четыре палатки около валунов северного склона долины метрах в тридцати от основного русла Катуни. Вдалеке послышались раскаты грома, и наши проводники сказали, что скоро сюда придёт гроза. Раскаты были очень отдалёнными, поэтому не верилось, что сегодня гроза достигнет нашей стоянки. Как мы вскоре смогли убедиться, в горах перемена погоды порой происходит внезапно и весьма стремительно. Через час мы сидели под надёжным тентом у костровища и наблюдали бушевавшую снаружи стихию. Громы и молнии сопровождались дождём и градом, по долине носился ветер. Шум Катуни сливался с рёвом стихии. Однако всё так же стремительно и закончилось, и не более чем через сорок минут омытая природа уже была освещена вечерним солнцем, засверкала ледниками, радугой и чистотой синего неба. Так нас встретила Белуха.

И ещё одно незабываемое впечатление подарила нам гора Уч-Сумер — по преданиям, ставшая проекцией трёх звёзд пояса созвездия Орион на Землю. Поздно ночью мы вышли из палаток. Рядом шумела и белела в темноте Катунь. Находясь почти в зените, параллельно Катуни, на небе сиял Млечный Путь, упираясь одним концом дуги в Белуху. Мягким розовым сиянием светилась кромка гор, создавая в ночной долине ощущение огромного овального колодца, из которого мы смотрели на звёздный мир. Сразу же вспомнились строки Наталии Дмитриевны Спириной: «Колодец звёзд, закинутый наверх...». Белуха, обрамлённая лёгким розово-голубым светом, чётко выделялась на фоне бездонного ночного неба. Возникало впечатление, что она соединяет небесный мир
с земным: Катунь, как отражение Млечного пути на Земле, беря исток у ледников Белухи, несла звёздный свет в долины. Вспомнился древний миф: в том месте, где Млечный Путь — Небесная Ганга, дочь царя гор Химавата, — спускается на Землю, начинает своё течение земная Ганга.

Ясным солнечным утром следующего дня, 16 июля, мы отправились к подножию Белухи, путь до которого составлял около двух километров. Пройдя заросли кустарников, протоки Катуни, мы продвигались вперёд по старой каменистой морене, преодолевали подъёмы и спуски по осыпям и каменным россыпям. Приблизившись по нагромождению серых гранитных глыб к истоку Катуни, мы обнаружили, что река берёт начало в трёх огромных ледяных гротах-пещерах, образуя три мощных бурливых и очень быстрых серо-голубых потока. Около ледника небо казалось ярко-синим, здесь дул довольно сильный холодный пронизывающий ветер. Близко подходить к пещерам было небезопасно, поскольку с них время от времени осыпались не только камни, но и обрушивались куски льда, которые затем плыли вниз по течению и постепенно таяли в водах реки.

Мы у истока Катуни. В душе зазвучали слова из стихотворения Наталии Дмитриевны «Песнь Катуни»:

...Помните, братья, на долгом пути
Вам суждено до Катуни дойти.
Вам суждена голубая река,
Радость близка и победа близка.

17 июля, в такой же жаркий ясный день, мы поднялись на южный склон, за которым находится граница с Казахстаном. Оттуда, с вершины хребта, увидели в ущелье вьющуюся серебристой нитью Белую Берель — реку, теряющуюся в ледниках Алтая. Остановившись напротив вершин Белухи, которые с этой высоты, где уже не было растительности, казались близкими, мы развернули Знамя Мира.

18 июля — последний день, проведённый рядом с Белухой. Разделившись на небольшие группы, все разошлись по разным маршрутам. В течение дня взгляд не отрывался от Белухи. На протяжении многих веков отдаёт она частицы своих льдов, превращающихся в потоки главной реки Алтая — Катуни. Природный храм, сияющий белизной вечных снегов и окружённый безбрежностью неба, — он потрясает своей особой мощью и красотой.

Утром 19 июля мы двинулись в обратный путь. Сделав остановку на отдых на кордоне Елен-Чадыр, к вечеру этого дня добрались до Тюргеня. 20 июля на конях прошли по тропе через Тюргеньский перевал (2300 м) до самого крупного водоёма в верховьях Катуни, котловина которого была образована движением древнего ледника. Это живописное горное озеро с голубовато-бирюзовыми водами — Тайменье, являющееся частью Катунского заповедника, расположено на высоте 1570 м над уровнем моря и растянулось в длину на 5400 м. У озера была последняя ночёвка перед возвращением в Уймонскую долину.

21 июля за несколько часов мы совершили переход на лошадях от Тайменья озера до места слияния реки Зайчихи с Катунью. И далее, встретившись в условленное время с директором заповедника А.В. Затеевым, на катере вернулись вниз по Катуни в село Мараловодка.

Мы в Уймонской долине. Наш небольшой десятидневный поход общей протяжённостью около 280 км закончен. Итогом его стали фото- и видеосъёмки для будущих фильмов, публикаций, выставок и других мероприятий. Наш художник Анатолий Петрович Веселёв сделал зарисовки и этюды к будущим картинам.

Несомненно, каждый из нас по-своему внутренне готовился к встрече с Белухой Рериха — не просто высочайшей горой Сибири и Дальнего Востока, вздымающейся на 4500 метров над уровнем моря и географически расположенной на равном расстоянии от четырёх океанов. Н.К. Рерих говорил о том, что горы для него являются символом «величия, которое питает дух». «Мы на этой земле видим отблеск надземных миров, постигаемых нами в Твоих небывалых твореньях», — писала о картинах Н.К. Рериха Н.Д. Спирина. Стремление постигнуть нечто сверх красивейшей природной формы, войти в соприкосновение с величием, питающим дух, которому придавал особое значение Мастер гор, не может пройти бесследно. Эта встреча состоялась, и ещё долго предстоит её осмысливать. Каждый из участников нашего похода, конечно, унёс свои особые впечатления, мысли, воспоминания оттуда, откуда увидел Белуху Николай Константинович, позже изобразив её на картине «Победа».

Святослав Николаевич Рерих писал, что в этой картине «заключён прогноз великого будущего», в которое непреложно верил и которое приближал своей жизнью и творчеством Гигант духа и мысли — Николай Рерих.


Для подготовки статьи использовались материалы сайта Катунского биосферного заповедника: www.katunskiy.ru.

Статья проиллюстрирована фотографиями К. Бута, А. Веселёва, Т. и С. Деменко, О. Карасёва.

1 Братство. 190.

2 Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. Новосибирск, 2014. С. 361.

3 Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1992. С. 124 – 125.

4 Там же.

5 Цит. по: Рерих и Алтай. Новосибирск, 2014. С. 61 – 62.

6 Ярцева Г.Д. Алтайский период Центрально-Азиатской экспедиции Николая Рериха. (Рукопись).

7 Там же.

8 Там же.

9 Сапожников В.В. По русскому и монгольскому Алтаю // http://az.lib.ru/s/sapozhnikow.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Знамя мира