Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ЛЕВ ТОЛСТОЙ О НАУКЕ И ЗНАНИИ

Авторы: Толстой Л.Н. / Орлов Максим



Теги статьи:  наука, Лев Толстой

«Настоящее познание... даётся сердцем, то есть любовью. Мы знаем то, что любим, только»1.

«Нельзя заставить ум разбирать и уяснять то, чего не хочет сердце»2.

«Разум есть сознание своей жизни и познания её смысла и назначения и отыскивания путей, по которым человек может исполнить это назначение. Ум есть способность видеть отношение явлений между собою и может видеть цели не разумные. Разум для достижения своих целей всегда пользуется умом, но ум может быть употребляем для целей совершенно не разумных»3.

«Человеческая мудрость не заключается в познании вещей. Есть бесчисленное множество вещей, которых мы не можем знать. Не в том мудрость, чтобы знать как можно больше. Мудрость человеческая в познании того порядка, в котором полезно знать вещи; она состоит в умении распределять свои знания соответственно степени их важности»4.

«Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя. (...) Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте её? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу. (...)

Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т.д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку — науку всего, науку, объясняющую всё мироздание и занимаемое в нём место человека. Для того, чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью. (...)

Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? (...) Довольны ли вы собой и своей жизнью? (...) [Если нет], так измени её, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость»5.

«Мысль только тогда движет жизнью, когда она добыта своим умом или хотя отвечает на вопрос, возникший в своей душе; мысль же чужая, воспринятая только умом и памятью, не влияет на жизнь и уживается с противными ей поступками»6.

«Помощь от общения с людьми и чтения книг, разумеется, есть, но всё ничто, если нет в душе источника воды живой. То наборная вода, а то ключевая. И потому я всегда того мнения, что если можно иметь общение и книги, то это очень хорошо и надо пользоваться этим, но важности в этом нет. Важно одно — это внутренняя работа над собой, состоящая, главное, в соблюдении чистоты своей жизни... Если только душа человека чиста, то Бог поселяется в ней. Бог наполняет всё, и если вынешь из души то, что не Божье, то Бог наполнит её, и наполнит в той мере, в которой вынуто не Божье»7.

«Ум возникает только из смирения. Глупость же — только из самомнения. Как бы сильны ни были умственные способности, смиренный человек всегда недоволен — ищет; самоуверенный думает, что всё знает, и не углубляется»8.

«...Думает, что если он знает, какие на солнце пятна, то он всё знает, а он не знает самого главного: чем движется жизнь»9.

«...Наука и искусство без религиозной основы — вздор и зло»10.

«...Из всех наук, которые человек может и должен знать, главнейшая есть наука о том, как жить, делая как можно меньше зла и как можно больше добра; и из всех искусств главнейшее есть искусство уметь избегать зла и творить добро с наименьшей, по возможности, затратой усилий»11.

«Знания без религиозно-нравственной основы ничего не значат. Я представляю себе знания как трубу: если она направлена к свету — она собирает, концентрирует свет, а если её направить в сторону, то она ни к чему не нужна»12.

«В чём бы ни полагали люди своё назначение и благо, наука будет учением об этом назначении и благе, а искусство — выражением этого учения»13.

«То, что должно бы быть основою всех знаний, если не единственным предметом знания, — учение нравственности — стало для некоторых не лишённым интереса предметом, для большинства "образованных" — ненужной фантазией отсталых, необразованных людей»14.

«Вы ведь знаете, как я себе представляю знания? В виде сферы, из центра которой идут радиусы. Они могут быть бесконечны... Для верности формы сферы нужно, чтобы радиусы были одинаковы...»15

«Люди нашего времени гордятся своей наукой. То, что они гордятся так ею, лучше всего показывает то, что она ложная. Истинная наука тем и познаётся, или, скорее, несомненный признак истинной науки — сознание ничтожности того, что знаешь, в сравнении с тем, что раскрывается. А что наука ложная, в этом нет никакого сомнения. Не в том, что то, что она исследует, неверно, а в том, что это не нужно: некоторое относительно, в сравнении с тем, что важно и не исследовано, а многое и совсем не нужно. И я твёрдо уверен, что люди поймут это и начнут разрабатывать единую истинную и нужную науку, которая теперь в загоне, — НАУКУ О ТОМ, КАК ЖИТЬ»16.

«...Область знания вообще всего человечества так многообразна — от знания, как добывать железо, до знания движения светил, — что человек теряется в этой многочисленности существующих и в бесконечности возможных знаний, если у него нет руководящей нити, по которой бы он мог располагать эти знания, распределять их по степени их значения и важности. Прежде чем человек познает что бы то ни было, он должен решить, что этот предмет познания важен для него и важнее и нужнее, чем те другие бесчисленные предметы познания, которыми он окружён. Прежде чем изучать что-нибудь, человек решает уже, для чего он изучает этот предмет, а не остальные. (...) ...Высшая мудрость людей всегда состояла в том, чтобы найти ту руководящую нить, по которой должны быть расположены знания людей: какие из них первой, какие меньшей важности. (...) С тех пор как существует человечество, всегда, у всех народов являлись учителя, составляющие науку в этом тесном смысле: науку о том, что нужнее всего знать человеку. Наука эта всегда имела своим предметом знание того, в чём назначение и потому истинное благо каждого человека и всех людей. Эта-то наука и служила руководящей нитью в определении значения всех других знаний.

Такова была наука Конфуция, Будды, Моисея, Сократа, Христа, Магомета и других... (...) ...Без науки о том, в чём назначение и благо человека, не может быть никаких настоящих наук и искусств, ибо предметов наук и искусств бесчисленное количество (я подчёркиваю слово бесчисленное, так как понимаю его в точном значении); и без знания того, в чём состоит назначение и благо всех людей, нет возможности выбора в этом бесконечном количестве предметов, и потому без этого знания все остальные знания и искусства становятся, как они и сделались у нас, праздной и вредной забавой»17.

«[Люди на] исследования явлений материального мира направляют все свои умственные силы и очень удивляются тому, что чем больше они узнают того, что им не нужно знать, тем больше остаётся не узнанного ими. И хотя очевидно, что по мере их исследований область того, что им остаётся узнать, становится всё шире и шире, предметы исследования всё сложнее и сложнее и самые приобретаемые ими знания неприложимее и неприложимее к жизни, это нисколько не смущает их, и они, вполне уверенные в важности своих занятий, продолжают исследовать, проповедовать, писать и печатать и переводить с одного языка на другой все свои большей частью ни на что не пригодные исследования и рассуждения...»18

«Если бы благо было действительно критериумом наук и искусств, никогда изыскания точных наук, совершенно ничтожные по отношению к истинному благу человечества, не приобрели бы того значения, которое они имеют; и особенно не приобрели бы такого значения произведения наших искусств, едва лишь годные на то, чтобы рассеять скуку праздных людей»19.

«В знании важно не количество знаний, даже не точность их (потому что совершенно точных знаний нет и никогда не будет), а разумная связность их: то, чтобы они со всех сторон освещали мир. Вроде того, что бывает в постройках. Постройка может быть великолепна или бедна: зимний дворец и шалаш, но и то и другое — разумные постройки только тогда, когда они защищают со всех сторон от непогоды и дают возможность жить в них и зимой, и летом; но самые великолепные три стены без четвёртой или четыре без крыши или без окон и печи много хуже бедной хаты, в которой можно укрыться и не задыхаться и не мёрзнуть. То же и в научных знаниях, теперешних знаниях учёных в сравнении с знаниями безграмотного крестьянина-земледельца. Эта истина должна быть основой воспитания и образования. Расширять знания надо равномерно»20.

Составитель Максим ОРЛОВ,
д. Горваль Гомельской обл., Беларусь


1 Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 20 т. Т. 17. М.: Худож. лит., 1960 – 1965. С. 438.

2 Там же. Т. 20. С. 43.

3 Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: В 90 т. Т. 68. М.: Гос. изд-во худож. лит., 1929 – 1958. С. 201 – 202.

4 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 18. С. 23 – 24.

5 Там же. Т. 5. С. 81.

6 Там же. Т. 20. С. 252.

7 Толстой Л.Н. Переписка с русскими писателями: В 2 т. Т. 2. М., 1978. С. 337 – 338.

8 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 20. С. 273.

9 Гусев Н.Н. Два года с Л.Н. Толстым. Из Ясной поляны в Чердынь. Отрывочные воспоминания. Лев Толстой — человек. М., 1973. С. 72.

10 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 19. С. 398.

11 Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т. 64. С. 95.

12 Гольденвейзер А.Б. Вблизи Толстого. М., 1959. С. 201.

13 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 16. С. 373.

14 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 20. С. 374.

15 Маковицкий Д.П. Яснополянские записки // Литературное наследство. Из истории русской литературы и общественной мысли 1860 – 1890 гг. Т. 90, кн. 3. М.: Наука, 1979. С. 427.

16 Толстой Л.Н. Собр. соч. Т. 20. С. 249.

17 Там же. Т. 16. С. 364 – 365.

18 Там же. Т. 12. С. 430 – 431.

19Там же. Т. 18. С. 23.

20 Там же. Т. 20. С. 289.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества




 

 

 
Мысли на каждый день

И когда утверждаем: Любовь, Красота и Действие, — мы знаем, что произносим формулу международного языка.

Рерих Н.К. «Врата в будущее»

Неслучайно-случайная
статья для Вас: