Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



 

ВЕЛИКИЙ СЫН РОССИИ. К 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова

Авторы: Деменко Татьяна / Бугаева Л.В.



Теги статьи:  Ломоносов

М.В. Ломоносов.
Гравюра Э. Фессара – Х. Вортмана. 1757

Здание Марбургского университета
и мемориальная доска в честь М.В. Ломоносова.
Германия. Современное фото

Диплом, выданный М.В. Ломоносову
Академией наук на звание профессора химии

Вид зданий Петербургской Академии наук
в середине XVIII в. Рисунок с гравюры

Дом на Васильевском острове, в котором жил
М.В. Ломоносов. Литография XIX в.

Кабинет М.В. Ломоносова в Музее его имени.
Санкт-Петербург

М.В. Ломоносов. ПЁТР ПЕРВЫЙ. Мозаика

Прижизненные издания М.В. Ломоносова

Лице свое скрывает день,
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень,
Лучи от нас склонились прочь.
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
«Там разных множество светов,
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков;
Для общей славы божества
Там равна сила естества».

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

М. Ломоносов. Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния

Начало XVIII века... В просвещённой Европе развиваются и процветают наука, искусство, ремёсла, создаются университеты. Россия в результате реформ Петра Великого стала догонять ведущие европейские страны. И в это время на Севере, в деревне Мишанинская недалеко от Холмогор, в 80 км от Архангельска, в семье крестьянина Василия Дорофеевича Ломоносова родился один из величайших людей России. Это случилось 19 ноября 1711 года.

Ломоносов с детства слышал предания о великих делах Петра Первого, которые и доселе сохраняются на Севере. Спустя годы Михайло Васильевич стал самым ревностным последователем Петра Великого в его стремлении вывести Россию на новый, прогрессивный путь развития.

Отец Михайлы Ломоносова был зажиточным человеком; первым из жителей этого края он построил для рыбных промыслов двухмачтовое парусное судно, назвав его «Чайкой», ходил на нём по реке, по Белому морю и Северному океану.

Михайло был единственным сыном Василия Дорофеевича. Когда мальчику исполнилось 10 лет, отец стал брать его с собой в море. Поморы — отличные мореходы, и Михайле было чему поучиться у своего отца и на что посмотреть в дальних морских походах. Его волновало дивное устройство Природы. Растолковать Михайле, как надо ставить парус, объяснить устройство компаса и научить им пользоваться, рассказать о повадках рыбы и морского зверя, о капризах северной погоды — всё это могут сделать отец и другие бывалые поморы. Но что стоит за всем этим? Что поднимает ветер? Какая непостижимая сила устроила так, что стрелка компаса всегда глядит на север, а рыба со свирепым упрямством идёт бить икру против течения? Отчего бывают странные небесные сияния? Откуда эта Красота, стройность и величие Природы?

В зимние месяцы, когда суда стояли на приколе и работы было меньше, Михайло учился читать и писать. На Курострове долго передавалось из уст в уста предание, что дьячок, обучавший Ломоносова грамоте, скоро упал перед отроком на колени, признав, что больше ничему научить его не может. В доме у соседа Михайло познакомился с первыми мирскими книгами — «Грамматикой» Мелентия Смотрицкого и «Арифметикой» Леонтия Магницкого, а получив их, уже не выпускал из рук, повсюду носил с собой и выучил наизусть. Потом он с благодарностью вспоминал эти книги и называл их «вратами своей учёности».

Но знания, полученные из «Грамматики» и «Арифметики», лишь на короткий срок утолили духовный голод Ломоносова. Неистребимая жажда познаний заставила юношу принять решение — оставить родной дом и отправиться в Москву. От односельчан он узнал, что для серьёзного изучения наук надо уметь читать и писать по-латыни, которой можно было научиться только в Москве.

Отец не даёт Михайле благословения, понимая, что, отпустив его изучать науки в столицу, он навсегда потеряет любимого и единственного сына. Но юноша не отступился от задуманного. Когда из селения в Москву отправился обоз с рыбой, он, втайне от отца, уговорил приказчика взять его с собой. Через три недели трудного пешего пути он достигает желанной цели — Москвы, где у Михайлы не было ни одного знакомого человека. Спустя десятилетия, будучи известным учёным, Ломоносов скажет: «За общую пользу, а особ­ливо за утверждение наук в отечестве и против отца своего родного восстать за грех не ставлю». Чудом удалось ему попасть в Московскую Славяно-греко-латинскую академию, где он и проучился около 3 лет, а полный курс в ней составлял 10 – 12 лет. Ломоносов поступил туда уже в 20-летнем возрасте. В академию не принимали детей крестьян, поэтому пришлось ему выдать себя за дворянского сына. Жалованье ученика было мизерным: 10 рублей в год, то есть 3 копейки (алтын) в день. Приходилось подрабатывать: рубить дрова, писать письма, прошения, читать псалмы над покойниками. В академии была хорошая библиотека, и Михайло упивался чтением старинных русских книг, книг по математике, философии, физике.

Ломоносов сразу же выделился среди учеников своими дарованиями и исключительным прилежанием. За один год он окончил три класса, год спустя уже настолько был силён в латинском языке, что мог сочинять на нём небольшие стихи. Вскоре он едет в Киев учиться философии и наукам, изучает там и русские летописи. Знакомится с неповторимой архитектурой Киева, мозаичными и живописными шедеврами Софии Киевской, соборов Киево-Печерской Лавры. Через год учёбы в Киеве он вернулся в Москву.

В это же время он занимается теорией поэзии и ораторским искусством. Впоследствии в своём труде «Краткое руководство к красноречию» Ломоносов напишет: «К приобретению оного [красноречия] требуется пять следующих следствий: первое — природные дарования, второе — наука, третие — подражание авторам, четвёртое — упражнение в сочинении, пятое — знание других наук».

Окончив за три года шесть классов Славяно-греко-латинской академии, Михайло Ломоносов был ещё очень далёк от «желанного берега учёности».

В 1735 году в числе лучших 12 семинаристов Ломоносов был отправлен в Петербургскую Академию наук. За 8 месяцев петербургского ученичества со всей энергией и ненасытностью гения он восполняет пробелы своего образования. Наряду с занятиями естественными науками будущий учёный продолжал совершенствоваться в стихосложении. Он приобрёл только что изданный трактат В.К. Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», который его очень заинтересовал, потому что в нём впервые отвергалась старая система стихосложения и утверждалась новая, основанная на упорядоченном расположении ударных и безударных слогов в стихе*.

Быстрое развитие страны, освоение её огромных территорий, начавшееся в первой четверти XVIII века, требовало большого числа специалистов, которых в России не было. Ломоносова и ещё двух студентов отправляют за границу. Была составлена обширная программа обучения: они должны были пройти курс физики, химии, физической географии, механики, гид­равлики, маркшейдерского искусства, горного дела и других наук, изучить иностранные языки.

Став студентом известного всей Европе Марбургского университета, Ломоносов успешно сочетал изучение естественных наук с литературными занятиями. Он познакомился с новейшей немецкой литературой, сочинениями по французской риторике, с большим интересом прослушал курс римского красноречия. Занимался он легко, споро и увлечённо. Каждое полугодие Ломоносов отправлял в Петербург свои отчёты, сопровождая их научными трудами, которые свидетельствовали о его успехах.

В период обучения в Марбургском университете Ломоносов начал собирать свою первую библиотеку, потратив на книги значительную часть выдававшихся денег.

Он увлечённо продолжает разрабатывать свою теорию русского стихосложения. Узнав из газет о победе русских войск и взятии турецкой крепости Хотин, Ломоносов пишет свою первую патриотическую оду:

Шумит с ручьями бор и дол:
«Победа, росская победа!»
Но враг, что от меча ушёл,
Боится собственного следа.
Тогда увидев бег своих,
Луна стыдилась сраму их
И в мрак лице, зардевшись, скрыла.
Летает слава в тьме ночной,
Звучит во всех землях трубой,
Коль Росская ужасна сила.

Столетие спустя Белинский писал, что эту оду по всей справедливости должно считать началом русской литературы.

В Марбурге Ломоносов обучался у знаменитого учёного-физика Христиана Вольфа, который впоследствии писал Михайле Васильевичу: «...Вы великую честь принесли Вашему народу. Желаю, чтобы Вашему примеру многие последовали». Через три года русских студентов отправили во Фрейберг, старейший горнозаводской центр Саксонии, где около года Ломоносов занимается под руководством «учёного горного физика» И.Ф. Генкеля, знакомится с организацией и практикой горного дела в рудниках, изучает маркшейдерское дело и черчение.

Из Германии Ломоносов вынес обширные познания в различных науках, там в значительной степени сформировалось его мировоззрение.

По возвращении в Россию он записал: «Сколь трудно полагать основания! Ведь при этом мы должны как бы одним взглядом охватывать совокупность всех вещей, чтобы нигде не встретилось противопоказаний. ...Я, однако, отваживаюсь на это...».

В июне 1741 года Михайло Васильевич вернулся в Петербург и появился в кабинете советника академической канцелярии. Это был высокий, хорошо сложённый молодой человек, которому шёл тридцатый год. Ломоносов получил прекрасное образование, владел несколькими языками и уже написал научную работу, открывшую новую эпоху в истории русской литературы. Полный энтузиазма и сил, он был готов к любым свершениям. С этого момента началось его бескорыстное служение России и отечественной науке. Вся дальнейшая жизнь великого учёного связана с Академией наук, основанной по воле Петра Великого.

В то время в стране практически не было своих учёных, поэтому в Академию были приглашены иностранцы, которые не знали ни нравов русского народа, ни его языка, не имели понятия о первоочередных нуждах России. В Академии велась в основном лишь теоретическая научная работа.

Ломоносов был твёрдо убеждён в том, что надо готовить свои научные кадры. Он выступал за демократизацию Академии, отстаивал право на занятие наукой для всех сословий и преподавание на русском языке. Отечественные учёные, утверждал Ломоносов, «нужны для Сибири, для горных дел, фабрик, сохранения народа, архитектуры, правосудия, исправления нравов, единства чистой веры, земледельства и предзнания погод, военного дела, хода севером и сообщения с ориентом [востоком]».

Ломоносов начал страстную борьбу за новый устав Академии, который способствовал бы её «исправлению» — для того, чтобы «иметь своих природных россиян в профессорах».

Для подготовки научных кадров Ломоносов разработал систему, состоящую из трёх ступеней: гимназия, университет, академия. Он рассматривал гимназию как фундамент университетского образования. Заботясь о поиске и привлечении квалифицированных русских преподавателей, он добился увеличения ассигнований для этого; хлопотал об улучшении материального положения студентов. Он мечтал, чтобы «врата учёности» были открыты для всех, стремящихся к познаванию и улучшению жизни в стране. По его мнению, «истинная цель просвещения — пробудить в каждом человеке творца, духовно активную личность».

Главное место в подготовке учёных Ломоносов отводит университету. В 1754 году им был составлен проект учреждения Московского университета, который ныне носит его имя. Из стен этого университета вышли многие русские учёные, которые впоследствии оказали огромное влияние на экономическую, политическую и культурную жизнь страны.

И хотя М.В. Ломоносову не удалось полностью воплотить в жизнь свои обширные планы, он имел все основания в 1761 году заявить: «Порученные мне единственно департаменты — Университет и Гимназия, невзирая на великие соперников противление и хулу, состоят в хорошем порядке».

А хулы, зависти и страха перед независимым гением Ломоносова было немало. Но, несмотря на опалу, удары жизни и борьбу с чиновниками от науки, Ломоносов неустанно и твёрдо шёл по предначертанному ему пути.

Более двадцати лет своей жизни Ломоносов посвятил педагогической деятельности. Готовясь к чтению какого-либо курса, он сам писал пособия для слушателей, переводил на русский язык труды европейских учёных, освещающие последние достижения науки.

Создание первой в России химической лаборатории, организация географических исследований, снаряжение астрономических экспедиций, разработка многочисленных проектов переустройства Петербургской Академии наук, основание Московского университета — вот далеко не полный перечень заслуг Ломоносова как организатора науки. Учёный предвидел и доказывал необходимость освоения обширных северных территорий России. Всем нам памятны его слова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном...». На основе проекта Ломоносова была подготовлена морская экспедиция для изучения Северного морского пути, которая осуществилась в 1765 году.

Он был первым популяризатором науки в России. Эта его деятельность, проникнутая беззаветной любовью к Родине, была не менее разнообразна, чем исследовательская.

Прекрасным образцом просветительной деятельности являются его «Слова»: «Слово о пользе химии», «Слово о происхождении света», «Слово о рождении металлов от трясения земли», «Слово о явлениях воздушных», «Слово о пользе стекла» и другие. Изданные отдельными книгами, эти «Слова» служили распространению научных знаний в России того времени.

Академик Н.И. Вавилов писал о М.В. Ломоносове: «Только теперь, спустя два века, можно с достаточной полнотой охватить и должным образом оценить всё сделанное этим удивительным богатырём на­уки. Достигнутое им одним... достойно было бы деятельности целой Академии».

Ломоносов всегда высоко ценил печатное слово. Он добился разрешения иметь при Московском университете собственную типографию. В ней печатались первая в Москве газета «Московские ведомости», первые в России научно-популярный и научно-литературный журналы и другие издания.

Всё больше «природных россиян» появлялось в Академии наук. Ценой больших усилий удалось Ломоносову заложить фундамент для развития народного образования, что определило весь дальнейший прогресс науки в России. Гоголь написал о Ломоносове: «Всякое прикосновение к любезной сердцу его России, на которую глядит он под углом её сияющей будущности, исполняет его силы чудотворной...» Сам же Ломоносов пишет: «Только в бодром горячем порыве, в страстной любви к своей родной стране, смелости и энергии родится победа». «За то терплю, что стараюсь защитить труды Петра Великого, чтобы выучились россияне, чтобы показали своё достоинство». «Дерзайте отчизну мужеством прославлять!»

Откуда же бралась вся та неиссякаемая энергия, которой хватало и на жизненную борьбу, и на плодо­творную деятельность в различных областях знания? В «Гранях Агни Йоги» сказано: «Формула "бытие определяет сознание"... верна, но также верно и то, что сознанием определяется внутренний мир человека, и мысли, и поступки его. ...Сильные духи не подчиняются в той или иной мере окружающему, но подчиняют его, а слабые подчиняются. Ломоносов, Кампанелла, Пётр Первый принадлежали к числу тех, кто сознанием своим переделывал окружающее и не подчинялся ему до известного предела. (...) Одни являются слабой былинкой, гнущейся от каждого дуновения ветра, другие — гранитным утёсам подобны» (VI, 573). «Сильные Индивидуальности возвышаются над уровнем внешних условий и творят свою карму им вопреки. Так Ломоносов поднялся над тем, что окружало его»(XIII, 324).

Труды Ломоносова в области литературы, филологии и изобразительного искусства ознаменовали новый подъём национальной культуры России. Его литературное творчество было разнообразно: это и поэтические произведения, и художественная проза. Поэзия Ломоносова была встречена восторженно и создала ему громкую славу, которая на протяжении многих десятилетий после смерти даже превосходила его популярность как учёного.

Забота о благе Родины, постоянные поиски истины, понимание красоты и единства окружающего мира, огромная тоска по будущему, ради которого и свершался его титанический гражданский и научный подвиг, — всё это нашло выражение в его стихах.

XVIII век требовал от поэта прежде всего строгого соблюдения определённых «правил», предписанных теоретиками каждому литературному жанру. И вдруг:

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло, приближившись, воззреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно Океан.
Там огненны валы стремятся
И не находят берегов,
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.
Сия ужасная громада —
Как искра пред тобой одна.
О коль пресветлая лампада
Тобою, Боже, возжжена
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!

М. Ломоносов. Утреннее размышление
о Божием Величестве

Это было как гром среди ясного неба. Русские сердца учащённо забились при звуке ломоносовских ямбов. Его оды гремели на всю Россию, и не было равнодушных среди его читателей. Какие споры разгорались вокруг поэзии Ломоносова! Одни неистово её громили и зло пародировали. Другие столь же неистово прославляли и пытались подражать.

Позднее Державин назвал Ломоносова «неподражаемым, бессмертным». Гоголь утверждал: «Ломоносов стоит впереди наших поэтов, как вступленье впереди книги». Белинский писал: «С Ломоносова начинается наша литература... он был её Петром Великим». Известны такие слова Достоевского: «Бесспорных гениев, с бесспорным "новым словом" во всей литературе нашей было всего только три: Ломоносов, Пушкин и частью Гоголь». А Пушкин констатировал: «Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом».

В произведениях Ломоносова русская нация предстаёт великой нацией. Об одах Ломоносова Пушкин писал: «Они останутся вечными памятниками русской словесности; по ним долго ещё должны мы будем изучаться стихотворному языку нашему...»

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

М. Ломоносов

Михайло Васильевич Ломоносов обладал незаурядными художественными способностями. Уроки рисования он брал ещё в Марбурге. Его мозаичные портреты и картины являются непревзойдёнными образцами русского мозаичного искусства XVIII века. Способ изготовления мозаик, широко распространённый в Древней Руси, к тому времени оказался утерянным. Ломоносов поставил перед собой задачу возродить это забытое искусство. В созданной им химической лаборатории ему удалось разработать методы отливки и окраски непрозрачных стёкол — смальт, используемых для изготовления мозаики. Вместе с учениками он выполняет мозаичные работы, в том числе несколько изображений Петра Первого. Впоследствии им была построена специальная фабрика в окрестностях города Ораниенбаума (ныне г. Ломоносов) для производства смальты. Грандиозная мозаичная работа Ломоносова «Полтавская баталия» была закончена им за год до ухода из жизни. Отдавая дань его художественному творчеству, Академия художеств в 1763 году избрала его своим почётным членом.

К 1764 году научная слава Ломоносова достигает зенита. Его избирают почётным членом Шведской Академии наук, почётным членом Болонской Академии наук в Италии, готовится представление его кандидатуры в Парижскую Академию наук, но 15 апреля 1765 года Ломоносов уходит из жизни. Он был похоронен при большом стечении народа на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. На его могиле установлен сделанный в Италии памятник из каррарского мрамора. А самый первый деревянный памятник Ломоносову поставил майор Челищев в 1791 году на Кур­острове, не имея на большее средств.

Вскоре после смерти Ломоносова в академическом собрании прозвучали слова: «Нет больше человека, имя которого составит эпоху в анналах человеческого разума, обширного и ясного гения, объявшего и осветившего многие жанры одновременно... Его будут чтить повсюду, где найдутся люди просвещённые».

Однако ещё при жизни великого учёного недоброжелатели утверждали, что он-де только тратит казённые деньги и мало что делает полезного. В дальнейшем наследие Ломоносова было хорошо изучено и научные заслуги оценены объективно. Пушкин характеризует его так: «Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения... Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он всё испытал и всё проник: первый углубляется в историю отечества, утверждает правила общественного языка его, даёт законы и образцы классического красноречия... учреждает фабрику, сам сооружает махины, дарит художества мозаическими произведениями и, наконец, открывает нам истинные источники нашего поэтического языка».

Несмотря на то что со времени, когда жил великий Ломоносов, прошло более двух веков, его имя живёт в памяти народов. Его жизни и деятельности посвящено много книг и статей; образ его запечатлён в произведениях живописи, графики, скульптуры; имя Ломоносова носят в нашей стране города и сёла, улицы и площади; им названы учреждения науки, образования и культуры. Его имя присвоено одному из минералов, ряду географических местностей, малой планете. В Великом Новгороде на памятнике «1000-летие России» (1862 г.) среди 129 фигур самых выдающихся личностей в российской истории есть и скульптура М.В. Ломоносова.

Золотая медаль имени Ломоносова — высшая награда, которая присуждается Президиумом Академии наук российским и иностранным учёным за выдающиеся работы в области естественных наук.

Ломоносов — из тех гениев, которые появляются в истории народов не раз в столетие или раз в тысячелетие, а вообще один только раз.

С таким исключительным человеком окружающим было порою нелегко общаться и понимать его. Враги считали Ломоносова плебеем, который за всё хватается и всё хочет подчинить себе. Да и покровители его часто недоумевали: не слишком ли, мол, широк размах-то. Но Михайло Васильевич был твёрдо уверен в своём высоком и грандиозном предназначении.

Многое из того, что было задумано им, не получило и не могло получить воплощения при его жизни: и потому, что его замыслы далеко опережали время, и из-за чиновничьей рутины, сильнейшего противодействия со стороны «гонителей наук», что сказывалось на его здоровье и сокращало жизнь.

Несмотря ни на что, документы и отзывы современников свидетельствуют об огромном авторитете русского учёного. Дважды при его жизни были выпущены собрания его сочинений. Великий математик XVIII века Эйлер признавал в Ломоносове необыкновенный талант, а крупнейший немецкий физик того времени Вольф видел в нём одну из самых светлых надежд русской науки.

Как завещание потомкам звучат его слова: «Только в бодром горячем порыве, в страстной любви к своей родной стране, смелости и энергии родится победа. И не только и не столько в отдельном порыве, сколько в упорной мобилизации всех сил, в том постоянном горении, которое медленно и неуклонно сдвигает горы, открывает неведомые глубины и выводит их на солнечную ясность».

В письме Е.И. Рерих сказано: «Научимся ценить своих великих людей, выражающих национальный гений. Поймём, что не массы слагают великую историю и славу страны и нации, но её великие люди. Ибо великие возможности приходят с великими людьми!»(30.03.1935).

Слава Ломоносова с особой силой стала утверждаться после его смерти. Передовые умы России понимали, что гений Ломоносова — национальная гордость страны, её духовное богатство, которое никто и ни при каких обстоятельствах отнять у русского народа не может.

Мощный, светлый гений Ломоносова осветил пространство просыпающейся России, вдохнул в неё свою животворную силу, пробуждая и призывая народ идти, идти вперёд! Вобрав в себя великие плоды деятельности своего сына, Россия не осталась прежней, она сделала огромный шаг вперёд, навсегда выйдя из младенческого периода «незнания». Её лучшие представители, получившие мощный созидательный импульс гения, устремились по пути Познания, Творчества и Служения.


Литература

Астафуров В.И. М.В. Ломоносов. М., 1985.

Ишлинский А.Ю., Павлова Г.Е. М.В. Ломоносов — великий русский учёный. М., 1986.

Лебедев Е. Ломоносов. М., 1990. (Жизнь замечательных людей.)

Ломоносов М. «Я знак бессмертия себе воздвигнул...»: Избранное. СПб., 2009.

Ломоносов. М., 1996. (Антология гуманной педагогики.)

Карпеев Э.П. Михаил Васильевич Ломоносов.
М., 1987.

Пушкин А.С. Путешествие из Москвы в Петербург // Полное собрание сочинений: В 10 т. Т. 7. Л., 1978.

* Речь идёт о силлабо-тоническом стихосложении — эта система стала ведущей в русском классическом стихосложении с 1730-х гг. благодаря реформе Тредиаковского — Ломоносова. 

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества




 

 

 
Мысли на каждый день

В Космосе всё взаимно испытывается, все миры на испытании.

Рерих Е.И. Письмо от 24.02.1930
Неслучайно-случайная
статья для Вас: