Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


Подписаться
Другие сайты СибРО


 

«НЕТ НИЧЕГО ПРЕКРАСНЕЕ ПУТЕЙ СЕРДЦА...» * О письмах Е.И. Рерих к Б.Н. и Н.И. Абрамовым

Автор: Ольховая Ольга



Письмо Е.И. Рерих к Б.Н. Абрамову. Фрагмент

ЕЛЕНА ИВАНОВНА РЕРИХ

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ АБРАМОВ

Б.Н. Абрамов. Акварель

НАТАЛИЯ ДМИТРИЕВНА СПИРИНА.
Фото, посланное Е.И. Рерих

I. «Свидетельство Ваше будет очень нужно...»**

Всё больше людей, изучающих Учение Живой Этики, приобщается к Записям Бориса Николаевича Абрамова, собранным в книгах «Грани Агни Йоги». Записи, разъясняющие и дополняющие отдельные положения Учения, становятся необходимыми — востребованность этих книг растёт с поражающей быстротой. Так же стремительно возрастает интерес и к личности самого получателя Высоких Сообщений.

В 9-ти томах полного собрания писем Е.И. Рерих, изданных Международным Центром Рерихов в Москве, опубликованы, в том числе, и письма Елены Ивановны, адресованные Борису Николаевичу и Нине Ивановне Абрамовым. Таким образом, они стали доступны широкому кругу читателей.

Тексты этих писем хранятся также в архиве Наталии Дмитриевны Спириной. В скором времени в Издательском центре Сибирского Рериховского Общества «Россазия» письма Е.И. Рерих к семье Абрамовых выйдут отдельным изданием.

Сначала коснёмся главного — великой миссии Бориса Николаевича Абрамова, о которой свидетельствует Елена Ивановна Рерих.

Известные нам сегодня письма Елены Ивановны к Абрамовым охватывают период с 1936 по 1955-й год — год её ухода. Их переписка длилась девятна­дцать с половиной лет.

В первом же письме от 14 апреля 1936 года Е.И. Рерих говорит: «Сердце моё уже давно устремлено к Вам. Не ответила на первое письмо, ибо очень нездоровилось тогда, но не было дня, чтобы не вспоминала и не думала о Вас. Много задушевного слышала я от Н[иколая] К[онстантиновича] и Юрия о Вас и о всём содружестве. Несомненно, что нечто большое связывает меня с Вами, ибо иначе не укрепилось бы это памятование. Да и Сам Вл[адыка] Сказал: "Напиши им"».

Так началась эта переписка. И несмотря на то, что с первых писем их отношения сразу определяются как отношения духовной матери и сына, проходит 16 лет, прежде чем Елена Ивановна приоткрывает Борису Николаевичу всю глубину их теснейшей связи, насчитывающей сотни веков: «Сын Мой спрашивает — "Кто — я?" Скажу — сын Вел[икого] Духа и верной земной спутницы Его... Страница этой жизни запечатлена в древней индусской "МАХАБХАРАТЕ"...» (6.11.1952). Отметим, что события, описанные в этом древнеиндусском эпосе, учёными-историками датируются временем, превышающим 3100 лет до н.э.

«...В сердце храню каждую Вашу Весточку, — пишет Елена Ивановна через несколько месяцев. — И Ваше июньское письмо, родной Б[орис] Н[иколаевич], глубоко тронуло меня, и я не раз перечитывала его. Так хотелось бы дать почувствовать Вам всю ласку, всю ту устремлённость духа, которой окружаю Вас и всех наших милых содружников. Радуюсь, что Вам удалось привлечь молодые души. Растите Ваш сад прекрасный. Но пусть не изнеживаются сладкими мечтаниями, но готовятся к по­двигу жизни. Пусть сумеют вместить радость духа с суровостью подвига. Родная страна потребует много духовных сил, много терпимости и терпения. Но чем труднее подвиг, тем радостнее на сердце истинного служителя Общего Блага. Учите молодых великому терпению всегда и во всём. Самый великий человек тот, кто велик в терпении» (28.01.1937).

«Содружество», о котором упоминает Елена Ивановна в письмах, написанных в тридцатые годы, — это старшее поколение содружников, сформировавшееся во время приезда Н.К. Рериха в Харбин. В него, в частности, входила Екатерина Петровна Инге, о которой говорится в некоторых её письмах. О «младшем содружестве» — учениках Бориса Николаевича Абрамова — речь пойдёт дальше.

Идут годы. Теснейший духовный контакт устанавливается у Елены Ивановны с Борисом Николаевичем и Ниной Ивановной Абрамовыми. В письмах Елены Ивановны ощущаются такой накал любви, желание оберечь и духовно укрепить их, которые невозможно описать, это можно только почувствовать.

С материнской нежностью обращается она к Борису Николаевичу, ободряя его и поддерживая проявление его высокого дара: «Родной мой Борис, мой Бхакти-Йог, письма Ваши — мне радость. Чую прекрасную душу Вашу и радуюсь приобщению к красоте Йоги Сердца» (4.12.1950).

Йога, как мы знаем, в переводе с санскрита значит «связь, единение с Высшим». Йога Сердца, или Бхакти-йога, — это йога Любви. Это путь преданности и полной отдачи себя любви к Божественному. Это не только самый трудный путь к единению с Высшим, который мало кому по силам, но и самый непонятный для многих. Как пишет Елена Ивановна, «путь Бхакти несёт скорее к Цели, и потому продвижения на этом пути следуют скорее, но болезненнее, и на самых высоких ступенях приходится проходить через большие страдания... Но, конечно, достижения настолько прекрасны, что страдания становятся желанными, ибо они приводят близко, близко к цели, к слиянию в Духе в Огненном Мире...» (6.05.1953).

Есть Запись Бориса Николаевича, касающаяся этого вопроса: «Нельзя любить, не отвергнувшись от себя. Люди окружающие причиняют человеку постоянную боль, и эти уколы вызывают злобу и раздражение в его личности. Малое "я" требует идеальных условий для любви, неосуществимых на настоящем уровне земного человечества. Потому заповедь о любви неразрывно связана с самоотвержением или освобождением от своей личности. Тогда можно ощутить любовь в своём сердце и в своей малой мере уподобиться солнцу» (29.01.1958).

«Теперь Скажу Вам, родной мой сын Борис, — пишет Елена Ивановна, — ценю Ваши письма, в них изливается Ваша страстная любовь к Учителю, и так называемые "Мои письма к Вам", которые Вы получаете и сами пишете, являются результатом всё той же любви к Вел[икому] Вл[адыке]... Именно Вел[икий] Вл[адыка] шлёт Вам ответ в той форме, которая Вам сейчас наиболее близкая» (21.05.1951).

писей находится в поле зрения Елены Ивановны. Укрепляя Бориса Николаевича, который, по его собственным словам, никогда не страдал самомнением, она пишет: «А сейчас очень прошу любимого сына не сомневаться ни в чём и хранить лишь великую Любовь и оявить лучшее служение В[еликому] Вл[адыке] — и это всё. Все неточности, если таковые окажутся в Ваших записях, будут исправлены Вл[адыкой]. Потому не смущайтесь ничем, но просто любовно и в полной вере пишите, что слышите или что пишет Ваша рука... Много способов имеется в распоряжении В[еликого] Уч[ителя] при передаче Его Мыслей близким ученикам и сотрудникам. Вы же названы Сыном и были им
не однажды, и Сыном любящим и преданным, и потому стали таким близким. Близость эта ткёт новую страницу, и страницу прекрасную, ибо сознательно и под непосредственным Водительством Самого В[еликого] Вл[адыки]... Только обладатель полного бескорыстия и желания служить общему благу при высоконравственной жизни может оявиться провод­ником Сил Света» (21.12.1952).

Редко в каком из писем Елена Ивановна не затрагивает тему Родины, тему возвращения в любимую страну. Из письма, написанного через три года после ухода Николая Константиновича: «Часто с Юрием думаем о Вас, — пишет она. — Да, нет ничего прекраснее путей сердца, только они доведут до радости, до цели... Уедем, когда будет дан Совет. Тяжкое трёхлетие пронеслось, и теперь вступим в новую полосу, лучшую для нашей родины, ибо ей не страшны никакие враги, она под Лучами Света новой эволюции... Все Силы Света хранили и хранят нашу Родину. Никакие устрашения ей не страшны. Любите Родину. Служите ей всем сердцем, всеми помыслами Вашими» (18.04.1950).

Верой и надеждой на возвращение и скорое свидание наполнены все письма Елены Ивановны начала пятидесятых годов: «Итак, родные, перед нами и Вами — Новая Ступень... Готовьтесь к интереснейшему, хотя, может быть, и нелёгкому путешествию. Встретимся и будем сотрудничать в самой тесной близости. Знайте, родные, что люблю Вас, думаю о Вас, ибо мне нужны близкие, доверенные люди» (25.05.1952). «Лучшие мысли около Вас и нашей любимой Родины» (21.05.1951).

Нетрудно представить, что мог, при всей его утончённости, чувствовать Борис Николаевич, читая такие строки: «Сын мой будет мне очень нужен. Сын, который посвятит всё своё время именно работе В[еликого] Вл[адыки] по приведению в порядок и систему всех моих записей и по рекордированию нигде не записанных замечательных происшествий, явлений и всего необычного, накопившегося за нашу долгую жизнь» (6.11.1952).

А как нужны были самой Елене Ивановне письма из Харбина и как ожидала она их! Вот фрагмент одного из писем: «...На днях долетело Ваше письмо, но, Боже, в каком ужасном виде! Ничего прочесть нельзя. Чернила настолько слились и страницы слиплись, что всё превратилось в одну сплошную массу. Я чуть что не заплакала. Несколько раз мы с Юрием пытались выбрать отдельные слова, но никакой связи не могли найти. Вероятно, мешок с письмами, пересылавшийся в наш Калимпонг, попал в реку и там пролежал несколько дней... Посылаю Вам несколько листиков местной бумаги, может быть, на них чернила держатся лучше. Пакеты ещё не принимают, а то послала бы Вам несколько блокнотов» (12.07.1950).

О том, что значили письма Бориса Николаевича для Елены Ивановны, мы узнаём и из Записей Бориса Николаевича. Так, в Записи, сделанной в 1972 году — за несколько месяцев до его ухода, — Учитель говорит о жертвенности Служителей Света. Их не щадят ни ученики, ни почитатели, которые «ослеплены хорошестью своею и не подозревают, как неистово поглощают они чужую энергию. Ведь они так устремлены и так хотят знать, что подобные соображения им даже не приходят в голову. Бережность в отношении того, от кого они получают, явление редкое необычайно. Обычно требуют: дай, дай, дай, а имеют ли право на получение и понимают ли, чего это стоит дающему, до сознания получателей не доходит... Может быть, поймёте сейчас, чего стоили Матери Агни Йоги обращающиеся к Ней и почему Она так ценила твои письма, не требующие от Неё ничего»1.

Можно только догадываться о силе любви и благоговения, которые изливались из сердца Бориса Николаевича на обретённую им духовную Мать. «Родной Мой сын Борис, — пишет Елена Ивановна, — чую Вашу любовь к Матери Мира и к матери Агни Йоги. Яро принимаю дар Вашего сердца и буду оберегать и яро хранить его до нашей встречи, уже приближающейся. Конечно, буду счастлива иметь Вас ближайшими сотрудниками, настоящими сыном и дочерью на последних днях моей воплощённой жизни среди людей» (19.11.1951). «И принимаю Вашу любовь и верю, что оявитесь преданнейшим сыном, который поможет мне в моей самой любимой работе, и надеюсь, что работа эта останется Вашей жизненной задачей и после моего ухода, который не за горами. Всё же успею передать то, что нужно» (17.09.1952).

Ещё в одном письме Елена Ивановна адресует Борису Николаевичу такие строки: «Родной мой Борис, тронута Вашей любовью ко мне, но не слишком идеализируйте меня. Я ещё живу и хожу по Земле и полна человеческих, земных маленьких слабостей... Нам предстоит встреча с Вами, и мне тяжело сознавать и носить тот "идеальный покров", которым Вы меня окутали. Я не имею ничего, что бы меня выделяло настолько из общей массы людей, и я далеко не "святоша" и не признаю многих сентиментальностей и бываю сурова. Родной мой Борис и сын мой духовный, позвольте мне сойти с пьедестала, водружённого Вашим прекрасным, любящим сердцем, и оявиться Вам Матерью, но земного начала, ещё сильно выраженного во мне. Я опасаюсь Вашего разочарования при нашей встрече!» (18.07.1951).

28 декабря 1954 года Елена Ивановна прямо указывает цель этого воплощения Бориса Николаевича Абрамова: «Родной мой Борис, отбросьте все сомнения. Помните, что, пока Вы связаны любовью, преданностью к Великому Образу, никто и ничто не может нарушить эту связь. Конечно, понимаю сердцем, как Вам хочется слышать подтверждение об этой связи, и с радостью, троекратно, подтверждаю то, что Вы передаёте мне, как именно исходящее из Высшего Источника... Итак, не опасайтесь некоторого сомнения в себя, в свои силы, но вложите всё доверие во Вл[ады]ку и стремитесь лишь выполнить возложенную на Вас миссию — уявиться свидетелем проявлений Вел[икого] Вл[адыки]».

Итак, Борис Николаевич должен был стать свидетелем проявления Высочайшего, что может иметь место на Земле.

В нескольких своих письмах Елена Ивановна затрагивает тему Архатства2.

В письме от 21 декабря 1952 года Елена Ивановна передаёт слова Великого Учителя: «"Если сын сохранит преданность и любовь ко Мне и матери, он легко может достичь этой труднейшей ступени!" Но достижение этой прекрасной ступени приходит лишь при мужестве, терпении и терпимости», — добавляет она уже от себя.

В следующем письме: «Указан Путь Архатства, и путь этот нужно хранить, как Путь Завещанный от Сердца к Сердцу, и Ближайшие могут приобщиться к нему, но пройдя все положенные ступени, все испытания закаления и поняв наконец, что настоящее существование наше, конечно, в соединении Мира Надземного с Земным. В этой гармонии родится настоящая эволюция и смысл Бытия» (26.02.1953).

«Храните спокойствие и терпение. Вы знаете, насколько терпение является необходимым качеством для ученика, и особенно для вступившего на путь Архатства», — пишет она в марте 1955 года.

В одном из писем Елена Ивановна говорит: «Не огорчайтесь мыслью о моём уходе. Когда время это наступит, Вы будете уже вполне вооружены и продолжите работу, которой конца нет. В[еликий] Вл[адыка] не оставит Вас, да и я, после некоторого отдыха, в котором буду очень нуждаться, смогу подавать знаки привета...» (6.11.1952).

Елена Ивановна Рерих покинула земной план 5 октября 1955 года. Это было сильнейшим потрясением для Бориса Николаевича, но он продолжает всё так же вести Записи.

Накануне получения первого сообщения от Матери Агни Йоги Борис Николаевич записал слова Учителя: «Сын Мой, не бывало случая, чтобы Учитель Нарушил своё Обещание. Если оно не состоялось в определённых условиях, значит, будет исполнено оно в условиях иных, но исполнено будет. Общенью с Матерью время надо отвести и место»3.

Первое Сообщение от Матери Агни Йоги Борис Николаевич принял 3 мая 1956 года — через семь месяцев после ухода Елены Ивановны. И начиная с этого времени, все 16 лет, которые ему осталось прожить в этом мире, Борис Николаевич получает бесценные Сообщения, включающие теперь и Послания от Матери Агни Йоги: «Многое нужно сказать. Связь наша станет ещё прочнее и сильнее, чем тогда, когда я была на Земле, ибо я ныне свободна. Всё основное в Плане остаётся неизменным. Буду творить через созвучные сознания... Тетради заполняла я, тетради будешь заполнять ты своею рукой, но духом моим»4.

Вспомним стихотворение Бориса Николаевича Абрамова «Мост духа»:

Чудесной аркой соткан мост.
Мост между небом и землёю,
Нить между миром дальних звёзд
И человеческой душою.

Стрелу в полёте не согнуть,
Не заглушить пространства зовы,
Чудесный мост — кратчайший путь
Для восхожденья к жизни новой.

Обратим внимание на строки, написанные Еленой Ивановной 18 сентября 1953 года: «Мой сын Борис может много укрепиться в своей способности улавливать Мысли В[еликого] В[ладыки]. Для этого нужно мужество и терпение непреоборимое. Спасибо, родной, за переданное мне "Сообщение". Яро ношу его в сердце. Конечно, только очень близкий Дух мог это уловить. Свидетельство Ваше будет очень нужно, но, конечно, для далёкого будущего, когда будет понято Космическое Право во всей его красоте».

Из этих слов становится понятно, что Борис Николаевич переслал Елене Ивановне полученное им какое-то особенное Сообщение, которое может быть понято человечеством очень не скоро. При всём объёме раскрытых нам Знаний, мы можем только предполагать, что значит понять Космическое Право и в чём это понимание может выражаться.

В 1954 году, когда Борис Николаевич получил свидетельство от Елены Ивановны о своей миссии, он записывает такие слова Великого Учителя: «Сын Мой любимый, готовься к будущему, как готовится Матерь. Её Подготовляю, Подготовляю и тебя. Хочу, чтобы вышел для исполнения закалённым. Силу Дам людей привлекать. Магнит воли Усилю. Мощь равновесия Дам. Умножу огни и лучи самоисходящие Укреплю. Даром познавания человека Оделю. Силу ушедших Моих придётся на свои плечи тебе взять. С уходом Гуру сила твоя возросла и умножилась.
С уходом Матери возрастёт вдесятеро. Кто же посильно заменит её, не сын ли? Её высоты не достичь, но быть верным исполнителем Воли Моей и Воли Её, с Моей слитой, стать можно. А так как ближайший, то и Поручение велико. Сын в потенциале имеет все свойства Матери. Пределов его раскрытия нет. Потому значение своё надо понять неумалённо»5.

Подчёркиваем — это и следующее Сообщение были получены Борисом Николаевичем при жизни Елены Ивановны Рерих.

«Не смущайся малостью и несовершенствами своими, любящее и преданное сердце является мерилом Близости. Посмотри кругом. Миллионы людей —
кто Меня знает? Кому близок? Кто принял Учение в сердце и принял его основою жизни? Почему разбойника предпочёл книжникам и блудницу фарисеям? Не мерками человеческими Измеряю и Определяю ценность человека... Матерь твоя, Мною Поставленная и Утверждённая, великое Поручение выполняет, и ты Ей помощником верным намечен... Будешь продолжателем Её Миссии. Будешь охранителем Света, Ею принесённого людям. Будешь охранителем Сокровенного Знания, Ею оставляемого для будущего... Велик твой потенциал духа, ещё никогда в полном объёме своём на Земле не проявлявшийся при исполнении Поручения... Не малостью зерна измеряется будущее древо, но качествами невидимыми, в нём заключёнными.
А ты Мой, от Луча Моего и Света Моего рождённый на туманной заре человечества»6. Может быть, в этих словах Учителя и обозначено то Космическое право, которое имел Борис Николаевич Абрамов?..


II. «Передайте просьбу к молодым лучше понять посланное счастье...»***

По мере углубления в обширнейшую переписку Елены Ивановны Рерих с разными корреспондентами растёт понимание того, насколько важна была на рубеже эпох, когда шло переустройство мира, посильная помощь учеников, сотрудников и единомышленников четверым доверенным Великого Учителя — семье Рерихов. Расскажем о группе учениц Бориса Николаевича Абрамова, находившейся в поле зрения Елены Ивановны Рерих; трём из них через Елену Ивановну также шли Указания от Великого Учителя.

Эта группа была очень небольшой, в неё входили Наталия Дмитриевна Спирина — Ната, Ольга Адриановна Копецкая, Ольга Стефановна Кулинич, Лидия Ивановна Прокофьева. (Иногда на встречах присутствовала Людмила Феликсовна Страва — Мила, ученица Н.Д. Спириной.) Елена Ивановна Рерих, познакомившись с ними по описаниям Бориса Николаевича и по фотографиям, которые были ей посланы, уже не выпускает их из виду, следит за их духовным ростом, даёт советы и рекомендации. Несомненно, что всю группу вели и готовили к подвижничеству, которого требовало время, — к деятельности в России.

Группа из молодых сотрудниц начала образовываться в 1942 году. К этому времени многие из «старшего содружества» уже уехали из Харбина. Молодёжь занималась на квартире у Абрамовых еженедельно. Наталии Дмитриевне — старшей из всех учениц — в ту пору был 31 год, Ольге Копецкой — 18 лет. Позднее к ним присоединилась Лидия Прокофьева, а несколько лет спустя пришла Ольга Кулинич. На этих встречах всегда присутствовала и Нина Ивановна Абрамова.

Отметим, что переписка Елены Ивановны Рерих с Абрамовыми началась практически сразу после того, как в Америке было совершено страшное предательство, роковым образом сказавшееся не только на Делах Учителя, но и на здоровье Николая Константиновича Рериха.

Первое письмо, в котором упоминаются ученицы Бориса Николаевича и даются первые характеристики трём из них, датируется 23 января 1951 года. Елена Ивановна пишет: «Дорогие и родные мои Борис и Ниночка, получила Ваше письмо от 25 дек. со вложением портретов сотрудниц и записочки от милой Ольги (О.С. Кулинич. — Ред.). Рада была получить их, прочесть Ваши сердечные слова о каждой из новых сотрудниц». По дате письма мы видим, что Борис Николаевич представил Елене Ивановне своих учениц после того, как прозанимался с ними в течение длительного времени — около девяти лет.

Настраивая Нину Ивановну на полное выздоровление от её недуга, Елена Ивановна далее пишет: «Также и Наталия Дмитриевна не должна слишком тревожиться за свои недомогания. Сердце у неё здоровое, и это главное... Но она не должна оявляться на трудной физической работе, не должна подымать тяжести, ибо ей нужно сосредоточиться на писательстве. Она может прекрасно писать под диктовку В[еликого] Вл[адыки] и напишет прекрасные статьи и полезные книжечки. Но не должна сомневаться, а просто писать свободно, вслушиваясь в мысли и слова, ей посылаемые, — так было Сказано. Так приветствую от всего сердца новую сотрудницу и радуюсь возможности для неё уявиться на такой прекрасной и столь нужной сейчас работе».

Строки, адресованные Ольге Кулинич: «Тронула меня и Ваша приёмная дочка тонкостью чувств своих. Да, ещё в самом начале нашей деятельности в Америке нашим сотрудникам было Указано распознавать пригодность человека по его отношению к нашему Родному Н.К. Имя его было оявлено как пробный камень для всех подходивших людей, так оно и осталось».

Об Ольге Копецкой: «Ольга, конечно, видит свои прошлые жизни, и это благой знак, значит, чаша её хорошо наполнена и дух стучится». Что касается этой фразы, приведём строки из письма Наталии Дмитриевны к Ольге Копецкой от 11 августа 1997 года: «Очень хотела бы получить записи твоих снов, так как знаю — колоссальное значение им придавал Борис Николаевич».

Сделаем акцент на очень важном моменте. В опуб­ликованных письмах Елены Ивановны говорится о том, что не только у Бориса Николаевича и Нины Ивановны Абрамовых, но и у его учениц шли йогические процессы, которые протекали под контролем Великого Учителя. Мы должны понимать, что редчайший случай такого Руководства касался конкретных людей, имевших соответствующие вековые накопления духа.

В этом же письме от 23 января 1951 года Елена Ивановна передаёт следующий Совет Учителя: «Вел[икий] Вл[адыка] советует Вам начать изучать разницу между медиумами, медиаторами и Йогами. Найдёте много интересного материала и пояснений в книгах Учения. Если что непонятно, могу пояснить и добавить. Но понимание психических явлений страстно важно, ибо слишком много проявлений дешёвого медиумизма засоряют сознание людей. Необходимо продвинуться в знании сил, сокрытых в человеке, в их значении на пользу, но часто и на вред всему живущему».

Последнее кажется относящимся буквально к нашим дням, ведь проявления «дешёвого медиумизма», «утопание» в видениях Тонкого Мира и приём «указов» оттуда, к сожалению, имеют место даже в среде рериховцев.

«Также скажу, — пишет далее Елена Ивановна, — что для непосредственной эволюции на Земле медиаторы могут иметь даже больше приложения, нежели Йог, уявленный на Космическом строительстве.
В Грядущую Эпоху Земля наша обогатится многими замечательными медиаторами» (23.01.1951).

По письмам Елены Ивановны становится ясно, насколько достижения Наталии Дмитриевны Спириной отличаются от достижений остальных учениц Бориса Николаевича. «Наталия или Ната — медиатор и полезная сотрудница. Сказано: "Она... стала Мне полезной и прекрасной сотрудницей. Яро помогу ей в её работе в Моей лучшей стране". Истинно, Ната может радоваться», — пишет Елена Ивановна в мае 1951 года.

Ещё через два месяца: «Шлю самый сердечный привет и лучшие пожелания успешного продвижения Вашим милым мне сотрудницам и ученицам — Ольге и Нате. Хотела бы познакомиться с некоторыми писаниями и Сообщениями, получаемыми Натою» (18.07.1951).

Проходит два года, и в письме от 18 сентября 1953 года Елена Ивановна, говоря о том, что и Нина Ивановна, и Борис Николаевич «достигли многого, именно редчайшего Общения с Самым Наивысшим, и это незаменимое Сокровище зарабатывается не так просто, но многими жизнями, отданными на Служение Общему Благу», продолжает эту тему: «Также и милая Ната получает одобрение. Так, недавно было Сказано: "Ярая Ната притянулась ко Мне сердечными огнями, и ярая становится на путь страстной Йоги со Мною. Ярая может сотрудничать со Мною в сферах, сотрудничающих с земным планом и с Миром, оявленным как Чистилище..."». Эти слова Великого Учителя невозможно комментировать. Сказанное превышает наши представления о том, чего можно достичь в земной жизни. Подумаем, каким должен быть человек и с каким духовным багажом должен прийти в эту жизнь, чтобы, находясь в земном теле, участвовать в такой работе и, главное, — с Кем. Обратим в связи с этим внимание на cледующую фразу из письма Елены Ивановны: «...все духовные достижения разнятся именно по качеству и по степени напряжения. Никто, кроме высокого Йога-Архата, не может определить, где кончается медиаторство и начинаются высокие достижения Огненной Йоги, ибо это сокрыто от глаз физических» (23.01.1951).

«Не удивляйтесь недомоганиями Наты, — пишет Елена Ивановна, — она ведь проходит процесс приоткрытия центров, и она должна знать, насколько он бывает болезненным и какие неожиданные явления, но скоропреходящие, могут проявляться. Ничего не достигается легко, тем более утончение нервной системы и прикасание к тончайшим энергиям» (10.10.1953).

«Также и милая Ната поймёт новую космическую ступень и будет прекрасно писать нужные страницы для молодого поколения и для детского сознания, ибо необходимо закладывать основы космического пути с самого раннего детства» (19.11.1951).

И вновь слова Учителя: «Приветствую сотрудницу Нату. Ярая прекрасно сотрудничает с Моим Лучом» (21.08.1953).

Широко стало известно отношение Елены Ивановны Рерих к стихам малой формы — «Каплям», которые начала создавать Наталия Дмитриевна: «О "Кап­лях" Наты могу сказать, что яро они мне близки и я принимаю их всем сердцем. Пусть пишет со всем пылом сердца своего, не сомневаясь ни в чём. Очень хотела бы иметь ещё несколько "Капель", ибо чую Источник их. Недомогания её неизбежны при касании к Лучам или Высшим Вибрациям. Но ничего опасного нет, и ярые Лучи, уявляя переустройство организма, истинно, исцеляют и являют нам благо величайшее Общения сердечного. Лучи эти исцеляют попутно и остатки старых недугов. Ната — прекрасный медиатор и много пользы может принести» (24.01.1954).

«Также радовалась и за присланные "Капли". Сердце горит, и дух начинает творить свою сказку жизни» (13.04.1954).

«Жду новых "Капель" от Наты. Очень они меня трогают» (10.02.1954).

Строки из писем, адресованные Ольге Кулинич — девушке, имевшей большие и разносторонние способности: «Ольга скоро оявится на оявлении луча нового сознания. Сказано, что она может стать лучшим композитором, несущим радость в предстоящей нам жизни на обновлённой земле. Она уявится на созревании своего таланта, но пусть трудится и любит, любит Руку Водящую» (19.11.1951).

«Также могу сказать Вам, что Ольга являет редкий тип особого вида медиатора и очень близка к самому лучшему Йогизму» (23.01.1951).

«Также пусть Ольга усердно развивает свои дарования и пуще всего крепко держит нить свою с Сердцем В[еликого] Вл[адыки]. По этой нити многое будет оявлено в ней» (18.07.1951).

«Радуюсь, что жизнь Ольги облегчилась и она сможет проявить своё тут дарование во всей его силе и красоте. Посылаю ей мой самый сердечный привет и надежду, что она не даст заглохнуть своему дарованию. Пусть серьёзно отнесётся к развитию дарованных ей возможностей» (24.01.1954).

Самой младшей из учениц Б.Н. Абрамова была Ольга Копецкая. «Очень нужна бережность с милой Ольгой. Она имеет природу медиумистическую, но ей нужно оявиться на степени медиатора. Потому Ольга должна особенно страстно устремляться к В[еликому] Вл[адыке]. Он ей Единый Свет и Спасение от многих её астральных поклонников. Помогите ей, Родные. Девушка она чистая и очень способная... В[еликий] Вл[адыка] сказал: "Ольге нашей можно сказать, что годы её не позволяют ей овладеть полностью медиаторством, потому ей нужна страстная осторожность и ярая, несломимая устремлённость ко Мне"» (21.05.1951).

«Маленькой Ольге хочу сказать, чтобы ничем не смущалась и не сомневалась в силы свои, ибо она может стать тоже Бхакти-йогиней», — говорит Елена Ивановна в другом письме (19.11.1951).

Идут годы, и возле этой девушки появляется молодой человек. Конечно, его фотография была тоже послана Елене Ивановне. В ответ она передаёт слова Учителя: «Ярой Ольге Совет уявиться на новой жизни». И от себя добавляет: «Присланная фотография молодого чеха принадлежит прекрасному духу. Ярая может быть счастливой с ним» (21.08.1953).

А в начале 1954 года Елена Ивановна посылает свои поздравления молодой семье: «Привет от всего сердца молодожёнам. Шлю им пожелания обоюдного понимания и уважения. Замужняя и женатая жизнь — хорошая школа и дисциплина. И легче дисциплинировать себя, когда в основании лежит любовь к другому, близкому существу» (10.02.1954).

По-прежнему вопрос отъезда на Родину остаётся одним из главных в переписке; сроки отъезда, определяемые Учителем, меняются. Во многих письмах Елена Ивановна советует сохранять спокойствие, полностью положась в этом вопросе на Учителя. Из письма от 29 апреля 1955 года: «Родные и любимые мои Ниночка и Борис, получила Ваше апрельское письмо и спешу ответить на вопрос об отъезде молодожёнов. Совет оставаться в Харбине и вместе с Вами, родные, отъехать немного позднее в лучшую страну и в лучший срок».

Сразу же после того, как Елене Ивановне были представлены члены группы, она даёт Борису Николаевичу советы, касающиеся и построения взаимоотношений, и того, на что обратить внимание. Эти советы были значимы не только для них — они давались на все времена.

«Итак, около Вас собираются новые сотрудницы. Следите, чтобы среди них не появилось бы соревнования и даже намёка на ревность. Напоминайте им чаще, что каждый сотрудник имеет свой индивидуальный дар и неповторимое задание, никем другим не выполнимое. Духовные преуспеяния в их значении и разнообразии беспредельны» (23.01.1951).

«Итак, наши милые прекрасные сотрудницы, конечно, станут и сподвижницами, и каждая принесёт свою лепту. Никто из них не обижен способностями и талантами. Но пусть все не забывают, что ТРУД — главный Маг, нет большего! Не зря говорится, что гений — две трети труда и одна треть таланта... Примите, родные, мой самый сердечный привет и передайте просьбу к молодым лучше понять посланное счастье, сокращающее тягостный путь исканий. Пусть твёрдо помнят, что Незримая Рука всегда готова поддержать в минуту трудности и опасности. Щит Света, при осознании Его, прочен. Старайтесь не выступить за пределы Его легкомысленными суждениями и поступками» (19.11.1951).

«Передайте, родные, самый сердечный и ободряющий привет всем милым сотрудницам и сотрудникам Вашим» (13.04.1954).

«Скоро нам придётся переехать, и, может быть, почта будет вначале ещё труднее, потому хочу просить Вас и милых содружниц Ваших продолжать усвоение Учения Света с таким же страстным горением к В[еликому] Вл[адыке] и даже ещё напряжённее, чтобы оявиться на новой духовной ступени сознания. Рада буду узнать о новом осознании Вами космичности существования Вашего. Именно осознание космического существования явится уже такой новой и необходимой ступенью продвижения» (19.11.1951).

«Родной мой Борис, радуюсь Вашим словам, успехам Ваших прекрасных сотрудниц. Скажите им, чтобы трудились в радости, ибо радость удесятеряет наши возможности. Ни одно усилие их, ни одна мысль, посланная сердцем, не ускользает от внимания Великого Сердца, всегда готового ответить, когда обстоятельства благоприятствуют» (17.09.1952).

«Самый нежный привет Вашим милым сотрудницам. Пусть не дадут угаснуть своему огоньку. Вел[икий] Вл[адыка] следит за всеми и радуется каждому новому цветку, выросшему в Вашем садике. Вы, родные, не одни. Луч Любви бодрствует над каждым сердцем, пылающим чудесным пламенем преданности и любви» (6.11.1952).

«Итак, родные, храните спокойствие и являйте бодрость и твёрдую уверенность в суждённую работу. Вы нужны и мне и... Я люблю Вас, родные, и хочу встретить Вас и потрудиться с Вами. Я люблю Вас. Пусть эти слова звучат в сердцах Ваших. Гоните всё ненужное, всё наносное», — написала Елена Ивановна в августе 1954 года.

О дальнейшей судьбе учениц Бориса Николаевича Абрамова мы знаем следующее.

Ольга Адриановна Копецкая (1924 – 1999) с 1959 года вместе с мужем жила в Австралии. Её муж был специалистом высокого класса в области электроники. Они жили очень обеспеченно, много путешествовали по миру. Об их жизни в Австралии можно судить по фрагменту из её письма 1978 года к Наталии Дмитриевне Спириной: «Я сейчас продолжаю ходить на разные курсы. Год ходила на курсы по портретам, затем присоединилась к группе, которая раз в неделю выезжает на природу рисовать с натуры, ещё хожу на курсы, где изучаем смешение красок и технику работы кистью или ножом. Тоник сейчас ударился в музыку. Стал коллекционировать пластинки и различные музыкальные записи. Как есть свободная минутка, так что-нибудь слушает» (26.06.1978). Она собиралась с мужем приехать в Новосибирск, но этот приезд так и не состоялся. В настоящее время оба они ушли из жизни. До самого своего ухода Ольга Копецкая состояла в переписке с Наталией Дмитриевной. Из Новосибирска ей посылались «Грани Агни Йоги», журналы СибРО, первые книги стихов Наталии Дмитриевны. Ольга присылала свои рисунки, по поводу которых Наталия Дмитриевна писала: «Рисунки твои восхищают самобытностью и оригинальностью». Благодаря материалам, присланным О.А. Копецкой, мы имеем также литературные и поэтические страницы творчества Бориса Николаевича Абрамова.

Что касается Ольги Кулинич (в замужестве Кореневой****), то нам известно, что она тоже обосновалась в Австралии, уехав туда в 1962 году. Получив прекрасное музыкальное образование в Харбине, в Сиднее она ещё закончила консерваторию, была успешным музыкантом-исполнителем, имела учеников. Она выпустила сборник своих стихов и путевых заметок, выступала с лекциями о Н.К. Рерихе. Но, по словам О.А. Копецкой, держалась «как-то особняком, совсем отошла куда-то». В одном из номеров журнала «Австралиада», который выпускает русская диаспора в Австралии, в 2006 году была помещена большая статья, которая называлась «Ольга Стефановна Коренева о себе». По нашей просьбе сотрудники редакции «Австралиады» выслали в СибРО электронный вариант этого журнала. У нас была надежда, что в статье, где Ольга Стефановна подробно описывает свою музыкальную карьеру, мы найдём упоминание если не о группе, то хотя бы о Борисе Николаевиче, произведения которого она исполняла в Харбине. Никакой информации об этом в статье не было.

Людмила Феликсовна Страва ушла из жизни в 1980 году. После отъезда из Харбина в Бразилию жизнь Милы складывалась достаточно сложно. Елена Ивановна беспокоилась о ней и приняла участие в её судьбе. Переехав в Америку, Мила стала хорошей помощницей Зинаиды Григорьевны Фосдик. Зинаида Григорьевна была ею очень довольна, писала об этом Наталии Дмитриевне и благодарила её за Людмилу, которая была хорошо подготовлена к сотрудничеству.

Лидия Прокофьева связала свою судьбу с Николаем Зубчинским, бывшим учеником Бориса Николаевича. Бывшим — потому что однажды Зубчинский заявил, что «перерос своего учителя». На этом его ученичество закончилось. Стараниями Л.И. Зубчинской изданы труды Н.А. Зубчинского (под псевдонимом Н. Уранов). Утверждается, что эти тексты получены из Высокого источника. Узнав, что Международный Центр Рерихов собирается публиковать книги Уранова, Н.Д. Спирина и Б.А. Данилов, являясь свидетелями происшедшего в Харбине, обратились в МЦР с письмами, в которых выражали протест против публикации материалов, данных из сомнительного источника, и свою обеспокоенность тем, что это будет отвлечением людей от получения подлинных знаний. К сожалению, этому не вняли — книги Зубчинского (Уранова) опубликованы и распространяются МЦР.

И только одна ученица Б.Н. Абрамова поехала вслед за своим Учителем в Страну, которую указывали Рерихи.

Из письма Бориса Николаевича Абрамова к Наталии Дмитриевне Спириной от 1 сентября 1964 г.: «...Вы поняли, что сказал Вам Владыка о Ваших возможностях... Он и передал через Вас то, что передать могло Ваше сердце. Ведь не всякое сердце обладает нужной чуткостью, поддержанной знанием и опытом. И, сами того не подозревая, дали Вы близким тепло и те невыразимые словами ощущения и чувства, которых им не от кого было получить. Ведь степени Близости варьируются весьма сильно, но можно с уверенностью сказать, что то, что получали Вы в течение Вашей учёбы, те знания и опыт, вряд ли получили другие, несмотря на твёрдость и уверенность в себе. Много мог бы Вам сказать и привести многие слова Владыки и Дорогой (Е.И. Рерих. — Ред.) в доказательство этого, но надеюсь, что поверите мне и без этих новых доказательств... И мне приятно было прочесть, что Вы поняли, что Дорогая даром писем писать бы не стала ни мне, ни о Вас...

Если мы являемся лакмусовой бумажкой, то, следовательно, и Вы, благодаря нашим взаимочувствам, тоже являетесь ею, и потому запомните прочно, что, относясь к Вам или нам так или иначе, каждое сердце определяет себя и этим строит проекцию своего будущего».

Мы не можем знать всего, чего не было бы без жизненного подвига Наталии Дмитриевны Спириной. Но хорошо знаем, что не было бы нас — теперешних, не собрались бы мы вместе в таком составе в центре Азиатской России, в Сибирском Рериховском Обществе, в Музее Н.К. Рериха.

Совсем недавно мы отметили горестную дату, положившую начало новому отсчёту времени в
СибРО, — 10 декабря. В этом году исполнилось уже семь лет, как мы работаем без зримого присутствия нашего Руководителя.

28 октября 1955 года Б.Н. Абрамов записал слова Учителя, связанные с уходом Елены Ивановны Рерих: «Если кто-то после ухода Великого Сотрудника не чувствует себя, хотя бы до какой-то степени, продолжателем его дела, то он ещё не сотрудник. Дело Владык не может остановиться из-за ухода с земного плана Великого Духа. Те, кто остаётся, принимают ношу его. Он продолжает работу, но уже в других сферах и планах бытия; а то, чему положено быть на земле, должно быть совершено руками оставшихся на ней сотрудников. И здесь происходит отбор. Кто-то опустит руки, кто-то поднимет ношу, вернее, ту часть её, которую он в силах поднять. Силы относительны. В дерзании они растут, в унынии уходят. По мере благого дерзания и силы будут посланы. И Она дерзала в своей великой мере. Не дерзающий — не достигнет. Авангард эволюции — место не для робких людей. Следовать — значит разделять. Разделять всё. Ношу и крест. Радость и скорбь. Путь и судьбу. Идущие придут, и несущие принесут. Никогда не одни те, кто разделяет ношу». Сказанное мы полностью относим и к данному случаю.

Приведём ещё один фрагмент из Записи 1958 года, в котором Учитель говорит: «Мне сейчас нужно от вас Единение полное с Нами и с теми, кто суждён будущему. Уберите границы между теми, кто в теле, и теми, кто его сбросил, если они Наши. Воинство Моё объединяется вне этих ограничений»1.

Наталии Дмитриевне посвящено немало поэтических строк. Одно из таких обращений, написанное при её жизни, очень точно передаёт наши чувства:

Вмещая всех, кто устремился к Свету,
Кто радостью и творчеством горит,
Вершите Вы спасение планеты,
Явив собою пламенный магнит.

И те сердца, что отреклись от тлена,
Идут за Вами, словно за Звездой,
Чей свет спасает узников из плена,
Надежду дарит и зовёт на бой.

Ваш утончённый облик, взгляд и слово —
Роднее их на свете не найти.
Позвольте же встречаться с Вами снова
На этом нескончаемом пути!

(Ирина Сереброва)

В среде людей, изучающих наследие Рерихов, утвердились такие понятия, как рериховцы и рериховеды. В редких случаях эти понятия сливаются, как это было у П.Ф. Беликова, у Н.Д. Спириной, но чаще всего они расходятся. На всём пространстве рериховского движения проводятся конференции, издаются книги, печатаются научные работы. Это всё не может не радовать — разница в том, что одни приняли Учение как полезный интеллектуальный труд, другие — как путь и судьбу. Путь интеллекта и путь сердца очень разнятся. Путь сердца — трудный, и массовым он станет не скоро. Нам важен и нужен опыт «первых огнеходов», как назвал выполняющих свою миссию Великий Учитель, для того чтобы идти этим путём.

Организацию, к которой мы принадлежим, — Сибирское Рериховское Общество — создала Наталия Дмитриевна Спирина. И его миссия не может не быть особенной. Особенной — по степени ответственности.

На «круглом столе» в июне 1998 года в своём слове «Встань, друг!» Наталия Дмитриевна сказала: «Сейчас наступает время, когда кончается теория и начинается практика... Наступила пора претворения прочитанного, и мы чувствуем неотложность и спешность этого момента. В чём же заключается это претворение? Нам давно указана формула "руками и ногами человеческими"... Сейчас закладывается первый камень основания этого возрождения — Музей Н.К. Рериха в Новосибирске. Это и будет начало воплощения Учения Живой Этики в реальную материальную форму. Что требуется от нас? Осознать, что на данный момент участие в строительстве Музея есть главная задача для принявших Учение и вступивших на путь служения Общему Благу... И какое счастье, что каждый из нас может внести свою посильную лепту в это строительство, знаменующее начало Новой Эпохи».

С того времени прошло больше 13 лет. Музей, которому она предрекала огромное будущее, построен и работает. Что является главным для нас сейчас? В чём заключается необходимость данного момента?

Наверное, сегодня нет такого человека, который не ощущал бы необычность наступившего времени. Кажется, само пространство взывает к каким-то решительным переменам.

Как благодарны мы друзьям, годами помогающим действенно, идущим рядом и в напряжении разделяющим наши труды! Ощутимо стираются расстояния между теми, кто территориально находится очень далеко, но близок в духе. Становится крепче союз единомышленников.

Наша конечная цель ясна — достижение Общего Блага. «Мы посвятили себя Великому Служению, — говорят нам Наши Старшие, — и призываем к нему всех, кто может заботиться о неведомых страждущих»2.

К тому же призывал и Н.К. Рерих, писавший ещё в 1920 году: «И вы, друзья, в рассеянии сущие! Пусть и к вам просочится зов мой. Соединимся невидимыми проводами духа. Вас зову. К вам обращаюсь. Во имя красоты и знания, для борьбы и труда соединимся»3.

Закончим сообщение о Борисе Николаевиче Абрамове и нашем земном учителе Наталии Дмитриевне Спириной стихотворением Сергея Деменко, которое стало гимном СибРО:

ДУХ НОВОЙ АЗИИ

Нас мало, нас крайне мало,
Мы очень-очень редки,
Но наше время настало,
Взметнулись духа клинки.

Нас много, нас очень много,
Мы слаженный монолит,
Мы дети Единого Бога,
В нас пламя Его горит.

Простое святое Слово
Вложил Он в наши уста —
Весть миру о жизни новой,
Зов каждому, кто устал

От хаоса и пожарищ,
От грубости и пустоты.
Вставай же, вставай, товарищ,
Вершатся твои мечты!

Мы вместе, мы снова вместе,
Так было и будет всегда,
На новом и чистом месте
Возводим мы города.

За старым и ветхим забором
Светильник давно потух,
Но веет над новым простором
Наш новоазийский дух!


* Из письма Е.И. Рерих от 18 апреля 1950 г.

** Из письма Е.И. Рерих от 18 сентября 1953 г.

1 Грани Агни Йоги. XIII. 458.

2 Архат (в переводе с санскрита «достойный») — согласно буддийским представлениям, святой, достигший наивысшего уровня духовного развития.

3 Грани Агни Йоги. 1956. 99.

4 Там же. 101.

5 Грани Агни Йоги. 1954. 44.

6 Там же. 139.


*** Из письма Е.И. Рерих от 19 ноября 1951 г.

**** Ушла из жизни 4 декабря 2011 г.

1 Грани Агни Йоги. 1958. 511.

2 Надземное. 51.

3 Рерих Н.К. Гималаи — Обитель Света. Самара, 1996. С. 140
Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Б.Н. Абрамов

Статьи по теме, смотреть список


Новости по теме, смотреть список



 

 

 
Мысли на каждый день

Мир делится по качеству сознания, и степень невежества есть мерило.

Община, 193
Книги - почтой

Святослав Николаевич Рерих



Неслучайно-случайная
статья для Вас: