Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ

Автор: Разное



Теги статьи:  Ярослав Мудрый, картины Рериха

Из «Листов Дневника» Николая Константиновича Рериха мы знаем, что в 1936 году художнику попала в руки статья в газете «Известия», где было написано: «Во время работ по реставрации Софийского собора на северной лестнице открыты две большие композиции… одна из них представляет сидящего в кресле князя Ярослава, возле которого стоят два воина со щитами». «Отличное сведение, — добавляет Николай Константинович. — Вспоминаю, как 30 лет тому назад я писал в Москву Тароватому о скрытых сокровищах Киева и о возможных открытиях в Софийском соборе… Итак, оправдались предположения».

Через четыре года Рерих напишет, а в 1942 году повторит картину «Ярослав Мудрый», о которой он сам скажет так: «Если бы появилась опера, посвящённая этому строителю Киева — то эта сцена в верхнем тереме очень пригодилась бы. Помните, три дочери Ярослава были королевами Европы. Одна — за королём Франции, другая за конунгом Скандинавским и третья — за королём Венгрии. Вот как! Палаты были, может быть, получше палат Рогеров в Сицилии. Всё это надо знать».

Впоследствии будет он не раз повторять слова летописи: «Заложи Ярослав град великий Киев, в нём же Золотые врата… и книгам прилежа и почитая и часто в нощи и в дне исписаша книгы многы: и же насея книжными словесы сердца верных людей, а мы пожинаем… Книги бо суть реки, напояющие вселенную, се суть исходяща мудрости, книгам бо есть неисчётная глубина». И кажется, что Рерих, в эти страшные со-роковые годы, словно ещё раз хочет напомнить о самом главном — о культурном строительстве. Но только ли это?

Если мы вглядимся в текст, который пишет Ярослав Мудрый, то поймём, что это вовсе не книга. Он успел написать только две коротенькие строчки, состоящие из двух слов — Русская Правда. Дело в том, что с глубокой древности те нравственные и религиозные правила, по которым жили славянские племена, назывались Правдой. И у каждого племени была своя Правда. Правду давали людям и посланцы Богов, или легендарные основатели, прародители племени, мало чем отличавшиеся в древнем сознании от Богов.

Ярослав же дерзнул составить новый, общий для всех русских свод законов и назвал его Русская Правда. Эти законы оказались столь хороши, что не только получили всеобщее признание, но определили на столетия вперёд пути развития древнерусского государства.

Но лист ещё совсем чист. Ярослав ещё только начинает свой нелёгкий и дерзновенный труд. Не значит ли это, что русский народ ещё только начинает вписывать своими делами те основы, которые определят его жизнь на многие столетия вперёд?

Но Русская Правда — это не только линия развития. Само составление этих законов вывело древнерусский народ на новую ступень. Впервые в истории вместо отдельных племён и княжеств образовался единый народ и единое государство. Так говорит официальная история. Но Рерих, как всегда, видел глубже. Он говорил: «Великий Владимир сдвигал массы, Ярослав сложил их в храм».

Именно при Ярославе были созданы первые на Руси христианские святыни. Именно во время правления Ярослава Мудрого получили начало (а закончились уже после его смерти) те события, связанные со строительством Успенского храма Киево-Печерской Лавры, которые уже в те далёкие времена дали основания считать, что русский народ находится под особым покровительством Богоматери.

А великолепный храм Софии Премудрости, виднеющийся за окном, весь залитый солнечным сиянием? Кажется, что ещё не раз устремит Ярослав свой задумчивый взгляд в окно и вновь и вновь будет вдохновляться этим сияющим обликом.

«Восторг Ярослава при виде блистательной Софии, — писал Н.К.Рерих, — безмерно далёк от вопля современного дикаря при виде яркости краски… Такому искусству можно завидовать; можно удивляться той культурной жизни, где подобное искусство было нужно».

Но на картине имеется ещё одна значительная деталь — книга-образец, словно бы мерцающая своим собственным светом, не имеющим ничего общего с солнечным за окном. Если внимательно вглядываться в неё, то можно различить кое-где строчки, но текста мы совершенно не видим. А Ярослав — видит.

Что же это за книга? Книга сокровенного Знания? Интересно, что лежит она на «подставке» по форме удивительно напоминающей престол в православных храмах. Богослужебные книги говорят: «Престол означает святую трапезу. На сей трапезе совершается живая и всемирная жертва, и Спаситель наш, как Бог, на ней почивает и, как агнец, закаляется. Пищу эту могут употреблять только люди, потому что пища эта словесная, и людям она пристойна».

Итак, мы видим, что Ярослав Мудрый уже начал свой великий и дерзновенный труд, который определит на многие столетия вперёд пути развития русского народа, а может быть, и всего человечества.

Но Храм уже стоит. А значит, главные святыни, которые будут почитаться людьми будущего уже созданы. И теперь Его главная забота, главная дума — как изобразить чернилами начертанное в Сокровенной Книге? Как воплотить реальность Надземного в плотные формы? И тогда человечество взойдёт на новую ступень своего развития и это будет русский век, Русская Правда!

В.А.Караульщиков
Ивановское городское Общество Рерихов «Свет»

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов




 

 

 
Мысли на каждый день

Ширина понимания начертит полосу возможностей.

Беспредельность, 6

Неслучайно-случайная
статья для Вас: