Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ПОЛЕ РУССКОЙ СЛАВЫ. Доклад на VIII Рериховских Чтениях

Автор: Кулакова Н.И.



Теги статьи:  Преподобный Сергий, Куликовская битва


Памятник-обелиск Дмитрию Донскому на Красном холме. 1848


Миниатюра XVI века


Храм Рождества Богородицы в с. Монастырщина


Мемориальный комплекс у с. Монастырщина


Храм Св. Сергия Радонежского на Красном холме

На известной картине Н.К. Рериха «Святой Сергий Радонежский» (1932) есть надпись*, касающаяся знаменательных битв в истории России. Первая из них — Куликовская (1380), названная поэтом А. Блоком событием «символическим», которому «суждено возвращение».

Наш рассказ не о самой битве, а о том месте, где она произошла, — о Куликовом поле.

У нас немало полей, на которых происходили сражения, судьбоносные не только для России, но и для всего мира, но первое Поле Славы на все времена — одно, наименованное историком Н.М. Карамзиным Куликовым. Такое первенство утверждает в своих трудах и о. Павел Флоренский, говоря, что «Куликово поле, вдохновлённое и подготовленное у Троицы, ещё за год до самой развязки, было пробуждением Руси как народа исторического». Именно с Преподобного Сергия начинается наша история.

Из сказанного понятно, почему значение Куликовской битвы выходит за временные и географические рамки этого события. Отсюда и восприятие её в двух измерениях: материальном и духовном, каждое из которых имело своих представителей.

Но есть и ещё один участник этого действа — само Поле. Стремительно продвигавшееся к месту битвы русское войско было словно ведомо великой силой. Как сообщает летописец, «трясение земли было страшно и ужасно людям, собравшимся издалека от востока до запада. И пошли они за Дон... и перешли Дон быстро и столь яростно, неистово и внезапно (курсив мой. — Н. К.), что, казалось, основание земное подвинулось от множества сил русских». Что же вело русское войско сюда, в этот тесный «мешок», который многие исследователи до сих пор считают гибельным? Но именно эта теснота и помогла победить.

Мы знаем, что, проводив князя Дмитрия, Преподобный Сергий безвыходно пребывал с братией в церкви, посылая всю силу своего духа вослед ушедшему войску. Споры о том, переходить Дон или остаться на своём берегу, были разрешены подоспевшей от Сергия грамотой со словами: «Чтобы ты, Господине, так и шёл вперёд, а поможет ти Бог и Святая Троица». Скорее всего, грамоту привезли иноки-богатыри Пересвет и Ослябя, которых Сергий послал в помощь князю, желая укрепить мужество воинства.

Перейдя Дон, русское войско оказалось на том рубеже, с которого отступать было некуда — позади крутые берега, по сторонам лесистые балки. Впереди — победа или смерть. Битва происходила лоб в лоб, и прочность «мешка», окружённого прибалочными дубравами, защищала русских от излюбленной татарами тактики охватов с выходом в тыл противника. Тесноту битвы наглядно передают миниатюры Лицевого свода XVI века, сделанные, возможно, со слов свидетеля битвы, которым мог быть Фёдор — племянник Преподобного Сергия.

В обители Живоначальной Троицы игумен Сергий, собрав братию, возносил молитвы о победе. Стоя в храме на Маковце, духом он был на Куликовом поле и как очевидец сообщал о ходе сражения.

Переломный момент битвы наступил, когда казалось, что враги уже победили. Ветер, до этого дувший русским в лицо, вдруг затих, и наступила необыкновенная тишина, какая бывает перед бурей. И вот — порыв ветра в спину и — «бысть шум, якоже носиму дыханию бурну». Этими словами в стихире праздника Троицы передано сошествие Святого Духа на апостолов. Летопись гласит, что стоявший в засадном полку князь Владимир Серпуховский увидел над русским войском «небо открывшееся, из него вышло облако, как багряная заря, опустившись низко над полком Великого князя. То облако было наполнено руками человеческими, и те руки были над великим полком как бы проповеднически и пророчески». Многие видели Ангелов, великих воинов Георгия и Дмитрия и многих других святых мучеников. А полководцем у них был Святой Архистратиг Божий Михаил. Это вступило в бой Небесное Воинство.

И тогда из дубравы вылетел как на крыльях засадный полк и ударил по главным силам Орды. Русские дрались яростно. И вскоре Троицкий игумен возвес­тил братии: «Мы победили». По окончании битвы он называл имена павших и молился за упокой их душ.

А что же Поле, как сложилась его судьба в дальнейшем, чем живёт оно сейчас?

«Памятник победителям велик везде; на самом же месте победы он величием своим представляет нечто свыше обыкновенного; здесь он заемлет славу не от красоты изящного, но от действий истины, в виду его свершившейся» — так восклицал некий литератор, посетивший поле битвы 8 мая 1825 года, когда оно ещё лежало в своём первозданном виде.

Исследование древностей Куликова поля насчитывает более полутора веков, археологические изыскания неразрывно связаны с изучением того исторического события, которое здесь произошло. Люди тут жили задолго до Куликовской битвы. На месте сражения был обнаружен курган эпохи ранней бронзы**, несколько маленьких селищ-летников конца ХII – середины ХIII века на реке Смолке. Вокруг, по рекам Непрядве и Дону, также было открыто два десятка селищ времён Древней Руси. Из этого можно заключить, что территория, некогда считавшаяся «диким полем половецким», осваивалась русскими земледельцами с конца ХII – начала ХIII века.

События второй четверти ХIII века, связанные с Батыевым нашествием, резко изменили ситуацию — происходит сильное запустение этих мест. Анализ материалов дальнейших раскопок показал, что русские ушли отсюда лет за 20 до Куликовской битвы и вернулись спустя почти 300 лет.

По мере хозяйственного освоения Куликова поля здесь возникали поселения и строились храмы, которые непременно имели Сергиев придел. Первые поселенцы ХVI – ХVII веков знали и помнили о Куликовской битве. Находки на поле — сломанное оружие, фрагменты доспехов, нательные кресты — постоянно напоминали о давно происшедшем знаменательном событии. В самих названиях мест, речек, бродов не умирала память о битве.

Первым собирателем реликвий Куликовской битвы был один из инициаторов создания мемориального памятника на Красном холме — помещик Епифанского уезда Степан Дмитриевич Нечаев (1792 – 1860), общественный деятель, декабрист, а впоследствии сенатор. Владея землёй на Куликовом поле, он целенаправленно собирал находки с места сражения и создал небольшой музей в своём родовом имении Полибино. Нечаев оставил сведения о погребениях воинов Куликовской битвы: «Прежде соха земледельца отрывала и кости человеческие. По словам старожилов, здесь также возвышались в разных местах небольшие над убиенными насыпи, которые, оседая, превращаются теперь в приметные углубления». Предметы из своей коллекции он часто раздаривал. Так вещи расходились и исчезали, а в период революции 1917 года был унич­тожен и сам музей.

Были и другие собиратели, например граф В.А. Бобринский (1804 – 1874), владения которого располагались по соседству. Часть находок с Куликова поля входила в собрание тульского историка В.А. Левшина (1746 – 1826). Позднее подобные реликвии собирал помещик села Красные Буйцы, инициатор строительства храма Св. Сергия на Красном холме граф А.В. Олсуфьев (1843 – 1907).

В 80-х годах ХVI века на месте первого поселения на Куликовом поле, у села Монастырщина, был построен деревянный храм Рождества Пресвятой Богородицы — в память о празднике***, когда произошло сражение. И поставлен он был на месте деревянной часовни, сооружённой над могилой павших бойцов. Часть иконостаса из этого храма, а именно царские врата, чудом сохранилась и находится сейчас в Историческом музее Москвы.

К началу XVIII века относится событие, свидетельствующее о первом проявлении внимания к месту битвы. Историк И.А. Афремов (1794 – 1866), описывая Куликово поле, и в частности Зелёную дубраву, где стоял засадный полк, пишет: «Гениальный преобразователь наш, Великий Пётр, не раз проезжал с Иван-Озерского канала посещать достопамятные места эти и повелел заклеймить все дубы приснопамятной дубравы этой».

Первым археологом Тульского края стал старшина Тульского историко-археологического товарищества Н.И. Троицкий (1851 – 1920), создатель первого тульского музея — Палаты древностей. Его по праву можно назвать первым археологом Куликова поля. Троицкий пытался проследить его историю от первобытности до XVII века включительно.

Необходимость увековечения памяти героев Ма­маева побоища стала осознаваться в среде прогрессивно мыслящего дворянства лишь в начале ХIХ века. Интерес к древностям поля, возникший в 1820-х годах, был связан с патриотическими настроениями после победоносной войны 1812 года и ещё одной великой битвы — Бородинской.

Инициаторами создания памятника русским воинам стали тульские помещики и представители власти, среди которых были и первые исследователи поля.

Уже в 1820-е годы программа мемориализации Куликова поля включала в себя возведение обелиска Дмитрию Донскому и рядом с ним храма Сергия Радонежского. Предполагалось строительство жилья для ветеранов войны 1812 года, которые заботились бы о памятнике. Под охрану были взяты остатки Зелёной дубравы.

После многих нереализованных проектов па­мятник-обелиск Дмитрию Донскому работы архитектора А.П. Брюллова и инженера А.А. Фуллона был установлен на Красном холме 8 сентября 1850 года. Тогда же сложился церемониал всех последующих торжеств на Куликовом поле с участием гражданских и военных властей — праздничный молебен, народное гулянье.

Поводом для установки памятника именно на юго-восточной окраине поля стали изыскания С.Д. Нечаева и И.А. Афремова, которые достаточно точно определили район битвы — между селом Монастырщина и Красным холмом. Но идея создания храма Св. Сергия осталась тогда невоплощённой, как и намерение оградить валом остатки Зелёной дубравы и посадить там молодые деревья.

Особенный всплеск внимания к Куликовской битве вызвал её 500-летний юбилей. Инициаторами организации торжеств ста­ли общественные деятели, учёные, тульское земство. Программа праздника была составлена известным историком Д.И. Иловайским (1832 – 1920). В ней, кроме обозначения места Куликовской битвы в русской истории, были названы и конкретные мероприятия: торжества на месте события и в Москве, строительство храма-памятника близ колонны Дмитрию Донскому на Красном холме, создание музея, проведение изыскательских работ на поле битвы. Не всё из предложенного было тогда осуществлено, но главным итогом юбилея стало во­зобновление интереса к Куликову полю.

В 1865 – 1884 годах продолжилось строительство каменного храма Рождества Богородицы в селе Монастырщина. Среди жертвователей были император Александр III, Троице-Сергиева лавра, Тульская губернская управа, помещик села Красные Буйцы граф Александр Васильевич Олсуфьев.

8 сентября 1880 года на Красном холме в память о погибших была отслужена панихида, состоялся военный парад с артиллерийским салютом; прошёл крестный ход от села Монастырщина к Красному холму, что впоследствии стало традицией.

Мысль о создании храма-памятника Сергию Радонежскому на Красном холме возродилась в начале ХХ века. А.В. Олсуфьев пригласил архитектора из Петербурга и в 1903 году стал во главе строительного комитета. После его смерти комитет возглавил сын Олсуфьева, Юрий Александрович (1879 – 1938), который пожертвовал под строительство 36 десятин земли на Красном холме.

Проект храма-памятника создал архитектор А.В. Щусев (1873 – 1949). Торжественная закладка состоялась 16 июня 1913 года. Строительство продолжалось вплоть до революции. Храм освятили только в 1918 году, но работы по его отделке не были закончены.

Пришли иные времена, народу стали навязывать беспамятство и равнодушие к своему прошлому. Мемориальные комплексы на Куликовом поле приходили в упадок. Растаскивалась по частям колонна Дмитрию Донскому, храм Св. Сергия был закрыт и подвергся разорению, церковь Рождества Богородицы в селе Монастырщина использовалась как зерновой склад. Но наряду с этим отметим уникальный факт: в 1933 году местные крестьяне по собственному почину посадили деревья на месте Зелёной дубравы.

Задуманная некогда мемориальная программа начала осуществляться спустя почти сто лет — в предвоенные годы, когда патриотическая идея обретала свою позицию в «формировании советского человека». 8 сентября 1940 года у памятника Дмитрию Донскому состоялся митинг, а в храме организовали первую выставку, посвящённую Куликовской битве.

Следующий, 600-летний, юбилей дал новый толчок развитию мемориала. Оно началось в 1981 году осуществлением комплексной программы «Куликово поле. История. Ландшафт». Археолого-географические исследования места сражения 1380 года показали, что его необходимо выделить в особый тип историко-культурной и природной территории.

Последующие обсуждения будущей судьбы этого особо ценного исторического места привели к созданию на Куликовом поле федерального музея-заповедника, куда вошли музейно-мемориальные комплексы Куликовской битвы на Красном холме, в селе Монастырщина, музейно-выставочный центр «Тульские древности» (г. Тула), историко-этнографический музей в посёлке Епифань и ряд других объектов.

Значительным проектом стала открытая в 2003 го­ду экспозиция «За землю Русскую и веру христианскую...» в храме Св. Сергия. Замысел композиции возвращает нас к идее храма-музея, в котором предполагается и православное богослужение, и размещение музейной экспозиции.

Предупреждая вопрос, зачем нам знание таких далёких событий, приведём слова Фёдора Глинки, участника другой, не менее мистической битвы — Бородинской: «Настоящее повторяется в будущем так, как прошедшее в настоящем! Пройдут времена; лета обратятся в столетия, и настанет опять для некоего из царств земных период решительный, подобный тому, который ныне покрыл Россию пеплом, кровью и славою». Смысл сказанного понятен: прошлое помогает понять будущее.

А вот слова нашего современника — писателя В. Распутина, впервые побывавшего на Куликовом поле в дни его 600-летия:

«И потянуло, потянуло меня после рассказа**** на Поле: Господи, в эту ночь спать! Он же где-то здесь в эту ночь! Утром поле заполнят живые, придут поклониться делу 600-летней давности и воодушевиться его славой, а сейчас они встали, они одеваются в свои земные образы, узнавая друг друга, и все, увезённые в свои земли и здесь погребённые, сходятся на встречу ветеранов Дмитриева войска. Он не может не быть среди них теперь, утишая, должно быть, их ропот при взгляде на Русскую Землю, при виде того, что с нею сотворили последние потомки, утешая каждого в отдельности и всех вместе: не смущайся, чадо, и не скорби, милость отымается, милость и даётся».
И в ту ночь, пишет Распутин, «я впер­вые близко ощутил присутствие Сергия. До того близко, будто, отыскав меня, чужака, Он (курсив мой. — Н. К.) и ко мне прикоснулся умиротворяющей дланью».

Закончим повествование словами замечательного историка В.О. Ключевского из его речи о Преподобном Сергии:

«Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей, внёсших наибольшее количество добра в своё общество. С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа; они — его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них — оно завянет, как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга».

Так, творя память прошлому, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, обновляем его, восполняем утраты.

В настоящее время Музей-заповедник «Куликово поле» предлагает посетителям целый ряд разнообразных программ. Замечательной традицией являются организация и проведение ежегодных праздничных мероприятий, посвящённых годовщине Куликовской битвы. Дата праздника — третье воскресенье сентября.

Такова вкратце история Куликова поля, память о котором сохраняется веками и дорога для каждого поколения.


Список литературы

Глинка Ф.И. Письма русского офицера. М.: Военное издательство, 1987.

Куликово поле и Донское побоище 1380 г. Труды ГИМ. М., 2005.

Реликвии Донского побоища. М.: Квадрига, 2008.

Сергий Радонежский. Российские судьбы. М.: Новатор, 1996.

Трофимов А. Битвы России. М.: Паломник, 2000.

Флоренский П. Избранные труды по искусству. М.: Изобразительное искусство, 1996.


Доклад на VIII Рериховских Чтениях, Новосибирск, 7 – 9 ноября 2009 г.

* «Дано Святому Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. Первый раз при князе Дмитрии, второй при Минине. Третий...»

** Бронзовый век — конец 4-го – 1-е тысячелетие до н.э.

*** Битва произошла 8 сентября — в день празднования Рождества Богородицы.

**** Речь идёт о рассказе И. Шмелёва «Куликово поле».

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Преподобный Сергий

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности.

Мир Огненный, ч.1, § 75

Неслучайно-случайная
статья для Вас: