Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



 

ЗАВЕЩАНО СИБИРИ

Автор: Кочергина Наталья



Теги статьи:  картины Рериха, Николай Рерих

Н.К. Рерих. НАСТАСЬЯ МИКУЛИЧНА. 1943

Н.К. Рерих. ВЕДУЩАЯ. 1944

Н.К. Рерих. ЧАСОВНЯ

Н.К. Рерих. ПЕЧАЛЬ. 1939

Н.К. Рерих. БЕГЛЕЦЫ. 1943

Н.К. Рерих. САНТАНА. 1937

Н.К. Рерих. ИДОЛЫ. 1943

Н.К. Рерих. ЧАРАКА

Н.К. Рерих. КРИШНА-ЛЕЛЬ. 1935 – 1936

Н.К. Рерих. БЭДА-ПРОПОВЕДНИК. 1945

Без малого полвека в Новосибирске находится самая значительная в России Азиатской коллекция картин Н.К. Рериха, ставшая одной из главных достопримечательностей столицы Сибири.

В 1959 году, за год до прибытия сюда картин Рериха, в Новосибирск из Харбина приехали Борис Николаевич Абрамов, ближайший ученик Рериха, и Наталия Дмитриевна Спирина, ученица Абрамова.
В Сибирь они принесли не только имя Н.К. Рериха, но и культуру изучения наследия великой семьи Рерихов. Именно Б.Н. Абрамов и Н.Д. Спирина заложили те традиции в рериховедении, которые впоследствии стали основой рериховского движения в Сибири.

С появлением картин в Новосибирске Борис Николаевич и Наталия Дмитриевна берут их под своё незримое покровительство. Налаживаются контакты с сотрудниками картинной галереи, Б.Н. Абрамов принимает активное участие в подготовке экспозиции к открытию, пишет статьи о творчестве Н.К. Рериха в местные газеты.

После переезда Абрамова в другой город картины Рериха постоянно находятся в поле зрения Наталии Дмитриевны. Она тщательно собирает всё, что касается истории создания этих полотен, их содержания и символики. Её подход к пониманию картин Рериха был глубинным, он основывался прежде всего на мировоззрении художника, на его философско-этических взглядах. «Картины Николая Рериха — это Живая Этика в красках и образах» — такое определение художественному творчеству Н.К. Рериха дала Н.Д. Спирина. Подобно Учению Живой Этики, картины великого Мастера возвышают дух людей и открывают глаза на красоты мироздания; его благородное мышление «поднимает и нашу, во многом заземлённую, мысль. Нам открываются новые горизонты, мы начинаем смотреть на мир новыми глазами...»1

Отличительной особенностью новосибирской коллекции картин Н.К. Рериха является её цельность, что обусловлено и временем создания — последние 12 лет жизни художника, — и смысловым единством. Объединённые волей судьбы, эти полотна предстают перед зрителем как единая сюита, лейтмотивом которой выступают горы.

В торжественном окружении горных пейзажей совершается великое действо жизни; отдельными яркими аккордами на их фоне выделяются картины, запечатлевшие героев и подвижников, рассказывающие о борьбе добра и зла, о Лучшей Стране и её светлом будущем, об устремлении к Высшему.

Через все явления жизни глаз творца различает сияние новой эры человечества. Это светлое будущее Рерих не раскрывает в деталях, но даёт его признаки «в таких величественных, потрясающих формах, которые говорят больше, чем сказали бы слова»2.

Ощущением грандиозности Грядущего проникнута картина «Настасья Микулична» (1943) — одна из центральных в коллекции. Наступающая эпоха связана с духовным пробуждением женщины и вхождением её во все сферы общественной жизни. Первый вариант картины с таким названием Рерих создал в 1938 году3. Как писал художник, Настасья Микулична, «вся на огненном облаке» пламенных лучей, — это «величественный прообраз русского женского движения». «Женщина заняла присущее ей место мощно, как поленица [богатырша] удалая»4.

Повторённая в годы войны, картина «Настасья Микулична»5 обогатилась новым смыслом. «...Это не просто картина, — сказано в Записях Б.Н. Абрамова, — но великое будущее нашей Родины, запечатлённое на полотне. (...) ...Ведущей весь мир за собою страной, все народы земли, является Родина Наша, воплощённая в образе могучей фигуры Настасьи Микуличны, на крепком и сильном коне. Она в доспехе, но не вооружена, она не бряцает оружием, она никому не угрожает. Она несёт Миру мир, и в длани её поддерживаемые ею фигурки людей, словно символ малых народов или всего человечества в целом, на охрану мира, счастья и интересов которого мощно выходит Она в пылающих красках зари Нового Мира»6.

Наше время дало возможность ещё глубже проникнуть в содержание этого полотна. Вот как описывает его Н.Д. Спирина: «В книге "Озарение" сказано: "Нет прошлого, есть лишь свет будущего — им идите". И вот в торжественный момент рассвета, предваряющего великое завтра, непреклонно шествует могучий конь, несущий на себе богатыршу Настасью Микуличну — символ России Азиатской, РОССАЗИИ. (...) Новая Заря уже светит на новом горизонте. Полыхают огни победы Нового Мира»7.

Если в образе Настасьи Микуличны отражена богатырская мощь Женского Начала, то в картине «Ведущая» (1944) раскрывается духовная роль женщины в Новой Эпохе.

Нежно-розовые лучи восхода окрасили вечные снега горных пиков и коснулись одеяния женщины. Весь облик её устремлён ввысь, к самым высоким вершинам. «Недаром очищенное сердце зовётся вершиною»8, — сказано в книге «Сердце». Чистые помыслы и высокие духовные идеалы делают лёгким самый крутой подъём; фигура женщины изображена словно на взлёте, мы видим, как легка она в своём движении вверх — словно птица, готовая улететь.

Та, которая ведёт,
Знает: Небо нас зовёт.
Путь один — вперёд и вверх.
Назначает человек
Сам себе свою судьбу;
И вступает он в борьбу
С ветхой личностью в себе,
Побеждая в той борьбе
Иллюзорный мир земной,
Мир никчёмный и пустой!9

В картине выражен один из великих законов жизни: закон единства и сотрудничества двух начал — женского и мужского. Только вместе им суждено дойти до назначенных высот. Ведущая знает, куда вести, она знает, что «смысл и значение жизни — восхождение духа» (Е.И. Рерих). Подвиг, вдохновение, сотрудничество — эти сокровища приносит женщина на алтарь эволюции и ведёт за собой своего вечного спутника — мужчину. «Мыслитель говорил: "Мужи мудрейшие, ваши усилия будут тщетны, если не протянет вам руку женщина..."»10

Тему женского начала продолжает картина «Часовня». Ещё в детские годы воображение Рериха поразила услышанная им легенда о женщине в белом, появляющейся в одном из старинных северных замков. Если рассказ о Белой даме и повлиял на создание «Часовни», то лишь как отправная точка для воплощения идеи огромного философского значения.

Под своды храма вступил вооружённый воин и замер, поражённый видением женщины. В её хрупкой, почти бесплотной фигуре, в светящемся одеянии ощущается дуновение чего-то Несказуемого. Кто она? Монахиня, молящаяся о благе людей, или сама Божественная Матерь, сошедшая в этот мир, наполненный злобой и жестокостью?

Тихо, но неуклонно движется она навстречу тёмному силуэту стражника, олицетворяющего собою войну и вражду. И в этом движении — залог того, что тьма будет побеждена.

Использованный в композиции картины образ арки имеет свои истоки в глубокой древности и символизирует небесный свод, или само мироздание. Галерея из арочных сводов и колонн словно уводит нас за пределы храма в просторы Космоса, где царствуют мир и вечная гармония. О космичности идей, лежащих в основе содержания картины, говорят и её основные тона — глубокий синий и серебристо-голубой.

Остро ощущается несоответствие образа воина с оружием в руках этому миру совершенной гармонии. Гармония и Свет — вечны, всё вносящее дисгармонию и разрушение — временно и с приближением света неизбежно покинет этот мир.

В картине зримо воплощена мысль о непреложности победы Света, о том, что поверх всех земных угроз Свет найдёт свои пути.

Поразительно умение художника передавать внут­ренний мир человека, состояние его духа одним силуэтом, без прорисовки деталей. В этом отношении очень интересна небольшая работа «Печаль» (1939). В бирюзовом пространстве как бы парит лодочка с двумя людьми; гладь озера сливается с предрассветным туманом, стирая границы неба и земли. И природа, и люди в своём сокровенном уединении замерли, объятые чувством глубокой печали. Но высокий строй картины не оставляет чувства безысходности. Ведь, как сказано, «печаль забывается, но искры радости сияют навсегда»11. И, глядя на нежное свечение красок, мы верим, что наступит миг и горячие лучи солнца растворят туманы земли, а лучи радости развеют туманы печали. Вспоминаются слова Учения Живой Этики: «Тверди: Красота, даже со слезами, пока дойдёшь до назначенного»12.

Картина «Беглецы» (1943) рождает иные размышления. Люди, гонимые судьбой, пытаются бежать куда-то, а кругом бурлят волны, надвигается буря. Знают ли они, куда грести и где их спасение? Куда гонит их неизбежность, отчаяние, слепое чувство страха? Так порой и дух человека, не знающего, откуда ждать помощи, и плывущего по бурным водам житейского моря, мечется в поисках выхода и не находит его.

«Жизнь дана как поле битвы»13, — сказано в Учении Живой Этики. «...Волны встречайте умело, мимо себя пропустив. (...) Смотрите... как мутные волны уносят в забвенье всё то, что таким дорогим сердцу казалось и таким неотъемлемо прочным. Но даже и это пройдёт. ...И остаётся один человек, ничего не имея и ничего не считая своим. Один... Это и будет началом истинного понимания жизни...»14

Преодоление всех препятствий жизни возможно лишь в овладении своим внутренним миром — миром своих мыслей и чувств.

Такую великую победу над собой художник показал в картине «Сантана» (1937) — одном из самых значительных произведений новосибирского собрания.

Светящаяся белизна горной вершины оттеняется густыми синими красками нижних склонов; из-под них вытекают изумрудные воды горной реки. Её струи омывают подножие скалы с пещерой, у которой сидит погружённый в размышление старец. «Сантана» в переводе с санскрита означает «поток», то есть движение. Старец, сидящий на берегу Реки Жизни, уже не может быть увлечён её течением, он вышел из потока и созерцает его с недосягаемой высоты. Он понял смысл Бытия.

Образ Подвижника излучает мир и гармонию. Каменные складки над его пещерой, напоминающие взметнувшиеся языки пламени, символизируют огонь сердца, пылающего мыслями о благе человечества.

«...Духа внутри ничто сокрушить не может. Ибо Солнце прейдёт, и Луна прейдёт, и Земля прейдёт, но дух пребудет вовеки. (...) Волны житейские... не в силах сокрушить скалы духа, ибо они от плоти, дух же над ними и внеплотен»15.

Вокруг несётся жизнь стремительным потоком,
Бурлит и пенится шумливою рекой,
А ты возносишься над ней единым вздохом
В безмолвный голубой космический покой,
В Пространстве обретая мир такой,
Что ни судьба, ни горе, ни могила
Жемчужины Небес лишить тебя не в силах16.

Значительная часть картин новосибирского собрания посвящена Гималаям. Рериха называют философом гор, ибо он видит в Гималаях нечто большее, чем просто горы, они для него «начало и осуществление всех идеалов и мечтаний человечества, колыбель высших идей мира»17. Возносящиеся над миром забот, горестей и невзгод, они очищают сердце и возвышают сознание.

Воздух Гималаев насыщен древней героической культурой и духовностью. «Здесь вибрируют излучения духа, огненные мысли и чувства великих восточных мудрецов, Риши», здесь «витают образы предвечных сокровенных легенд и тайн»18. Эти несравненные величественные вершины вдохновляли художника не одно десятилетие. Он писал: «Нигде нет такого сверкания, такой духовной насыщенности, как среди этих драгоценных снегов». «Я горд, что мне было предназначено прославить священные Гималаи».

Словно орёл с вершины утёса, художник-творец созерцает вечно меняющиеся ритмы великой Природы, радуясь её мощи и красоте. Из потока форм и видений он выбирает для своих полотен самое существенное, неповторимо прекрасное. В этих формах, образах и красках мы слышим отзвуки Космической Гармонии.

На картинах новосибирской коллекции запечатлены Эверест — высочайшая вершина Земли, предназначенная для Великой Владычицы Мира («Эверест», 1938); священное русло Ганга («Ганг», 1946); сокровенная и святейшая Тангла — цепь горных вершин, по преданиям, место пребывания небесных жителей («Тангла», 1943); прекрасная Нанда-Деви, «спокойно струящаяся белым солнечным светом» («Нанда-Деви», 1941); древнейшее место Маульбек, где у самой дороги, по которой с давних времён проходят караваны, Рерихи были приветствованы величественным изображением Майтрейи, Владыки Грядущего («Маульбек», 1937); долина Кулу, называемая также Серебряной долиной, где великий Пастух Кришна «призывал к жизни все живые существа серебряными звуками своей флейты»19 («Кулута», 1943).

Особое внимание привлекает большое полотно «Урусвати» (1939). Червонным золотом, словно драгоценный жар-цвет, пылает скрытая за тёмно-синей скалой вершина и дальний склон горы. Это великий символ огненных достижений Елены Ивановны Рерих, которой на Востоке было дано имя Урусвати, что означает «Свет Утренней Звезды». Велики сокровища, принесённые человечеству сердцем, горящим огнём самоотверженного подвига во имя блага людей и планеты. Знания, принесённые Урусвати, будут открываться человечеству по мере его духовного роста.

Одна из самых близких Рериху тем — образ Руси, отражённый в простой и суровой архитектуре её храмов. Эти памятники культуры, которыми так восхищался художник, олицетворяли для него творческую мощь народа, его возвышенную мысль и тяготение к красоте.

Находясь в Индии, Рерих вспоминает милый его сердцу Псков. Этот древний русский город художник неоднократно изображал на своих полотнах, а в картине «Псков» (1935 – 1936) из новосибирской коллекции этот образ получил своё завершение. Видимо, что-то очень значительное связывало художника с Псковом — славным городом на рубежах Руси, основанным самой княгиней Ольгой, городом-героем, не раз отражавшим своей могучей грудью натиск врагов и защищавшим Землю Русскую.

И ещё несколько произведений Рериха из новосибирской коллекции посвящены теме Руси. Написанные вдали от Родины, они проникнуты чувством глубокой любви к родной земле. Полотна эти отличает особая утончённость цвета.

Картина «Идолы» была создана в 1943 году. Родина ещё в страшном кольце войны, но мысль художника летит за пределы времени, в обновлённый и прекрасный мир — туда, где победа уже свершилась. Небо окрашено нежно-розовой зарёй, вдали синеют горы, у подножия которых текут золотые струи водоёма; на ближнем плане — священный холм и идолы.

Перед нами отнюдь не языческое прошлое Руси, чувствуется первозданность этой земли, от неё веет покоем и обновлением. И мы понимаем, что в такой мир человек может войти, лишь преобразив своё сознание на основах любви и красоты.

И словно продолжение этого сюжета — работа 1944 года «Горный пейзаж. Озеро»20. Мы видим тот же пейзаж, но под другим ракурсом; он изображён художником в момент, когда уже почти всё небо занялось золотым солнечным светом. Эту картину Рериха исследователи причисляют к тем, что были навеяны его алтайскими впечатлениями.

Намёки на Алтай — Русь Азиатскую, — а также на единство славянских и восточных корней просмат­риваются ещё в некоторых картинах из рериховской коллекции Новосибирского художественного музея. Эскиз «Кришна-Лель» (1935 – 1936) воплотил одну из волнующих и дорогих для художника тем — прославление вечного искусства и его неиссякаемого Источника.

Среди природы, очищенной дыханием снеговых вершин, играет на свирели юный пастушок. Высокие густые травы обступили его стеной, наклонились и словно заслушались.

И не важно, где играет пастушок — в Гималаях или среди алтайских гор, — образ славянского Леля сливается в этой картине с обликом индусского Кришны и воплощает творческую силу народа. Художник словно говорит: пока живёт в народе тяга к Прекрасному, пока сидит на пригорке юный Орфей, способный своею игрой чаровать всё живое, до тех пор жива душа народная.

И ещё одно произведение, близкое идее синтеза культур Востока и Запада, — картина «Чарака». В творениях Рериха подвижники и святые — не отрешённые созерцатели. Они самоотверженно спешат на помощь неведомым страждущим. Среди них — христианский святой Пантелеймон Целитель и его духовный собрат знаменитый аюрведический врач Гуру Чарака, о котором говорится в древнейших писаниях Индии. Весной выходят они на цветущие луга и пригорки; в каждом сорванном цветке, каждой целебной травинке проявляется их сердечная забота о том, «как найти лучший способ для утоления страданий человеческих»21. Все полевые цветы они знают, как своих родных сестёр. Природа для них священна.

Образы Пантелеймона и Чараки на картинах Рериха близки между собой22. Новосибирский вариант «Чараки» интересен своей композицией: фигура подвижника, данная крупным планом, воспринимается как стоящая вровень с окружающими горами. Тем самым художник подчеркивает духовную высоту тибетского целителя. Знаменательно, что эта картина находится в Новосибирске, городе близ Алтая, ведь образ Гуру Чараки, как и святого Пантелеймона, для Рериха был связан с обликом Вахрамея Семёновича Атаманова, в доме которого останавливались Рерихи на Алтае и с которым они сердечно сблизились.

Рериха привлекают образы великих деятелей и героев, обладающих высокими качествами духа — мужеством, бесстрашием, дерзновением. Таким на картине «Чингиз-Хан» мы видим героя монгольского народа. Художник изображает его на вершине горы; вокруг валуны и камни, напоминающие древнее священное место. Перед Чингизом вверх и вниз открыто пространство. Он зорко вглядывается в голубую даль, словно прозревая далёкое и прекрасное будущее своей страны, а сияющие сквозь туман нежно-лиловые вершины говорят о духовных победах.

В древнемонгольских хрониках Чингиз-Хана называли Хранителем Огня. Для монголов он не только великий вождь, с которым связаны славные страницы родной истории, но и великий человек, монгольский Прометей, объединитель и устроитель жизни своего народа.

Знаменателен знак триединства на одежде монгольского вождя — это не просто исторически достоверная деталь, но указание на способность вмещения и синтеза. В Учении Живой Этики приводится следующая притча: «Передают, что к Чингиз-Хану прибыли послы от Старца Горы. В ларце лежала золотая чаша и многие разноцветные покрывала. Надпись гласила: "Пей из одной чаши, но покрывайся платами всех народов". Так была явлена Иерархия и терпимость, как и подобает Вождю»23. Он утвердил соблюдение «веротерпимости и свободы слова, лишь бы признавалась любовь к Богу». «По всему дошедшему до нас, Чингис-хан действительно был великим вождём и строителем»; «И посейчас живут заветы великого хана»24, — писал Н.К. Рерих.

Своё высшее вдохновение художник отдаёт Светочам человечества, чьи Облики сияют во тьме народов, словно высочайшие гималайские вершины. Святые и Подвижники — отражение Бога на земле, проводники высоких духовных откровений, краса и радость планеты.

Образ Святого Бэды, возникший под впечатлением от поэмы Якова Полонского «Бэда-Проповедник», Николай Константинович уподобляет солнцу: фигура старца, обращённая к заходящему светилу и залитая сиянием его лучей, становится как бы отражением солнца на земле. «Уподобляясь сущности Творца», Бэда способен вызвать жизнь даже в камнях и скалах, которые, как говорится в поэме, в ответ на его пламенную весть грянули хором «Аминь!». Как происходит это уподобление? — Силою веры и любви к Богу и молитвы за ближних своих. «Молитва — это зов к Высшему. Чем она горячее и огненнее, тем звучнее ответ», — сказано в «Гранях Агни Йоги» (1957, 205).

В завершение обзора новосибирской коллекции картин Н.К. Рериха приведём слова Святослава Николаевича Рериха, младшего сына Великого Мастера: «Если у вас есть картина Николая Рериха, вы владеете не только прекрасным произведением искусства — прекрасным по замыслу, прекрасным по композиции, прекрасным по исполнению и цвету, но вы владеете чем-то много большим — запечатлёнными на полотне мыслями и аурой мастера, самим его присутствием, которое излучается на зрителя и подымает его в тот более высокий план бытия, на котором постоянно пребывал сам Николай Рерих»25. Будем помнить эти слова всегда, когда мы созерцаем полотна великого художника.


1 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 501.

2 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. Новосибирск, 2008. С. 493.

3 Местонахождение неизвестно.

4 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 222.

5 Данный вариант находится в новосибирской коллекции.

6 Грани Агни Йоги. Т. 1. 30.10.1960.

7 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. С. 482.

8 Сердце. 533.

9 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. Новосибирск, 2009. С. 244.

10 Надземное. 700.

11 Надземное. 231.

12 Листы Сада Мории. Зов. 1.05.1922.

13 Надземное. 736.

14 Грани Агни Йоги. 1957. 139.

15 Грани Агни Йоги. 1957. 41.

16 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. С. 58.

17 Рудзитис Р.Я. Космические струны в творчестве Николая Рериха. Минск, 2009. С. 125.

18 Там же. С. 114.

19 Рерих Н.К. Шамбала. М., 1994. С. 170.

20 См. журнал «Восход», 2009, № 10. С. 11.

21 Рудзитис Р.Я. Космические струны в творчестве Николая Рериха. С. 93.

22 Известно несколько картин, посвящённых этим святым.

23 Сердце. 295.

24 Рерих Н.К. Монголы // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1995. С. 222 – 223.

25 Рерих С.Н. Врата в Высшую жизнь. М., 2009. С. 30.
 

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Радость борьбы есть основная нота Бытия.

Рерих Е.И. Письмо от 13.05.1931
Неслучайно-случайная
статья для Вас: