Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ДВА ГРАДА

Автор: Будникова Юлия



Теги статьи:  Россия, картины Рериха, Николай Рерих

Недавно в издательстве РОССАЗИЯ вышла в свет работа научного сотрудника Санкт-Петербургского Музея-Института семьи Рерихов Юлии Будниковой «К вопросу о диссертации В.А. Росова "Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию"», в которой серьёзной критике подверглась «химерическая теория» диссертанта об идее создания нового государства («Новой Страны») в Азии, якобы выдвинутой Н.К. Рерихом.

В предлагаемой читателям статье (она приводится в сокращении) автор раскрывает своё видение концепции Новой Страны — одного из краеугольных понятий в трудах Н.К. Рериха и книгах Учения Живой Этики — и связанной с этим понятием темы Нового Града. Текст работы в полном объёме планируется издать отдельной брошюрой с иллюстрациями.


...Государство и человечество начали усиленно подтачивать
основы Культуры, Культуры Духа, без которой наше пребывание
на земле становится, прежде всего, бессмысленным.
Из письма Н.К. Рериха барону М.А. Таубе


Фундаментальным для понимания сущности творчества Н.К. Рериха и его международной общественной деятельности является концепция Новой Страны (Его Страны («Его» — то есть Майтрейи, Мессии), Страны Нового Мира) и органично с ней связанный образ Нового Города (Звенигорода, Храма будущего). Эволюция данной темы в творчестве Рериха начинается задолго до того времени, когда эти символические названия появятся в текстах, написанных в процессе общения с Великими Учителями Востока. На определённом этапе чувствознание творца встретилось со знанием великой реальности, данным Учителями. Путь Рериха можно в полной мере назвать жизнетворчеством, в котором синтетически слились художник и писатель, общественный деятель и политик, подвижник и духовидец.

Именно верная интуиция художника, учёного и общественного деятеля, направляемого во многих вопросах его женой, Еленой Ивановной Рерих, обладавшей исключительными психодуховными способностями, была оценена Махатмами, встретившимися с Рерихами в Лондоне в 1920 году и предложившими им сотрудничество для передачи человечеству нового мировоззрения. Игнорирование многих духовных истин привело к тяжким противоречиям в общественной жизни, а потому задачей Рерихов (и целью Великих Учителей) являлось внесение новых представлений и понятий в официальную науку и государственную идеологию.

Н.К. Рерих был символистом в искусстве. Творцы этого направления интуитивно чувствовали, что более плодотворным, более глубоким и более объективным методом является не рациональное, а иррациональное постижение действительности. Символ и миф как способы выражения и постижения законов мироздания — важная особенность творчества символистов.

В начале ХХ века Н. Бердяев писал: «В основе мистико-символического Знания лежит... мифологема... Миф изображает сверхприродное в природном, сверхчувственное в чувственном, духовную жизнь в жизни плоти. Миф символически связывает два мира»1. Как замечает исследователь Н.В. Сергеева, русский символизм «стремился, по сути, через искусство осмыслить "единую всемирно-историческую мифологию", осмыслить ту общую Идею, которая пронизывает культуры разных времён и народов...»2

В начале ХХ века в творчестве Николая Рериха появляются символические образы Града Небесного (Белого города), а затем града обречённого.

Н.К. Рерих. БЕЛЫЙ ГОРОД. 1916

В 1905 году на картине Н.К. Рериха «Сокровище ангелов» впервые предстаёт перед зрителем белокаменная Твердыня, за стенами которой цветёт райский сад.

В 1911 году на картине «Пречистый град врагам озлобление» вокруг несокрушимых белых стен уже бушует пламя. Работая над картиной, художник пишет жене из Нейенара: «Белый город со святыми внутри окружён пламенем, и демоны кидают камни в него»3.

Белые стены и башни — в огненных клубах и языках пожарищ — возникают в 1912 году и на картине «Ангел Последний»4. И тот же ангел, что и в «Сокровище ангелов», стоит с копьём и щитом, только одежды его из белых стали алыми.

В символ града художник вкладывает века духовного опыта и духовного знания. Художественный и метафизический прообраз белого города — Небесный Иерусалим (Новый Иерусалим, Святой Град).

Тысячелетиями в разных культурах существовало представление о том, что у земли есть небесный аналог и каждое свойство, существующее на земле, имеет себе подобное на небе, которое и является истинно реальным. В частности, всякий храм в древности имел свой небесный прототип. У городов также были свои божественные прототипы. Этот прототип не просто предшествует земному строительству — он расположен в идеальной (небесной) «стране», пребывающей в вечности. Именно это и провозглашает Соломон: «Ты приказал мне построить храм во славу твоего святого Имени, а также алтарь во граде твоём, по образцу святой скинии, кою ты уже заранее подготовил».

Значение темы Небесного Иерусалима в христианской литературетрудно переоценить. Напрямую связанная с идеей Спасения, она оказывала влияние практически на все сферы христианской культуры. Ещё у ветхозаветных пророков Исайи и Иезекииля были видения Небесного Иерусалима, Псалом 86 полностью посвящён Святому Граду и начинается со слов: «Основание его на горах святых». Видение Святого Града было у Василия Великого, известны и другие примеры. Но самое прекрасное описание Небесного Иерусалима содержится в Апокалипсисе: «И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба: Он имеет славу Божию; светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному; Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот... Спасённые народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою... И не войдёт в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни».

На Руси по образу «Cвятого Града» строились кремли и монастыри, символизируя преображённое пространство, отгороженное от обычногомира, устроенное на началах лада, чина, благолепия, в котором небо становится ближе к земле. Яркий пример — Новый Иерусалим под Москвой5, самим названием подчёркивающий свою функцию.

В «Сокровище ангелов» стены и башни небесного города отчётливо напоминают Спасо-Евфимиевский монастырь, изображённый на одном из этюдов «древнерусской серии» Рериха.

В виде древнерусского монастыря с центральным храмом, охраняемого ангелом, изобразил Николай Рерих небесную обитель в 1916 году на картине «Белый город».

Говоря об образе Небесного Иерусалима, следует вспомнить, что Рерих несколько раз изображал его и в своей религиозной живописи — эскизах для мозаик и фресок. Впервые — работая для церкви Покрова Пресвятой Богородицы в селе Пархомовка на Украине. Там дважды возникает небесный город: в детали стенописи и на мозаике «Покров Богородицы», выполненной В.А. Фроловым по эскизам Н.К. Рериха, причём на мозаике он имеет несомненное архитектурное сходство с кремлём Ростова Великого.

Затем Небесный Город появляется на мозаике «Спас Нерукотворный и князья святые» над главным порталом Троицкого собора Почаевской лавры и в эскизе росписи западной стены часовни св. Анастасии в Пскове — «Спас над дверью».

Не раз в своих работах Рерих изображает древо жизни, произрастающее в Небесном Иерусалиме.

Важен контекст, в который помещён образ Небесного Иерусалима. Как показал искусствовед Е.П. Маточкин, религиозные сюжеты Н.К. Рериха часто были отражениями важных, поворотных событий в русской истории6.

«Пречистый град врагам озлобление» обобщённо соответствует видению евангелиста Иоанна, причём стены града по форме (прямоугольные зубцы) напоминают те, которыми был обнесён храм Соломона, первый храм Иерусалимский, построенный иудейским царём на горе Мориа по образцу скинии, указанному Богом.

Н.К. Рерих. ПРЕЧИСТЫЙ ГРАД ВРАГАМ ОЗЛОБЛЕНИЕ

Стилистика изображения и художественные приё­мы, использованные в картине, близки к изображению Горнего Иерусалима на русской иконе.

Один характерный элемент на картине «Пречистый град врагам озлобление» отсылает нас к знаменитой иконе «Благословенно воинство Небесного Царя», хранящейся в Третьяковской галерее. Это — круг пламени, в который помещён город. Но если на древнерусской иконе этот пожар окружает земной город, из которого исходит в Небесный Иерусалим воинство, то у Рериха он бушует уже вокруг Небесного Града.

Кстати, на варианте этой картины 1912 года7 появляется летящая фигура всадника. Интересно, что образ воинства Небесного Царя, неразрывно связанный с духовным подвигом, будет центральным в первой книге цикла Живой Этики — «Листы Сада Мории». Вообще, эта книга, особенно вторая её часть, «Озарение», является своего рода развёрнутым комментарием к упомянутой иконе и рериховской «пророческой серии».

К 1920 году относится ещё один яркий художественный образ Небесного Града у Николая Рериха — в картине «Святой Глеб-хранитель», имеющей авторское название «Святые ушли — Глеба хранителем поставили». Хочется задать вопрос: куда ушли? не дозором ли, не на сражение ли?


Н.К. Рерих. СВЯТЫЕ УШЛИ — ГЛЕБА ХРАНИТЕЛЕМ ПОСТАВИЛИ. 1920

Но не будем забегать вперёд, посмотрим, как накануне Первой мировой войны воспринимает художник состояние современной ему цивилизации.

Каков смысл «Града обречённого» (картина 1913 года)8?

Какой город погрузился во мрак на картине «Зарево»?

И уже позднее, на пороге Армагеддона, откуда бегут люди, освещённые зловещим пламенем9?

Известна открытка, выпущенная в 1910-е годы издательством Общины Святой Евгении, на которой воспроизведена картина известного художника Яна Мандейна, ученика И. Босха, «Лот и его дочери». На открытке указано, что картина находилась в собрании Н.К. Рериха10. Нынешнее местонахождение картины неизвестно, однако сохранившаяся, на наше счастье, репродукция работы позволяет отметить, что контуры града в вышеупомянутых рериховских произведениях напоминают очертания печально знаменитого библейского города, как он изображён на картине фламандского художника — тоже на фоне зарева. Можно предположить, что прообразом града обречённого послужил Содом, из которого Господь вывел Лота и на который обрушилась Божья кара. Вероятно, аналогичным виделось Рериху положение современной ему цивилизации накануне мировой войны.

То, что образы картин «пророческой серии» подразумевают библейскую легенду, подтверждает ещё одна картина 1906 года — «Змиевна». Это иллюстрация сюжета из «Голубиной книги» о Егории, Царевне и Змие.

Бессердечный и бесчинный царь рахлинский решает отдать свою дочь, обратившуюся в христианство, в жертву змию. Её спасает Егорий Храбрый, посланный Богом. В обмен на жизнь и спокойствие царства Рахлинского царевна Олексафия требует от отца принять христианскую веру и построить три соборные церкви — во имя Божьей Матери, Живоначальной Троицы и «Егорья Храброго» (св. Георгия). Полным обращением царя рахлинского кончается предание. На своей картине Рерих изобразил самый драматический момент: в зловещем сумеречном свете змий обвивает кольцом замершую царевну, но небесный посланец уже занёс над тёмной силой свой меч.

Вернёмся ещё раз к картине «Сокровище ангелов». В 1908 году художник публикует в журнале «Слово» фактическое истолкование сюжета картины, написанное белым стихом:

За двенадцатым небом стоят города ангельские, чистые.
Сами Власти там правят бесплотные. (...)
Всё спокойно, и добро, и зло.
За долиною, за горбатым холмом, за древами бытия лежит сокровище ангелов.
Самоцветный камень.
В нём добро и зло.
Краеугольный камень.
На нём мир стоит.
Вся земная твердь на камень опирается.
Бытие всё на камне узорами начертано.
Пуще всего хранят камень архангелы.
Архистратиг сам у камня дозор ведёт. (...)
Непутёвый не разбил бы их сокровище.
Как бы врозь не пошло и добро, и зло.
Как бы зверь не пожрал мучимого.
Сокровищем держатся все города ангельские.
Без сокровища-камня — разлетятся ангелы.
Всем конец придёт11. 

Н.К. Рерих. СОКРОВИЩЕ АНГЕЛОВ. 1905

Уже в этом тексте недвусмысленно указывается на то, что существует сфера, являющаяся мировым источником энергий созидания и разрушения, которые действуют на всех планах бытия, проявленных и непроявленных, и касаются земной жизни, определяя, в конце концов, содержание человеческой истории.

Важной в символическом и психологическом плане является картина «Дела человеческие». Груда поверженных строений — это не только аллегорическое выражение гибели от немецких снарядов Реймсского собора или Лувенской библиотеки, это символ разрушенных храмов в душах человеческих. Одичание — это развал в мыслях, это отсутствие духовной сложности и слаженности. Строим и разрушаем мыслью — не раз повторяли Рерихи и их Учителя. Недаром и про отношения между людьми всегда говорится: «строить», «складываются». Зримое подтверждение этого механизма не единожды возникает в картинах Николая Рериха.

Модели храмов, которые держат святой муж на эскизе панно «Благие посетившие», Святой Сергий на одноимённой картине, святые в «Звенигороде», — точное художественное выражение закона симпатической связи.

Собственно, и на картине «Мадонна-Защитница»12 вполне реальные архитектурные объекты — не просто памятники, требующие защиты, это духовные достижения Христианского мира, находящиеся под угрозой уничтожения. Это ещё один прообраз Святого Града, являющегося отражением Града Небесного на земле.

С нарастанием военных и ре­волюционных событий понимание единого психофизического устройства жизни и неотложной необходимости кардинальных изменений человеческого сознания становилось у художника и учёного всё более отчётливым.

Сюжеты картин начали воплощаться в исторической действительности, гибельная тьма накрыла мир, но воины света сражались в поле зрения нерушимой небесной твердыни, только пророчество было уже не о Первой мировой войне, а о Второй...

Армагеддон ещё только грозил глухими раскатами, когда писались первые строки великой эпопеи, вошедшей в историю под названием Учение Живой Этики.

Почти каждая строка первой книги Агни Йоги — «Листы Сада Мории» — объяснение понятий духовной брани и духовного строительства в мирах Тонком и Огненном.

С новым разумением Рерихи отправляются на Восток — колыбель всех духовных учений, данных человечеству («Его Страна»). Уважение к местным святыням, глубокое понимание основ буддизма, исследовательская увлечённость вновь в глубоких подробностях и захватывающем величии открывают перед Рерихами реальность Царства Небесного.

Центрально-Азиатской экспедицией академика Рериха было собрано множество научных материалов, выявляющих историческую и физическую составляющую многих древних легенд и символов.

Николай Константинович пишет о Шамбале, это понятие находит отражение в его картинах. О Шамбале говорит в своих трудах и Ю.Н. Рерих.

Само слово Шамбала восходит к названию древнего государства на северо-востоке Тибета13. С незапамятных времён там правила династия мудрых правителей небесного происхождения14.

Будущий правитель Шамбалы — Риг-ден Дже-по, «призванный победить приверженцев зла и установить царство Майтрейи, грядущего Будды. (...) На протяжении всей истории это слово не только вдохновляло религиозные движения, но и двигало армиями, военным кличем которых была Шамбала. (...)

Существует несколько иконографических изображений Шамбалы и Калачакры. Правитель Шамбалы, или Риг-ден Дже-по, обычно изображается сидящим на подушке на троне. Левой рукой опираясь на колено, он поддерживает "Колесо Закона", правая рука находится в положении варамудра, или знака милосердия. (...) На некоторых рисунках внизу под троном Владыки представлены эпизоды войны Шамбалы с Лалой дже-по, Князем Тьмы. (...)

На других изображениях представлена мандала Шамбалы»15. (По словам Ю.Н. Рериха, мандала — это «мистическая сфера влияния Шамбалы»16), таким образом, путь в неё должно проделать наше сознание.

Нетрудно увидеть аналогию: Иерусалим — Небесный Иерусалим; Шамбала в горах Северного Тибета и Шамбала «мистической сферы» мандал.

МАНДАЛА ШАМБАЛЫ

Небесный город со святыми внутри, контуры которого несут на себе черты восточной храмовой архитектуры, мы видим на картине Николая Рериха «Труды Мадонны» («Madonna Laboris»), где наиболее отчётливо и зримо представлен механизм взаимодействия человеческой души с высшими сферами бытия.

Огромные усилия прилагаются Рерихами, чтобы в конкретных общественных условиях вдохнуть новую жизнь в ставшие некогда путеводными вехами человечества понятия и цели. Их задача — объединить искры сознаний для создания менее эгоистичного, менее алчного, менее насильственного общества. Видение пророка Исайи о царстве Мессии, священная война Гессар-хана, знамя Риг-ден Дже-по, эра Майтрейи, идеалы более совершенной личности и братских общественных отношений снова и снова находили отклик в душах людей, готовых к их практическому применению. И в нашей стране мы знаем об этом не понаслышке.

Конечно, необходимо, чтобы подобная работа поддерживалась главами стран и правительств. И конечно, попытка построения более прогрессивного общества требует больших знаний о психодуховных механизмах жизни — человеческой личности и общества.

Вышедшая в 1924 году книга «Листы Сада Мории» является источником таких новых знаний, своеобразным руководством к действию и главным источником концепции Новой Страны, предложенной Рерихами руководителям Советского государства. Это именно жизненный план, непротиворечиво сочетающий высшие и самые что ни на есть бытовые стороны организации жизни.

Но, приступая к разговору о Новой Стране, надо признать расширенное понимание материи и материальности, включив сюда её тонкие виды, а в качестве основной движущей силы — созидающей и разрушающей — мысль.

Все общественные течения, политические перевороты и прочие массовые действия оказываются лишь эхом событий более масштабного плана — природного, космического, вселенского. Какие силы — какого качества мысли — будут двигать ходом «дел человеческих», то мы в итоге и будем иметь. Более справедливое общественное устройство и переустройство, которым грезил почти весь ХХ век, должно сначала стать непреложным фактом сознания.

Новая Страна — прежде всего, категория сознания, а затем уже, как производная, используется для обозначения общности людей, для которых руководящим принципом является духовный императив. Как следующая производная — эти человеческие общности могут быть объединены в определённые политические или экономические формации. Граница Новой Страны проходит не по русско-монгольской или тибетско-индийской границе, а по светотени, о которой говорится в Учении Живой Этики.

Святая Русь всегда жила в сознании художника. В 1924 году в дневнике Елены Ивановны Рерих наряду с пророчествами о построении Новой России появляется запись: «Помогите строить Мою Страну». Речь идёт о Стране Сергия Радонежского.

Лучшие русские умы — на фоне разнообразия и разногласий во многих других вопросах — сходились во мнении о том, что наиболее эффективной и благодетельной для России является такая форма правления, как идеократия, то есть руководящая роль определённого мировоззрения.

В качестве таких высших законов единодушно признавались нравственные и духовные ценности христианства, или, позволим себе уточнение, учения Христа, высшего Откровения.

Анализ предложений мировоззренческого и ор­ганизационно-хозяйственного характера, выдвинутых Рерихами Советскому правительству в 1926 году, и особенно текста книги «Напутствие Вождю», выявляет их органическое единство с поисками русской общественной мысли.

Культурная и социальная работа Н.К. Рериха в 1920 – 1930-е годы, целью которой, при всей масштабности идей и географии, было прежде всего построение Новой России17, являлась отражением и, возможно, наиболее глубоким на тот момент проявлением «русской идеи», которая на протяжении столетий составляла сокровенное зерно исканий лучших русских душ и умов.

Показателен тот факт, что, когда Рерих особенно активно выступал в искусстве и в общественной жизни с идеей строительства Нового Града, в Париже выпускался крупнейшими мыслителями русской эмиграции журнал под таким же названием! Это поистине пример общих идей, «носящихся в воздухе».

Журнал выходил в Париже с 1931 по 1939 год. Активное участие в нём принимали Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.И. Гессен, Б.П. Вышеславцев, П.М. Бицилли, Е.Ю. Скобцова (мать Мария). В пёст­рой мозаике того времени журнал выделяется глубиной анализа, попыткой подняться над духом вражды, преодолеть «антибольшевистский активизм»18.

Уже в первом номере отчётливо прозвучала идея реформ, основанных на возрождении религиозного сознания. Размышляя о возможных путях развития послереволюционной России, «Новый град» видел её будущий строй как «трудовой», социалистический, отвечающий соборной традиции русского народа.

Один из авторов журнала, Николай Бердяев, постоянно подчёркивал, что идеал социальной правды может быть осуществлён в полном объёме лишь при соединении этой правды с нравственной революцией. Он признавал, что в коммунизме есть большая правда, хотя и искажённая.

В разгар борьбы русского народа с нацизмом в 1943 году Н.К. Рерих пишет картину «Земля Сла­вянская»19, которая представляет собой, конечно же, не просто ностальгический мотив в творчестве художника, тоскующего по родине. Содержание её гораздо глубже.

Инок в две трети оборота от зрителя смотрит в большое арочное окно, за которым расстилается белый город древнерусской архитектуры на фоне гор и бескрайнего неба с причудливыми облаками. Это леонардовский приём: когда до окна со стороны зрителя подразумевается мир дольний, а за окном — мир горний; причём у Леонардо да Винчи сами Богоматерь и Иисус и являлись этими «окнами», через которые возможно было познать духовную реальность. Если Мадонна или Христос у великого итальянца смотрят на зрителя, то неведомый затворник глядит именно на Новый Град, и трудно сказать, кого имел в виду автор произведения, хотя этот схимник для нас, безусловно, такое же «окно» в более высокие формы бытия.

Надо отметить, что на старце — такой же формы монашеская шапка, что и на Святом Сергии в картине «Сергий-строитель», и он очень схож с ним абрисом лица и фигуры. В то же время какое-то внутреннее чувство подсказывает, что художник вполне мог подразумевать и свой дух. Как бы то ни было, черты Светлого Града становились для него всё отчётливее, и он всё пристальнее всматривался в Беспредельность. Для нас это ещё одно весомое подтверждение того, что в момент, когда видимость являла свой самый ужасающий лик, мастер прекрасно различал Новую Страну, сияющую в вечности.

Если мы обратимся к международной деятельности и задачам Рерихов, то увидим, что правительство Тибета, контролируемое Англией, оказалось морально не готовым стать центром притяжения для духовных сил Востока, а в отношениях с частью американских сотрудников и с членами правительства США психология «у кого деньги, тот и прав», а также соображения карьерного успеха в конце концов привели к тяжёлому удару по Музею Н. Рериха в Нью-Йорке, к гибели многих культурных начинаний.

Но было сделано и осталось для потомков, для России, для человечества главное — прекрасная держава духа, явленная в картинах, статьях, письмах и, главное, в гигантском своде знаний Агни Йоги, которые позво­ляют бесконечно расти, совершенствоваться и применять в жизни разнообразные формы духовной, экономической, социальной и политической кооперации.


1 Бердяев Н.А. Философия Свободного духа. М.: Республика, 1999. С. 60.

2 Сергеева Н.В. Рерих и Врубель. М.: МЦР, 2002. С. 6.

3 ОР ГТГ, ф. 44/322, л. 2.

4 Повтор сделан в 1942 г.

5 Новый Иерусалим — ансамбль зданий в г. Истра Московской области. — Примеч. ред.

6 См.: Маточкин Е.П. Николай Рерих: мозаики, иконы, росписи, проекты церквей. Самара, 2005.

7 Повтор был сделан в 1931 году.

8 В 1918 году был сделан вариант под названием «Град умерший».

9 Художник трижды повторил сюжет «Армагеддон» — в 1932, 1940, 1941 годах!

10 В 1920 году коллекция западноевропейской живописи Н.К. Рериха была национализирована и поступила в Государственный Эрмитаж, однако в дальнейшем бо'льшая часть этой коллекции была музеем продана.

11Рерих Н. Сокровище ангелов // Слово. 1908. № 511.

12 Другое название картины — «Святая Покровительница» («Sancta Protectrix»). — Примеч. ред.

13 Указания на это встречаются в трудах Ю.Н. Рериха, Дж. Туччи и других востоковедов.

14 Мы снова имеем дело с символическим обозначением того факта, что не раз в ходе человеческой истории во главе народа становились носители более высокого сознания, дававшие духовные знания для развития общества, которых легенда называла впоследствии небесными посланниками, богами и т.п. Об этом много пишет в своих трудах Е.П. Блаватская. Один из самых известных примеров такого рода — Кришна — историческая личность, царь и великий просветлённый, получивший затем статус божества. То же произошло и с китайским генералом Гуан-ди (III в.), превратившимся к XVII веку в маньчжурское божество войны — cвоеобразного родственника св. Георгия. Подобных примеров можно привести множество.

15 Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Самара, 1994. С. 138 – 139.

16 Там же. С. 186.

17 Не забудем слова художника: «Для народа русского трудились мы»!

18 Здесь и далее отрывки из статей цит. по: Сафронов, Рустем. «Новый град» и идеи преобразования России // Портал «Русская цивилизация».

19 Поздний вариант произведения «И Мы открываем врата» из серии «Sancta» (1922).

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Мир делится по качеству сознания, и степень невежества есть мерило.

Община, 193

Неслучайно-случайная
статья для Вас: