Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

В КАЖДОЙ ЛЕГЕНДЕ ЖИВЁТ ВЕЛИКАЯ ПРАВДА

Автор: Сереброва Ирина



Теги статьи:  Россия, картины Рериха, Николай Рерих, Рерих и Древняя Русь, легенды

Нет такой легенды, которая не имела бы в основании научную истину.
Надземное, 334

Что есть легенда и как к ней относиться — над этим вопросом размышляли многие исследователи — историки, этнографы и даже философы. В наше время нередко бытует мнение, что легенды — это выдумка народа, мечтавшего о чём-то прекрасном и несбыточном, то есть сказка и не более того. Вероятно, поводом к этому является то, что в легендах часто показаны невероятные, волшебные события, а герои совершают действия, невозможные с точки зрения современного человека. Мы же попытаемся посмотреть на легенды как на древнюю историю, — пусть и приукрашенную, но имеющую правдивое основание. Это и поможет нам убедиться, что их герои — реально существовавшие люди разных эпох, совершавшие подвиги и запечатлённые в исторических документах — в летописях и воспоминаниях современников.

В книге «Братство» (204) сказано: «Постепенно придёт знание, что легенда есть правдивая история, документы найдутся. Каждое открытие подтверждает, что правда живёт и должна быть воспринята».

Н.К.Рерих, который утверждал, что «легенды не отвлечённость, но сама реальность», пишет: «Весьма поучительно наблюдать за возникновением и распространением легенд. Совсем недавно был понят исторический смысл многих легенд и мифов. Много ценных археологических открытий было сделано на основе изучения легенд. Существует ли чёткая грань между выдумкой и повествованием, между мимолётными сновидениями и фактами?

Истинная беспристрастная наука изучит их и даст им правильную оценку».

В своей статье «Легенды» Николай Константинович упоминает о профессоре Варшавского университета Зелинском, который, «в своих интересных исследованиях о древних мифах, пришёл к заключению, что герои этих мифов вовсе не легендарные фигуры, но реально существовавшие деятели. К тому же за­ключению пришли и многие другие авторы, таким образом, опровергая материалистическую тенденцию прошлого столетия, которая пыталась изображать всё героическое лишь какими-то отвлечёнными мифами».

Известный собиратель и исследователь фольклора А.Н.Афанасьев не проводил резкой границы между эпосом сказочным и историческим — между сказками и былинами. Кроме того, он был глубоко убеждён, что былинные и сказочные герои, в том числе Жар-птица, ковёр-самолёт, шапка-невидимка, Кощей бессмертный, Баба Яга, русалки и водяные — не вымысел, а реальность, но реальность особого рода. А.Н.Афанасьев утверждал: «Сказка не пустая складка, в ней, как и вообще во всех созданиях целого народа, не могло быть и в самом деле нет ни нарочито сочинённой лжи, ни намеренного уклонения от действительного мира... Чудесное сказки есть чудесное могущественных сил природы».

Елена Петровна Блаватская в «Тайной Доктрине» рассказывает о французском историке Августине (Огюсте) Тьери (1795 – 1856), который «сделал честное признание», что «лишь в легенде заключается настоящая история; ибо... «Легенда есть живая традиция, и трижды из четырёх случаев она вернее того, что мы называем Историей»». Что же касается самой Блаватской, то «изучение скрытого смысла каждой религиозной и светской легенды, каждого народа, великого или малого, и особенно в преданиях Востока, заняло большую часть [её] жизни... Она разделяет убеждение, что ни один мифологический рассказ, ни одно традиционное событие в народных сказаниях, никогда и ни в одну эпоху, не были вымыслом, но что каждый из таких рассказов имеет действительно историче­скую подос­нову».

Как считает известный историк ХХ века, исследователь древнерусской литературы академик Д.С.Лихачёв, «исторические воззрения [народа], с наибольшей яркостью отразившиеся в былинах, должны быть подвергнуты изучению. Надо уяснить себе, когда и при каких обстоятельствах создалась историческая концепция русского эпоса. Она отнюдь не случайна. Народ активно воспринимал события своего времени. Создание её диктовалось исторической необходимостью; она представляла собою живой отклик народа на судьбы своей родины».

Самые тяжкие времена и были такой историче­ской необходимостью — среди войн, разрухи, упадка культуры и нравственности в народе возникала насущная потребность в героических поступках, в подвиге. И наоборот, в годы благополучия и покоя почва для героизма словно бы исчезала. Именно тяжёлые времена рождали героев, появлявшихся как ответ на чаяния народа, страдавшего от всех этих бедствий и жаждущего мира и справедливости.

Русские богатыри, о которых сложено так много легенд, сказаний, былин и песен, совершали свои подвиги в труднейшие для Руси времена нашествий иноплеменных завоевателей: половцев, печенегов, татаро-монголов. Имен­но в этот период возникли знаменитые легенды о народных героях-богатырях. Весть о них распространялась из уст в уста, путешествующие певцы и сказители складывали о них песни. Со временем эти истории приукрашивались рассказчиками, обрастали новыми подробностями, но происходило это вовсе не из желания обмануть или что-то исказить, а исключительно от восхищения подвигами героев, от почитания и любви к ним. И тот, кто приукрашивал правдивые истории, сам верил в эти красивые по­дробности.

Шло время, и такие рассказы превращались в былины, легенды, сказания, в которых был заложен особый смысл — как воспитательного, так и «вдохновительного» характера, то есть вдохновляющего других людей на благородные поступки и подвиги, а также вселяющего веру в победу добра над злом, веру в то, что справедливость возможна не только на небе, но и на земле. Часто эти легенды и сказания, ходившие в народе, запечатлевались летописцами, благодаря чему они сохранились до наших дней. У каждого народа есть такая «легендарная» летопись, передающаяся от поколения к поколению, но есть много легенд, которые словно бы перешли границы своих государств и стали известны всему миру. Именно такими являются былины о русских богатырях.

Н.К.Рерих, который знал и любил историю своего отечества, с особым чувством относился к героям русских былин и, конечно же, уделил им особое внимание в своём творчестве. Одним из ярчайших произведений художника на эту тему является сюита «Богатырский фриз» (1910), исполненная им для интерьера городского дома Ф.Бажанова в Петербурге. Фриз состоит из семи крупных панно, а также нескольких панно для оконных проёмов с растительным мотивом, высота каждого из них два метра. В настоящее время они хранятся в Государственном Русском Музее.

Центральное место «Богатырского фриза» занимает огромное панно «САДКО» (202 х 700). На нём изображены ладьи новгородского богатыря Садко, умевшего и торговлей заняться, и гуслями царя морского позабавить. Имя этого богатыря созвучно древне-библейскому имени «Садок», то есть праведный, справедливый. В русских былинах говорится, что «вещий Садко» тешил всех «игрою на гуслях звончатых». Однажды он три дня играл на берегу Ильмень-озера и был награждён небывалым уловом рыбы. Оказавшись в подводном царстве, Садко, порвав струны на своих гуслях, смог прекратить пляску морского царя, которая вызывала бурю и топила корабли.

В Новгородской Первой летописи существует запись, датируемая 1167 годом: «На ту же весну заложи Садко Сытинец церковь камену святую мученику Борису и Глебу, при князе Святославе Ростиславиче, при архиепископе Илии». Многие исследователи считают, что Садко летописи и Садко былин — одно и то же лицо. Этой же точки зрения придерживается академик Д.С.Лихачёв.

На панно «ИЛЬЯ МУРОМЕЦ» мы видим главного героя русского эпоса. Он воплотил в себе лучшие идеалы народа и его представления о добре и зле, о верности родной земле, о богатырской удали и чести, поэтому его называют ещё и духовным богатырём. В Древней Руси об этом богатыре было сложено такое множество былин, что это можно считать главным показателем его популярности.

Считается, что «Илья Муромец — единственный герой русского эпоса, гробница которого доныне существует в знаменитой антониевой пещере Киево-Печерского монастыря, рядом с гробницами легендарного летописца Нестора, первого русского иконописца Алимпия» и других исторических деятелей Киевской Руси. Сохранилась также гравюра, сделанная в этом монастыре, со следующей подписью: «Преподобный Илья Муромский, иже вселися в пещеру преподобного Антония в Киеве, идеже доныне нетленен пребывает». А в православном календаре день 19 декабря отмечается как «память преподобного нашего Ильи Муромца, в двенадцатом веке бывшего».

Панно «СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК». В древнерусском эпосе самой распространённой и популярной является былина об Илье Муромце и Соловье-разбойнике. Согласно народным преданиям, Соловей-разбойник — «исполин сверхъестественных сил». То он «сидит на дубах, сражает проезжих людей громким свистом; то просто разбойник; живёт он в лесах, в лесах тёмных Брынских [то есть Брянских], сидит на деревьях...» «Свищет-то он по-соловьему, шипит-то он по-змеиному, воскричит-то он, злодей, по-звериному...» — говорится в былине об Илье Муромце. Одолел его Илья и привёз в стольный град Киев, к самому князю Владимиру.

Как пишет академик Д.С.Лихачёв, в Никоновской летописи есть «рассказ о поимке некоею хитростью «славного разбойника, нарицаемого Могута», отдалённо напоминающего Соловья-разбойника. Приведённый ко двору Владимира, этот Могута встал перед князем, «вскрича зело, и многы слёзы испущая из очию», заклялся не заниматься разбоем».

Видимо, в те времена существовало немало таких разбойников, грабивших и пугавших людей на прямоезжих дорогах — более коротких, но и более опасных. «Прямоезжею дорожкой в Киев пятьсот вёрст, окольной дорожкой цела тысяча», — говорится в былине об Илье Муромце и Соловье-разбойнике. Именно этот былинный сюжет послужил Рериху для создания в 1912 году картины «Тропа прямоезжая» (не относится к «Богатырскому фризу»). «Илья Муромец, побеждая Соловья-разбойника, очищает дорожку прямоезжую, что имело большое значение и вполне соответствовало исторической действительности. Ведь именно такие прямоезжие дорожки (по Днепру — к Чёрному морю, а по Волге — к Каспийскому) оказывались обычно перехваченными: в Х – XIII веках — печенегами, хазарами, половцами, а с XIII по XVI век — волжскими и крымскими татарами. Поэтому очищение их от соловьёв-разбойников, чинивших разбои на дорогах, приравнивалось народом к подвигу».

Панно «МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ». В русских былинах Микулу называют отцом земледелия, всемирным кормильцем, владыкой земли. Когда он пашет, то «Микулиной силой и сошкой златой с небес управляют бессмертные боги». По его слову «сходил с неба дождь и являлось вёдро». Его также называют вещим Микулой, то есть предсказателем. По преданию, он пришёл на Русь «из стран отдалённых Востока».

Образ Микулы Селяниновича получил очень широкую популярность, а также оказал большое влияние на русскую литературу и искусство. «Достато­чно вспомнить стихи Некрасова, картины и иллю­страции Врубеля, Билибина и многих других, по­свящённые Микуле, а главное, те бесконечные уподобления и сравнения, которыми буквально полнится русская литература тех времён».

Былину о Микуле Селяниновиче Н.К.Рерих называет «одной из древнейших былин о торжестве земледелия и строительства». В своём творчестве он дважды обращается к этому образу. В письме Гребенщикову (24.04.1937) он сообщает: «Недавно написал я картину «Великий Пахарь — Микула Селянинович». Над тёмным силуэтом земли возносится в облачно-небесном обличии богатырь труженик. Пашет и посеет потом. И пожнёт жатву».

Панно «ВОЛЬГА СВЯТОСЛАВОВИЧ». Обычно имя Микулы Селяниновича встречается в былинах в сочетании с именем Вольги Святославовича, или Всеславьевича, образ которого является одним из самых древних среди былинных богатырей.

Как говорится в былине, когда шёл Вольга, «по­дрожала сыра-земля, стряслося славно царство Индийское, и сине море колебалося... Рыба пошла в мор­скую глубину, птица полетела высоко в небеса... а волки, медведи по ельникам разбежалися...» Когда богатырю исполнилось семь лет, пошёл Вольга «обучаться всяких хитростей-мудростей: птицей летать да под облака, рыбою ходить да во глубоки стана, зверями ходить да во темны леса», а также понимать язык птиц и зверей.

Вольга Святославович, как и всякий богатырь, в первую очередь является воином. На картине Рериха он изображён во главе дружины, стоящей дозором на рубежах Руси.

Панно «БОЯН». В «Слове о полку Игореве» — поэтическом памятнике конца XII ве­ка — упоминается певец и песнетворец Боян, который прославлял события старины. Его называли вещим Бояном, а также Велесовым внуком — то есть внуком почитаемого языческого бога, один из культов которого был связан с обрядовой поэзией. Боян был так уважаем, что потомки прозвали его «соловьём старого времени». Он воспевал и богатыря Вольгу Свято­славовича, и «старого Ярослава», жившего ещё в 10 веке. Как говорится в «Слове о полку Игореве», Боян «свои вещие персты на живые струны возлагал, они же сами князьям славу рокотали».

Если говорить о женских богатырских образах, то можно вспомнить известное полотно Н.К.Рериха «Настасья Микулична». На нём изображена богатырша-великанша, с которой сравниться может разве только древнерусский великан Святогор. Как рассказывают легенды, Настасья Микулична была так могуча, что сам Илья Муромец не мог с ней справиться.

Как известно, эта картина символизирует Россию Азиат­скую, но посмотрим на неё с другой точки зрения — насколько часто женские образы встречаются в легендах о богатырях. Оказывается, в русском былинном героическом эпосе есть немало женщин-богатырш. «Поляничищи удалыя» — так их называли (от слова «поляне» — древнее восточнославянское племя). Это степные наездницы, которые меряются силой с богатырями, а также совершают подвиги в битвах с иноплеменными завоевателями. Среди них Богатырша-поляница Златыгорка (Латыгорка), которая билась с Ильёй Муромцем; Настасья-королевична, которая билась с богатырём Дунаем Ивановичем. Поляница Савишна, жена Ильи Муромца, переодевшись в его платье богатырское, спасла Киев от злого Тугарина. Известно ещё немало женщин, чьи имена в героическом эпосе стоят рядом с именами знаменитых богатырей.

Нередко бывало так, что в одной легенде совмещалось несколько историй, произошедших в разные эпохи, но сведённых воедино благодаря народному воображению. Так, рассказывая о богатырях времён татаро-монгольского нашествия, времён зарождения христианства на Руси, этим богатырям нередко приписывали огромный рост и невиданную силу, словно это были не просто богатыри, а великаны, каких свет не видывал.

Насколько вероятным является существование великанов? Как указывает Е.П.Блаватская, великаны действительно обитали на нашей планете: «...Почти в каждой мифологии — которая, прежде всего, есть древняя история — великаны играют выдающуюся роль, — пишет она. — ...В Корнваллисе и в древней Бретани предания об этих великанах чрезвычайно обычны; говорят, что они жили даже до самых времён короля Артура. (...) Если мы обратимся к Новому Свету, то мы имеем здесь предания о расе великанов из Тариха на восточных склонах Анд и в Эквадоре, сражавшихся с Богами и людьми. (...) Славянские страны, особенно Россия, изобилуют легендами о Богатырях (мощных великанах) старины; и славянские народные былины, большинство которых послужило основою для национальных рассказов, древнейшие песни и наиболее архаические предания говорят о великанах, живших в старину. Итак, мы можем безопасно отбросить современную теорию, которая хотела бы сделать из Титанов простые символы, изображающие космические силы. Они были настоящими живыми людьми, будь то двадцати ли­бо только двенадцати футов ростом. Даже герои Гомера, которые принадлежали к гораздо более недавнему периоду
в истории рас, по-видимому, употребляли оружие и носили доспех, размерами и веса не под силу самым сильным людям настоящей эпохи».

Е.П.Блаватская также пишет, что «среди памятников древности найдено немало гигантских сооружений», встречающихся почти на каждой широте, и «нет такой страны, в которой они отсутствовали бы». Названия некоторых гигантских доисторических памятников говорят сами за себя: в Германии их называют могилами великанов; в Сардинии — могилами гигантов; в Малабаре, в Индии, они называются могилами Даитьев (то есть гигантов).

А.Н.Афанасьев пишет: «Если бы даже мы не имели никаких иных данных, кроме поэтического сказания о Святогоре, то одно это сказание служило бы неопровержимым доказательством, что и славяне, наравне с другими родственными народами, знали горных великанов».

У Рериха есть несколько картин, посвящённых великанам. К этой тематике он возвращается практически на протяжении всего своего творческого пу­ти — от начала века до 1940-х годов. В названиях большинства этих работ (созданных иногда в двух вариантах) присутствует само слово «великан»: это «Могила великана» (1908), «Великанша Кримгерд» (1914 и 1915), «Путь великанов» (1910 и 1914), «Конец великанов» (1917), «Страна великанов» (1918 и 1919), «Великан» (1940 и 1943).

На картине «Могила великана» изображён каменный лабиринт, под которым, согласно названию картины, покоится великан. Рерих в своей сказке «Лют-Великан» рассказывает об очень сильном, очень большом великане: «Борода у Люта — на семь концов, шапка на Люте — во сто песцов». Он был такой огромный, что «брату за озеро топор подавал, перекидывал». Далее Рерих пишет:

Знает народ Люто озеро,
Знает могилы длинные,
Длинные могилы великановы.
А длина могилам — тридцать саженей. (...)
Великаны снесли камни на могилы.
Как ушли великаны, помнит народ.

На картине «ПУТЬ ВЕЛИКАНОВ» показано нагромождение огромных камней. В картине «Великанша Кримгерд» Н.К.Рерих использует сюжет, характерный для северорусских героических эпосов, — превращение богатырей-великанов в камни. Согласно преданиям, богатыри в конце жизни превращаются в огромные каменные глыбы, то есть окаменевают. Так, в былине «Камское побоище» поётся:

Они билисе-дралисе трои суточки,
И они вси-то же из сил да всё повыбились,
А как они тогда же, все бога'тыри,
Как подъезжали-то ко стенам да ко каменным,
А какой приедет-то тут, да тут же всё ока'менет.

«СВЯТОГОР» (1938). Образ этого древнерусского великана-богатыря связан с горами севера, а также с Алтаем, Белухой; само имя «Святогор» указывает на священный характер гор. И на картине Рериха заснеженные скалы напоминают вершины Белухи с южной стороны.

Этот великан был так могуч, что народ предупреждал Илью Муромца: «Бейся, ратися со всяким богатырем... А только не выходи драться со Святогором-богатырем: его и земля на себе через силу носит...» Но не послушался Илья. Пошёл он искать Святогора и нашёл гору, а на ней лежит огромный богатырь, сам как гора. Илья наносит ему удар. «Никак, я зацепился за сучок», — говорит богатырь... Оборотясь, он увидел Илью Муромца и сказал ему: «А, это ты, Илья Муромец! Ты силён между людьми, и будь между ними силён, а со мною нечего тебе мерять силы».

«ИССА И ГОЛОВА ВЕЛИКАНОВА» (1939). Среди народов Азии известны «многообразные, но всегда благостные сказания о великом Иссе, о Божественном, о Величайшем, о Пророке, о Лучшем из сынов человеческих... (...) Длинны и прекрасны сказания и песни Кашмира и всего Туркестана о великом Ис­се» — так пишет Рерих в книге «Твердыня Пламенная». Одно из сказаний известно в Турфане — как «Божественный Исса в хождении своём повстречал большую голову. На пути лежит мёртвая голова великанская. И подумал Исса: от большого человека голова сия великая. И задумал Исса дело доброе, воскресить великую голову. И покрылась голова кожею. И наполнились очи. А и выросло тело и побежала кровь. И наполнилось сердце. И восстал богатырь великан, и поклонился он Иссе за воскресение для подвигов во спасение всего человечества».

 

Итак, мы рассмотрели несколько картин Рериха, отражающих прекрасные легенды славянского народа. Николай Константинович писал: «Читая легенды, молодёжь научится мечтать. Это великое качество, ибо оно наполняет сердце лучшими, мощными огнями. Этими огнями сердца молодёжь познает, как различать, где истина. Истина не познаётся расчётами, лишь язык сердца знает, где живёт великая Правда, которая, несмотря ни на что, ведёт человечество к восхождению. Разве легенды не есть гирлянда лучших цветов? О малом, о незначительном и жалком человечество не слагает легенд. Часто даже в кажущихся отрицательных мифах заключено уважение к потенциалу внутренней мощи. Во всяком случае, каждая легенда содержит нечто необычное».

В книге «Агни Йога» (19) сказано: «Каждое народное достижение, каждый вождь, каждое открытие, каждое бедствие, каждый подвиг облекаются в крылатую легенду. Потому не будем презирать легенды истины, но посмотрим зорко и позаботимся о словах действительности. В легенде выражается воля народа, и мы не можем назвать ни одной лживой легенды».


ЛИТЕРАТУРА:

Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т. I, II. Рига: Угунс, 1937.
Былины. М.: Современник. 1986 / Предисловие: Калугин В.И. Мир былинного эпоса.
Лихачёв Д.С. Исследования по древнерусской литературе. Л., 1986.
Рерих Н.К. Легенда Азии // Твердыня Пламенная. Рига: Виеда, 1991.
Рерих Н.К. Легенды // О Вечном... М., 1991.
Рерих Н.К. Лют-великан // Стихотворения. Проза. Новосибирск, 1989.
Рерих Н.К. Шамбала Монсальват // Гималаи — Обитель Света. Адамант. Самара: Агни, 1996.

 

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Великий дар. О живописи Н. К. и С. Н. Рерихов

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Мы можем сказать просящим о помощи – действуйте, в таком вашем состоянии Нам легче помочь.

Надземное, 73

Неслучайно-случайная
статья для Вас: