Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Исторический очерк строительства и развития КВЖД и Харбина. Пакт Рериха в Харбине. I.

Автор: Быстрянцева Людмила



Теги статьи:  Николай Рерих, Знамя мира - пакт Рериха, Харбин

Предлагаю вашему вниманию очерк, в котором сжато представлены основные исторические этапы развития Китайской Восточной железной дороги (КВЖД) и Харбина с 1895 по 1954 год. Именно в Харбине сделали свой жизненный выбор и начали совершать восхождение к высшей духовности и высшей культуре, к беззаветному служению Истине духовные ученики и последователи Николая Константиновича Рериха — Борис Николаевич Абрамов, Альфред Петрович Хейдок, Наталия Дмитриевна Спирина.

Посвящаю этот очерк Борису Николаевичу Абрамову и Наталии Дмитриевне Спириной. Судьба их долгие годы была непосредственно связана со сложной и неповторимой судьбой легендарного русского города на территории Маньчжурии, который до сих пор обладает магической силой притяжения.

Сохранившиеся документы и материалы, воспоминания и мемуары харбинцев приглашают нас пройтись по тенистым улицам Харбина: Садовой с её садиком бульварного проспекта, Китайской с её магазинами, кафе, деловыми разговорами. Дойти до реки Сунгари и прогуляться по прекрасной набережной, пройтись по тихим пригородам Модягоу, наслаждаясь душистой сиренью, черёмухой, берёзами, прокатиться на «Зорьке». Заглянуть в залы, школы, высшие учебные заведения, прохладные библиотеки, где работали маститые русские профессора, учителя, открывающие тайны знания своей аудитории.

Посетить широко раскинувшийся харбинский вокзал, поклониться и поставить свечу перед образом Святителя Николая Чудотворца, чтимого не только русскими, но и китайским и маньчжурским населением, — именно Никола Угодник был покровителем Харбина. Зайти в изумительный по архитектуре бревенчатый кафедральный Свято-Николаевский собор, где служили русские митрополиты, архиепископы, звучали незабываемые голоса несравненного хора. В голубое весеннее небо, в нависшие осенние тучи, в морозность звёздного зимнего вечера, в жаркий полдень летнего дня плыл медный звон колоколов, призывая в храмы русских людей, склонявших свои головы перед ликами святых икон.

Как же зарождался и строился этот удивительный город, в котором без малого 40 лет продолжал сохраняться в неприкосновенности весь дореволюционный уклад жизни русского и других народов России — их вера, родной язык, национальные обычаи и культура, традиции коммерции и предпринимательства? Именно здесь 5 сентября 1934 года был образован Русский комитет Пакта Рериха по защите всех сокровищ искусства и науки, культурных ценностей при вооружённых столкновениях. Здесь жил и работал средний брат Николая Константиновича Рериха — Владимир.

В 1891 году Россия начала строительство Великого Сибирского пути с целью установить прямое железнодорожное сообщение между западно-европейскими государствами и странами Восточной Азии, иметь выход в незамерзающие порты на Тихом океане и защитить дальневосточные границы. В 1894 – 1895 годах встал вопрос о направлении, по которому следовало вести смычку восточного и западного участков магистрали. Инициатором решения провести её через Маньчжурию стал министр финансов С.Ю.Витте, считавший Россию торговым и культурным мостом между Европой и Азией. В данном случае длина магистрали сокращалась на 500 вёрст, горных работ было меньше, климат и почвенные условия благоприятны.

Участок КВЖД

Участок КВЖД

Строительство железнодорожной линии через территорию Маньчжурии явилось по существу продолжением Великого Сибирского пути. Прокладка магистрали и связанное с ней основание города Харбина оказали огромное влияние на экономическое развитие не только Северной Маньчжурии, но и собственно Китая.

Переговоры о сооружении Маньчжурской линии начались в Пекине в 1895 году. В 1896 году они продолжились в России — в Петербурге и Москве. В результате русское правительство получило концессию на постройку КВЖД через Северную Маньчжурию. Строительство дороги было передано вновь созданному Русско-китайскому банку. Срок владения КВЖД устанавливался на 80 лет со дня открытия дороги по всей линии, после чего дорога переходила к китайскому правительству безвозмездно. По истечении 36 лет китайское правительство имело право выкупить эту линию, возместив все затраты.

В 1896 году Русско-китайский банк образовал Акционерное общество Китайской Восточной железной дороги, согласно уставу которого акции данного предприятия могли приобрести только китайские и русские подданные. В полосе отчуждения действовали русская администрация и судебные власти, для охраны личного состава и сооружений дороги были введены русские войска, в Маньчжурии существовала охранная стража КВЖД. Обществу было предоставлено право иметь морское пароходство на Тихом океане с портами Даляньвань (Дальний, Дайрен) и Порт-Артур сроком на 25 лет.

16 августа 1897 года началось строительство КВЖД, а 1 июня 1903 года она была сдана в эксплуатацию.

Возникновение Харбина относится ко времени начала работ по постройке КВЖД. Место под территорию города было выбрано в треугольнике между трассой КВЖД, рекой Сунгари и её притоком Ашихэ. Будущему городу в официальных планах и переписке первоначально дали название «посёлок Сунгари».

Е.Х.Нилус, составитель капитального труда «Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги. 1886 – 1923 гг.», отмечает, что будущей столице Северной Маньчжурии «было первоначально придано в официальных планах и переписке наименование ''город Сунгари'', но всесильная инерция жизни победила в этом отношении административную волю, и возникший город сохранил и удержал за собой исконно маньчжурское название этой местности — Харбин».

Существует несколько версий относительно значения названия города. В переводе с маньчжурского оно означает «брод» или «переправа». По другой версии, оно восходит к монгольскому слову «хараба», что означает «баранья лопатка», — так монголы называли возвышенность, где впоследствии был разбит Новый город. Наиболее вероятной является версия, которую зафиксировал в своём полевом дневнике дальневосточный путешественник, известный исследователь Маньчжурского края Э.Э.Анерт. Будучи геологом, он прекрасно разбирался и в вопросах ботаники, зоологии, палеонтологии, вулканологии и многих других наук. Проплывая по рекам этого края ещё в 1896 году, то есть за два года до начала строительства, он услышал название местности: «Хао-бин». Отдадим должное и фонетическим способностям Анерта, сумевшего сохранить и донести до нас исконное произношение «Хао-бин», которое так легко и просто трансформировалось в более благозвучное для русского уха название «Харбин». Э.Э.Анерта называли геологом божьей милостью, позднее он вошёл в состав Русского комитета Пакта Рериха в Харбине.

Харбин. Вид Нового города

Харбин. Вид Нового города

Официальным днём рождения Харбина считается 23 апреля (6 мая по новому стилю) 1898 года. В этот день инженер А.И.Шидловский от имени Управления дороги заключил договор на приобретение земельного участка под городское строительство, именно его называют первым жителем Харбина.

Вначале Харбин представлял собой незастроенный пустынный участок. Жизнь была сосредоточена в Старом Харбине, где размещались во временных саманных домиках Управление дороги, Штаб Заамурского округа пограничной стражи, телеграф и больница. Долина Сунгари представляла собой пустыню, безлюдную и унылую. Прекрасное географическое положение Харбина на скрещении большого водного пути и железной дороги предопределило его быстрое развитие.

Железнодорожный вокзал Харбина

Железнодорожный вокзал Харбина

В американской историографии Харбин считается символом Запада и первым проектом российского правительства после Санкт-Петербурга. Петербург — прорыв в Европу, Харбин — в Азию. Не стоит чисто визуально сравнивать облик Санкт-Петербурга (классицизм) и Харбина (модерн), но градостроительная практика Маньчжурии и её столицы Харбина являлась воплощением творческих замыслов архитекторов санкт-петербургской школы — многие архитекторы Харбина были выпускниками учебных заведений известного всем города на Неве.

В короткое время возникли три города: Старый Харбин, Новый Харбин, Пристань. От города расходились три железнодорожные линии в восточном, западном и южном направлениях. Пристань развивалась самобытным естественным путём. Зародилась она раньше Нового города, но долго представляла собой пустырь. С весны 1899 года началась постройка Нового Города.

Б.Н.Абрамов проживал по адресу ул. Садовая, 1. Как видно из «личного дела» Бориса Николаевича, ордер на квартиру в этом доме он получил 11 сентября 1929 года — через 6 лет после поступления на службу в земельный отдел КВЖД. Из документов того же дела мы узнаём и о том, что Борис Николаевич снимал дачу у разъезда Ми-Фун, куда оформлял сезонные билеты на себя, Нину Ивановну и мать — Екатерину Григорьевну.

Харбин — город многонациональный. Наряду с многочисленными проблемами встал вопрос и о храмах, которые строились на средства КВЖД. Первая православная церковь — барак из циновок — была сооружена в 1898 году в Старом Харбине. Планировалось построить величественный Свято-Николаевский собор. Весной 1899 года в Новом городе был заложен храм, посвящённый Святителю Николаю Мирликийскому. Для него было выделено самое лучшее возвышенное место. Конструкция — деревянная, в строго выдержанном шатровом стиле русского зодчества. Проект был подготовлен в Петербурге архитектором Подлевским. Храм имел в плане форму креста и был с шатровыми перекрытиями; впереди звонница, украшенная главами с шашечным покрытием вологодского типа и резными колонками в древнерусском стиле. 18 декабря 1900 года храм был торжественно освящён. По указу Святейшего Синода в 1908 году он был признан собором, а с учреждением в Харбине в 1922 году самостоятельной епархии объявлен резиденцией правящего епископа с наименованием «кафедральный».

Свято-Николаевский собор в Харбине

Свято-Николаевский собор в Харбине

Первой святыней храма считался образ Святителя Николая, особо чтился здесь образ Божией Матери Иверской. В 1933 году во дворе храма была построена часовня, по образу московской. В соборе был оборудован придел в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».

23 августа 1966 года, в разгар «культурной революции», хунвейбины ворвались в здание собора. На кострах в ограде собора и у входа в Иверскую часовню сгорели все иконы, в том числе и образ Святителя Николая, находившийся многие годы на Харбинском вокзале, затем в Иверской часовне и перенесённый в собор. На другой день началась разборка стен и крыши собора. На его месте соорудили памятник борцам «культурной революции», который впоследствии потерял своё значение и был разрушен.

В Новом Харбине были выстроены метеорологическая станция, корпуса центральной больницы, жилые дома. Для предотвращения самовольной застройки строительное управление КВЖД составило план, произвело разбивку улиц и кварталов и ввело полицейскую охрану. Одна из первых улиц называлась Полицейская.

В начале 1900-х годов было построено здание Железнодорожного собрания, где ставились оперы, оперетты, драматические спектакли, выступали симфонический оркестр, знаменитости из России и других стран. Ему мог позавидовать любой столичный театр: роскошь здания, прекрасная акустика, лепные потолки, нарядные и красивые залы, фойе, море света. Потом появились Коммерческое собрание, другие театры, много кинематографов, балетные, музыкальные и театральные студии.

1 июля 1903 года дорога была передана в ведение эксплуатационного управления. Управляющим дорогой был назначен полковник (позже генерал-лейтенант) Дмитрий Леонидович Хорват, личность которого символизировала русское влияние на Дальнем Востоке.

Руководители служб КВЖД обязаны были заботиться о подготовке достаточного числа «кандидатов для замещения вакантных должностей». В среднем численность рабочих и служащих составляла 17 тысяч человек.

Основная часть доходов КВЖД шла на развитие экономики и освоение Маньчжурии. Дорога имела свыше ста предприятий лёгкой и обрабатывающей промышленности.

Местопребыванием Управления дороги был избран Харбин. Его население к 1903 году составляло 40 000 человек. При Управлении были созданы гражданская и политическая части, врачебная часть, ветеринарно-санитарная, отдел сношений с китайскими властями, земельный отдел (где долгое время работали Борис Николаевич Абрамов и Владимир Константинович Рерих).

В архиве КВЖД хранятся «личные дела», которые являются своеобразными автографами выдающихся людей. Уже было упомянуто «личное дело» Б.Н.Абрамова. Из материалов, представленных там, мы узнаём не только общеизвестные факты его биографии, но и новые подробности жизни, имена близких ему лиц.

Абрамов работал в земельном отделе со времени его возникновения. В Харбине он проживал с матерью Екатериной Григорьевной, там же женился на Нине Ивановне Шахрай. Венчание состоялось 14 января 1929 года в Градо-Харбинской Софийской церкви Харбинской епархии. Поручителями жениха и невесты были И.А.Гриднев, Д.В.Азовцев, П.И.Ефанов, П.Г.Шуйский.

Нельзя не упомянуть Николая Львовича Гондатти (1861 – 1946) — начальника земельного отдела в период с декабря 1918 по 1925 год. Видный общественный деятель, талантливый администратор, отзывчивый, чуткий и творческий человек, деятель науки, он являлся незаменимым руководителем не только в переговорах, но и по всем вопросам, связанным с жизнью КВЖД, с культурной и научной жизнью Харбина. Часть Харбина в его честь именовалась «Гондатьевкой». Гондатти проводил политику укрепления России на Дальнем Востоке, был председателем Русского общественного комитета Пакта Рериха в Харбине.

Во время Русско-японской войны (1904 – 1905 гг.) дорога находилась в очень трудном положении, выполняя много необходимых для военных нужд работ. В 1905 году по Портсмутскому договору Россия передала Японии Южную линию КВЖД с городами Порт-Артур и Дальний, которая стала называться ЮМЖД.

Когда началась Первая мировая война, Маньчжурия и Харбин стали базой снабжения российских вооруженных сил.

Революцию 1917 года Харбин принял своеобразно. До начала 1920-х годов ситуация там напоминала думский период Центральной России с образованием профсоюзов, митингами. Эксцессов среди населения не возникало, но обнаруживались разные взгляды и направления политической мысли, удивительным образом уживавшиеся друг с другом. В Харбин потекла масса беженцев, которая внесла живительную струю в жизнь города. Стали открываться новые предприятия, школы. Значительное число прибывшей интеллигенции явилось стимулом для открытия в Харбине высших и специальных учебных заведений.

Пассажирское сообщение окончательно наладилось только к 1926 году, когда был введён прямой скорый поезд «Маньчжурия — Москва», расписание которого было согласовано с поездами «Москва — Рига» и «Москва — Варшава». Это сообщение было весьма популярным, так как позволяло избежать утомительного морского путешествия.

Судьба города Харбина уникальна. Китайский город спустя почти два десятилетия после завершения строительства дороги превратился волею судьбы в русский. Кроме многочисленной русской колонии в городе образовались и другие компактные национальные объединения бывших подданных Российской империи.

Дальневосточная эмиграция 1920-х годов встретила в Северной Маньчжурии уже сложившиеся экономическую, общественно-политическую и культурную системы. Она была поражена обликом Харбина и бытом его жителей. Основная масса работавших на КВЖД жила в прекрасных казённых домах. Управленцы работали только до трёх часов дня. Вокруг — русская речь, русские храмы.

Харбин не зря считали самым русским городом за рубежом. Здесь издавались русские газеты и журналы, выпускались литературно-художественные сборники, книги, устраивались литературные и музыкальные конкурсы. Одним из крупнейших научных изданий был журнал «Вестник Маньчжурии». В подготовке материалов его библиографического отдела принимали участие все научные силы края. Среди ведущих рецензентов были востоковеды И.Г.Баранов и А.Я.Авдощенков, химик Б.Н.Абрамов. Это новая, неисследованная страница деятельности Бориса Николаевича, которая ждёт своего часа.

За период с 1897 по 1935 год в городе было создано около 40 русских библиотек. Большая их часть возникла в 1920-е годы. Издательская деятельность русских в Маньчжурии вызвала появление значительного количества русских книг, что привело к возникновению русских отделов в некоторых китайских библиотеках.

В Харбине пышно расцвело русское театральное искусство. Русские художники на своих полотнах отражали своеобразную красоту маньчжурской природы, её воспевали в своих стихах и прозе русские поэты и беллетристы.

Вс.Н.Иванов, приехавший в Харбин в 1919 году, вспоминал: «И скажите, в какую страну, кроме Китая, так легко могли съехаться сотни тысяч таких путешественников — без денег, без документов, без нансеновских паспортов... Какой бы народ принял их к себе, построил бы для них лёгкие саманные домики с палисадниками наипростейшего типа, посадил на каждой улице, бульварчике по китайскому лавочнику, которые обеспечили всем неприхотливое существование, помогли жить и работать, и всё это просто, деловито и, по существу, по-божески дёшево? Китайцы, видавшие многое за века своей истории, не удивились нисколько нашему нашествию. Всё, что делает китаец, как он делает, направлено к одной цели — сделать вашу жизнь наиболее лёгкой и удобной. Китаец соблюдает эту манеру действия в отношении каждого иностранца. Иностранец, оказавшийся в Китае, всегда будет принят китайским обществом без какого-либо подчёркивания его особенности».

Открытка с видом Харбина

Открытка с видом Харбина

Население русского Харбина подразделялось к тому времени на несколько весьма пёстрых в политическом и экономическом отношении групп: бывших подданных Российской империи; советских граждан, направленных в Маньчжурию на административную работу; советских подданных, из числа как старожилов, так и беженцев, оформивших в местных консульских учреждениях гражданство СССР; русских эмигрантов-беженцев или старожилов, оформивших китайское подданство; эмигрантов-беженцев, оказавшихся на положении бесподданных...

Пока Гражданская война бушевала в Сибири, Забайкалье и Приамурье, китайские власти были очень осторожны в урезывании прав русского населения. Они создали в полосе отчуждения КВЖД Особый район Восточных провинций во главе с Главноначальствующим. В сентябре 1920 года русский суд, русские полицейские войска перестали существовать. Охрану интересов русского населения взяли на себя власти Трёх Восточных провинций, как стала тогда называться Маньчжурия.

С притоком культурных сил из России в 1920-е годы в Харбине открылся целый ряд высших учебных заведений: юридический факультет, педагогический и политехнический институты, Высшая медицинская школа, Институт ориентальных и коммерческих наук и другие. Одновременно быстро росла и развивалась сеть средних учебных заведений (гимназий, реальных и коммерческих училищ, техникумов, интернатов для детей из ближайших поселений).

Был открыт колледж Христианского союза молодых людей (ХСМЛ) с двумя отделениями: филологическим и коммерческим.

Открытка с видом здания Русско-китайского техникума

Открытка с видом здания Русско-китайского техникума

К числу крупнейших заслуг русских в Маньчжурии нужно отнести создание Харбинского политехнического института (ХПИ), привлекавшего в свои стены студентов почти из всего Китая. Он являлся единственной технической школой за рубежом, где преподавание велось на русском языке. Институт с самого начала щедро поддерживался КВЖД, предоставлявшей полный комплект показательных машин, испытательных лабораторий, оборудования и разных пособий, на которых обучались студенты. Научная работа в ХПИ проводилась в рамках различных научных обществ.

Таким образом, в Северной Маньчжурии складывалась уникальная российская цивилизация.

* Доклад, прочитанный 29 июля 2007 г. в Новосибирске на конференции «Подвиг земной и надземный», посвящённой 110-летию со дня рождения Б.Н.Абрамова. Публикуется в сокращении.

Продолжение следует

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Знамя мира

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Через искусство имеете свет.

Зов, 21.01.1921
Неслучайно-случайная
статья для Вас: