Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Поистине, славное восхождение создается чутким снисхождением.

Надземное, § 847
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
Книги:         

ТОММАЗО КАМПАНЕЛЛА. Часть 1. «Стойкость света лишь во тьме познаётся...»

Автор: Кочергина Наталья


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Дом, в котором родился Кампанелла. г. Стило, Италия

Фото 2

Фото 3

г. Стило, Италия. Современный вид

Фото 4

Э. Лир. Стило. Рисунок в журнале. 1840-е гг.

Фото 5

Томмазо Кампанелла. Титульный лист книги «Апология Галилея, флорентийского математика». Франкфурт, 1622

Фото 6

Фрагмент рукописи Кампанеллы

Фото 7

Томмазо Кампанелла

Фото 8

г. Стило, Италия. Современный вид

Фото 9

Памятник Томмазо Кампанелле в г. Стило, Италия


Теги статьи: 

В Записи Б.Н. Абрамова от 19 октября 1962 года сказано: «Стойкость света лишь во тьме познаётся и утверждается в ней. Все к свету идущие этой тропою прошли, чтобы в свете своём Мой Свет увидеть. Надо его пронести через сферы земные, путь указуя другим, тоже взыскующим Света... Так через жизнь проходили все Великие Духи, все, кто следовал верхним путём. Сократ, Кампанелла, Ян Гус, Жанна Д'Арк и прочие все, их выше и ниже, все свой светильник несли через тьму и донесли. Орбита Братства широка, высока и в Беспредельности суща и касается сфер Дальних Миров»2.

Расскажем о жизни одного из этих Великих Духов, пронёсшего свой свет среди ужасающей тьмы. Пламенный борец, учёный-гуманист эпохи Возрождения, Томмазо Кампанелла — это имя знакомо многим с детских лет, но много ли мы знаем о его жизни и подвиге?

Неоднократные упоминания о Кампанелле мы находим в письмах Б.Н. Абрамова к Н.Д. Спириной. «Прочитайте книгу "Кампанелла" из пантеона Великих Людей — замечательная»3, — советует он ей. Борис Николаевич восхищается этим человеком, часто приводит его как пример мужества и несломимости в тяжелейших условиях жизни. «Кого [Судьба] любит и отмечает, того она и терзает, чтобы скорее освободить и двигать дальше. Смотрите на судьбу многих известных людей. Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Кампанелла и многие, многие другие. Какая трудная была у них жизнь!»4 «...Только в трудностях определяется истинный характер человека. Кампанелла всю жизнь почти просидел в темнице, и его ещё вдобавок пытали. Выдержал всё и написал бессмертную книгу свою "Город Солнца". Претерпел до конца и не сломился»5.

Перенесёмся на несколько столетий назад. Франция, 30-е годы XVII века.

Человек большого роста, крепкого сложения, с живыми глазами — трудно было поверить, что ему 66 лет, и невозможно представить, что 27 из них он провёл в подвалах неаполитанских тюрем, — таким предстал Томмазо Кампанелла перед своими французскими друзьями. Известный философ, пользовавшийся уважением кардинала Ришелье и папы Урбана VIII, политик, дерзавший обращаться с советами и рекомендациями к европейским государям, мятежник, чей заговор едва не потряс основы испанского владычества в Южной Италии, поэт и учёный, чьим обществом дорожили образованнейшие люди Франции, Германии и Италии, — он вприпрыжку бегал по саду, свистом подманивал птиц, подбрасывал шапку к небу, радостно смеялся и восклицал: «Вдохнём же, вдохнём жизни от этой жизни мира!» (Жизнью мира он называл воздух.)

Здесь, на чужбине, во Франции, он впервые за долгие годы почувствовал себя на свободе. Впереди — встречи с величайшими умами Европы, завершение и издание трудов, задуманных и написанных в тюрьме.

Философ, он строил планы на годы вперёд. Астролог, он всматривался в небесные светила. Он знал, что жить ему оставалось не более пяти лет.

С юных лет он вступил в единоборство с могущественными силами своей эпохи. Его целью было обновление мира в политике и в науке.

Кампанелла родился 5 сентября 1568 года в Калабрии (Южная Италия), в местечке Стило, в семье сапожника. При крещении ему было дано имя Джован Доменико. Уже в пять лет он поражал всех необыкновенной памятью и способностями. Сохранилось предание о том, как мальчик, не имевший денег на ученье, слушал уроки, стоя у открытого окна школы, и, когда кто-нибудь из учеников не мог ответить на вопрос учителя, говорил: «Можно я скажу?» 14-ти лет, восхищённый красноречием монаха-доминиканца, он решает вступить в монастырь: это был единственный путь к знаниям.

Молодой монах, принявший в честь Фомы Аквинского имя Томмазо, с жадностью набрасывается на книги. Неудовлетворённый школярской премуд­ростью, он ищет ответа на свои вопросы в трудах греческих и арабских мыслителей, в европейской философии и начинает сомневаться в церковных догматах.

Так начался первый бунт Кампанеллы. Восемна­дцатилетний монах вступил в конфликт с вековой традицией Доминиканского ордена. Против него — философия университетов, авторитет крупнейших богословов и церковных соборов. Косная мысль окружает его прочнее монастырских стен. Но Кампанелла смеет не повиноваться: в трактате «Об исследовании вещей» он призывает в изучении мира основываться не на писаниях древности, а на опытном познании.

В диспутах он горячо отстаивает свою точку зрения. Во время одного из них он услышал имя Бернардино Телезио. Тоже бунтарь, оспаривающий всех философов. Кампанелла счастлив. Значит, он не одинок. Здесь недалеко, в городе Козенце, живёт неведомый единомышленник, быть может друг. Однако его мечте — увидеть Телезио, великого мыслителя, — не суждено было сбыться: в это время, 2 октября 1588 года, умирает тот, кого он всю жизнь будет почитать как своего главного учителя.

Вскоре жизнь в монастыре становится невыносимой. Завистливые собратья с недоверием смотрят на необыкновенную память, невероятные познания сына сапожника: шепчут, что тут не обошлось без нечистой силы. Томмазо самовольно оставляет монастырь и уезжает в Неаполь.

Там он неистово отдаётся чтению в университетских и монастырских библиотеках, участвует в диспутах и учёных беседах. Он полон замыслов, пишет книги и трактаты по космологии и философии. В 1591 году выходит в свет его труд — «Философия, доказанная ощущениями». 23-летний философ готовит великое обновление наук.

На Кампанеллу поступает донос, в котором сообщается, что необыкновенными познаниями молодой монах обязан нечистой силе. После допроса орденское начальство постановляет сослать фра Томмазо в один из отдалённых монастырей.

Однако вместо этого Кампанелла отправляется в Рим, оттуда — во Флоренцию, затем в Падую. Здесь он знакомится с молодым профессором математики тосканцем Галилео Галилеем и венецианским учёным Паоло Сарпи. Однако инквизиция не дремлет: год назад в Падуе в кружке студентов читал свои лекции Джордано Бруно — теперь он был узником инквизиции. И учёным в своих беседах приходится быть очень осторожными.

Кампанелла обращается к проблемам политики, общественного устройства. Его заботят судьбы родной Италии, порабощённой, разделённой на враждующие княжества, — и он пишет трактат «Речи к итальянским государям», призывая покончить с усобицами. Больше того, он мечтает о единстве всего человечества и пишет книгу «О монархии христиан» — о соединении всех народов «в единое стадо», по словам Писания.

В это время в Индекс запрещённых книг были занесены все сочинения Телезио. Кампанеллу, как последователя Телезио, арестовывают по обвинению в ереси и бросают в римскую инквизиционную тюрьму — ту самую, где содержался Джордано Бруно. История не сохранила документальных свидетельств об их встречах, хотя Кампанелла, бесспорно, знал книги великого Ноланца. Однако многие исследователи считают, что они были лично знакомы и имели философские беседы в застенках святой службы. Так уж складывалась духовная жизнь XVI столетия, что для того, чтобы встретиться с лучшими умами своего времени, надо было оказаться в тюрьме.

Находясь в заключении, Кампанелла продолжает работать. Между тем в мае 1595 года прозвучал приговор: конфискация рукописей, публичное покаяние и заключение в тюрьму монастыря св. Сабины.

Изолированный от мира, не имея возможности связаться с друзьями, Кампанелла тщетно просит вернуть ему конфискованные рукописи. Но бумагу он достаёт, а книги ему, как уже не раз в прошлом и ещё много раз в будущем, заменит его необыкновенная память. Здесь, в монастыре, Кампанелла составил краткое изложение своей натурфилософии6 — «Великий итог того, что думал о природе вещей раб божий Кампанелла».

Только через полгода инквизиторы разрешили Кампанелле перебраться в доминиканский монастырь в центре Рима. Однако относительная свобода оказалась недолгой. Уже через два месяца он снова схвачен и брошен в тюрьму: оказывается, в Неаполе какой-то преступник перед казнью заявил о еретических взглядах Кампанеллы. Возобновляется следствие, опять идут допросы, тянутся долгие месяцы в тюремной камере. Новое следствие не дало никаких результатов, и после десяти месяцев тюрьмы Томмазо был освобождён, но при условии, что орденское начальство сошлёт беспокойного монаха на родину, в Калабрию. Все его сочинения были не только конфискованы, но и запрещены.

По дороге домой Кампанелла останавливается в Неаполе, где встречается со старыми друзьями. Он читает лекции по географии, пишет «Космографию», снова работает над «Великим итогом» своей философии. Теперь его занимает астрология: открытие новых звёзд, появление комет. Странные изменения в мире звёзд — не предвещают ли они неизбежные перемены на земле? Однако астрология запрещена инквизицией, а учёные-астрологи подвергаются преследованиям, поэтому Кампанелле приходится быть крайне осторожным.

В июле 1598 года Томмазо возвращается в Стило. Когда-то из Калабрии от монастырского начальства бежал мучимый сомнениями юноша. Теперь на родину возвращался зрелый мыслитель, преисполненный жажды героического деяния. Кампанелле было 30 лет.

Обстановка, которую он застал в родных местах, казалось, свидетельствовала о том, что время для действия наступило. И крестьяне, и горожане, и разорённые испанцами дворяне, и местное духовенство ненавидели угнетателей и жаждали перемен.

Философ размышляет о будущем справедливом устройстве общества. Монах-доминиканец выступает со страстными проповедями перед народом, и в грозных речах его слышится гром наступающих потрясений. А по вечерам он тайно встречается с доверенными людьми, собирает силы вокруг своего монастыря, завязывает связи с дворянами, не поладившими с законами вице-королевства. Его ученики расходятся по деревням и городам Калабрии — в проповедях и тайных беседах готовить народ к выступлению. Выступление против испанского владычества было назначено на осень 1599 года.

Заговорщики мечтают о новом, свободном государстве, которое им предстоит воздвигнуть на развалинах Неаполитанского вице-королевства. Это будет царство свободы и справедливости. Истребив ненавистных баронов и церковных иерархов, люди будут жить общиной, не зная неравенства и угнетения. Фра Кампанелла — создатель «нового закона», который «лучше христианского», — провозглашает гору Стило горой изобилия и свободы. Здесь будут жить свободные люди, и их белые одежды станут символом обновления мира. Отсюда во все страны направятся миссионеры — проповедовать всем народам жизнь общиной. Солнце свободы взойдёт над Калабрией и воссияет на весь мир.

Заговорщики предусмотрели многое — даже форму одежды в будущем государстве. Они не предусмотрели одного — предательства. В августе 1599 года испанским властям был подан донос.

Испанцы действовали быстро и решительно. Были схвачены сотни людей. Кампанелла, как главный организатор заговора, подвергся особенно жестоким пыткам. Но и в тюрьме он остаётся вождём и предводителем. Он учит своих товарищей, как надо держаться на следствии, какую тактику избирать на допросах, как опровергать показания предателей. Он поддерживает малодушных, ободряет идущих на пытку, пишет шифрованные записки и дружеские стихи. На допросах запутывает судей, играя на противоречиях церковного и светского суда.

К весне 1600 года над Кампанеллой нависает опасность скорой и неминуемой смерти. И тогда узник решается на последний, единственно спасительный для него шаг — он симулирует сумасшествие. Дело в том, что безумца нельзя было казнить: церковь не могла погубить его душу. Суд назначает медицинскую экспертизу. Знаменитые врачи и профессора приходят к выводу, что безумие заключённого крайне сомнительно. Спасла его страшная особенность инквизиционного судопроизводства, для которого не было авторитета выше, чем пытка. 4 и 5 июня 1601 года Кампанелла был подвергнут самой мучительной из всех им перенесённых пыток. Его истязали на протяжении почти 40 часов. Сменялись судьи и палачи, заключённого увещевали, ему грозили, его уговаривали, но всё было бесполезно.

Все последующие годы Кампанелла будет вспоминать эти страшные часы, которые навсегда останутся для него доказательством внутренней свободы человеческого духа. «В течение сорока часов, — гордо писал он, — я был вздёрнут на дыбу с вывернутыми руками, и верёвки рассекали мне тело до костей, чтобы вынудить меня произнести перед судьями одно только слово, а я не пожелал его сказать, доказав, что воля моя свободна».

Первая битва была выиграна. Кампанелла был признан сумасшедшим и осуждён на пожизненное тюремное заключение. Началась новая, не менее мучительная, многолетняя борьба узника за право думать и писать, за освобождение, за возврат к деятельной жизни.

Ему предстояла новая пытка — теперь уже длящаяся не часы, а десятилетия. Забытый всеми, на дне страшной ямы в неаполитанском замке св. Эльма, куда его бросили после неудавшейся попытки побега, во мраке сырой тюремной камеры, куда лишь на два-три часа в сутки проникал скупой дневной свет, в отбросах и на тряпье, закованный в кандалы, посаженный на хлеб и воду, а порой и вовсе лишённый пищи, измученный и больной, годами не видящий человеческого лица, он ещё в большей мере, чем в камере пыток, сумел доказать силу своего духа.

Обречённый на гибель и забвение, он сумел тюремную камеру превратить в рабочий кабинет, в библиотеку, в кафедру и амвон. Недаром он называл подземелье замка св. Эльма своим «Кавказом», вспоминая легенду о Прометее, прикованном к Кавказским горам. Тюремщикам противостояла не жалкая раздавленная плоть, не несчастная жертва насилия — но мощный ум философа, мятежная воля бунтаря, страстная убеждённость пророка.

Лишённый бумаги, Кампанелла записывает свои мысли на стенах камеры, используя систему знаков собственного изобретения. Иногда ему удаётся на какое-то время добиться сносных условий — обычной тюремной камеры в замке Кастель Нуово, бумаги и даже посещения друзей. А потом его вновь на полтора-два года бросают в подземелье. У него отбирали книги — память заменяла ему библиотеку. У него отбирали рукописи — он писал новые. И так без конца, из года в год. Своё главное философское сочинение — огромную «Метафизику» (фолиант в 1000 страниц мелким шрифтом) Кампанелла был вынужден восстанавливать по памяти пять раз. Так возникают новые редакции книг. Он пишет трактаты по астрономии, астрологии, медицине, поэтике, историографии, логике, риторике, грамматике, диалектике, математике... Каждое новое научное открытие, о котором ему удаётся узнать благодаря тайным письмам друзей или доставленным в камеру книгам, заставляет его пересматривать свои философские и научные концепции и писать дополнительные комментарии. Мысль его не останавливается, без скидок на своё особое положение он участвует в научной жизни эпохи. И когда угроза инквизиционного процесса нависает над учением Коперника, из неаполитанских застенков раздаётся голос в защиту новой космологии: Томмазо Кампанелла пишет книгу «Апология7 Галилея».

Тюрьма не укротила в нём мечтателя и борца. Он по-прежнему стремится ко всеобщему преобразованию мира. Уже в первые годы пребывания в тюрьме он создаёт свою самую знаменитую книгу — «Город Солнца», воплотив в ней программу калабрийского заговора, план создания справедливого государства. Впоследствии он дополняет её программой глубоких социально-политических реформ, которые должны привести к осуществлению его мечты — объединению всего человечества.

Осуждённый за организацию заговора против испанского владычества, государственный преступник дерзает давать советы королю Испании. В «Речи о церковном правлении» он рисует идеал всемирного теократического государства. Осуждённый за ересь узник обращается к представителям всех исповеданий, к главам всех государств с призывом ко всеобщему религиозно-политическому единству — все эти послания и трактаты составят большой труд, названный им по стиху псалма: «Вспомнят и обратятся к Господу все края земли». И наконец, он предпринимает создание философско-теологического свода — «Богословия» в 30 книгах.

Слава узника вырывается за стены тюрьмы, в разных концах Европы всё громче звучит его имя. Его посещают поклонники и ученики. Рукописные копии его сочинений распространяются в Италии и Франции, Англии и Испании, Германии и Нидерландах. Кампанелла нашёл верного друга и ученика — молодого немца Тобиа Адами, благодаря которому в Германии одна за другой издаются его книги.

Тем временем, обращаясь к сильным мира сего, Кампанелла упорно добивается свободы. Он пишет папе Павлу V, императору Рудольфу II, королю Филиппу III, великому герцогу Тосканскому, римским кардиналам и австрийским эрцгерцогам. Он обещает им дать важные советы в государственных делах, предупредить об опасностях, возвещаемых небесными светилами, осчастливить новыми открытиями. Кампанелла не просит милости, он ведёт себя как пророк и спаситель мира. Но один за другим приходят к власти первосвященники и правители, а в судьбе неаполитанского узника не происходит никаких перемен.

Дело сдвинулось с места, лишь когда судьбой Кампанеллы заинтересовался папа Урбан VIII. Слава философа была слишком велика. Его невероятные познания, философские труды и астрологические трактаты привлекли внимание римского первосвященника. После длительных переговоров судьба Кампанеллы была решена. В мае 1626 года после 26 лет тюрьмы перед ним распахнулись ворота Кастель Нуово. А 5 июля 1626 года он навсегда покидает Неаполь.

Через три года, в 1629 году, происходит официальное освобождение Кампанеллы: инквизиция отказывается от выдвинутых против него обвинений, его имя изъято из Индекса запрещённых книг, а генеральный капитул Доминиканского ордена присуждает ему звание магистра богословия.

Кампанелла был нужен папе Урбану: первосвященник верил в его астрологические познания, с помощью которых учёный обещал предотвратить грозящую ему смерть. А Кампанелле нужен был Рим. Здесь он надеялся издать свои сочинения, добиваться осуществления плана великих преобразований в мире. Но за каждым его шагом следят враги, и главный из них — магистр Святого дворца Никколо Риккарди, прозванный падре Мостро — отец Чудовище, учёный карлик, преследующий за каждое отклонение от догмы католицизма.

Инквизиторы ничего не забыли и не простили мятежного философа, им опасен ревностный защитник христианства, мечтающий о всемирной монархии — царстве равенства и справедливости. Не забыли его и испанцы: опасный преступник ускользнул от них. И когда в Неаполе был схвачен при подготовке покушения на вице-короля ученик Кампанеллы Томмазо Пиньятелли, испанцы потребовали выдать им мятежного монаха. Его спасло покровительство французов. Под чужим именем, в чужой одежде он бежал во Францию. Ему было 66 лет.

И последние годы его жизни были омрачены преследованиями врагов из Рима. И всё же это были самые счастливые годы в жизни философа. Он задумывает издание полного собрания сочинений в 10 томах и успевает издать важнейшие из своих книг («О способности вещей к ощущению», «Реальная философия», «Побеждённый атеизм», «Против языческой философии», Трактат о предопределении, «Рациональная философия», «Метафизика»). Кампанелла встречается с учёнейшими людьми Европы, подаёт советы кардиналу Ришелье и правительству Людовика XIII. В своих политических памфлетах он призывает французов объединить весь мир, а главное — освободить его родную Италию от испанцев.

Десятилетия тюрьмы не прошли для Кампанеллы даром. Даже его могучее здоровье не выдержало. Когда он появился во Франции, то удивлял всех не по летам крепким сложением. На рисунке же, сделанном незадолго до смерти, — перед нами глубокий старик, измождённый и усталый. Кампанелла ушёл из жизни 21 мая 1639 года на 71 году жизни.

В Записях Б.Н. Абрамова говорится: «...путь к Свету нелёгок. Не может он быть лёгким уже потому, что несение Света в сердце своём вызывает из окружающей тьмы к видимости её насельников, которые яростно набрасываются на незваного нарушителя их привычного окружения. (...) И многие, зажёгшие свои огоньки, допускают их угашение, ибо не выдерживают противодействия среды. (...) Но Кампанеллу и Джордано Бруно не сломили тёмные силы. Но это были очень сильные духи»8. «Сильные духи не подчиняются... окружающему, но подчиняют его... Ломоносов, Кампанелла, Пётр Первый принадлежали к числу тех, кто сознанием своим переделывал окружающее и не подчинялся ему... Победа — в сознании. Одни являются слабой былинкой, гнущейся от каждого дуновения ветра, другие — гранитным утёсам подобны»9.

 

1 Статья подготовлена на основе книги А.Х. Горфункеля «Томмазо Кампанелла» (М.: Мысль, 1969. — 249 с. (Мыслители прошлого)).

2 Грани Агни Йоги. 1962. 472.

3 Стойкость Духа. Письма Б.Н. Абрамова к Н.Д. Спириной. 1961 – 1972. Новосибирск, 2017. С. 64.

4 Там же. С. 239.

5 Там же. С. 242.

6 Натурфилософия (от лат. natura — природа) — философия природы, понимаемая как целостная система законов естествознания.

7 Апология (др.-греч. оправдание) — сочинение или речь в защиту кого-либо.

8 Грани Агни Йоги. 1965. 233.

9 Там же. 573.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru