Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Зло может быть искореняемо лишь добром. … Добро может вытеснить зло, тем пресекая его существование. Добро есть самое действенное, бодрое, неисчерпаемое, непобедимое начало.

Мир Огненный, ч.1, § 592
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
Книги:         

ВЕЛИКИЙ ПЯТЫЙ

Автор: Стройнова Юлия



Теги статьи: 

В 1925 году в Париже была издана работа Ю.Н. Рериха «Тибетская живопись» на английском языке. Юрию Николаевичу в тот год исполнилось всего 23 года, но его имя как учёного уже было хорошо известно востоковедческой науке того времени. Эта книга была первой в мире научной публикацией, посвящённой данной теме, а Ю.Н. Рерих в истории востоковедения остаётся первым исследователем тибетской живописи.

Собирать произведения буддийского искусства Юрий Николаевич начал в 1923 году, когда семья приехала в Сикким и готовилась к знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции. Вернувшись на родину в 1957 году, он привёз с собой коллекцию живописных работ (тангка) и бронзовых скульптур.

В Государственном Эрмитаже хранится 44 тангка из этой коллекции. Они были приобретены музеем у И.М. Богдановой в 1967 году и представляют собой лишь часть собрания Ю.Н. Рериха.

Об этой коллекции пишет кандидат исторических наук, хранитель тибетской, монгольской и хотанской коллекции Отдела Востока Государственного Эрмитажа Юлия Игоревна Елихина: «Коллекция Государственного Эрмитажа интересна тем, что она была собрана не просто коллекционером, а специалистом. В ней представлены многочисленные божества буддийского пантеона и различные школы тибетской живописи XVII – XIX вв. Собрание Ю.Н. Рериха представляет собой наиболее интересную часть коллекции тибетской живописи, хранящейся в Государственном Эрмитаже»1.

В этом собрании есть тангка, посвящённая Пятому Далай-ламе. Она написана в стиле «новый менри» и датирована началом XVIII века.

В статье 1928 года «Искусство Тибета» Н.К. Рерих писал: «Передо мной как раз находятся два прекрасных изображения старого Тибета: изображение Будды, в котором вы сразу распознаете индусский стиль и индусское влияние. Другое — чудесная работа — изображение Далай-ламы Пятого, называемого Великим. Это изображение напоминает прекрасную китайскую работу и, вероятно, завезено из Дерге. Сейчас Тибет не создаёт изображения такого совершенства»2.

Мы предположили, что Николай Константинович в своей статье мог упоминать изображение, которое сейчас хранится в Эрмитаже, и решили спросить об этом Ю.И. Елихину. Приведём её ответ: «Стиль "новый менри" имеет ярко выраженное китайское влияние, особенно в плане пейзажа. Но тангка не относится к Восточному Тибету. Действительно, стиль Восточного Тибета отличается тончайшей проработкой деталей, в Эрмитаже таких тангка совсем немного, и они не из коллекции Ю.Н. Рериха. Они могут быть написаны и на шёлке, так как в Дерге китайское влияние было особенно сильным».

Кратко расскажем о легендарном реформаторе Тибета, единственном Далай-ламе, которого называют Великим. В 2017 году исполнилось 400 лет со дня его рождения.

В основу этой статьи положены биографические сведения из книги Ю.И. Елихиной3.

Н.К. Рерих в статье «Душа народа» пишет: «Вспомним ли мы о дальнем Тибете, строение государства свяжется с именем великого Далай-ламы Пятого. Где бы ни блуждало сознание тибетское, в существе своём оно хранит это имя создателя Поталы и тибетской государственности, хранит его как истинный оплот сердца своего. Целый ряд был Далай-лам, но народ бережёт имя строителя, собирателя, созидателя. В этом сказывается неуклонный суд народной души»4.

Будущий Далай-лама родился в 1617 году. Его отец был тибетским офицером и являлся начальником области Чончжай, мать происходила из семьи, имевшей исторические связи с духовной школой джонангпа — единственной из тибетских школ, где практика Калачакра-тантры является основной.

В два года мальчик был признан подлинным воплощением Далай-ламы. «Он воспитывался в Южном Тибете в округе Е. Из-за нестабильной политической обстановки в Тибете поиски нового воплощения держались в строжайшем секрете. В возрасте 6 лет мальчика отправили в монастырь Дрепун». Это был самый большой по численности духовенства монастырь Тибета, основанный учеником самого Цзонкапы, основателя секты гелукпа.

В 8 лет Нгаван Лобсан (так звали мальчика) принимает монашеские обеты от своего учителя, настоятеля монастыря Ташилунпо, первого Панчен-ламы. С 10 лет он начинает изучение буддийской философии под руководством одного из наиболее почитаемых монахов школы гелукпа. «Обучение Далай-ламы продолжалось до двадцати четырёх лет, в программу входили кроме философии традиционные предметы, такие как астрология, медицина, поэтика и санскрит».

До XVII века все предыдущие Далай-ламы последовательно занимали должность настоятеля монастыря Дрепун. На политическую жизнь страны ни монастырь, ни его настоятели существенного влияния не оказывали. Но ко времени правления Пятого Далай-ламы многое изменилось. «...На всём огромном пространстве Центральной Азии и Дальнего Востока произошли крупные социально-политические изменения. Монгольский Лигдан-хан (1592 – 1634) безуспешно пытался объединить под своей властью Южную и Восточную Монголию, в то время как на востоке стремительно набирало силу недавно созданное государство маньчжуров. Крайне нестабильной была обстановка в Тибете, где внутренние конфликты приобретали религиозную окраску и выглядели как борьба различных буддийских школ»5.

В это смутное время в политической жизни Центральной Азии появляется Гуши-хан, хошеутский правитель. Хошеуты относились к западно-монгольским племенам, которые вели своё происхождение от младшего брата Чингис-хана.

В то время в Тибете проводилась политика, направленная на притеснение и ограничение деятельности школы гелукпа. Недовольная своим шатким положением, эта школа решила заручиться поддержкой Гуши-хана. «В 1638 г. Гуши-хан совершил паломничество в Тибет и получил религиозные наставления у пятого Далай-ламы». И уже к 1640 году весь Тибет стал подчиняться власти Гуши-хана, что дало школе гелукпа господствующее положение.

«В 1642 г. в связи с завоеванием Тибета Гуши-ханом в монастыре Ташилунпо состоялась церемония передачи верховной власти над Тибетом пятому Далай-ламе от имени Гуши-хана, титул которого был "царь Тибета"... Во время этой церемонии в храме были выставлены три трона. На центральном восседал Далай-лама, по бокам — Гуши-хан и советник Далай-ламы Сонам Чойпал. Гуши-хан сделал Далай-ламе символическое подношение, состоявшее из статуэтки Будды, священной книги и маленькой ступы. Эти подношения символизировали тело, речь и ум Будды. Он заявил, что наделяет Далай-ламу высшей властью над всем Тибетом — от Тачинлу на востоке до Ладакха на западе. Ответственность за политическое управление Тибетом была оставлена за Сонам Чойпалом, которому был присвоен титул деши. Этот титул, равный званию первого министра, стал должностным званием главных правителей, служивших под началом пятого и шестого Далай-лам. Впервые Далай-лама стал и светским, и духовным главой Тибета».

Важнейшей заслугой Пятого Далай-ламы считается восстановление единого Тибетского государства, которое произошло через восемь столетий после распада централизованной царской власти в IX веке. Всё это время в Тибете шла постоянная борьба между различными буддийскими школами, правящими фамилиями и сильными лидерами.

Далай-лама добился объединения правителей как внутри Тибета, так и на его границах. Таким образом, к середине XVII века произошли глобальные политико-религиозные перемены на огромном пространстве Центральной Азии, они захватили Монголию, Тибет и Китай.

«В 1654 г. с целью укрепления положения школы гелукпа Далай-лама вместе с Гуши-ханом совершил поездку по стране. Были выделены средства на постройку и ремонт храмов и монастырей. По приблизительным подсчётам, в то время в Тибете было семьсот пятьдесят монастырей школы гелукпа с пятьюдесятью тысячами восемьюстами монахами».

При Пятом Далай-ламе «были открыты две высшие школы: одна для монахов, другая — для светских чиновников. В этих школах кроме обычных религиозных дисциплин и навыков управления обучали и языкам — монгольскому и санскриту. Учили также  искусству стихосложения, стрельбе из лука и навыкам верховой езды».

Далай-лама объявил Лхасу столицей Тибета, установил общественные законы, назначил управителей в различные округа и министров нового правительства. При нём было установлено справедливое налогообложение, и ни для кого в этой сфере не делалось исключений.

Пятый Далай-лама хотя и добился превосходства школы гелукпа, но не переставал поддерживать выдающихся лам других школ, за что подвергался изрядной критике.

Ю.Н. Рерих в своих многочисленных работах нередко упоминает этого великого реформатора. «В Тибете существует ряд наставлений по живописи... ...Указывается также, что Далай-лама V составил несколько трактатов по искусству»6. «Самым известным центром медицинского обучения в Тибете является знаменитый монастырь Чагпори около Лхасы. Считается, что эта медицинская школа была основана Пятым Далай-ламой в XVII веке»7.

Известно двадцать пять томов сочинений Пятого Далай-ламы. Его труды по философии стали учебниками для монастырей. По ним занимались все последующие Далай-ламы. Нынешний глава буддистов Далай-лама XIV пишет: «Когда я получил передачу тайных наставлений Пятого Далай-ламы, я был совсем ещё юным... Позже в Лхасе я нашёл труды Пятого Далай-ламы, сохранённые последующими Далай-ламами. Среди них были особо тайные наставления в виде иллюстрированных манускриптов»8.

Высокий уровень духовного влияния Пятого Далай-ламы на политическую обстановку подтверждался не раз, и тибетская традиция вполне заслуженно называет его «Великим пятым». Например, «Далай-лама, используя свой авторитет, уладил спор между хошеутами и халха-монголами. В том же [1659] году Далай-лама послал своего представителя в Монголию с просьбой к различным монгольским ханам и ноёнам9 о сохранении единства страны и прекращении междоусобиц. Они отправили ему свои письменные клятвы, скреплённые личными печатями, — это свидетельствует о высоком уровне духовного влияния Далай-ламы». 

Для Тибета Пятый Далай-лама был неким эталоном, но такой высокий статус был присущ только ему. «Он не перешёл к преемнику и перестал существовать с того момента, когда стало известно о смерти Пятого Далай-ламы».

Говоря о Далай-ламе Пятом, нельзя не коснуться истории строительства Поталы — дворца Далай-лам.

Н.К. Рерих в книге «Сердце Азии» пишет: «...Далай-Лама Пятый, справедливо названный Великим, дал стране значительный расцвет и увенчал её Поталой, которая и до сих пор остаётся, так сказать, единственным зданием Тибета»10.

«В 1643 г. Далай-лама был признан в качестве главы Тибета Сиккимом и Непалом. В этом же году Далай-лама решил начать строительство Поталы — это решение было принято совместно с регентом и Гуши-ханом, и в 1645 г. в Лхасе начались работы по возведению дворца Далай-лам. Строительство велось на одном из господствующих над местностью холмов, на котором ещё оставались руины от дворца Трице Марпо, построенного в 636 г., т.е. за тысячу лет до этого, царём Сонцэн Гампо. Строительство Белого дворца закончилось восемь лет спустя. Это событие было ознаменовано большим праздником». С этого времени Далай-лама живёт уже постоянно во дворце, который стал официальной резиденцией духовного и светского правителя Тибета. Во дворце находились личные покои, залы для приёмов и храмы.

Центральная часть Поталы, называемая Красным дворцом, была достроена между 1690 и 1694 годами.

«Потала является блестящим образцом тибетской архитектуры. Высоту сооружения можно приравнять к современному тринадцатиэтажному зданию: оно было самым высоким зданием в Европе и Азии в эпоху позднего Средневековья. Самым большим является Восточный зал [Белого дворца], шестьдесят четыре колонны которого поддерживают потолок высотой в три этажа. Именно в нём совершалось возведение на трон Далай-лам, проводилось празднование Нового года и принимались делегации».

Н.К. Рерих в книге «Алтай — Гималаи» приводит описание Поталы из китайской книги «Вей Цзян-ду ши»: «Горные дворцы сияют в пурпурном блеске. Сияние вершин гор равняется смарагду. Истинно, красота и совершенство всех предметов делают это место несравненным»11.

Жизнь Пятого Далай-ламы хранит много загадок, одна из них — это его уход. Официальная версия его смерти следующая: Пятый Далай-лама умер в 1682 году в возрасте шестидесяти пяти лет в своих личных покоях в Потале. О его смерти было официально объявлено только в 1697 году. Советник Далай-ламы скрывал его смерть и управлял страной от его имени в течение четырнадцати лет. Делал он это под предлогом, что Далай-лама находится в продолжительной медитации.

У Н.К. Рериха читаем: «Вспоминается Великий Далай-Лама Пятый. Никто не знает о последних годах его жизни. Когда он ушёл? Куда он ушёл? Как был необычайно скрыт его уход! Тибет — особенный!»12

«Необычен конец этого Далай-ламы. По одной версии, Далай-лама умер в восьмидесятых годах, и смерть его в течение нескольких лет была скрываема, чтобы урегулировать разные политические обстоятельства. По другой версии, Далай-лама добровольно покинул правление и много лет скрывался в том самом уединении в Гималаях»13.

Закончим статью фрагментом беседы Н.К. Рериха с одним очень уважаемым ламой о Священной Стране в Гималаях. Литературную версию этой беседы под названием «Шамбала Сияющая» Николай Константинович включил в одну из своих книг.

« — Тайна, тайна — ты не должен говорить слишком много. Когда-нибудь мы побеседуем с одним очень учёным Геше из Морулинга. Этот монастырь был основан Далай-Ламой Великим, и Великое Имя составляет часть названия монастыря. Сказано, что, прежде чем навсегда покинуть Лхасу, великий Далай-Лама имел в этом монастыре сокровенную встречу. Истинно, несколько лам из этого монастыря исчезли для новых великих задач.

Там ты мог бы найти кое-что знакомое тебе. (...)

— Лама, есть ли под Поталой потайные ходы? Есть ли под главным храмом подземное озеро?

Лама снова улыбнулся:

— Ты столько знаешь, что кажется, будто ты сам был в Лхасе. Не знаю, когда именно ты там был. Не столь важно, было ли это сейчас или когда ты был в другом облике. Но если ты видел это подземное озеро, ты мог быть либо очень высоким ламой, либо слугой-факелоносцем. Однако, будучи тогда слугой, ты не мог бы знать всего того, что мне рассказал»14.

 


1 Елихина Ю.И. Тибетская живопись (тангка) из собрания Ю.Н. Рериха (коллекция Государственного Эрмитажа). СПб., 2010. С. 4.

2 Рерих Н.К. Шамбала. Рига, 1994. С. 46 – 47.

3 Елихина Ю.И. Культы основных бодхисаттв и их земных воплощений в истории и искусстве буддизма. СПб., 2010. Все цитаты в статье, не сопровождаемые ссылками, приводятся по этой книге.

4 Рерих Н.К. Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 152.

5 Успенский В.Л. О государстве Гуши-хана // Тибетология в Санкт-Петербурге. Сб. статей. Вып. 1. СПб., 2014. С. 52 – 53.

6 Рерих Ю.Н. Тибетская живопись. Самара, 2000. С. 30.

7 Рерих Ю.Н. Лекари в Тибете // Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции, переводы. Самара, 1999. С. 209.

8 http://www.abhidharma.ru/A/Guru%20Mahasiddhi/Dalay%20Lama%20V.htm

9 Нойон (монг. ноён — господин, князь) — представитель феодальной знати.

10 Рерих Н.К. Сердце Азии. Новосибирск, 2008. С. 88.

11 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Новосибирск, 2014. С. 50.

12 Рерих Н.К. Тибет // Врата в Будущее. Рига, 1991. С. 84.

13 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 51.

14 Рерих Н.К. Шамбала Сияющая // Шамбала Сияющая: Сб. Новосибирск, 2009. С. 28 – 29.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru