Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Мудрость заключается в том, чтобы уметь прислушаться к советам и принять из них наилучший.

Рерих Е.И. Письмо от 09.08.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

АКВАРЕЛИ Б.Н. Абрамова

Автор: Жарий Надежда


* Фотослайдер листается щелчком мыши,
изображение появляется после загрузки всех кадров *

Фото 1

Фото 2

Фото 3

Фото 4

Фото 5

Фото 6

Фото 7

Фото 8

Фото 9

Фото 10

Фото 11

Фото 12


Теги статьи:  Борис Абрамов

Сообщение на Торжественном собрании СибРО,
посвящённом 120-летию Б.Н. Абрамова, 30 июля 2017 г.

В фондах новосибирского Музея Н.К. Рериха хранится 13 рисунков, выполненных графитовым карандашом, и 17 акварелей Бориса Николаевича Абрамова. Все они относятся к харбинскому периоду его жизни и представляют для нас особую ценность.

Интересна история этой коллекции, положившей начало художественному собранию Музея Н.К. Рериха. Наталия Дмитриевна Спирина рассказывала, что после ухода с земного плана её учителя она смогла поехать в Венёв только спустя два года, в 1974 году. В этот приезд Нина Ивановна Абрамова передала ей папку, в которой было 16 акварельных и 13 карандашных рисунков. Позже коллекцию пополнила ещё одна акварель — в середине 1990-х годов Александра Сергеевна Падерина из Екатеринбурга передала Сибирскому Рериховскому Обществу рисунок Бориса Николаевича с изображением нарциссов (Рис. 1) — подарок автора к дню рождения её мужа, Аркадия Семёновича Падерина. Кроме того, у Наталии Дмитриевны хранилась цветная репродукция рисунка Б.Н. Абрамова (Рис. 2), полученная от Ольги Адриановны Копецкой, которая имела у себя оригинал. Поскольку нам неизвестна дальнейшая судьба оригинала, репродукция эта была принята в основной фонд музея и по своей значимости приравнивается к подлиннику.

Первая публикация акварелей Б.Н. Абрамова была осуществлена в 1997 году в журнале СибРО «Перед Восходом». В том же году, к столетию со дня рождения Бориса Николаевича, рисунки были оформлены
в рамы и впервые выставлены для широкой аудитории в фойе окружного Дома офицеров в Новосибирске, где проходила юбилейная конференция.

К этой же дате было приурочено издание сборника «Устремлённое сердце», подготовленное Н.Д. Спириной. Это была первая книга, посвящённая Б.Н. Абрамову, в которой говорилось о нём и о подвиге его жизни. В оформлении книги были очень удачно использованы восемь карандашных рисунков Бориса Николаевича — они не просто стали оригинальным дополнением, но и придали изданию особую ноту торжественности.

Тогда же был выпущен набор открыток с акварелями Б.Н. Абрамова. В предисловии к нему Наталия Дмитриевна написала: «Имя Бориса Николаевича Абрамова известно многим по изданиям его Записей под названием "Грани Агни Йоги". Но не все знают, что Борис Николаевич был также одарённым писателем и художником. Он оставил нам свои рассказы и стихи, а также ряд акварелей, отличающихся особой оригинальностью. Среди них имеются символические картины и пейзажи. Сам автор не давал им названий и не комментировал их содержание. Специально живописью Б.Н. Абрамов не занимался и рисовал по настроению, время от времени»2.

В 2000 году начинает выходить в свет серия брошюр «Искры Света», в которых публикуются записи бесед Н.Д. Спириной с Б.Н. Абрамовым. Эта серия вызвала большой интерес у рериховцев. Брошюры были узнаваемы по акварелям, которые репродуцировались на обложках.

Живопись Б.Н. Абрамова необычна, она отличается суровой простотой и полна глубокого смысла. Работы невелики по размеру, но это не сказывается на их восприятии — впечатление они производят очень сильное.

В «Гранях Агни Йоги» мы находим подтверждение Высокого Источника вдохновения Бориса Николаевича: «...материал красок должен быть лёгок, прозрачен и прочен. Грубая оболочка и тёмные тяжёлые краски могут совсем затемнить свет. Итак, Свет Мой, но рисунки на оболочках твои, ты творец и художник и творишь Светом Моим. Потому столь разнообразны продукты творчества, и на каждом печать и рамка Индивидуальности — их творца. Этим свобода творчества и утверждается»3.

Свои размышления о жизни художник выражает в пейзажах — это простые среднерусские холмы, реки, перелески. Композиции построены на плавном, неторопливом течении линий, что вносит ощущение тишины, спокойного величия природы, погружённой в раздумье.

На переднем плане речного пейзажа (Рис. 5) чётко прорисованы камни и сломанные деревья, что навевает мысль о бренности всего земного, а уходящая вдаль бескрайняя гладь реки создаёт ощущение безграничности пространства, заставляя задуматься о непрерывном течении жизни. В Записях Б.Н. Абрамова встречаются такие слова: «Река жизни течёт в океан Беспредельности. (...) Вечно сущая жизнь уявляется во временности форм своего выражения, и временное становится выражением вечного. Осознать уявление вечного во временном будет победою духа над ним, преходящим, и постижением тайны себя самого, ибо дух вечен»4.

Один из рисунков (Рис. 6) напоминает нам сюжет рассказа Б.Н. Абрамова «Сила мысли». Композиция выдержана в монохромных тонах. Слева — пустынный пейзаж. Справа — красно-коричневые каменные глыбы, на самой большой из них просматриваются более светлые по тону очертания человеческой фигуры.

В рассказе говорится о том, как некий Афанасий Иванович Неверин утвердил себя в мысли о конечности жизни, поставив печать отрицания на своём будущем, и эта убеждённость создала для него «каменные узы, в которых и пребывал он после своей смерти в том мире, где всё движется, где всё утверждается мыслью, где мысль царствует...»5 «Так, — говорится в Записях Б.Н. Абрамова, — каждый пожинает плоды своих мыслей, то есть... творит условия своего существования в этом мире ином, где всё создаётся мыслью, где всё движется мыслью и где царствует мысль безраздельно»6. «Свою послеплотную жизнь дух планирует ныне, сейчас, когда он ещё в плотном теле, ибо Земля и плотное тело служат трамплином для духа, понявшего смысл земных воплощений»7.

Другая оригинальная композиция (Рис. 7) по своему формату близка к квадрату, который наиболее полно передаёт ощущение завершённости. Строгий коричневый колорит с оттенками разной интенсивности — от тёмно-коричневого до светло-бежевого. Массивная стена, с чёткими гранями больших камней, в стене деревянная дверь, перед дверью каменные ступени, к которым снизу вверх идёт тропинка. Перед ступенями, ведущими к заветной двери, — силуэт коленопреклонённого человека в голубом одеянии. Стена делит пространство картины надвое, и взгляд зрителя словно притягивает открывающийся по ту сторону стены пейзаж: безоблачное нежно-розовое небо, река, высокий берег, поросший деревьями, и плывущая по зеркальной глади лодка. В лодке двое: одна человеческая фигурка в носовой части, другая сзади с веслом. Мягко и тонко изображён, казалось бы, реальный и в то же время иной, параллельно существующий мир.

На одной из акварелей (Рис. 8) мы видим пустынный пейзаж, выполненный в монохромной гамме. Низкая линия горизонта, сгущающиеся к горизонту краски, оранжевое небо и чёрный ворон на переднем плане вносят в картину тревожную ноту.

Сюжет рисунка с изображением уходящей в небо лестницы (Рис. 9), по которой поднимаются люди, помогает раскрыть следующая Запись из «Граней Агни Йоги»: «Всего в одну жизнь не достичь — нужно много жизней. Но вся Вечность перед человеком. В этой вечности будущее становится для него лестницей достижений. Путника, идущего к цели, каждый шаг в правильном направлении приближает к ней. Так же и человека, знающего, что является целью его жизни, всё может к ней приближать, если сохранена целеустремлённость»8.

На одной из работ Б.Н. Абрамова (Рис. 10) с исключительной силой передан образ Учителя. Его величественный силуэт в светло-голубых тонах полон красоты и благородства. В отдалении — горные вершины, окрашенные розоватым светом зари. Светоносная фигура Учителя среди могучей природы воплощена с необычайной убедительностью. Он стоит на каменной башне, очень высоко, там, где физический мир уступает место иному, Миру Высшего Бытия. В Записях Бориса Николаевича читаем: «Учитель поверх всего, ибо от Вечности. И Вечность поверх накипи жизни обычной. Беспредельность над малой Землёю, и она как песчинка снега в беспредельном пространстве среди миллиардов звёзд»9. «Учитель сверху Видит, как лежит путь, к чему ведёт каждый переход и направление каждого. Потому вера в Водителя незримого нужна. Не может она колебаться от случайностей путей. (...) Явления, созерцаемые вовне, идут за стеной цитадели. Они созерцаются с дозорной башни, отделённые от внутреннего мира прочными стенами»10.

Акварели Б.Н. Абрамова отличают строго выдержанная, гармоничная колористическая гамма, богатство цветовых нюансов. Небольшие по размеру, они производят впечатление монументальности.

Рассмотрим акварели (Рис. 11, 12), в которых Борис Николаевич так пронзительно и образно говорит о Высшей Защите, иметь которую мечтает каждый живущий на земле. О ней молят Господа Бога в церкви, и к ней в критические моменты жизни взывают люди неверующие. В Записях Б.Н. Абрамова много сказано о том, как мы должны строить свою жизнь и что делать, чтобы постоянно находиться под Высшим покровительством: «Из Башни протянуты Руки и льются Лучи Света, из тьмы протянуты когтистые мохнатые лапы и устремлены лучи тьмы, лучи-стрелы чёрных огней, а вы посреди, и в вашем сознании, как скрежет мечей, сталкиваются энергии двух полюсов жизни, идущие от фокуса Света и идущие от полюса тьмы. Сознание с теми пребудет и в тех, к которым обращено сердце, делая себя тем недоступным и непроницаемым для лучей, которым сердце закрыто. (...) И если можете сказать: "Идёт тьма мира сего, но не имеет во мне ничего", тем утверждаете, что элементов притяжения тьма в вас не имеет. Тогда бессильна она и все полчища адовы вас сокрушить. Так крепко Владыки держитесь в эти последние дни»11.

Много говорится в Записях и о значении и роли искусства в эволюции духа человеческого: «Воспитательное значение искусства не понимается всесторонне. О некоторых сторонах этого вопроса умалчивается вовсе по невежеству. (...) Искусство учит не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать. Ибо смотрят и слушают все, но видят и слышат немногие»12. «Удел человека — творить. Ценен и целесообразен лишь труд творческий. Без огненной мощи творящей не построить Нового Мира. (...) Искусство учит упражнять и обострять чувство слуха, зрения, ритма и чувство прекрасного — словом, все способности человека, и в этом его величайшее значение»13.

Сказать точно, сколько всего художественных произведений было создано Борисом Николаевичем, в данный момент не представляется возможным. Так, в Записях за 1952 год (368) речь идёт о его картине, нам пока неизвестной. В письме Бориса Николаевича к Елене Ивановне Рерих от 6 июня 1952 года также упоминаются картины, о существовании которых мы ничего не знаем. Он пишет: «Помните, я говорил Вам о трёх картинах, нарисованных мною. Одна касалась нашего Любимого [Н.К. Рериха], другая — Матери [Е.И. Рерих] и третья — В[еликого] В[ладыки]. Мечтаю видеть их на большом полотне в Музее нашего Любимого»14.

Своеобразие творческой индивидуальности Б.Н. Абрамова проявилось в создании столь необычных картин. Можно утверждать, что в них нашёл своё выражение личный опыт художника-философа. Нелёгким, горним путём шёл он и приобретаемые знания стремился запечатлеть всеми средствами, данными ему свыше. Шёл упорно, настойчиво, преодолевая стихии внешние и внутренние, оставляя на этих неимоверно сложных путях восхождения вехи для тех, кто идёт его тропой, чтобы они имели возможность не погибнуть, не сбиться с пути, не убояться и не прельститься майей.

Н.Д. Спирина так сказала о своём Учителе: «Три­дцать лет жизни Б.Н. Абрамова прошли перед моими глазами. Тридцать лет непрестанного подвига, земного и надземного. По-земному ему было очень трудно. (...) Борис Николаевич выполнял свой долг, несмотря ни на какие препятствия»15. «Но главным подвигом его жизни было неустанное укрепление духовного прямого провода с Иерархией Света, посредством которого он получил записи и указания. (...) Эта работа требовала полного отрешения от себя, исключения всяких личных мыслей и перенесения всего сознания в сознание Учителя. Только таким путём можно было достичь таких огромных результатов, выразившихся в количестве и качестве оставленных им манускриптов»16.


2 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. Новосибирск, 2008. С. 228.

3 Грани Агни Йоги. 1952. 217.

4 Там же. 1960. 14 авг.

5 Абрамов Б.Н. Устремлённое сердце. Новосибирск, 2012. С. 386.

6 Грани Агни Йоги. 1960. 14 авг.

7 Там же. 1958. 470.

8 Грани Агни Йоги. 1958 (II). 779.

9 Там же. 1959. 37.

10 Там же. 1952. 653.

11 Там же. 1952. 272.

12 Там же. 1960. 24 февр.

13 Там же. 20 февр.

14 Письмо Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих от 6 июня 1952 г. // Культура и время. 2008. № 2.

15 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. С. 199, 207.

16 Там же. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 497.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Б.Н. Абрамов