Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

«Вновь зажечь факел Истины». К 140-летию Теософского общества

Автор: Ганина Людмила



Теги статьи:  Елена Блаватская
В этом году исполнилось 140 лет со дня основания Теософского общества. Официальной датой его рождения считается 17 ноября 1875 года — день, когда на собрании, посвящённом этому событию, были провозглашены основные принципы Общества и его президент Генри Олькотт произнёс торжественную речь. Важность произошедшего была настолько велика, что Елена Петровна Блаватская, помещая в свой альбом текст Преамбулы и Устава Общества, записала: «Дитя родилось! Осанна!»

Спустя 12 лет Елена Петровна в одном из писем сестре, В.П. Желиховской, напишет: «Для меня, как и для любого из нас, феноменальное рождение нашего Общества (по моей инициативе), его ежедневный и ежечасный рост, его несокрушимость под ударами врагов со всех сторон — нерешённая загадка. У меня нет этому логического объяснения, но я вижу, я знаю, что Теософскому обществу предопределено свыше обрести всемирное значение. Оно станет одним из событий мирового масштаба! Общество обладает нравственной и духовной энергией, мощь которой, подобно девятому валу, захлестнёт, поглотит и сметёт всё, что оставили на берегу менее крупные волны человеческой мысли, все чужеродные осадки, все осколки и фрагменты религиозных и философских систем. Я — всего лишь слепой двигатель этой силы, но великая мощь заключена в ней самой»1.

В 1890 году в статье для американского журнала «Норт американ ревью» Е.П. Блаватская пишет: «Тео­софское движение было потребностью эпохи. Оно развивалось естественно, опираясь на заложенный в нём самом потенциал, а не на какие-либо внешние воздействия. С самого начала оно не имело ни денег, ни пожертвований, ни общественного или государственного попечительства. Оно обращалось к определённым человеческим инстинктам и стремлениям и несло в себе возвышенный идеал совершенства...»2 Теософия, по мысли Блаватской, должна очищать душу человека и вести к облегчению страданий.

Каковы же цели Теософского общества? «Их три, и такими они были с самого начала:

1. Образовать ядро Всеобщего Братства Человечества без различий расы, цвета кожи или вероисповедания.

2. Способствовать изучению арийских и других писаний, мировых религий и разных наук, отстаивать важность значения древних азиатских источников, а именно принадлежащих к браманистской, буддийской и зороастрийской философиям.

3. Исследовать скрытые тайны Природы во всевозможных аспектах, и в особенности психические и духовные способности, скрытые в человеке»3.

В статье «Духовный рост» Е.П. Блаватская подчёркивает, что Теософское общество создано не для того, чтобы проповедовать лёгкие пути овладения скрытыми в человеке силами. Единственная его миссия — «вновь зажечь факел истины, столь надолго погасший для всех, кроме очень немногих, и сохранять сию истину живою посредством создания братского союза человечества — единственной почвы, на которой может вырасти доброе семя. Теософское общество действительно стремится ускорить духовный рост каждого человека, находящегося под его влиянием, но методы его такие же, как и у древних Риши, а принципы те же, что и у древнейшего эзотеризма; это не раздаточное устройство патентованных средств, составленных из сильнодействующих лекарств, которые ни один честный целитель не решится использовать»4.

К членам Теософского общества предъявлялись очень высокие нравственные требования. Его члены должны жить так, чтобы их высшее «Я» вело их во всех их мыслях и действиях каждый день и миг их жизни, чтобы одно «я» забыло о себе ради многих «я». «...Настоящий теософ должен воплощать на практике самые возвышенные нравственные идеалы, стремиться осознать своё единство со всем человечеством и непрестанно трудиться для других»5.

Главный принцип Теософского общества — нравственное самосовершенствование человека. Именно поэтому оно избегало какого-либо участия в политике. «Стремиться к успешному осуществлению политических реформ, прежде чем совершена реформа человеческой природы, — это то же самое, что вливать новое вино в старые мехи. Заставьте людей признать и почувствовать всем сердцем, в чём состоит их настоящий, истинный долг по отношению ко всем людям, — и все злоупотребления властью, все несправедливые законы национальной политики, основанные на человеческом, общественном или политическом эгоизме, исчезнут сами по себе. (...) Нельзя осуществить ни одной долговечной политической реформы, пока дела вершат, как и прежде, всё те же эгоистичные люди»6.

Если теософия проповедует Истину и члены Теософского общества стараются придерживаться высоких нравственных норм, то почему и теософия, и Теософское общество встречают враждебное отношение? Этот вопрос задавался ещё при жизни Е.П. Блаватской. Вот что она об этом писала: «Если бы... теософическое движение было одним из бесчисленных повальных увлечений современности, столь же безобидных, как и проходящих, то над ним бы просто посмеялись (как, впрочем, и делают сейчас те, кто не понимает его истинной сути) и оставили бы в покое. Но ничего подобного сказать о нём нельзя. По сути, теософия является наиболее серьёзным движением этого века, причём движением, которое угрожает самому существованию большинства из освящённых временем обманов, предрассудков и социальных зол сегодняшнего дня — зол, благодаря которым... живёт в довольстве верхушка общества и их подражатели и низкопоклонники... зол, которые в то же самое время сокрушают и доводят до голодной смерти миллионы бедняков. Поразмыслите об этом, и вы очень скоро поймёте, в чём причины столь безжалостного преследования со стороны тех, кто в силу большей своей наблюдательности и проницательности видит истинную сущность теософии и потому-то её страшится»7.

Е.П. Блаватская указывает несколько причин гонений на теософию, «одна из которых — ненависть людей к "нововведениям", как они это называют. Эгоизм по сути своей консервативен и терпеть не может, когда его беспокоят. Он предпочтёт уживчивую, нетребовательную ложь величайшей истине, если последняя требует пожертвовать хоть толикой комфорта. Сила умственной инерции огромна, если только что-либо не сулит немедленной выгоды и награды. Наш век в выдающейся степени бездуховен и прозаичен. К этому добавляется незнакомый характер теософических учений и сложная природа доктрин, некоторые из которых прямо противоречат многим человеческим предрассудкам, взлелеянным сектантами и въевшимся в самую сердцевину популярных верований. Если мы прибавим к этому личные усилия и высокую чистоту жизни, которые требуются от тех, кто хотел бы стать учениками внутреннего круга, а также очень ограниченное число готовых следовать нашим правилам, требующим полного бескорыстия, станет понятно, почему теософия обречена на такое медленное продвижение и такой трудный подъём»8.

Е.П. Блаватская была уверена, что теософия существовала в прошлом и будет существовать на протяжении бесконечных циклов истории, поскольку тео­софия — это синоним вечной истины. Перспективы же существования и развития Теософского общества её беспокоили. Она писала: «Его будущее практически целиком и полностью будет зависеть от степени неэгоистичности, искренности, преданности и — последнее, но не менее важное — от объёма знаний и мудрости, которыми будут обладать те члены Общества, на чью долю выпадет вести работу и направлять его после смерти Основателей»9.

Е.П. Блаватская утверждала, что человечество никогда не будет оставлено без помощи: «...в последней четверти каждого века... Учителя... делают попытку помочь духовному прогрессу человечества каким-нибудь знаменательным и особым образом. К концу каждого столетия вы неизменно обнаружите некое излияние или подъём духовности... Если вы возьмёте на себя труд, то сможете проследить эти движения столетие за столетием на всём протяжении всего того времени, на которое простираются наши подробные исторические записи. (...)

Если нынешняя попытка, которая приняла форму нашего Общества, увенчается бо'льшим успехом, чем предшествующие, то к тому моменту, когда придёт время для попытки двадцатого века, оно уже будет организованной, живой и здоровой структурой. Общее состояние людских умов и сердец будет улучшено и исправлено путём распространения его учений... их предубеждения и догматические иллюзии будут, по крайней мере до некоторой степени, устранены. К тому же, благодаря наличию обширной и доступной литературы, следующий импульс будет встречен многочисленной и единой группой людей, готовых приветствовать нового факелоносца Истины. Он найдёт умы людей уже готовыми воспринять его послание; готовый язык, позволяющий выразить новые истины, которые он принесёт; и организацию, ждущую его прихода, которая устранит с его пути все чисто механические и материальные препятствия. Подумайте, сколь многое сможет исполнить тот, кому будет предоставлена такая возможность»10.


1 Блаватская Е.П. Письма друзьям и сотрудникам. М., 2002. С. 658 – 659.

2 Крэнстон С. Е.П. Блаватская. Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига; Москва, 1999. С. 181.

3 Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. М., 2010. С. 43.

4 Блаватская Е.П. Напутствие бессмертным. М., 2004. С. 332.

5 Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. С. 31.

6 Блаватская Е.П. Ключ к Теософии. С. 198.

7 Там же. С. 231.

8 Там же. С. 40 – 41.

9 Там же. С. 257.

10 Там же. С. 259.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Е.П. Блаватская

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Качества духа – это нити, протянутые из далёкого прошлого в бесконечность будущего. И бесконечен их рост.

Грани Агни Йоги, 1963, § 108

Неслучайно-случайная
статья для Вас: