Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

Автор: Щербаков И.М.



Теги статьи:  Елена Рерих
Деятельность Елены Ивановны
и её внутренний смысл
должны стоять примером.

Н.К. Рерих


Е.И. Рерих и Н.К. Рерих.
Санкт­-Мориц, Швейцария. 1923


Елена Ивановна Рерих. Перевал Ротанг.
Кулу, Индия. 1930

«Особа и необычайна деятельность нашей вдохновительницы»1 — так говорил Николай Константинович Рерих о Елене Ивановне. Вся деятельность Елены Ивановны Рерих основывалась на единственно приемлемом принципе на Земле: «Рукою и ногою человеческой». Всё, о чём бы ни говорила и писала Елена Ивановна, — она знала и осуществила. Чтобы вдохновлять, чтобы подать дельный совет — нужно не только знание, но и его претворение в жизни. И нам, желающим прислушаться к Ней и подражать Ей, стоит обратиться к живым примерам Её удивительной жизни.

Сколько стойкости, спокойствия и мужества надо явить, чтобы в самых невероятных обстоятельствах жизни сохранить достоинство духа и победить. В этих устремлениях Елена Ивановна была непоколебима. Ничто не могло сокрушить мощь Её мужества.

«При отправлении нашей Азиатской экспедиции, — пишет Н.К. Рерих, — предполагалось, что Елену Ивановну понесут в лёгкой дэнди, ибо она верхом не ездила. Но после первых же дней Елена Ивановна решила, что она "на людях не поедет", села на коня и всю экспедицию проделала на коне, на яке, на верблюдах. При этом замечательно, что лошадь, многих заносившая, под Еленой Ивановной шла всегда спокойно. Елена Ивановна — первая русская женщина, проделавшая такой путь. А тропы азийские часто трудны — и узкие горные подъёмы, и речные броды, и трещины, и тарбаганьи норы. Ну да и встречи с разбойными голоками тоже не очень приятны. Но замечательно присутствие духа Елены Ивановны в самый опасный час. Точно Жанна д'Арк, она восклицает: "Смелей! смелей!" Да, было много опасных встреч, и всегда проходили без страха, без вреда. Так и шли»2.

Мужество никогда не покидало Елену Ивановну, в самых безвыходных ситуациях она не теряла веры и надежды на благополучный исход. И чем сложнее ситуация, тем ярче сверкал меч мужества и победы. «Даже наитруднейшие обстоятельства побеждаются истинной верою, которая делается прямым чувствознанием»3.

Так, «ранней весной 1907 года, — рассказывает Николай Константинович, — мы с Еленой Ивановной поехали в Финляндию искать дачу на лето. Выехали ещё в холодный день, в шубах, но в Выборге потеплело, хотя ещё ездили на санях. Наняли угрюмого финна на рыженькой лошадке и весело поехали куда-то за город по данному адресу. После Выборгского замка спустились на какую-то снежную с проталинами равнину и быстро покатили. К нашему удивлению, проталины быстро увеличились, кое-где проступала вода, и, отъехав значительное расстояние, мы наконец поняли, что едем по непрочному льду большого озера. Берега виднелись далёкой узенькой каёмкою, а со всех сторон угрожали полыньи, и лишь держалась прежде накатанная дорога. (...) Вода текла в сани, и всё принимало безысходный вид. Елена Ивановна твердила: "Как глупо так погибать".

Действительно, положение было беспомощное. Лопни ленточка изгрызанного льда, и мы останемся в глубине большого озера, и никому и в голову не придёт нас там искать. (...) Но лошадка всё-таки вынесла, и когда мы подъехали к пологой гранитной скале, то оказалось, что лёд уже оторвался сажени на полторы. Лошадка сделала неимоверный скачок, сани нырнули в воду, но уже копыта карабкались по скале, и сбежавшиеся люди подхватили»4.

Ещё один случай подстерегавшей их опасности описывает Н.К. Рерих: «Однажды в поисках каменного века посреди бурного Новугородского озера потекла лодка. Вода быстро прибывала. Пробовали заткнуть течь — не помогло. А ветер крепчал. Гребцы сумрачно переговаривались. Один грёб изо всех сил, а другой вместе с нами двумя откачивал воду:

— Не доедем.

— Говорил, нужно было взять у Кузьмы новую лодку.

— Не доехать. Сиверко захлёстывает.

— А плавать умеете?

— Нет, не умеем.

— Ну, тогда ещё хуже.

Моя милая Лада и тут проявила твёрдость и спокойствие.

— Всё-таки глупо тонуть, — только и сказала, а сама работала не хуже гребца. Вот у кого учиться мужеству. И почему это слово от мужа, когда пример часто придёт от женщины?

Вдали показалась синяя пологая коса. (...) А через полчаса авральной работы стало ясно, что мы продвинулись к берегу...

— Не иначе, что Преподобный Сергий вынес из западни. А была западня, вот уж западня! Ну теперь огонёк запалим, обсушимся.

Не прошло и часу, как мы причалили к илистой косе. Где тут обсушиваться, когда на песке блеснули вымытые волнами стрелки и скребки»5, ради которых был проделан столь опасный путь.

Стремление протянуть руку помощи ближ­нему, постоянное добротворчество вели Еле­ну Ивановну по жизни. Русский художник В.А. Серов «уверял, что основою её сущности является движение. Вернее сказать — устремление. Она всегда готова... — писал Н.К. Рерих. — Принести помощь, ободрить, разъяснить, не жалея сил, — на всё это готова Елена Ивановна. Часто остаётся лишь изумляться, откуда берутся силы, особенно же зная её слабое сердце и все те необычные явления, которым врачи лишь изумляются. На коне вместе с нами Елена Ивановна проехала всю Азию, замерзала и голодала в Тибете, но всегда первая подавала пример бодрости всему каравану. И чем больше была опасность, тем бодрее, готовнее и радостнее была она. У самой пульс был 140, но она всё же пыталась лично участвовать и в устроении каравана, и в улажении всех путевых забот. Никто никогда не видел упадка духа или отчаяния, а ведь к тому бывало немало поводов самого различного характера»6.

Елена Ивановна оказывала помощь везде, где только было возможно. «В разных странах целые очаги питаются её помощью, прилетающей на крыльях аэропланов. Она всегда спешит с помощью. Ждут слова утешения, утверждения и пояснения. (...) По мысли Елены Ивановны возникают женские единения. Особая прелесть в том, что многое возникает, даже не зная истинного источника. Велика радость — давать народу широкое мировоззрение, освобождать от суеверий и предрассудков и показать, насколько истинное знание есть путь прогресса»7.

О письмах Елены Ивановны Рерих стоит сказать особо. Скольким стремящимся душам они помогли, помогают и будут помогать найти свой путь в жизни. Когда-то часть её писем была издана в двух томах. Сегодня нам доступна практически вся её переписка — это девять томов бесценных советов для искателей истины. «Основною мыслью этих писем является сотрудничество и единение, — пишет Н.К. Рерих. — Как жестоки и своекорыстны были люди, к которым эти искреннейшие зовы не доходили. А если и доходили, то в каком-то самовольном толковании. (...) Не забудем, что обдумывались письма в самых разных странах и условиях. То среди просторов Средней Азии, то в шуме Парижа, то на высотах Гималаев — и в тепле и в холоде писались эти письма. Но сердечная мысль, сказанная в них, не знала холода. Вспоминаю, как Елена Ивановна на коне пересекает просторы Монголии и высоты Тибета. Кто же из иноземок совершил такой путь! И среди всяких путевых трудностей опять же мыслилось о далёких друзьях, сердце пылало желанием помочь им и подать наилучший совет»8.

Кто-то скажет: что сложного в том, чтобы подать совет? Но он не понимает, как это ответственно. Ведь каждый из заданных вопросов вызван различными обстоятельствами, подчас не ясными даже самому вопрошателю. Сколько требуется практического знания, любви и сострадания, чтобы всё учесть и предвидеть. Для такого чувствознания нужны большие накопления и прозрения в сущность всей сложившейся ситуации. Иногда, после очередного письма помощи, Елена Ивановна восклицала: «Чую, что накопила полный карман кармы...»9 Но любящее и сострадательное сердце не знало границ помощи ближнему.

«И живёт Елена Ивановна в постоянной неустанной работе, так — с утра и до вечера. Поболеет немного, но быстро духом преодолевает тело, и опять уже можно слышать, как бодро и быстро стучит её пишущая машина»10, — отмечает Н.К. Рерих. «Накопленное знание и стремление к совершенству даёт непобедимое решение задач, ведущее всех окружающих по единому светлому пути. Болезненно ощущается всякое невежество, темнота и злоба. Где только возможно, происходят целения и физические, и духовные. Жизнь становится от раннего утра и до вечера истинно трудовою, и всё на пользу человечества. Ведётся обширнейшая корреспонденция, пишутся книги, переводятся многотомные труды, и всё это в удивительной неутомимости духа»11.

На вопрос: «Как живёте?» — Николай Константинович отвечал: «Трудимся и трудимся. С перерывами от утра до вечера. Встаём в семь, слушаем радио. Единственное прикасание к житейскому миру. Знаем, что не всегда радио достоверно, и всё-таки прибегаем к нему. Газеты также неверны, и правда дрожит в извилистых строках. Где-то было сказано, что печатные чёрные буковки — бесенята. И такое бывает.

После радио расходимся по своим рабочим комнатам. Елена Ивановна — весь день за рукописями,
за книгами. (...) Юрий с ламой — за ценнейшими переводами. Светик — за картинами — сильно преуспевает. Я — за картинами и писаниями. И такие дни коротенькие! Не успеешь оглянуться, а уже обед, а там и до вечера недалеко.

Подышать воздухом не всегда удаётся, разве ненадолго. Людмила — хозяйствует. Рая — стучит на машинке. Иногда четыре машинки стучат. Не успевают даже на огород сходить. Так, что-то вроде монастыря. Впрочем, так и называют нашу общину.

Иногда приедут гости из дальних индийских городов. Удивляются: "Как же вы, так и живёте?" А потом и завидуют, когда вернутся в свою городскую пыльную сутолоку. Им диво, что, кроме Святослава, мы совсем редко выезжаем. Елена Ивановна живёт здесь более двенадцати лет. Только три лета выезжала в горы — в Лахуль, в тибетскую природу. Юрий и я с 1937 года не спускались в индийские равнины. А времени всё не хватает»12.

Что двигало таким насыщенным, неутомимым трудом общины Рерихов? — Устремление в будущее! «Наслоение устремления в будущее наполняет всё существование Общины. (...) Будущее человечества, будущее Космоса, есть ли что более священное?! Но эта ликующая священность не в золочёной ограде, но в стреле устремления, в острие ромба, который сдвинул законченность квадрата в будущее»13.

Для будущих поколений молодых, сильных духов писались книги, делались переводы старинных манускриптов и философских трудов. «Елена Ивановна была переводчиком, по своим качествам далеко превосходящим это обиходное понятие, — пишет Наталия Дмитриевна Спирина. — Для качественного перевода нужны три условия: превосходное знание языка оригинала, такое же знание своего языка и, что является наиглавнейшим и без чего оба первых условия качественного перевода не дадут, — это понимание того, что переводится. Елена Ивановна обладала всеми этими тремя условиями, и последним — в наивысшей степени»14. Ею блестяще выполнен перевод с английского на русский сложнейшего труда Елены Петровны Блаватской — «Тайной Доктрины». На русский язык переведены «Письма Махатм к Синнетту», фрагменты этих писем составили книгу «Чаша Востока». Под её руководством с русского на английский переведено провозвестие Новой Эпохи — Учение Живой Этики, которое было записано самой Еленой Ивановной. Несомненно, качеству этих переводов можно доверять абсолютно, без опасения встретить какую-либо неточность.

В статье «Четверть века» Николай Константинович писал: «Каждый из нас четверых в своей области накопил немало знаний и опыта. Но для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? — задаётся он вопросом. — Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений. Ни на миг мы не отклонялись от русских путей. Именно русские могут идти по нашим азийским тропам»15.

«Такую неустанно трудовую жизнь в подвиге каждого дня, в доброжелательстве и строительстве нужно иметь перед собою всей молодёжи»16.

«Великий пример светлого энтузиазма — Елена Ивановна. Она верна, непоколебима. (...) Какая радость для Елены Ивановны помочь, отдать, ободрить. А здесь [в Индии] это тем труднее, что язык-то чужой. Местное наречье паха'ри очень своеобразно и примитивно. Устроила Елена Ивановна в службах — полы, печи, застеклила окна, а они всё это выбросили. Пол — земляной, очаг дымный, окна без стёкол. Так повелось от дедов. И трогать нельзя»17.

Несмолкаемо звучит Её зов о Культуре, о Прекрасном. «Елена Ивановна уже писала Вам о своевременности возрождения Знамени Мира — нашего Красного Креста Культуры, — читаем в статье Н.К. Рериха «Друзья!». — Поистине, опять надо твердить о культурных ценностях. (...) Необозримо поле Культуры, на такой великой пашне все — от мала до велика — могут найти приложение благотворного труда. За эти годы человечество узрело столько вандализмов столь грубой бесчеловечности, что Красный Крест Культуры должен засиять. (...) Мир через Культуру — наш постоянный девиз. События доказали, насколько необходим человечеству щит Культуры. Если кто-то воображает, что "цивилизованный" человек не может одичать, — он ошибается. Цивилизованный дикарь — самое отвратительное зрелище. Итак, опять потрудимся во имя Красного Креста Культуры»18.

Кто-то скажет: хорошо им было в богатстве и обеспеченности. Но Елена Ивановна испытала всё — трудности, лишения, нужду. Ей часто приходилось выполнять всю работу по дому. На раскопках стоянок каменного века она вместе с Николаем Константиновичем расчищала найденные предметы, занималась реставрацией, собственноручно отмывала картины. «Бывало, возвращаешься поздно после какого-нибудь заседания, — пишет Н.К. Рерих, — и видишь, как ярко освещены два окна. Значит, Елена Ивановна до поздней ночи возится с картинами. Наверно знаешь, что найдено что-то интересное. Помню, как Елена Ивановна отмыла ван Орлея и Петра Брейгеля и Саверея. Рука у Елены Ивановны музыкальная — лёгкая и знает, где и насколько можно тронуть»19.

Елена Ивановна Рерих воспитала двух сыновей — Юрия и Святослава. Оба стали выдающимися деятелями, каждый в своей области. Зинаида Григорьевна Фосдик, ближайший сотрудник Рерихов в Америке, пишет: «Елена Ивановна много рассказывала о физическом и моральном воспитании своих детей.
И действительно немудрено, что вышли такие чудные сыновья... ...Полная забота... обо всём организме ребёнка, приобретение детям всевозможных самых дорогих игрушек, самого прекрасного, самых лучших книг по природе, ботанике, зоологии, воспитание в них чувства красоты, развитие в них любви к животным. Елена Ивановна — самая идеальная мать, какую я когда-либо встречала, не говоря о том, что это одна из мудрейших и начитаннейших женщин. И какое дивное сердце! Какая любовь к людям!»20

В одной статье невозможно охватить всю подвижническую жизнь Елены Ивановны Рерих. Её деятельность широка и всеобъемлюща: она утверждала Знамя Мира и способствовала развитию женского движения, поддерживала сотни культурных очагов на планете. Она явила собой высочайший пример Женщины Новой Эпохи. Она постигла весь этот мир, от цветка до глубин необъятного Космоса. Её дух построил мост Света до Высоких и Прекрасных сфер.

Пример её светлой деятельности необходим русскому народу. «Героическому народу нужны суровость, устремлённость к труду и строению. Этим светлым качеством преоборятся трудности. ...И победы закрепят славный путь народный»21.


1 Рерих Н.К. Лада // Листы дневника. Т. 2. М., 2000. С. 162.

2 Рерих Н.К. Памятный день // Листы дневника. Т. 3. М., 2002. С. 356.

3 Рерих Н.К. Великий облик // Листы дневника. Т. 1. М., 1999. С. 467.

4 Рерих Н.К. Ещё гибель // Листы дневника. Т. 2. С. 272.

5 Рерих Н.К. Западни // Листы дневника. Т. 2. С. 126.

6 Рерих Н.К. Лада // Листы дневника. Т. 2. С. 161 – 162.

7 Там же. С. 162.

8 Рерих Н.К. Письма Елены Ивановны // Листы дневника. Т. 2. С. 290.

9 Рерих Е.И. Письма. Т. 5. М., 2003. С. 226 (2.09.1937).

10 Рерих Н.К. Лада // Листы дневника. Т. 2. С. 162.

11 Рерих Н.К. Великий облик // Листы дневника. Т. 1. С. 467.

12 Рерих Н.К. Живём // Листы дневника. Т. 3. С. 188 – 189.

13 Община. 199.

14 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 353.

15 Рерих Н.К. Четверть века (7.03.1942) // Листы дневника. Т. 3. С. 326.

16 Рерих Н.К. Великий облик // Листы дневника. Т. 1. С. 467.

17 Рерих Н.К. Памятный день // Листы дневника. Т. 3. С. 355 – 356.

18 Рерих Н.К. Друзья! // Листы дневника. Т. 3. С. 304.

19 Рерих Н.К. Собрания // Листы дневника. Т. 3. С. 272.

20 Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. М., 1998. С. 100.

21 Рерих Н.К. «Новый мир» // Листы дневника. Т. 3. С.146.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Е.И. Рерих

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Надо в удвоенное стекло смотреть на все доброе и в десять раз уменьшать явления несовершенства, иначе останетесь прежними.

Зов, 15.06.1921

Неслучайно-случайная
статья для Вас: